Национальные движения южных славян австро-венгрии 1890-1918 гг




страница1/3
Дата30.07.2016
Размер0.73 Mb.
  1   2   3


На правах рукописи

РОМАНЕНКО Сергей Александрович

НАЦИОНАЛЬНЫЕ ДВИЖЕНИЯ ЮЖНЫХ СЛАВЯН

АВСТРО-ВЕНГРИИ

1890-1918 ГГ.

Специальность: 07.00.03 – Всеобщая история (Новая и Новейшая история)



АВТОРЕФЕРАТ

диссертация на соискание ученой степени

доктора исторических наук

МОСКВА – 2013

Работа выполнена на кафедре Новой и Новейшей истории Исторического факуль­тета Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения «Московский педагогический государственный университет».

Научный консультант: доктор исторических наук, профессор

Золотухин Михаил Юрьевич

Официальные оппоненты:



Чуркина Искра Васильевна

доктор исторических наук, старший научный сотрудник, Федеральное государствен-ное бюджетное учреждение науки Институт славяноведения РАН, отдел истории славянских народов Юго-Восточной Европы в Новое время, ведущий научный сотрудник



Крючков Игорь Владимирович

доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой археологии и всеобщей истории, декан факультета истории, философии и искусств, Федеральное государственное автономное образование высшего профессионального образования «Северокавказский федеральный университет»



Величко Ольга Ивановна

доктор исторических наук, Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт социологии РАН, Центр политологии и политической социологии Института социологии РАН, ведущий научный сотрудник

Ведущая организация: Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова»

Защита состоится «27» декабря 2013 г. на заседании диссертационного совета Д 212.198.03, созданного на базе: Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российский государственный гуманитарный университет» (РГГУ), по адресу: 125993, ГСП-3, г. Москва, Миусская площадь, д.6.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке РГГУ по адресу: 125993, ГСП-3, г. Москва, Миусская площадь, д.6.

Автореферат разослан «__ » ________2013 г.

Ученый секретарь Диссертационного совета Барышева Е.В.


  1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Научная актуальность генезиса, развития и исторических результатов национальных дви­жений южных славян Австро-Венгерской империи – словенцев, хорватов, сербов, боснийских Мусульман тесно связана с судьбой этого многонационального государства. Распад дуалистической монархии и крах династии Габсбургов тесно связаны с феноменом этнонационализма. О степени воздействия этнонационализма на государство и общество, о возможности и условиях сохранения единого многонационального государства в какой-либо форме, о его роли в предупреждении межнациональных противоречий и открытых конфликтов или в их возникновении и обострении – об этих и других проблемах шли в прошлом и еще будут идти дискуссии в мировой историографии.

Подданные монархии Габсбургов составляли более полутора десятка этносоциальных общностей. Эти народы проживали на территории семнадцати административно-политических территорий, каждая – со своей историей, статусом и правами; они говорили на четырнадцати языках, исповедовали три мировые религии и принадлежали к нескольким конфессиям. Несмотря на этно-национальное и административно-политическое своеобразие, типологические и стадиальные особенности развития перед всеми этими народами в конце ХIХ – начале ХХ вв. стояла общие задачи социально-политической модернизации и национального самоопределения. Одна из ключевых проблем изучения Австро-Венгрии заключается в определении соотношения между социальной модерни-зацией и национальным самоопределением: совпадали ли они и когда по содер-жанию и направленности или же противоречили друг другу; какая государст-венная форма обеспечивала их реализацию: крупное государство националь-ностей – централистское государство, союзное государство (федерация), союз государств (конфедерация), или система суверенных национальных госу-дарств, каждое – с преимущественно моноэтничным или с полиэтничным сос-тавом населения.



Описываемые события не утратили своей актуальности. В рамках Версальской системы после Первой мировой войны в 1919–1920 гг. были заложены основы системы нескольких национальных независимых государств в регионе Средней (Центральной и Юго-Восточной) Европы и определены их границы. Подвергшись корректировке после окончания Второй мировой войны в Париже в 1946–1947 гг., эта система существует и сегодня. За исключением изменений, вызванных распадом СССР, Югославии и Чехословакии в 1991–1993 гг.

Объектом данного исследования являются этнополитические процессы в Австро-Венгерской империи, охватывавшей значительную часть региона Средней Европы (в рассматриваемый период Центральной Европы и Балкан) – и являвшемся непосредственным соседом Российской империи. В диссертации анализируется взаимозависимость модернизации и национального самоопре-деления, центростремительной и центробежной, интеграционной и дезинтегра-ционной тенденций, экстенсивного и интенсивного, эволюционного и револю-ционного путей развития.

Предмет исследования – отражение этнополитических процессов в масс-совом и индивидуальном сознании, т.е. в идеологии и политической практике национальных движений и политических партий четырех южнославянских народов Австро-Венгрии – хорватов, сербов, словенцев и Мусульман Боснии и Герцеговины – в завершающий период существования монархии Габсбургов как многонациональной империи.

Хронологические рамки. Начальная граница данного исследования обоснована тем, что 1890-е гг. стали точкой отсчета последнего периода существования Австро-Венгрии. Именно последнее десятилетие ХIХ в. характеризовалось окончанием экономического кризиса 1870-х–1880-х гг., ускорением модернизационных процесссов, поисков соответствующих новым задачам форм национального самоопределения и, одновременно, началом кризиса системы дуализма. С начала 1890-х гг., которое стало рубежом в процессе качественных изменений в политическом развитии четырех южнославянских народов Монархии, активизируется формирование национальных партийно-политических систем на этнической основе, формулируются цели различных социально-полити-ческих течений в национальных движениях. Соотношение центростремительной и центробежной тенденций, а также интеграционной и дезинтеграционной, стало основной проблемой политической жизни, с которой столкнулся австрийский император и венгерский король Франц Иосиф I Габсбург.

Ноябрь 1918 г. представляется бесспорной датой для определения конеч-ной границы исследования: распад единой многонациональной монархии – Австро-Венгрии, фактическое отречение от престола последнего представителя династии Габсбургов – Карла I (IV), окончания Первой мировой войны, осуществление национального самоопределения путем мирных национальных революций – выхода из состава Монархии ряда этнонациональных территорий и образования суверенных независимых государств.

Пространственные границы исследования охватывают национальные движения словенцев, хорватов, сербов и боснийских Мусульман, проживавших на разных территориях в своей, этнически однородной среде, совместно и/или чересполосно друг с другом, а также совместно и/или чересполосно с несла-вянскими народами – прежде всего австрийскими немцами, венграми и италь-янцами. К этим территориям относятся следующие политико-администра-тивные образования: в Венгерском королевстве – автономная Хорватия-Славония, город Фиуме (Риека – хорв.) и комитаты южной Венгрии (Бачка, Банат, Баранья), в коронных землях – Далмация, Крайна, Штирия (Штаерска – словен.), Каринтия (Корушка – словен.), Австрийское Приморье – Кюстенланд (Истрия, Триест, Горица и Градишка), Босния и Герцеговина (БиГ).

Цель настоящей диссертационной работы – комплексное исследование национальных движений южных славян в контексте этнополитических процес-сов в Австро-Венгрии как многонационального государства в последний пери-од его существования, в условиях мира и войны. Основное внимание уделяется сопоставительному анализу сути, роли и направленности национальных движе-ний южных славян в мирный период развития монархии по сравнению с пери-одом Первой мировой войны.

Для достижения этой цели представляется необходимым решить следующие исследовательские задачи:



1. Исследовать особенности развития югославянских земель Австро-Вен-грии и положения проживавших на них и воспринимавших их как свои этно-национальные территории хорватов, словенцев, сербов, боснийских Мусуль-ман в контексте развития процессов модернизации и национального самоопре-деления, выявить их взаимосвязь с центростремительными и центробежными тенденциями в Монархии в мирное время и в годы Первой мировой войны.

2. Провести историко-типологический анализ идеологических основ и политической роли национальных движений южных славян в 1890–1914 гг., выявляя национальные особенности развития основных видов социально-политической идеологии (консерватизм, либерализм, радикализм, социальная демократия, социальное христианство и аграризм), а также специфику трак-товки и соотношения основных элементов национальной идеологии (истори-ческое государственное право, естественное право, национальный принцип и народный суверенитет, имперский патриотизм и идея верности династии, лоялизм, монархизм и легализм.

3. Рассмотреть изменения в структуре этнонационального самосознания хорватов, сербов, словенцев и боснийских Мусульман во время Первой миро-вой войны (1914–1918 гг.) в контексте этнических, этнополитических и этно-социальных процессов.

4. Реконструировать и проанализировать взаимоотношения между нацио-нальными движениями славянских народов Австро-Венгрии между собой, а также и между неполноправными народами Монархии независимо от их этни-ческого происхождения.

5. Осуществить сущностный и сопоставительный анализ этнополити-ческих процессов после начала Первой мировой войны по сравнению с мирным временем, выявить их воздействие на ее ход для развития Австро-Венгрии и ее судьбы, а также исследовать видоизменение этнополитических процессов и национальной идеологии в условиях военного времени.

6. Исследовать наиболее значимые проекты реформ национально-госу-дарственного устройства Австро-Венгрии, выдвигавшиеся представителями национальных движений южных славян исходя из возможных перспектив само-определения этих народов в рамках данного государства – централизм, дуа-лизм, триализм, федерализм (центростремительные тенденции) или – его рас-пад и создание национальных независимых государств (центробежные тенден-ции), изменение этих перспектив по сравнению с мирный и военный периоды.

7. Воссоздать и проанализировать взаимные представления южных сла-вян о России и российского общества о южных славянах Австро-Венгрии в кон-тексте роли «российского фактора» как стабилизирующего, так и дестаби-лизирующего – Российской империи, Российской республики и Советской России, его влияния на политику властей Австро-Венгрии по отношению к национальным движениям южных славян, и «русского фактора» в национальном сознании и политических программах национальных движений южных славян с 1890 г. до июля 1914 г. и с июля 1914 г. до ноября 1918 г., воздействия на Дунайскую монархию Февральской и Октябрьской революций 1917 г. в России.

8. Проанализировать соотношение и возможности реализации интен-сивного и экстенсивного, эволюционного и революционного пути осуществле-ния процесса национального самоопределения южнославянских народов Авст-ро-Венгрии, как в случае победы в Первой мировой (Великой) войне Четвер-ного союза (Германия, Австро-Венгрия, Турция, Болгария), так и в случае победы Четверного согласия (Великобритания, Франция, Россия, Италия).

9. Выявить причины, суть и дату перелома в соотношении центро-стремительной и центробежной, интеграционной и дезинтеграционной тенден-ций в едином многонациональном государстве – Австро-Венгерской империи.

Методология настоящей работы соответствует целям и задачам исследования. Ее основой является принцип историзма. Важным элементом методологии исследования является реконструкция – восстановление социально-политической действительности, а также представлений о ней и логики политико-идеологических концепций конца ХIХ – начала ХХ вв. Национальное сознание каждого южнославянского народа, а также национальная версия каждого из основных типов социально-политической идеологии того периода рассматриваются как системы. Разработка означенной проблематики и решение сформулированных выше исследовательских задач опирается на сравнительно-исторический метод. Использование данного метода требует и этнорегионального анализа – изучение национальной специифики и общих черт региона Средней Европы.

В диссертации используется междисциплинарный подход, позволяющий использовать в историческом исследовании отдельные данные, выводы и методы этнологи, политологии, социологии, теории и истории государства и права. Эти принципы плодотворно разрабатывались в 1970–1980-е гг. в Секторе стран Центральной Европы Институте славяноведения и балканистики АН СССР.

Теоретическую и методологическую базу диссертационного исследова-ния составили теоретические положения видных отечественных и зарубежных югославистов и специалистов по истории монархии Габсбургов – историков Т.М. Исламова, В.И. Фрейдзона, И.В. Чуркиной, Д. Агичича, И. Банца, А. Габрича, М. Гросс, М. Гроха, Х. Камберовича, С. Матковича, Ю. Перовшека, Н. Станчича, Д. Юзбашича, этнологов Ю.В. Бромлея, М.Ю. Мартыновой, В.А. Тишкова, В.А. Шнирельмана. Использованы методы исследования, предложен-ные известными зарубежными историками, этнологами, антро-пологами, политологами разных школ и направлений – Г. Коном, Дж. Пламенцем, А. Смитом, Б. Андерсоном, Э. Геллнером, Э. Хобсбаумом, их последователями.

Анализ понятийно-терминогического аппарата является важным эле-ментом методологии предпринятого исследования национального и полити-ческого сознания. Он выделен в особый раздел Введения. Его суть заключается в определении точного смысла используемых в источниках и историографии понятий и терминов, а также в рассмотрении изменения их содержания, коннотации и смысла с течением времени в зависимости от типа социально-политической идеологии, а также в рамках различных школ и направлений в историографии.



Источниковая база исследования представляет собой обширный и разнообразный материал, обеспечивающий взаимодополняемость, коррек-тировку и взаимопроверку достоверности разных типов источников. На этой основе решены поставленные исследовательские задачи в рамках предложен-ной методологии исследования. Использованные в диссертации источники делятся на неопубликованные (материалы) архивов и опубликованные.

Архивные материалы. В данной работе использованы материалы нескольких российских им зарубежных архивов, в фондах которых находятся источники разных типов.

В Архиве внешней политики Российской империи (АВПРИ МИД РФ) были использованы следующие фонды: Ф. 133 – Канцелярия министра, Ф. 134 – Архив «Война», Ф. 135 – Особый Политический архив, Ф. 140 – Отдел печати и осведомления, Ф. 172 – Посольство в Вене, Ф. 217 – Российское генеральное консульство в Будапеште. Материалы этого архива используются как источник сведений по истории соседней с Россией Австро-Венгрии, в том числе и ее национальных движений, а также как источник по истории развития концепций отечественного экспертно-аналитического сообщества. Был обнаружен ряд ранее не использованных и не опубликованных материалов, прежде всего – историко- и политико-аналитические записки деятелей национальных движений южнославянских народов, адресованных МИД России в 1915–1917 гг. – Ф. Поточняка, А. Мандича, Ф.(Л).Тумы, Н. Стояновича, доклад М. Радошевича и Ф. Маркича на конференции в Стокгольме 1917 г., а также аналитические записки русских дипломатов (А.М. Петряев) и политических аналитиков (В.П. Сватковский, М.Б. Ратнер).

В Венгерском государственного архива в Будапеште (Magyarországos Levéltár – MOL) в Будапеште находится переписка генерала Ст. Саркотича – командующего округом БиГ и Далмации, а также военного губернатора БиГ в 1914–1918 гг., хорвата по национальности В ней Саркотич касается проблемы переустройства Австро-Венгрии, которое могло бы, по его мнению, обеспечить бóльшую стабильность государству и эффективность его аппарата вопреки нараставшим центробежным тенденциям.

В другом будапештском архиве – Синодальной реформатской церкви (A Magyarországi Református Egyház Zsinati Levéltárában – MREZSL) находится дневник И. Тисы, содержащий и документы Саркотича.

В Хорватском государственном архиве в Загребе (Hrvatski državni arhiv – HDА, Zagreb), в фондах Президиум Областного правительства хранятся материалы о формировании идей и программ, межпартийной и национальной борьбе в Хорватии, отношениях с венгерской оппозицией, данные о выборах в сабор и представительные учреждения более низких уровней.

В филиале Хорватского государственного архива в г. Дубровник (Hrvatski državni arhiv – HDA, Dubrovnik) содержится ценная коллекция хорватских и сербских газет конца ХIХ – начала ХХ вв. («Crvena Hrvatska», «Prava Crvena Hrvatska», «Дубровник»).

Архив Хорватской академии наук и искусств (Arhiv Hrvatske Akademije znanosti i umjetnosti – HAZU) в Загребе хранит в личном фонде одного из самых известных хорватских политиков А. Трумбича и в фонде Югославя-нского комитета (ЮК) материалы, посвященные деятельности этого го комитета в Лондоне в годы Первой мировой войны. К их числу относится обращение великого князя Николая Николаевича к народам Австро-Венгрии, переписка Ф. Супило с председателем ЮК А. Трумбичем и другими его деятелями в период пребывания Супило в России весной 1915 г., с Н. Пашичем, его письма С.Д. Сазонову и П.Н. Милюкову, обращение ЮК к участникам переговоров в Брест-Литовске (февраль 1918 г.).

В Национальной и университетской библиотеки в Загребе (Narodna i sveučilišna knižnica – NSK) находится Коллекция рукописей и старых книг (Zbirka rukopisa i starih knjga). В ней, в частности, хранятся документы, относящиеся в политической борьбе в БиГ, а также к деятельности Хорватско-словенского общества в Истрии.

В Государственном архиве Боснии и Герцеговины в Сараево (Državni arhiv Bosne i Hercegovine – DA BiH) в фонде автономного сабора (скуп-щины) (ZMF, Präz BIH, I-III) частично содержатся протоколы заседаний этого представительного учреждения, материалы комиссий сабора по отдель-ным вопросам, что дает картины деятельности этого органа, политической борьбы, а также служит источником по истории политической мысли и этноконфессионального сознания Мусульман, сербов и хорватов БиГ.

В коллекции семейных личных архивов фондов Исторического архива Сараево (Historijski arhiv Sarajevo – HAS). были отобраны документы и коллекции газет из фондов Мусульманина Сафвет-бега Башагича, серба Воислава Бесаровича, хорвата Иво Продана.

В Архиве Республики Словении (AS) хранятся фонды – Югославянского клуба в рейхсрате в Вене (ЮКл) (Fond. Jugoslavanski klub na Dunaju) и личный фонд члена ЮК в Лондоне Богумила Вошняка (Fond Bogumil Vošnjak). Содержащийся в них разнообразный материал позволяет выявить основные аспекты развития национальных партийно-политических систем и деятельности двух политических центров этих народов внутри Монархии (за возможность сохранения государства) и во вне (за неминуемый распад).

В архиве Института социальной истории в бельгийском городе Гент (Amsab-Instituut voor Sociale Geschiedenis) хранятся материалы, относящиеся к выступлениям боснийско-герцеговинских и хорватских социал-демократов на подготовительных совещаниях предполагавшейся международной социалистической мирной конференции в Стокгольме летом-осенью 1917 г. Возможность их частичного использование обеспечил сайт архива1.



Конституционные и законодательные акты. К этой группе относится текст венгерско-хорватского соглашения 1868 г., законодательные и прочие акты, регулирующие статус и управление в БиГ до и после ее аннексии в 1908 г. и установления автономии для БиГ, в том числе и Областной статут2. Следующая группа – публикации документы, относящиеся к статусу и функционированию национально-церковной автономии сербов в Венгрии3. Используются также избирательные законы некоторых земель Австро-Венгрии, на которых проживали южные славяне4.

Публикации дипломатических документов. Советские публикации межвоенного периода, которые сохранили свою ценность5. К ним тесно хронологически и тематически примыкают югославские публикации дипло-матических документов 1950-1980-х гг.6 Их логичным продолжением являя-ется публикация по истории внешней политики СССР7.

В проблемно-тематических сборниках содержатся документы разных типов – дипломатические документы, фрагменты законодательных актов, административной переписки публицистических сочинений, газетных статей, воспоминаний, дневников, личной корреспонденции и т.д.8

Статиcтические сборники. В эту группу источников входят официальные и полуофициальные публикации венгерской, хорватской автономной и боснийско-герцеговинской областной статистики, находившейся на высоком для своего времени уровне9.

Протоколы дебатов в представительных учреждениях. К этой группе источников в данной работе относятся протоколы заседаний заеданий сабора Хорватии и Славонии за весь период исследования – 1890–1918 гг.10 В работе впервые использованы в качестве источников по истории взаимоотношений России и Австро-Венгрии протоколы Петроградского Совета Р. и С.Д, в период между Февральской и Октябрьской революциями 1917 г.11

Программные и пропагандистские документы национальных движений и политических партий. Соответствующие разделы работы основаны на собранных автором оригинальных изданиях конца ХIХ – начала ХХ вв.12 В Хорватии, Словении и Сербии, преимущественно – в период после обретения этими странами полной независимости, в 1990–2000-е гг., были изданы сборники программ политических партий, собранные в соответствии с австровенгерской и югославянской традицией, по этническому признаку – хорватские, сербские и словенские партии13.

Публицистические произведения третьей четверти XIX – начала ХХ в. можно разделить в соответствии с национальной и государственной принадлежностью, историческим периодам, предмету дискуссий и политической направленности14.

Были обнаруженные и впервые проанализированы в австровенгерском контексте публицистические сочинения, связанные с анализом представ-лений российских социал-демократов о многонациональной австровен-герской монархии, которые после Февраля 1917 г., и, в особенности, Октября 1917 г. стали превращаться в государственные планы, в планы и концепции Коминтерна. В эту группу входят широко известная публицистика Н. Лени-на (В.И. Ульянова) и К. Сталина (И.В. Джугашвили)15. Долгие годы были забыты или запрещены публицистические произведения Л. Троцкого, Ю. Каменева, А.Луначарского, Г. Зиновьева, А.Н. Потресова, В.М. Чернова, Ф. Дана, Л. Мартова, В. Левицкого, а также Л.Н. Толстого и др.16



Научная и экспертно-аналитическая литература конца ХХ – начала ХХ вв. использована как источник сведений (зачастую нуждающихся в проверке и корректировке) о развитии Австро-Венгрии, ее отдельных частей и национальных движений южных славян Монархи; как источник по истории представлений о южных славянах и об Австро-Венгерской империи в российском обществе и экспертно-аналитическом сообществе17.

Пресса. Работа базируется на хорватской, сербской, словенской и боснийско-Мусульманской прессе, выходившей на территориях Монархии, на которых проживали южнославянские народы18. Эти издания преимущественно были официальными печатными органами политических партий, либо тесно связанными с ними газетами. К собраниям газет как таковых необходимо добавить и три публикации, включающие отобранные из них материалы19.

Большевистские20, меньшевистские21 и эсеровские22 газеты и журналы уделяли значительное место австровенгерской и балканской проблематике. Несколько особняком стоит центральный печатный орган Советов – «Известия». Авторами пропагандистских и аналитических статей были Ф. Дан, В. Левицкий, Н. Ленин, Л. Мартов, М. Павлович, Г. Плеханов, К. Радек, Е. Тарле, П. Сорокин и др. В нескольких газетах обнаружены статьи представителей различных течений национальных движений югославян – М. Радошевича, А. Петровича, Н. Стояновича, Б. Симича и др. В диссертации использованы также материалы, опубликованные в журнале «Русская будущность», газетах «Речь» и «Русское слово».



Дневники, воспоминания, личная корреспонденция. Приведем лишь некоторые из мемуарных свидетельств о последнем периоде существования Австро-Венгрии – либо малоизвестные, либо не использовавшиеся в качестве источников по истории Дунайской империи. К таковым относятся воспоминания российских государственных, военных и политических деятелей, дипломатов, писателей23. Этот же социально-профессиональный круг охватывают воспоминания, дневники и корреспонденция югославянских политиков и государственных деятелей Австро-Венгрии24. Среди воспомина-ний о Первой мировой войне выделяются мемуары хорвата А. Вргоча и словенца А. Трушновича25.

Наконец, хотелось бы выделить и особый подтип – на грани между мемуарами, историографией и политической аналитикой – работы О. Бауэра, О. Яси, М. Крлежи, П.Н. Милюкова26.

Таким образом, весь комплекс собранных материалов, независимо от их происхождения и авторства – описание событий и процессов, оценка политических деятелей и партий, описание внутренней и внешней политики Австро-Венгрии – корректны и аутентичны. Их подлинность не вызывает сомнений. Они равноценны для данного исследования по своей значимости, взаимосвязаны между собой принадлежностью к истории одного государства, а также тематически дополняют друг друга.

Историографический обзор и анализ степени изученности пробле-матики строятся на хронологическом описании и характеристике концеп-ций и методологических принципов национальных школ – советской и рос-сийской, государств-наследников Австро-Венгрии, а также британской американской историографии.

Отечественная историография. Особенностями советской историогра- фии второй половины 1930 – начала 1950-х гг. крайняя идеологи-зирован-ность, схематизм, господство этнополитических и социальных стереотипов, недостаточная обеспеченность, отсутствие дискуссий, жесткая идеологи-ческая и содержательная цензура. Исследования первого поколения профес-сиональных советских историков-югославистов и специалистов по Австро-Венгрии в конце 1940-х – начале 1950-х гг. выполнялись в труднейших условиях. Среди исследований этого периода можно назвать работы В.М. Турока-Попова и И.П. Трайнина.

В середине 1950-х гг. работы Ю.В. Бромлея, И.И. Лещиловской, В.И. Фрейдзона, заложили основу современной отечественной исторической кроатистики, И.В. Чуркиной – словенистики, Т.М. Исламова – унгаристики. Началась разработка терминологического аппарата, которая неизбежно затрагивала противоречия не только между южнославянскими народами, с одной стороны, и инонациональными политическими классами Австрии и Венгрии, с другой, но и между самими югославянами, прежде всего, хорватами и сербами (работы В.И. Фрейдзона, Т.М. Исламова, О.И. Величко, Ю.А. Писарева). Для коллективной монографии «Освободительные движения на-родов Австрийской империи» – наиболее значимого достижения этого пери-ода в изучении империи Габсбургов и национальных движений, входивших в состав этого государства народов стало активное использование, во-первых, достижений этнологии, во-вторых, – сравнительно-истори-ческого метода, что полностью соответствовало объекту и предмету исследо-вания.

Во второй половине 1980-х – 1990-е гг. в глазах многих отечественных историков Австро-Венгрия перестала быть «тюрьмой народов» и «лоскутной монархией»; однако не была она и «дружной семьей». В то же время продолжалась работа над переосмыслением судьбы Австро-Венгрии и роли в ее распаде национальных движений югославянских народов.

С середины 1990-х гг. активная деятельность отечественных историков-югославистов и специалистов по Австро-Венгрии и региону Средней Европы развивается на основе разнообразия методологических подходов и широкого доступа к источникам. При этом на фоне распада многонациональных государств (СССР, СФРЮ и ЧССР) в центре внимания оказывается проблема возникновения и развития этнополитических конфликтов и центробежных тенденций, анализ различных форм национального самоопределения и форм внутреннего устройства многонациональных государств.

Значительным шагом в развитии отечественной кроатистки и слове-нистики стало издание впервые за всю историю России «Истории Хорватии» В.И. Фрейдзона и «Истории Словении» Л.А. Кирилиной, Н.С. Пилько и И.В. Чуркиной. – аналитических нарративов, выполненных отечественными спе-циалистами исходя из достижений и оценок хорватской и словенской историографий. Исследования истории БиГ и Мусульман как особого этно-социального организма и их национального движения, начатые В.И. Фрейд-зоном плодотворно продолжила Е.К. Вяземская.

В начале 2000-х годов отечественные историки А.Г. Айрапетов, Н.Н. Баранов, Н.М. Вагапова, М.С. Ващенко, И.В. Крючков, Л.В. Кузьмичева, О.Ю. Малинова, В.В. Миронов, А.С. Медяков, З.С. Ненашева, О.В. Павленко, А.С. Стыкалин, Ар.А. Улунян, А.В. Шарый, Я.В. Шимов опубликовали ряд проблемных статей и монографий, посвященных различным аспектам развития Австро-Венгрии и роли в ее судьбе южных славян. Характерно стремление исследователей пересмотреть идеологизированные и политизированные оценки таких явлений как австромарксизм и концепция Срединной Европы.



Югославская и постъюгославская историографии. Во второй половине 1980-х гг. принадлежность к Австро-Венгрии в СФРЮ воспринималась как один из важнейших аргументов в пользу выхода Хорватии и Словении из состава Югославии, который рассматривался значительной частью общественного мнения этих народов как возмож­ность сохранить свою национальную индивидуальность (М. Гросс, И. Банац, Р. Ловренчич, Д. Шепич, П. Матвеевич, Л. Ракич). Когда в 1991 г. Хорватия и Словения обрели независимость, изменилось их положение в мире, их отношения с соседями, изменились задачи и восприятие окружающего мира. После завоевания независимости, эта тенденция в обеих странах довольно быстро сошла на нет, и историография в основном вернулась в традиционное русло негативной оценки Монархии и ее национальной политики (Ф. Туджман).

Одной из главных задач постъюгославских историографий в 1990-е годы, а в 2000-е стало преодоление мифов, предрассудков и схем, сформированных в историческом сознании политической пропагандой в ХХ в. Д. Агичич, С. Маткович, Н. Руменьяк). Многие историки сумели с профессиональной точки зрения пересмотреть идеологизированные концепции прежних времен.

Для представителей национально-консервативного направления харак-терно негативное отношение к многонациональным государствам в принципе (Австро-Венгрия, Югославия, будь то королевская или социалистическая), к соседним народам, с которыми данный этнос проживает в течение многих веков на одной территории, к различным вариантам славянской идеи (М. Гросс, Н. Станчич, Х. Маткович, Д. З. Грияк, М. Имамович, Х. Камберович, А Рахтен, Я. Плетерски и др.). Сторонники либерально-гражданского течения, анализируя различные разновидности славянской идеи, рассматривают их с точки зрения противодействия этническому национализму.

В хорватской, боснийской, словенской и сербской историографии идет полемика между историками, придерживающимися разных не только мировоззренческих установок, но и принципов исследования (М. Гросс, О. Милосавлевич, Д. Ловренович, Д Анчич). Если для официальной югославской историографии на всем протяжении существования этого государства независимо от социально-политического режима югослависты – сторонники создания единого югославского государства, всегда принадлежали к числу «героев» (Ф. Супило, А. Трумбич и др.), то сторонники обретения национального самоопределения в иной форме – в границах монархии Габсбургов или же независимых национальных государств, всегда были «врагами». Сегодня приверженцы национально-консервативной ориентации предлагают обществу по достоинству оценить хорватских, словенских или боснийско-Мусульманских националистов или противников общего югославянского государства – Й. Франк, Й. Штадлер, И. Шуштершич, Адем-ага Мешич др.).

В Боснии и Герцеговине, как и в других постъюгославских государствах идет соперничество двух основных тенденций – консервативной и либеральной (Л. Джакович, Д. Юзбашич, Н. Шехич, Б. Маджар).

Словенские историки также уделяют большое внимание изучению национального движения своего народа в конце ХIХ – начале ХХ вв. в период мира и Первой мировой войны и его роли в судьбе Австро-Венгрии. За исключением периода второй половины 1980-х – самого начала 1990-х гг.нее было характерно весьма критическое отношение к Монархии и империи, которую они считали структурой национального угнетения словенцев ( Ф. Гестрин, В. Мелик). Современные словенские историки – З. Бергант, Я. Плетерски, Ю. Перовшек, П. Свольшак) стремятся поставить развитие национальной идеологии в общеевропейский контекст, проанализировать механизм выборов, проводившихся в Австро-Венгрии до и после избирательной реформы 1907 г. в Австрии, реконструировать взаимоотношения словенских политических и общественных деятелей с другими славянскими народами и государствами, в том числе с русскими и Россией.



Венгерская историография Австро-Венгрии берет свое начало с издания в 1929 г. в США фундаментального исследования венгерского политика-эмигранта, левого либерала О. Яси. Оно заложило основы австро-венгерских исследований в США, определил их границы и основные дискуссионные вопросы. Этот период завершает работа И. Бибо (1946 г.), которая по масштабу и глубине вполне сопоставима с книгой Яси, хотя, скорее, носит характер геополитического и психологического эссе, а не строго исторического исследования.

Как и в российской историографии и историографии постъюгославских государств, в венгерской исторической науке происходят сложные, противоречивые и интересные процессы, связанные с переосмыслением прошлого. Создаются как разного объема, уровня и политико-идеологической направленности нарративы, например, Л. Контлера. В последнее время активизируются связи между историками Хорватии и Венгрии.

Обзор австрийской историографии можно начать с нарративных сочинений Е. Пристер и современного историка К. Воцелки продолжила традицию описательных «историй».

В книге А. Зуппана затрагиваются такие проблемы, как подоплека национально-революционных идеологий, великосербская пропаганда и Загребский процесс о государственной измене, характеристика австро-венгерского империализма в Южной Европе, крах Дунайской монархии в 1918 г. Для книги другого известного австрийского историка Х. Хазельштайнера также характерен сравнительно-исторический подход в границах региона. Основным посылом его трактовки идей федерализма заключается в стремлении исследовать формы и суть взаимоотношений между народами региона. Австрийские историки, как и их коллеги из других стран-наследниц Австро-Венгрии, стремятся преодолеть стереотипы прошлого, связанные со сложными взаимоотношениями австро-немецкого этноса и династии Габсбургов с народами просуществовавшей несколько веков империи и их национальными движениями.



Британская и американская историография. Большое воздействие на исследования Австро-Венгрии в 90-е годы ХХ в. и первое десятилетие века ХХI получивших большую популярность произведений четырех авторов, придерживавшихся разных методов и оценок – Б. Андерсона, Э. Геллнера, Э. Хобсбаума, А. Смита и других представителей науки стран Западной Европы и США – историков, этносоциологов, антропологов. Среди обобщающих исследований британских и американских авторов выделяются работы Б. и Ч. Йелавич, Р. Канна, З. Давида, Х. Сетон-Уотсона Э. Россоса и др., а также монографии Р. Доньи, Ф. Фридман, Н. Малькольма, М. Таннера, французского филолога и историка П. Гарда, посвященные судьбам отдельных югославянских народов или территорий.

Таким образом, степень разработанности проблематики в национальных историографиях и мировой историографии достаточно высока. Вместе с тем необходимо и выделить проблемы и задачи поставленные и решенные полностью или частично. Подводя общий итог, можно сказать, что, во-первых, для отечественной историографии характерно достаточно жесткое разделение на историю России, историю стран Западной Европы и США и на историю Средней (Центральной и Юго-Восточной) Европы. Специалисты по каждой данной стране или региону редко или в недостаточной степени используют источники, относящиеся к другим странам и регионам; во-вторых, в советской историографии долгое время насаждалось сущностно-хронологические границы между Новой и Новейшей истории. Естественный для России рубеж Октябрь 1917 г., не мог быть принят для стран Средней и Западной Европы, для которых таковым был 1918 г. На наш взгляд, возможно назвать период с Октября 1917 г. до ноября 1918 г. особым, переходным периодом; в-третьих, в мировой историографии довоенное время жестко отделялось от военных лет. Все это вместе взятое вело к тому, что история России рассматривалась в отрыве от развития Европы и мира, в противопоставлении им. Все это вместе взятое вело к хронологической и хорологической разорванности единой картины исторического (политического, идеологического и этнополитического) процесса.



В результате научного исследования, автором, автором обоснованы и сформулированы следующие положения, выносимые на защиту:

1. Развитие Австро-Венгерской империи – многонационального монархического государства – определяли четыре группы противоречий: между государством и этносоциальными общностями (народами); между разными народами и их политическими представительствами – национальными движе-ниями; между полноправными и неполноправными народами; этнополитические противоречия трансграничного и межгосударственного характера. Общая полиэтничная основа власти и монархии не сформировалась, также как не сформировалось единое полиэтничное общество; политическая система осталась фрагментарной. Австро-Венгерская империя оставалась сложившимся в ходе истории государственным объединением разностатусных административно-полити-ческих территорий, в границах которых совместно и чересполосно проживали разные, в том числе и этнически родственные – южно славянские – народы. Развитие Дунайской империи определяло столкновение центростремительной и центробежной, интеграционной и дезинтеграционной тенденций, которые в разных обстоятельствах были выражением процессов модернизации и национального самоопределения. История Австро-Венгрии в 1890–1918 гг. делится на две стадии – мирную (1890–1914 гг.) и военную (1914–1918 гг.).

2. В период 1890 – июнь 1914 г. национальные движения народов Австро-Венгрии, в том числе и южных славян, за исключением небольших групп сторонников интегрального югославизма, использовавших средства политического террора, в подавляющем преимуществе искали возможность национального самоопределения исключительно в границах существовавшего государства. Центростремительная тенденция, выражавшаяся в верности династии, имперском патриотизме, лоялизме и легализме, сохраняла господствующее положение и соединялась с модернизацией. Модернизация совпадала по направленности с центростремительной тенденцией. Однако модернизация не вела к социальной, этнонациональной и межрегиональной интеграции. Империя была вынуждена ориентироваться на экстенсивный путь развития.

3. Развитие Дунайской монархии с июля 1914 по ноябрь 1918 гг. харак-теризовалось нараставшим кризисом и неспособностью существовавшего механизма власти решить проблемы государства. С начала 1917 г. центробежная тенденция усиливается не только в политике национальных движений, вне зависимости от идеологии разных направлений в национальных движениях, но и внутри самого государственного механизма. Нарастал внутренний кризис Монархии как единого многонационального экономического, политического и военного организма. Централизм и дуализм исчерпали себя; ни триализация, ни федерализация на основе исторического государственного и естественного права были уже невозможны. Идеи и чувства этнонациональной принад-лежности постепенно стали преобладать над идеями и чувствами верности императору и империи и расходиться с ними; лоялизм и легализм уходили в прошлое. Национал-консерваторы и национал-либералы в национальных движениях южных славян радикализировали свои позиции и постепенно превратились в сторонников национальной революции, что отнюдь не предполагало революции социальной. Национальные движения, действовавшие на основе легализма превратились в национально-революционные – как модернизационного, так и консервативного характера.

4. В 1890–1914 гг. различные течения в национальных движениях южных славян стремились к взаимному сотрудничеству. С одной стороны, они опирались на центростремительную тенденцию и были ее отражением. С другой, – остались безрезультатными, поскольку отсутствовала реальная основа внутри югославянских и внутримперских интеграционных тенденций. В политике различных идеологических течений в национальных движениях южных славян проявлялись тенденции как к социально- и этнополитической дифференциации и соперничеству, так и к взаимному сотрудничеству. Наряду с этнорегиональным – хорватско-сербскими, хорватско-словенскими и, наконец, хорватско-сербско-словенскими инициативами и концепциями (австрославизм и югославизм), предпринимались попытки наладить совместную политическую деятельность и с другими славянскими народами империи, прежде всего с чехами (неославизм, «славянский союз» в рейхсрате, немадьярские народы Венгрии). Но они остались безуспешными из-за сущностных политических и экономических противоречий между национальными интересами каждого народа.

5. В годы Первой мировой войны национальные движения южных славян нашли общий язык между собой в специфических условиях нарастания центро-бежных тенденций и совпадения национально-политических интересов. Пози- ции Югославянского и Чехословацкого комитетов совпали относительно реше-ния проблемы национального самоопределения вне границ империи и по тенденции – с политикой австронемецкого и венгерского национальных движений. Центры дезинтеграционных по отношению к империи и оппозиционных монархии Габсбургов политических сил находились в основном за границей – в эмиграции (Лондон, Югославянский комитет), в плену (Россия, Франция), на о. Корфу (династия Карагеоргиевичей и правительство Сербии), а также национальные общины в США. В середине 1917 г. начался поворот от господства центростремительной к господству центробежной тенденции и у национальных движений южных славян внутри самой империи (Югославянский клуб в рейхсрате, хорватский сабор, а также депутаты сабора БиГ и местных представительных учреждений Далмации, Истрии, Крайны, Каринтии и других земель). Распад Монархии предопределило превращение центростремительных факторов в центробежные, обострение межнациональных и социальных противоречий, неэффективность всей системы государства.

6. Наряду с поисками внутримперских проектов реформирования национально-государственного устройства Монархии, политическими силами разных направлений выдвигались и региональные – центральноевропейские, «дунайские» и балканские проекты межгосударственного и внутригосударст-венного переформатирования этнополитического пространства – федератив-ные, конфедеративные и межгосударственные. Однако ни один из них не обеспечивал целостность и независимость Австро-Венгрии.

7. Россия объективно являлась идеологическим и геополитическим фактором существования или распада дуалистической монархии. «Русский фактор» и «славянское сознание» были неотъемлемыми элементами их национально-политического сознания, идеологии, стратегии и тактики их национальных движений. Причем далеко не всегда национальные движения южных славян видели в России опору в деле защиты их интересов и достижения их целей. Политике имперской, пост-имперской и большевистской России по разным причинам была присуща двойственность по отношению к крупному многонациональному государству в центре Европы. Будучи врагом Австро-Венгрии, Россия не стремилась к ее безусловному распаду.

8. Любой вариант окончания войны, будь то победа Центральных держав или победа Четверного согласия, – не был в состоянии гарантировать целостность многонациональной империи и ее суверенитет. Даже союзница Австро-Венгрии – Германия с ее планами создания Срединной Европы и реальной политикой подчинения Монархии, сыграла разрушающую Австро-Венгрию роль, поскольку на эти планы не могли согласиться славянские народы. После первоначального периода мобилизации и консолидации, война обострила внутренние социальные, межнациональные и межрегиональные противоречия. Процесс национального самоопределения во все большей степени совпадал по направленности с поиском новой социальной реальности. Война, согласно замыслу ее зачинателей, изначально направленная на подавление процессов национального самоопределения и отказ от социально-политической модернизации привела к тому, что оба эти процесса, которые могли сцементировать империю, превратились в факторы ее дезинтеграции.

9. Ни один из многочисленных «национальных вопросов» (хорватский, сербский, словенский, боснийско-герцеговинский или югославянский), равно как и геополитических (адриатический и балканский), сам по себе не сыграл решающей роли в распаде многонационального государства. Распад Австро-Венгрии был не случайностью, а следствием сущностного трансформации национализма, деформации и изменение направленности практические всех социальных и этнических процессов, произошедшего в годы Первой мировой войны. Возможности для национального самоопределения и социальной модернизации в рамках империи и монархии были полностью исчерпаны. Центростремительная тенденции лишились социального смысла и политической поддержки даже у господствующих австрийских немцев и венгров. В Австро-Венгрии произошла национальная революция (или несколько национальных революций), но не возникла социальная (социалистическая) революция.

Степень новизны данного исследования определяется итогами предшествующих исследований, нашедшими отражение в отечественной и зарубежной историографии, а также спецификой проблематики и методологии исследования:



  • автором осуществлен детальный анализ этнополитической терминологии в ее историческом развитии.

  • методологическая и содержательная новизна исследования состоит в том, что проанализированы во взаимосвязи процессы модернизации и национального самоопределения;

  • выявлена взаимозависимость этих двух процессов с центростреми-тельными и центробежными, интергационной и дезинтеграционной тенден-циями, соотношение которых в конкретных исторических условиях привела к распаду многонациональной империи;

  • проведен сопоставительный анализ развития этнополитических процессов и общественных настроений в довоенный период (1890–1914 гг.) и в период Первой мировой войны (1914–1918 гг.) у четырех южнославянских народов: изменение сути, форм, направленности и темпа этнических и социальных процессов привело к победе центробежной тенденции не только у неполноправных, но и господствовавших народов Монархии, а южные славяне увидели в общем югославском государстве новую социальную реальность, альтернативную австровенгерской.

  • впервые реконструированы и исследованы во взаимосвязи взаимоотношения национальных движений южных славян к России, с одной стороны, и отношение различных социальных и профессиональных групп российского общества к национальным движениям хорватов, сербов, словенцев и боснийских Мусульман.

  • на основании вновь обнаруженных в том числе и неопубликованных источников впервые проанализированы восприятие и оценка этнополитических процессов на Балканах и в Средней Европе российскими социал-демократами и социалистами – большевиками, меньшевиками, эсерами. Также был проведен сопоставительный анализ развития двух империй на последнем этапе их существования, в одной из которых победила социальная, а в другой – национальная революция.

  • в данном исследовании введено в научный оборот значительное количество новых источников – как неопубликованных, находящихся в архивах, так и опубликованных, однако находившихся вне поля зрения исследователей проблематики Средней Европы.

Особо необходимо выделить сравнительно-историческую составляющую данного исследования: был проведен комплексный историко-сравнительный аннализ национальных движений южнославянских народов между собой, а также других народов Австро-Венгрии, Австро-Венгерской и Российской империй.

Практическая значимость данного диссертационного исследования определяется тем, что содержащиеся в ней фактический материал, авторский анализ и выводы способствуют более углубленному пониманию этнополити-ческих процессов и явлений, протекавших в Австро-Венгрии а также в регионе Средней Европы и их систематизации. Результаты исследования могут быть внедрены в практику высшей школы при чтении общих и специальных курсов по Новой истории Австро-Венгрии, региона Средней (Центральной и Юго-Восточной) Европы и южнославянских народов, а также истории обществен-ного движения и внешней политики России и СССР, по истории международ-ных отношений, Нового и Новейшего времени.

Теоретические положения и выводы диссертации могут быть полезны представителям государственных структур и частных организаций, занимающихся практической деятельностью по формированию отношений Российской Федерации со странами региона Средней Европы и нынешнего субрегиона Западных Балкан. Разработанная автором методология может быть использована для изучения причин распада многонациональных государств в Средней и Восточной Европе в ХХ в.



Апробация результатов диссертационного исследования – его методологии, основных положений и выводов состоялась в ходе изложения докладов на всероссийских и международных научных конференциях, в частности: «Первая мировая война и судьбы народов Центральной и Юго-Восточной Европы» (ЧГУ им. Федьковича, Черновцы, Украина, 24–25 сентября 1998 г.); «Российская политика на Балканах» (Институт международной политики и экономики, Белград, Югославия, 15–16 октября 1998 г.); «Государство. Церковь. Общество» (ИВИ РАН, 19 апреля 2005 г.); «Первая мировая война и проблемы государственного строительства в Центральной и Восточной Европе (к 90-летию окончания Первой мировой войны)» (ЧГУ им. Ю. Федьковича, Черновцы, 29–30 октября 2008 г.); «История и политика: конфликт интерпретаций» (Институт всеобщей истории РАН, 8 декабря 2008; «Уроки Балканского конфликта» (МГИМО, Москва, 20 апреля 2011 г.; «Распад СССР и СФРЮ: выводы и уроки» (МГИМО, Москва, 28 февраля 2012 г,), «Религия и конструкты национальной идентичности в государствах Восточной Европы в XX в.: историографический аспект» (ИВИ РАН, 6–7 декабря 2012 г. «Россия и славянство: диалог культур» (Тверь, Исторический факультет ТГУ, 22 мая 2013 г.).

Основные положения и выводы диссертации обсуждены на заседаниях кафедры новой и новейшей истории Исторического факультета Московского педагогического государственного университета. Основные идеи и результаты изложены в 3-х в монографиях, научных статьях, опубликованных в журналах, рекомендованных ВАК, в количестве 21-й, в статьях в других журналах и проблемных сборников в количестве 37-ми. Апробация соответствующих частей и результатов диссертации была проведена во время чтения спецкурсов и ведения спецсеминаров на Историческом факультете Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова (кафедра истории южных и западных славян), Отделении международных отношений и зарубежного регионоведения Российского государственного гуманитарного университета. Все три монографии были отрецензированы в отечественных и зарубежных журналах, в том числе в журналах, рекомендованных ВАК.



Структура работы соответствует проблемно-хронологическому подходу исследования, его целям и задачам. Диссертация состоит из введения, 6 глав, разделенных на параграфы, заключения, списка использованных источников и литературы, а также приложения.
II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность темы, научная новизна работы, ее территориальные и хронологические рамки, определяются объект и предмет исследования, цель и основные задачи, дается характеристика источниковой базы, определяется степень изученности предложенной темы, ее теоретическая и практическая значимость, обосновывается использование понятийного аппарата исследования.

  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница