Научно-исследовательская работа «Правовая фикция в гражданском праве»



Скачать 199.54 Kb.
Дата26.03.2016
Размер199.54 Kb.
ТипНаучно-исследовательская работа


Национальный исследовательский университет – Высшая школа экономики

Научно-исследовательская работа



«Правовая фикция в гражданском праве»

Номинация:



Юриспруденция

Оглавление

Введение…………………………………….………………………………….….3


Глава 1. Понятие и признаки правовой фикции

1.1. Понятие правовой фикции…………………………………………………...4

1.2. Признаки правовой фикции…………………………..………………….…..8
Глава 2. Юридические фикции в гражданском законодательстве

2.1. Виды правовых фикций………………………………………………………9

2.2. Роль и значение фикции для гражданского права…..………………….…13
Заключение…………………………………………………………………….….14
Библиография………………………...…………………………………………...16

Введение
Правовая фикция – один из самых необычных феноменов, которые встречаются в праве. История данной категории ведет свои истоки со времен римского права. В последнее время наблюдается повышенный интерес как российских, так и зарубежных теоретиков к данной проблематике, что вызвало появление огромного количества различных концепций. В то же время отсутствует комплексный анализ гражданско-правовых фикций: недостаточно рассмотрены и проанализированы примеры фикций в гражданском законодательстве, мало внимания уделено классификации и значению фикций. Из данных аспектов обосновывается актуальность выбранной темы.

Затрагивая вопрос о степени научной разработанности темы, следует отметить, что правовая фикция изучалась в различные исторические периоды, определенные особенности в понимании и применении правовых фикций будут рассмотрены ниже.

При подготовке данной работы использовались труды таких ученых, как С.С. Алексеев, В.К. Бабаев, Г.Ф. Беселер, В.В. Брагинский, В.М. Горшенев, Г.Ф. Дормидонтов, В.И. Каминская, Е.А. Крашенинников, О.А. Курсова, Г. Иеринг, Д.И. Мейер, К.К. Панько, П.Ф. Пашкевич, Б.И. Пугинский, Г.Ф. Шершеневич и других.

Цель научной работы заключается во всестороннем и комплексном изучении юридической фикции в гражданском праве, выявлении особенностей ее применения.

Для достижения этой цели автором поставлены следующие задачи:



  1. выявить правовую природу фикции;

  2. дать определение понятия «правовая фикция»;

  3. обосновать необходимость использования фикции в гражданском праве;

4) выявить фикции в гражданском законодательстве.

Объектом исследования являются общественные отношения, которые регулируются на основе юридических фикций.

Предметом исследования стал институт юридических фикций в гражданском праве как особое средство юридической техники.

Научная новизна исследования определяется комплексным подходом к изучению правовых фикций в гражданском праве. Рассмотрены проблемы юридической фикции с учетом существующих теоретических разработок. Дано авторское определение понятия «правовая фикция».

Практическая значимость заключается в возможности применить результаты исследования в практической юридической деятельности.

Структура работы. Работа состоит из введения, двух глав, включающих четыре параграфа, заключения, библиографии.
Глава 1. Понятие и признаки юридической фикции

1. 1. Понятие юридической фикции
Фикция – институт, широко применяемый в российском праве (от лат. fictio – выдумка, вымысел, несуществующее положение1). В данной работе речь пойдет о фикциях, урегулированных законом, или о так называемых легальных фикциях.

Для того чтобы исследовать данный юридический институт, обратимся к дефиниции понятия. Определение правовой фикции законодателем не сформулировано, поэтому проанализируем существующие мнения различных ученых.

В.М. Горшенев определяет фикцию как «закрепленное в правовых актах и используемое в юридической практике нормативное предписание в виде специфического способа (приема), выражающегося в провозглашении существующего факта или обстоятельства, в действительности не имеющих места»2. Аналогичного мнения придерживаются В.К. Бабаев, М.В. Карасева3.

О.А. Курсова определяет фикцию «как средство юридической техники, при помощи которого конструируется заведомо несуществующее императивное нормативное положение (отношение или состояние), признаваемое существующим и выполняющее роль недостающего юридического факта»1.

Правовая фикция имеет многовековую историю. Этот институт известен со времен римского права. Хотелось бы отметить, что основным назначением преторских фикций являлось, прежде всего, восполнение пробелов в неурегулированных общественных отношениях. Кроме того, следует согласиться с Р.К. Лотфуллиным в том, что фикции в Древнем Риме выступали как «средство юридической экономии»2. Этот институт, бесспорно, является оправданным и по сегодняшний день.

В отечественной цивилистике предпринимались попытки дать комплексный теоретико-правовой анализ категории, однако данная тема не исследована полностью и в основном рассматривалась в соотношении с презумпциями в трудах таких ученых, как В.И. Каминская, П.Ф. Пашкевич, Я.Л. Штутин и другие.

В советский период сложилось негативное отношение к данной конструкции, и фикциям было уделено мало внимания. Это связано с тем, что фикция выступала, прежде всего, как формальное доказательство, советские же ученые поддерживали теорию установления объективной истины. Б.И. Пугинский указывает, что одной из причин негативной реакции к фикциям явилось распространение «выдвинутой в 50-х годах теории юридического лица как социальной реальности, которая противопоставлялась буржуазным фикционным теориям юридического лица»3.

В настоящее время наблюдается повышенный интерес ученых- правоведов к рассмотрению вопроса о правовой фикции, в связи с чем проведем краткий обзор основных концепций юридических фикций.

Первая традиционная теория признает фикцию как особый прием нормотворчества (В.К. Бабаев, О.А. Курсова, Е.Ю. Марохин, Е.В. Салогубова). Данный прием юридической техники, по мнению сторонников этой концепции, реализуется как на стадии правотворческой деятельности, так и в правоприменительной практике.

Основной задачей законодательной техники является наиболее полное отражение действительности, которая затем должна быть урегулирована правом в виде готового нормативно-правового акта. В связи с этим можно сделать вывод о том, что фикция в данном случае выступает исключительным приемом законодательной техники, так как в отличие от других, она подменяет действительность, то есть за существующее мы признаем несуществующий факт и наоборот.

Следует отметить, что данная концепция не является совершенной, нельзя рассматривать анализируемую категорию сугубо как технический прием законодательной техники, не уделяя внимания ее внутреннему содержанию. По нашему мнению, в рассмотрении вопроса дефиниции должна быть учтена и содержательная часть категории с указанием признаков и функций.

Кроме того, считаем целесообразным поддержать позицию проф. С.С. Алексеева в том, что фикции нужно рассматривать как средство, а не прием законодательной техники, так как данная формулировка будет являться более четкой. Так, по его мнению, фикции – «своего рода связки в нормативном материале, обеспечивающие оптимальное функционирование правовой системы»1. С.С. Алексеев относит фикцию, наряду с презумпциями, нормами, принципами к первой стадии – стадии правотворчества, в то время как его оппоненты рассматривают фикцию на стадиях правореализации и правоприменения.

Обратимся к следующей концепции, разработанной И.М. Зайцевым, в соответствии с которой фикция рассматривается как особая правовая санкция, применяемая к недисциплинированным лицам, участвующим в деле. Указанные фикции больше всего встречаются в гражданском судопроизводстве. Автор в подтверждении своей позиции приводит пример, в соответствии с которым лица, участвующие в деле, обязаны сообщить суду о перемене своего адреса во время производства по делу. Нередко встречаются случаи, когда заинтересованное лицо намеренно не сообщило о перемене адреса с целью уклониться от суда. В соответствии со ст. 118 Гражданского процессуального кодекса РФ, «судебная повестка или иное судебное извещение посылается по последнему известному суду месту жительства или месту нахождения адресата, и считаются доставленными, хотя бы адресат по этому адресу более не проживает или не находится». Следовательно, лицо считается надлежащим образом извещенным, и продолжается рассмотрение дела по существу. Безусловно, фикция выступает как особая санкция и применяется к указанным участникам судопроизводства. Однако данный подход является весьма узким и не применим в некоторых отраслях права, к примеру, гражданской, уголовной.

Следующую теорию, признающую фикцию как норму права, предлагает О.А. Кузнецова. По ее мнению, фикция должна приобрести статус правовой нормы как некая гарантия, так как в случае нарушения применения фикции вышестоящая судебная инстанция не сможет изменить или отменить решение, так как та не является нормой права. Следует согласиться с данной позицией в том, что фикция рассматривается нормой права, следовательно, имеет юридическую силу, поэтому нет необходимости выделения фикции как нормы права.

Таким образом, на основании проведенного краткого анализа изложенных выше концепций следует сделать вывод о том, что юридическая фикция как особый правовой феномен должна быть рассмотрена комплексно, так как именно комплексный теоретико-правовой подход способствует полному раскрытию сущности и значения правовой фикции.

На основе обзора имеющейся литературы, предлагаем собственное определение правовой фикции:



юридическая фикция – исключительное средство юридической техники, закрепленное в норме права, заключающееся в признании законодателем заведомо несуществующего факта существующим, с целью внесения определенности в общественные отношения, которые характеризуются состоянием невосполнимой неизвестности.
1.2. Признаки правовой фикции
Для раскрытия сущности юридической фикции обратимся к ее признакам:

1. Правовая фикция формальна. Фикция выступает в качестве формального доказательства, что способствует упрощению производства по делу и обеспечивает процессуальную экономию. При использовании правовой фикции не имеет никакого значения установление объективной истины.

2. Правовая фикция неопровержима, то есть положения не могут быть опровергнуты в силу их императивности, притом в этом нет никакого значения. Неопровержимый характер юридической фикции позволяет нам отграничивать ее от такой смежной юридической категории, как презумпция.

3. В основе правовой фикции лежит заведомо ложное положение, признаваемое истиной, то есть предположение изначально неистинное, закрепленное законодателем с целью внесения определенности в общественные отношения.

4. Правовая фикция характеризуется исключительностью, так как данная категория применяется в таких ситуациях, когда другими способами и средствами невозможно достичь законодательной цели. Следует согласиться с К.К. Панько в том, что «фикция является своего рода спасательным кругом законодателя. С помощью этого приема достигаются цели законодательной политики»1.

5. Указанная категория закреплена в норме права, следовательно, обладает общеобязательностью.

6. Для общественных отношений, урегулированных с применением юридической фикции характерно состояние невосполнимой неизвестности.

Глава 2. Юридические фикции в гражданском законодательстве

2.1. Виды юридических фикций
Обратимся к анализу наиболее распространенных примеров юридических фикций в гражданском праве. Одной из самых дискуссионных фикций является такая правовая конструкция, как юридическое лицо. Основатель теории фикции юридического лица, известный немецкий ученый К.Ф. Савиньи, определяет юридическое лицо как вымышленный субъект права, так как только человек, обладающий сознанием и волей, может быть действительным участником правоотношений. Схожих взглядов придерживается и Г.Ф. Шершеневич, который полагает, что юридическое лицо – «искусственный субъект» права, созданный законодателем для определенных целей2.

В развитии теории фикции была разработана теория целевого имущества Бринцем, в соответствии с которой в некоторых случаях юридического лица как субъекта права вообще не требуется, так как его роль выполняет обособленное имущество. Согласно теории Бринца, юридическое лицо – это сама «персонифицированная цель» – управление имуществом.

Противоположной же точкой зрения является теория О. Гирке, согласно которой юридическое лицо рассматривается как реальный объект, как живой организм. Аналогичной позиции придерживались такие известные цивилисты, как О. Саллейль, Г.Ф. Беселер и другие. Д.И. Мейер отрицает реальное существование юридического лица, указывая на тот факт, что юридическое лицо1 – суть бесплотная, т.е. само не может проявлять свою волю вовне. Для осуществления деятельности юридического лица законодатель определил орган юридического лица, причем его действия считаются действиями самого юридического лица2.

Большое количество различных теорий юридического лица объясняется, прежде всего, сложностью и многогранностью данного социального института. Бесспорен факт, что для того, чтобы юридическое лицо соответствовало признакам действительного лица, необходимо применение фиктивных элементов (нравственность, воля). Однако, многие современные ученые, рассматривают правовую фикцию как некий «сплав» социальной реальности и фиктивности. С нашей точки зрения, данная позиция не решает проблему сущности юридического лица. Вопрос, по существу, должен состоять в следующем: что превалирует в закреплении конструкции юридического лица – элементы фиктивности или объективной реальности? Это ключевой вопрос, стоящий перед представителями различных теорий рассматриваемого явления.

К фикциям также можно отнести норму ст. 42 ГК РФ: «Признание гражданина безвестно отсутствующим»: «Гражданин может быть по заявлению заинтересованных лиц признан судом безвестно отсутствующим, если в течение года в месте его жительства нет сведений о месте его пребывания.

При невозможности установить день получения последних сведений об отсутствующем началом исчисления для признания безвестного отсутствия считается первое число месяца, следующего за тем, в котором были получены последние сведения об отсутствующем, а при невозможности установить этот месяц – первое января следующего года».

В данной норме фикцией является момент исчисления для признания гражданина безвестно отсутствующим – первое число месяца, при невозможности установить месяц – первое января следующего месяца. Законодатель закрепил данное положение с целью упрощения процесса установления обстоятельств, имеющих значение для правильного и своевременного разрешения дела. Действительно, часто случается, что невозможно установить конкретную дату и процедура может затянуться на длительный срок, что негативно скажется на интересах заинтересованных лиц, также усложнит работу суда. Нельзя не согласиться с позицией С.П. Портянкиной в том, что фикции являются «мерами, обеспечивающими процессуальную экономию юридических средств и сил судей, а также лиц, участвующих при отправлении правосудия по гражданским делам»1. Фикцией также является момент исчисления срока признании гражданина умершим в ч. 3 ст. 45 ГК РФ.

По данному вопросу весьма интересна позиция Р.К. Лотфуллина, который полагает, что исчисление сроков признания умершим не является правовой фикцией, аргументируя тем, что «в основе лежит высокая степень вероятности смерти гражданина»2. Сразу возникает вопрос, какой смысл автор вкладывает в понятие «высокая степень вероятности», и каким образом это степень определяется. По нашему мнению, это довольно спорный вопрос, так как неоднозначно определена дефиниция, ее признаки, и в данном случае нельзя утверждать, что признание умершим не может быть фикцией.

Переходим к следующей правовой категории, которая вызывает огромное количество споров среди теоретиков – это бездокументарная ценная бумага. В соответствии со ст. 142 ГК РФ под ценной бумагой понимается документ, удостоверяющий имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявлении. Проблематика данного понятия выражается в различных подходах определения сущности бездокументарных ценных бумаг. Можно выделить две основные теории правовой природы ценных бумаг: документарная и бездокументарная концепции ценных бумаг1.

Представители первой концепции (В.А. Белов, Е.А. Крашенинников и другие) не относят бездокументарные ценные бумаги к разновидности ценных бумаг, а рассматривают лишь как имущественные права. Таким образом, в соответствии с указанной концепцией, бездокументарные ценные бумаги не могут быть объектами права собственности. В.А. Белов полагает, что «ценные бумаги и бездокументарные ценные бумаги имеют различный правовой режим, а значит, являются различными объектами гражданских правоотношений»2.

Вторая концепция рассматривает ценные бумаги «исключительно как совокупность имущественных прав без конкретизации правовой природы этих прав; как особый объект гражданских прав, мыслимый как идеальная оболочка для заключенных в ней прав».3

Фикция указанных ценных бумаг заключается в том, они признаются вещами, хотя по факту такими не являются. Это можно объяснить их высокой оборотоспособностью.

Также фикция применяются в признании движимых вещей по своей природе недвижимыми. Ярким примером являются воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты, которые отнесены к недвижимым вещам в силу ст. 130 ГК РФ. Указанные объекты по своим признакам и по своему целевому назначению перемещаемы, однако, в силу закона признаны недвижимостью. Это можно объяснить их высокой экономической ценностью и значимостью для государства. А также, «в силу специфики этих вещей существует необходимость повышенного (в сравнении с иными объектами гражданского права) контроля за владением, пользованием и распоряжением ими»4.

Фикцией является признание предприятие в целом как имущественный комплекс недвижимостью в силу ч. 2 п. 1 ст. 132 ГК РФ, хотя при этом включает различное имущество: вещи, долги, работы, услуги, права требования и другое. В данном случае движимые вещи по своей природе признаются недвижимыми. Законодатель придает режим недвижимого имущества рассматриваемым объектам с целью упрощения механизма правового регулирования.



2.2. Роль и значение фикции для гражданского права
Правовая фикция, как было сказано выше, известна с римских времен и широко используется в России законодателем, как средство юридической техники. Такие юридические конструкции, как юридическое лицо, безналичные деньги, представительство, бездокументарные ценные бумаги и другие – все это результат применения фикции. Именно фикция объясняет правовую природу этих явлений, чем и обуславливается роль правовой фикции в гражданском праве. Кроме того, следует подчеркнуть, что в современных условиях законодатель не всегда успевает дать правовое регулирование вновь созданному правовому явлению, и в этом случае применение фикции просто необходимо.

Правовая фикция в правоприменительной практике имеет огромное значение для судопроизводства. Прежде всего, она позволяет упростить процедуру рассмотрения и разрешения гражданских дел, способствует процессуальной экономии. Так как правовая фикция выступает формальным доказательством, не имеет никакого значения установление объективной истины, это намного сокращает процесс доказывания. Порой для правильного и своевременного разрешения дел перед правоприменителем не ставится задача отражения реальной действительности, главное – это урегулирование конкретных общественных отношений, характеризуемых состоянием невосполнимой неизвестности. Кроме того, правовые фикции выступают особыми санкциями, которые применяются к недисциплинированным лицам, участвующим в деле для устранения негативных последствий. Таким образом, фикции, закрепленные в нормах материального права, имеют колоссальное воздействие на гражданское судопроизводство.

Подводя итог вышесказанному, можно сделать следующий вывод: такая сложная юридическая категория, как правая фикция, имеет огромное значение для развития гражданского права и выступает как исключительное средство юридической техники; средство процессуальной экономии.

Заключение
Предметом исследования в данной работе является такой важный правовой институт, как правовая фикция, прочно вошедший в современную правовую систему. На протяжении многих веков он привлекал внимание огромного количества философов, правоведов, историков.

В настоящей работе представлены различные походы к пониманию юридической фикции: ее признаки, функции, правовая природа и значение. Также была исследована история развития данного феномена. Кроме того, определена роль данной правовой категории и обоснована необходимость ее использование в праве.

Следует обратить внимание, что хотя данной проблематике посвящено много работ, в них не достаточно полно раскрыта правовая природа, сущность фикции, ее назначение и конкретные проявления в гражданском праве, а также их значение. По нашему мнению, отсутствие комплексного анализа правовой категории обусловлено следующими причинами: во-первых, фикцию довольно часто сводят к исторической функции, во-вторых, многие монографические исследования посвящены фикции лишь в соотношении с такими правовыми категориями, как аналогия, презумпция, аксиома и другие. На наш взгляд, должны быть разработаны общетеоретические положения, касающиеся правовой фикции: ее назначение, функции, классификация. Необходимо уделить большее внимание изучению правовой фикции как особому средству законодательной техники.

Таким образом, значимость результатов исследования, как для теории, так и для практики, заключается в постановке проблемы, а также в обосновании необходимости разработать общую теорию фикции как межотраслевого института со своей спецификой.




Библиография
Нормативно-правовые акты

  1. «Гражданский кодекс Российской Федерации» (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 27.07.2010) // СПС КонсультантПлюс

  2. «Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» от 14.11.2002 №138-ФЗ (ред. от 23.12. 2010) // СПС КонсультантПлюс

Книги, периодические издания

  1. Белов В.А. Бездокументарные ценные бумаги: Научно-практический очерк. М., 2001.

  2. Варьяс М.Ю. К вопросу о юридическом лице как правовой фикции // Законотворческая техника современной России. Том 2. Нижний Новгород, 2001. С. 118-128.

  3. Горшенев В.М. Нетипичные нормативные предписания в праве // Советское государство и право. 1978. № 3.

  4. Дормидонтов Г.Ф. Классификация явлений юридического быта, относимых к случаям применения фикций: Юридические фикции; Презумпции; Скрытные, символические, притворные и мнимые действия;Фидуциарные сделки. Казань: Типо-литография Императорского Университета., 1895.

  5. Жажина О.В. Презумпции и фикции в праве // Становление и развитие научных школ права в государственных университетах России. Часть 3. СПб: СПбГУ , 1999. С. 18-22.

  6. Зайцев И. Правовые фикции в гражданском процессе // Российская юстиция. 1997. № 1.

  7. Карасева М.В. Презумпции и фикции в части первой Налогового кодекса РФ // Журнал российского права. 2002. № 9. С. 71-80.

  8. Комберянов С.А. Проблемные вопросы природы юридического лица // Совершенствование законодательства и правоприменения на современном этапе. Минск, 2002.

  9. Курсова О.А. Фикции в российском праве: Дис. ... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2001.

  10. Лотфуллин Р. Юридические фикции в римском гражданском праве // Бюллетень нотариальной практики. 2006. № 2.

  11. Мейер Д.И. О юридических вымыслах и предположениях, о скрытых и притворных сделках. Казань, 1859.

  12. Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. Ч. 1. М., 1997.

  13. Общая теория права: Курс лекций / Под ред. В.К. Бабаева. Н. Новгород, 1993.

  14. Панько К.К. Фикции в уголовном праве и правоприменении / Науч. ред. Л.Л. Кругликов. Воронеж: Истоки. 1998.

  15. Панько К.К. Фикции в уголовном праве: в сфере законотворчества и правоприменении: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Воронеж: Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова,1998.

  16. Портянкина С.П. Объект судебной защиты в судопроизводстве по делам о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим // Мировой судья. 2008. №№ 10,11.

  17. Прянишников Е.А. О безвестном отсутствии и признании умершим // Правоведение. 1990. № 1. С. 64-68.

  18. Редько Е.П. Компенсация морального вреда как способ защиты деловой репутации юридического лица // Российская юстиция. 2009. № 9.

  19. Романовский Г.Б. Момент смерти как юридическая фикция // Юрист. 2002. № 1. С. 60-62.

  20. Савченко Л.А. Юридическая техника в правотворчестве субъекта Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук. 2004.

  21. Скворцов О.Ю. Недвижимость как юридическая фикция // Актуальные проблемы науки и практики коммерческого права. Выпуск 4. СПб.: СПбГУ, 2002. С. 152-160.

  22. Словарь иностранных слов и выражений / Авт.-сост. Н.В. Трус, Т.Г. Шубина. М., 1997.

  23. Сойту М.В. Понятие и правовой режим недвижимых вещей // Нотариус. 2008. № 5.

  24. Степанов Д.И. Современное российское правопонимание ценных бумаг // Журнал российского права. 2000. № 7.

  25. Степанов Д.И. Вопросы теории и практики эмиссионных ценных бумаг // Хозяйство и право. М., 2002. № 4. С. 73-85.

  26. Усманов И.П. Бездокументарная ценная бумага – фикция ли это? // Общество и право. 2009. № 2.

  27. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изд. 1907 г.). М., 1995.


1 См.: Словарь иностранных слов и выражений / Авт. – сост. Н.В. Трус, Т.Г. Шубина. – М., 1997. – С. 479.

2 См.: Горшенев В.М. Нетипичные нормативные предписания в праве // Советское государство и право. – 1978. – № 3. – С. 117.

3 См.: Общая теория права: Курс лекций / Под ред. В.К. Бабаева. – Н. Новгород, 1993. – С. 109; Зайцев И. Правовые фикции в гражданском процессе // Российская юстиция. – 1997. – № 1. – С. 36-37; Карасева М.В. Презумпции и фикции в части первой Налогового кодекса РФ // Журнал российского права. – 2002. – № 9. – С. 71- 80.

1 См.: Курсова О.А. Фикции в российском праве: Дис. ... канд. юрид. наук. – Н. Новгород, 2001. – С. 49.

2 См.: Лотфуллин Р.К Юридические фикции в римском гражданском праве // Бюллетень нотариальной практики. – 2006. – № 2.

3 См.: Правовые позиции конституционного суда РФ о гарантиях права частной собственности при принудительном отчуждении имущества для государственных нужд // Правовой центр – «Правый берег». – 2009. [Электронный ресурс]: URL: http: // wwwenter-bereg.ru /314html (дата обращения 25.01.11).

1 См.: Там же.

1 См.: Панько К.К. Фикции в уголовном праве и правоприменении / Науч. ред. Л. Л. Кругликов. – Воронеж: Истоки. – 1998. С. 105-106.

2 См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изд. 1907 г.). – М., 1995. – С. 89-91.

1 См.: Редько Е.П. Компенсация морального вреда как способ защиты деловой репутации юридического лица // Российская юстиция. – 2009. – № 9.

2 См.: Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. Ч. 1. – М., 1997. – С. 126.


1 См.: Портянкина С.П. Объект судебной защиты в судопроизводстве по делам о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим // Мировой судья. – 2008. – №№ 10,11.

2 См.: Лотфуллин Р.К. Юридические фикции в гражданском праве. – М., 2006. – С.66.

1 См.: Усманов И.П. Бездокументарная ценная бумага – фикция ли это? // Общество и право. – 2009. – № 2.

2 См.: Белов В.А. Бездокументарные ценные бумаги: Научно-практический очерк. – М., 2001. – С. – 14.

3 См.: Степанов Д.И. Современное российское правопонимание ценных бумаг // Журнал российского права. – 2000. – № 7. – С. 133; Он же. Вопросы теории и практики эмиссионных ценных бумаг // Хозяйство и право. - М., 2002, № 4. – С.76.

4 См.: Сойту М.В. Понятие и правовой режим недвижимых вещей // Нотариус. – 2008. – № 5.


Каталог: data -> 2011
2011 -> Учебное пособие для студентов старших курсов и слушателей магистратуры Второе издание Москва 2011
2011 -> Конституционализация уголовно-правовых запретов Особенной части ук РФ
2011 -> Если мы обратимся теперь к Парижу, то нам бросится в глаза следущее: около булочных стоят очереди, или хвосты
2011 -> Программа дисциплины Прикладной политический анализ для направления 030201. 65 «Политология» подготовки бакалавра
2011 -> Современные политические теории. Опыт запада


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница