Наше благо и согласие общества




страница6/81
Дата13.06.2016
Размер12.4 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   81

выдать дочь за Александра, но ожидаемых результатов брак этот не принес

В 1500 г натянутые отношения между тестем и зятем перешли в явную вражду по поводу новых переходов на сторону Москвы князей, подручных Литве.

Иван послал зятю разметную грамоту и вслед за тем отправил на Литву войско Крымцы, по обычаю, помогали русской рати Многие украинские князья, чтобы избежать разорения, поспешили передаться под власть Москвы

В 1503 г заключено было перемирие, по которому Иван удержал за собой

все завоеванные земли

Умер Иван III в 1505 г.
Владимир Мономах — Александр Невский

Дмитрий Донской

Среди великих россиян особую группу составляют известные князья-ратоборцы. Русь Киевская, Русь Владимирская и Русь Московская равно представлены здесь

своими славнейшими героями.


ВЛАДИМИР МОНОМАХ
Русь сложилась как государство на самой окраине культурно-христианского мира,

на границе Европы, за которой простиралось безбрежное море степей, служивших

преддверием Азии Эти степи со своим кочевым населением были настоящим бичом

для Древней Руси Сначала здесь обитали

хазары, потом, после того как Хазарский каганат был разбит в 965 г отцом Владимира

Святого Святославом Игоревичем, пришли

печенеги С ними в течение всего своего

княжения вел упорную войну Владимир В

1036 г Ярослав Мудрый разгромил этих злых

хищников под самыми стенами Киева На

некоторое время русская степь очистилась

от варваров, но вскоре после смерти Ярослава (с 1061 г ) начались непрерывные столкновения с новыми хозяевами степных просторов — половцами Эта борьба стала одним из главных предметов летописных рассказов и богатырских былин Половецкие нападения оставляли по себе в приграничных пределах страшные и разрушительные следы Читая летопись того

времени, мы найдем в ней сколько угодно ярких красок для изображения

бедствий, какие испытывала Русь со стороны степных варваров Нивы забрасывались, зарастали травою и лесом, там, где паслись стада, — водворялись

звери, целые города превращались в пепелища и лишались всех своих жителей Половцы опустошали русские окраины, но умели иногда подкрадываться

И к самому Киеву, грабя монастыри прямо под его стенами Огромные опасности постоянно переживала соседняя со степью Переяславская земля по

тамошним рекам Трубежу, Супою, Суле, Хоролу происходили чуть не ежегодные, в иные годы неоднократные стычки с половцами В этой постоянной, не

44
прекращающейся ни на один год упорной двухвековой войне постепенно

выработался особый быт приграничного населения. Дружинникам здесь приходилось чуть не постоянно, по выражению летописца, держать своих коней

за повод в ожидании похода. Именно в этой земле и в этой стихии прошла

ббльшая часть жизни знаменитого князя и великого ратоборца Киевской Руси

Владимира Всеволодовича Мономаха.


Владимир, прозванный Мономахом, приходился родным правнуком крестителю Руси Владимиру Святому. Его дедом был не менее известный Ярослав

Мудрый, а отцом — великий князь Киевский Всеволод Ярославич Мать его

принадлежала к древнему греческому роду Мономахов и приходилась дочерью византийского императора Константина IX Мономаха С детства Владимир отличался отчаянным характером. Уже на закате своей жизни в «Поучении детям» он так вспоминал о бурных днях молодости: «Любя охоту, мы

часто ловили зверей с вашим дедом. Своими руками в густых лесах вязал я

диких коней вдруг по несколько. Два раза буйный вол метал меня на рогах,

олень бодал, лось топтал ногами, вепрь сорвал меч с бедра моего. Медведе

пронзил седло; лютый зверь однажды бросился и низвергнул коня подо мной.

Сколько раз я падал с лошади! Дважды разбил себе голову, повреждал руки и

ногу, не блюдя жизни в юности и не щадя головы своей». Владимир рано

привык исполнять сложные, недетские поручения. Будучи всего десяти лет от

роду он отправлен был отцом на княжение в далекий Ростов. Затем пошли

ратные походы и битвы, которым не было числа.


В октябре 1078 г. Владимир бился на Нежатиной Ниве против своих двоюродных братьев Олега Святославича и Бориса Вячеславича, которых отец

его Всеволод лишил волости В этом бою погиб великий князь Изяслав. Отец

Владимира Всеволод Ярославич сел в Киеве, а Владимира посадил подле себя

в Чернигове. В 1079 г. полоцкий князь Брячислав напал на Смоленск Мономах из Чернигова погнался за ним, но не застал уже под Смоленском, пошел

по его следам в Полоцкую волость, повоевал и пожег всю землю Потом в

другой раз пошел с черниговцами к Минску, нечаянно напал на город и не

оставил здесь, по его собственному выражению, ни челядина, ни скотины. В

1080 г. Владимир усмирял переяславских торков. Но гораздо больше неприятностей доставляли ему половцы, с которыми он имел 12 битв в одно только

княжение Всеволода!
В 1081 г. ханы Асадук и Саук воевали под Стародубом. Владимир с черниговцами и ханом Белкатгином напал на них под Новгородом Северским, дружину побил и полон отнял, а вскоре после того, в 1082 г. отправился за Сулу

к Прилуку, побил много половцев и среди них двух ханов — Осеню и Сакзю.

В 1093 г. старик Всеволод скончался на руках Владимира. По родовым счетам

верховная власть должна была перейти к двоюродному брату Владимира туровскому князю Святополку Изяславичу Ничто, впрочем, не мешало Мономаху уже тогда сесть в столице (Изяслава и его сына в Киеве не любили), но

он подумал: «Если сяду на столе отца своего, то придется мне воевать со

Святополком, так как стол этот прежде принадлежал отцу его». Рассудив так

и не любя усобных войн, он послал за Святополком в Туров, а сам поехал в

Чернигов.


ВЛАДИМИР МОНОМАХ 45
С этих пор между русскими и половцами началась большая война. Едва

утвердившись в Киеве, Святополк велел перехватать половецких послов и

посадить их под замок. Проведав об этом, половцы пошли войной на Русь и

осадили Торческ. Святополк одумался, отпустил послов, но половцы не захотели уже мира, а стали наступать, воюя повсюду. Святополк послал к Владимиру Мономаху и стал звать его в поход вместе с собою. Владимир собрал

своих воинов и еще послал за братом Ростиславом в Переяславль, ведя и ему

помочь Святополку. Князья пошли к Треполю, и все воинство переправилось

через Стугну, которая была в это время переполнена водой. Изготовившись к

бою, они поставили посередине дружину Ростислава, справа от нее — Святополка, а слева — черниговскую дружину Владимира. 26 мая половцы, в свою

очередь построившиеся для решительной битвы, напали на Святополка и врезались в его полк. Сам Святополк держался твердо, но люди его, не выдержав

натиска, побежали. После побежал и Святополк, а за ним и все остальные

русские полки. Множество воинов перетонуло при этом в Стугне. Утонул и

младший брат Мономаха Ростислав. Проливая о нем слезы, Владимир вернулся с остатками своей дружины в Чернигов. Тем временем половцы девять

недель осаждали Торческ, потом разделились надвое: одни остались у города,

а другие пошли на Киев. Святополк вышел навстречу врагам и 23 июля сразился с ними на Желане. И опять, пишет летописец, побежали русские под

натиском поганых, так что мертвых было больше, чем в прежней битве. Святополк прискакал в Киев сам-третей, а половцы вернулись к Торческу. На

другой день обессиленные защитники сдались. Половцы взяли город, сожгли

его, а людей поделили и увели в степь к семьям и сродникам Святополк же,

не имея больше сил вести войну, в 1094 г заключил мир с половцами и взял

в жены дочь половецкого хана Тугоркана.
В следующем, 1094 г. старый враг Мономаха Олег Святославич пришел

под Чернигов со множеством половцев. Владимир бился с ним восемь дней и

не впустил половцев в острог, но, наконец, пожалел христианской крови,

горящих сел и монастырей, сказал: «Не хвалиться поганым» — и отдал Олегу

Чернигов, а сам пошел на стол отца своего в Переяславль. По выезде из Чернигова в дружине его не было и ста человек, считая жен и детей. С ними

поехал Владимир из Чернигова в Переяславль через полки половецкие. Степняки, по словам Владимира, облизывались на них, как волки, но напасть не

посмели. Олег сел княжить в Чернигове. Ему нечем было заплатить своим

союзникам, и он принужден был отдать им на разорение свою собственную

землю, так что половцы опустошили и ограбили в этот год всю окрестную

страну.
Жизнь Мономаха в разоренной дотла Переяславской волости начиналась

очень трудно, «Три лета и три зимы, — писал он позже, — прожил я в Переяславле с дружиною, и много бед натерпелись мы от рати и от голода» Затем

положение стало поправляться. В 1095 г. Владимир убил пришедшего к нему

Для переговоров половецкого хана Итларя, а потом вместе со Святополком

пошел в степь и напал врасплох на половецкие вежи, захватил много скота,

лошадей, верблюдов, рабов и привел их в свою землю В 1096 г Владимир и

Святополк начали войну с Олегом Святославичем и выгнали его из Чернигова

и Стародуба. Но затем должны были поспешить обратно в свои княжества,
46
которые разорял хан Тугоркан. Владимир с ходу ударил на врага. Половцы

бежали, а Тугоркан пал в бою. В то же время другой знаменитый половецкий

хан, Боняк, внезапно явился перед Киевом. Кочевники сожгли ближние деревни, монастыри (в том числе Печерский) и едва не въехали в самый город.
Пока князья отражали половцев, Олег бился с сыном Владимировым Изяславом под Муромом. Молодой князь был разбит и пал в бою. Олег взял Суздаль, Ростов, но вскоре старший сын Владимира Мстислав победил Олега под

Ростовом, вернул обратно все потерянное, а потом взял Рязань и Муром.

Свершив все это, он стал уговаривать отца помириться с Олегом, и Владимир

написал Олегу письмо, предлагая мир. В 1097 г. Святополк и Владимир Мономах собрали всех русских князей в Любече для установления мира. Князья

говорили друг другу: «Зачем губим Русскую землю, навлекая сами на себя

ссоры? А половцы землю нашу расхищают и радуются, что нас раздирают

усобицы. Объединимся же и с этих пор будем чистосердечно охранять Русскую землю. И пусть каждый владеет отчиной своей». На том все князья целовали друг другу крест, поклявшись: «Если теперь кто покусится на чужую

волость, да будет против него крест честной и вся земля Русская». Так порешив, все разошлись восвояси. Но мир после этого установился не сразу —

еще три года, к великой скорби Владимира, продолжались войны на западе

страны, конец которым положил только княжеский съезд 1100 г. в Уветичах.


С окончанием усобиц появилась возможность начать войну против степных хищников. Весной 1103 г. Святополк и Владимир собрались на совет в

Долобске. Князья сели в одном шатре со своими дружинами и стали рассуждать о походе в степь. Послали и к черниговским князьям, Олегу и Давыду

Святославичам, говоря: «Пойдите на половцев и выйдем живыми либо мертвыми». Давыд послушался княжеского приговора и пришел к Святополку со

своей дружиной, а Олег нет.


Собравшись, князья на конях и в ладьях спустились по Днепру за пороги

и встали в быстрине у Хортичева острова. Отсюда на конях и пешком русь шла

четыре дня до Сутени. Через некоторое время надвинулись на русский стан

половецкие полки, и были они, пишет летописец, как лес, так что конца им

не было видно, а русь пошла им навстречу, и была великая битва 4 апреля на

Сутени, в которой русь одержала полную победу над половцами. Кроме многих простых воинов пали в этот день 20 половецких князей. Русские захватили

большую добычу, скот, овец, коней, верблюдов и вежи с имуществом и челядью, и вернулись из похода с полоном и славою великою.
Однако половцы были еще далеко не разбиты. В 1107 г. Боняк захватил

конские табуны у Переяславля; потом пришел со множеством других ханов и

стал на Суле. Святополк, Владимир, Олег с четырьмя другими князьями ударили на них внезапно с криком; половцы испугались, от страха не могли и

стяга поставить и бежали: кто успел схватить лошадь — на лошади, а кто

пешком. Князья гнали их до берегов Хорола и взяли неприятельский стан В

том же году Мономах и Святополк имели съезды с ханами Аэпой Осеневичем

и Аэпой Гиргенивичем, помирились с ними и взяли их дочерей замуж за

своих сыновей. В 1110 г. Мономах, Святополк и Давыд Святославич опять

ходили на половцев, но поход кончился ничем — князья дошли до Воиня и

возвратились назад по причине стужи и конского падежа. Но в следующий,


ВЛАДИМИР МОНОМАХ 47
1111 г. думой и похотением Мономаха князья вздумали биться с половцами на

Дону. В поход пошли Владимир Мономах, Святополк и Давыд Святославич со

своими сыновьями. 4 марта добрались русские до Хорола и здесь побросали

сани, так как обнажилась земля, и дальше пошли пешком и на конях. 24 марта

половцы собрали свои полки и пошли в бой. Русские князья, возложив надежду свою на Бога, сказали: «Здесь смерть нам! Станем же твердо». И, попрощавшись друг с другом, разъехались каждый к своему полку. Обе стороны

сошлись, началась жестокая битва, и половцы были разбиты вновь, как и

восемь лет назад. 27 марта собрались половцы в еще большем количестве, чем

накануне, и обложили русские полки. Опять между противниками началась

лютая битва, и падали люди с обеих сторон. Наконец, начали наступать Владимир и Давыд со своими полками, а половцы обратились в бегство. Святополк, Владимир и Давыд, прославив Бога, захватили большой полон и воротились восвояси.
Эта победа произвела огромное впечатление на современников. Впервые

после хазарской войны Святослава Игоревича русские князья отважились совершить такой далекий восточный поход. И против кого? Против тех страшных врагов, которых Киев и Переяславль не раз видели под своими стенами!

Впервые половцы были побеждены не в волостях русских, не на границах, но

в глубине своих владений. Отсюда понятна та слава, которой окружено было

у современников имя Мономаха — главного вдохновителя и руководителя

этого похода. И долго еще в памяти народа хранилось предание о том, как пил

Мономах Дон золотым шеломом и как загнал окаянных агарян за Железные

ворота (на Кавказ). И действительно, в последующие годы, вплоть до самой

смерти Владимира, не слышно о больших набегах половцев — степняки на

время утихомирились и старались жить с Русью в мире.


Этот поход был последним крупным событием в княжение Святополка Изяславича. После Пасхи он разболелся и скончался 16 апреля 1113 г. 17 апреля

киевляне устроили вече и послали к Владимиру Мономаху, говоря: «Пойди,

князь, на стол отцовский и дедовский». Владимир сильно печалился о смерти

Святополка, но не пошел в Киев. (По родовым счетам киевский стол должен

был перейти к Давыду Черниговскому, который теперь был старшим среди

потомков Ярослава Мудрого.) Киевляне же разграбили двор тысяцкого Путяты,

напали на евреев и разграбили их имущество. (Мятеж начался из-за того, что

киевляне были сильно притесняемы ростовщиками.) Бояре, боясь, что без князя не справятся с народом, послали еще раз просить к Владимиру: «Пойди,

князь, в Киев. Если же не пойдешь, то много зла произойдет. Не только

Путятин двор, или сотских, или евреев пограбят, но нападут еще и на невестку твою, и на бояр, и на монастыри». Услышав это, Владимир отправился в

Киев и сел на столе отцовском и дедовском. Все люди были рады этому, и

мятеж утих. Желая облегчить судьбу малоимущих, Мономах собрал на Берестовском дворе знатнейших бояр и тысяцких и, после совета с ними, определил, что заимодавец, взяв три раза с одного должника так называемые третные росты (проценты), лишался уже и остальных своих денег (или капитала).


Прокняжив после этого в столице 13 лет, Владимир скончался 19 мая

1125 г. и был погребен в Киевской Софии рядом с фобом отца. И современ"ики, и потомки весьма прославляли его имя, ибо это был князь грозный


48

для врагов и много потрудившийся за Русскую землю. Сам Мономах писал в

своем «Поучении»: «Всех походов моих было 83, а других маловажных не

упомню. Я заключил с половцами 19 мирных договоров, взял в плен более

100 лучших их князей и выпустил из неволи, а более двухсот казнил и потопил в реках».
АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ
XIII век был временем самого ужасного потрясения для Руси. С востока на

нее нахлынули татары, разорили, обезлюдили ббльшую часть страны и поработили остальное население. Не менее грозный враг грозил ей с северо-запада. В

самом начале 1200-х гг. немецкие крестоносцы основали в устье Западной Двины свое государство — Орден меченосцев. В последующие годы они завоевали

все чудские и ливские земли (Латвию и

Эстонию) и вплотную подступили к Новгородским владениям. Другим противником Новгорода в Прилад ожье была Швеция. Перед политическими деятелями

того времени была трудная задача — поставить Русь по возможности в такие отношения к разным врагам, при которых

она могла бы продолжать свое существование. -Человек, который принял на себя

эту задачу и положил твердое основание

на будущие времена ее исполнению, по

справедливости может называться истинным представителем своего века. Таким

и является в русской истории князь Александр Ярославич Невский.

Отрочество и юность Александра

Ярославича большей частью протекали в

Новгороде, где княжил его отец Ярослав Всеволодович. В 1236 г. Ярослав,

отъезжая в Киев, посадил шестнадцатилетнего Александра в Новгороде князем вместо себя. Молодому князю вскоре пришлось решать чрезвычайно сложные задачи и биться со многими врагами, со всех сторон наседавшими на

Русь. В 1240 г. шведы, побуждаемые папскими посланиями, предприняли

крестовый поход против Новгородской земли. Воевода их ярл Биргер вошел

на кораблях в Неву и отсюда послал сказать Александру: «Если можешь, сопротивляйся, но знай, что я уже здесь и пленю твою землю». По Неве Биргер

хотел плыть в Ладожское озеро, занять Ладогу и отсюда по Волхову идти к
АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ 49
Новгороду. Но Александр, не медля ни дня, выступил навстречу шведам с

новгородцами и ладожанами. Русские скрытно приблизились к устью Ижоры,

где остановились на отдых враги, и 15 июля внезапно напали на них. Биргер

не ждал неприятеля и расположил свою дружину на отдых: шнеки стояли у

берега, поблизости были разбиты шатры. Новгородцы внезапно появились

перед шведским лагерем, бросились на неприятелей и начали рубить их топорами и мечами прежде, чем те успели взять оружие. Сам Александр напал на

Биргера и ранил его копьем в лицо. Шведы бежали на корабли и ночью уплыли вниз по Неве в море.
Александр вернулся в Новгород с великой славой, но в том же году рассорился с новгородцами и уехал от них в Переяславль-Залесский. Город остался

без князя. Тем временем началась война с Ливонским орденом. Немецкие

рыцари взяли Изборск. Псковичи вышли им навстречу, но были разбиты,

потеряли воеводу Гаврилу Гориславича, а немцы по следам бегущих подступили к Пскову, пожгли посады, окрестные села и целую неделю стояли под

городом. Псковичи принуждены были открыть ворота, исполнить все требования победителей и дали детей своих в заложники. В Пскове начал владеть

вместе с немцами какой-то Твердило Иванович, который и привел врагов, как

утверждает летописец. Приверженцы противной стороны бежали в Новгород.

А между тем немцы не довольствовались Псковом: вместе с чудью они напали

на Вотскую пятину, завоевали ее и наложили дань на жителей. Намереваясь

стать твердой ногой в Новгородской волости, они построили крепость в Копорьем погосте; по берегам Луги побрали всех лошадей и скот; по селам нельзя

было землю пахать, да и нечем; по дорогам в тридцати верстах от Новгорода

неприятель бил купцов. Тогда новгородцы послали в Низовую (Суздальскую)

землю к Ярославу за князем, и тот дал им другого своего сына, Андрея. Но

надобен был Александр, а не Андрей; новгородцы подумали и отправили опять

владыку с боярами за Александром; Ярослав дал им опять Александра, на

каких условиях неизвестно, но без сомнения новгородцам пришлось поступиться некоторыми из своих вольностей.


Приехав в Новгород в 1241 г., Александр немедленно пошел на немцев к

Копорью, взял крепость, гарнизон немецкий привел в Новгород, часть его

отпустил на волю, а изменников, вожан и чудь, перевешал. Но нельзя было

так скоро освободить Псков. Его Александр взял только в 1242 г. При штурме

погибло 70 рыцарей и множество простых ратников. Шесть рыцарей было

взято в плен и замучено, по свидетельству немецкого летописца. После этого

Александр вошел в Чудскую землю, во владения Ордена; войско последнего

встретило один из русских отрядов и разбило его наголову; когда беглецы прислали Александру весть об этом поражении, то он отступил к Чудскому озеру и

стал дожидаться неприятеля на льду его, который был еще крепок. 5 апреля на

солнечном восходе началась знаменитая битва, вошедшая в нашу историю под

именем Ледового побоища. «И была сеча жестокая, — писал автор Жития

Александра, — и стоял треск от ломающихся копий и звон от ударов мечей, и

казалось, что двинулось замерзшее озеро, и не было видно льда, ибо покрылось оно кровью». Немцы и чудь пробились свиньею (клином) сквозь русские

полки и погнали уже бегущих, как Александр с дружиной ударил им в тыл и

решил дело в свою пользу. Немцы обратились в бегство, а русские гнали их по
50

льду до берега на расстоянии семи верст, убили у них 500 рыцарей, а чуди

бесчисленное множество, и взяли в плен 50 рыцарей. «Немцы, — говорит

летописец, — хвалились: возьмем князя Александра руками, а теперь самих

их Бог выдал ему в руки». Когда Александр возвращался во Псков после победы, то пленных рыцарей вели пешком подле их коней, а весь Псков вышел

навстречу своему избавителю.


После этого Александр должен был ехать во Владимир прощаться с отцом,

отправлявшимся в Орду. В его отсутствие немцы прислали с поклоном в Новгород, послы их говорили: «Что зашли мы мечом, Воть, Лугу, Псков, Летголу,

от того всего отступаемся; сколько взяли людей ваших в плен, тем разменяемся: мы ваших пустим, а вы наших пустите». На этом был заключен мир.
Третью свою победу Александр одержал над литвой. Литовцы явились в

1245 г. в смоленской волости, взяли Торопец и подле него были разбиты

Ярославом Владимировичем Торопецким. На другой день приспел Александр

с новгородцами, взял Торопец, отнял у литовцев весь плен и перебил их князей больше восьми человек. Новгородские полки возвратились от Торопца, но

Александр с одной дружиной погнался опять за литовцами, разбил их снова у

озера Жизца, не оставил в живых ни одного человека, побил и оставшихся

князей. После этого он отправился в Витебск, откуда, взявши сына, возвращался домой, как вдруг опять наткнулся на толпу литовцев подле Усвята;
Александр ударил на неприятеля и снова разбил его.
Так были разбиты все три врага Северо-Западной Руси. Но Александр не

мог долго оставаться здесь. В 1246 г. со смертью его отца дела на востоке

переменились. После Ярослава старшинство и Владимирский стол наследовал по старине брат его Святослав Всеволодович, который утвердил своих

племянников, сыновей Ярослава, на уделах, данных им покойным великим

князем. Вплоть до этих пор Александру удавалось избегать контактов с татарами. Но в 1247 г. Батый прислал сказать ему: «Мне покорились многие

народы, неужели ты один не хочешь покориться моей державе? Если хочешь

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   81


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница