Н. С. Кирмель, кандидат исторических наук деятельность контрразведывательных органов белогвардейских правительств и армий в годы гражданской войны в россии (1918-1922 гг.) Монография




страница1/11
Дата11.08.2016
Размер1.94 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


ВОЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Н. С. КИРМЕЛЬ,

кандидат исторических наук

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

КОНТРРАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫХ

ОРГАНОВ БЕЛОГВАРДЕЙСКИХ ПРАВИТЕЛЬСТВ И АРМИЙ В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ В РОССИИ (1918-1922 гг.)

Монография

Москва-2007

ББК-Ц35(2)612-23.2
Ответственный редактор

доктор исторических наук, профессор Д.Н. Филипповых



Рецензенты:

доктор исторических наук, доцент С.В. Бориснев;

доктор исторических наук, доцент А.М. Ястремский;

Доктор исторических наук А.В. Окороков;

кандидат исторических наук, доцент И.И. Васильев
К 432 Кирмель Н. С.

Деятельность контрразведывательных органов белогвардейских правительств и армий в годы Гражданской войны в России (1918-1922 гг.). Монография. – М.: ВУ, 2007. – 136 с.


Монография посвящена одному из аспектов истории Белого движения и Гражданской войны в России. Автор на значительном фактическом материале предпринял попытку комплексного изучения организационного строительства, правовых основ, кадрового потенциала и различных направлений деятельности контрразведывательных органов белогвардейских правительств и армий – борьбы с разведывательно-подрывной деятельностью советских и зарубежных спецслужб, с большевистским подпольем и партизанским движением, оппозиционными партиями, преступностью, а также контроля над политическими настроениями в обществе и армии.

Книга рассчитана на научных работников, преподавателей и всех лиц, интересующихся историей отечественных спецслужб.


ББК-Ц35(2)612-23.2

©Военный ун-т, 2007 г

©Н. С. Кирмель, 2007

ВВЕДЕНИЕ
Становление и развитие России неразрывно связано с деятельностью спецслужб, роль которых сводилась к обеспечению безопасности страны, а также сменявших друг друга политических систем. Уникальность социокультурного уклада российского общества, изменение внутри- и внешнеполитической ситуации в различные исторические эпохи, отводили им особое положение в системе государственного устройства.

В период великого перелома, вызванного Февральской и Октябрьской революциями, рухнула прежняя система внутренней и внешней безопасности страны. Однако контрразведка, как вид деятельности, не исчезла в период социального кризиса. В условиях войны, общественной напряженности и политической нестабильности, образовавшиеся на обломках империи режимы, в целях самозащиты и самосохранения создавали свои спецслужбы. Процесс формирования контрразведывательных структур белогвардейских государственных образований проходил под влиянием сложных международных отношений, сепаратистских настроений, политических разногласий в антибольшевистском лагере, боевых действий, при остром недостатке финансовых и материальных средств, и т. д. При том, личные качества руководителей, их амбиции порой оказывали огромное влияние на принятие важнейших решений в военно-политической сфере.

Каждый из лидеров Белого движения (М.В. Алексеев, Л.Г. Корнилов, А.И. Деникин, А.В. Колчак, Н.Н. Юденич, Е.К. Миллер) пришел к власти своим путем, в зависимости от конкретных политических, социальных и военных условий в той или иной части России. Поэтому о едином подходе к формированию правительств, армий и спецслужб не могло быть и речи. Но при всех различиях и особенностях прослеживается одно общее – бывшие царские генералы не смогли отказаться от прежних традиций и сформировали контрразведывательные органы по образцу дореволюционных институтов, организационно подчинив их военному командованию. Имея различную ведомственную подчиненность (Ставке и Генштабу), белогвардейские спецслужбы не смогли координировать свою деятельность между собой и органами политического сыска МВД в борьбе со шпионажем и другими антигосударственными преступлениями. Только в конце Гражданской войны в Крыму и на Дальнем Востоке произошло объединение контрразведки и политического сыска под общим руководством.

Советской России в короткие сроки удалось создать централизованно управляемый государственный аппарат (составной частью которого была наделенная широкими полномочиями Всероссийская чрезвычайная комиссия) сыгравший решающую роль в мобилизации людских и материальных ресурсов, подавлении сопротивления антибольшевистских сил.

Опыт Гражданской войны показывает, что эффективность обеспечения безопасности страны в условиях политического кризиса и социальной напряженности зависит не только от целенаправленной работы спецслужб, но и от усилий всех институтов власти и общества в целом.

Несмотря на многие различия, между белогвардейскими и большевистскими спецслужбами имеется общее – их деятельность была направлена на обеспечение безопасности правящих режимов, а не общества и граждан страны.

За сравнительно короткий промежуток времени белогвардейские контрразведывательные органы накопили уникальный опыт, позволяющий определить тенденции их развития в различных конкретно-исторических условиях. Из него следует, что, во-первых, необходимость в контрразведывательной деятельности остается неизменной при смене власти, проигранной войне и даже при потере страной независимости и территориальной целостности.

Во-вторых, жизнеспособность структур обеспечения безопасности в период социальных потрясений зависит от их востребованности государством (политическими организациями, партиями, движениями) и наличия профессионально подготовленных кадров, готовых им служить.

В-третьих, спецслужбы гибнут или теряют независимость вместе с теми государственными системами, составной частью которых они являлись.

Актуальность темы исследования обусловлена следующими обстоятельствами:

во-первых, глубокое и непредвзятое изучение аспектов обеспечения безопасности белогвардейских правительств и армий позволяет ввести в научный оборот новые архивные документы и материалы, которые будут способствовать более полному изучению истории Гражданской войны в России, помогут понять диалектику борьбы между всеми враждующими силами;

во-вторых, исследование позволит заполнить пробел в истории отечественных спецслужб - открыть в ней новую страницу под названием «Контрразведывательные структуры Белого движения». В научных трудах и энциклопедических изданиях подобного раздела до сих пор нет. Монография также посодействует более глубокому изучению прошлого советских органов безопасности в указанных хронологических рамках;

в-третьих, следует обратить внимание на некоторое сходство ситуации в нашей стране в годы Гражданской войны и в настоящее время с точки зрения обеспечения безопасности. Распад Российской империи и Советского Союза способствовали изменению геополитической обстановки в мире, образованию на ее окраинах ряда самостоятельных государств, переменам в общественном и государственном строе России и возникновению комплекса угроз для безопасности вновь образовавшихся политических систем. Анализ обстановки приводит к выводу, что угрозы имеют некоторые общие черты. Даже сейчас, не смотря на начало преодоления наиболее серьёзных последствий политического, социального и экономического кризиса в стране, полностью не изжиты экстремизм и сепаратизм, могущие привести к новым катаклизмам в России со всеми вытекающими отсюда последствиями. Сохраняются внешние угрозы, связанные с продвижением НАТО на Восток и активизацией сил международного терроризма. Поэтому исторический опыт функционирования контрразведывательных органов Белого движения в исследуемый период позволит сформулировать теоретические выводы, имеющие практическое значение для развития и деятельности отечественных спецслужб на этапе становления современной российской государственности.

Степень научной разработанности проблемы

К началу XXI в. исторической наукой накоплен огромный теоретический и фактический материал, посвященный различным аспектам Гражданской войны в России. Однако, несмотря на огромное количество книг, диссертаций и научных статей, деятельность белогвардейских спецслужб пока еще не получила должного освещения. Проблема в том, что Гражданская война, пожалуй, больше других исторических событий подвергалась политической конъюнктуре. Историография данной темы развивалась в обстановке информационной борьбы между «красными» и «белыми», социализмом и капитализмом, СССР и странами Запада. В ходе идеологического противоборства обе стороны в агитационно-пропагандистских целях допускали преднамеренные фальсификации и искажения фактов, давали субъективные, односторонние трактовки минувшим событиям. Органы белогвардейской контрразведки советскими историками не изучались как по идеологическим соображениям, так из-за отсутствия доступа к архивным документам, долгое время являвшимися секретными. Белоэмигранты хранили молчание, по всей видимости, опасаясь навредить бывшим соратникам, оставшимся жить в СССР.

К этой теме ученые обратились лишь в конце ХХ в., и на данный момент времени в ее историографии лишь предприняты попытки комплексных исследований. Отдельные проблемы и направления обозначены в литературе и периодической печати.

Проанализировав различные работы, автор пришел к выводу: деятельность белогвардейских спецслужб лишь незначительно отражена как в отечественной, так и в зарубежной историографии. Отечественная историческая литература включает в себя две составные части: советскую и постсоветскую (российскую). Зарубежная литература представлена произведениями белоэмигрантских и западных авторов.

Первые работы, имеющие косвенное отношение к исследуемой проблеме, появились еще в годы Гражданской войны и были написаны участниками событий. Обращает внимание научно-прикладной труд, автором которого является 2-й генерал-квартирмейстер штаба Верховного главнокомандующего армии А.В. Колчака генерал-майор П.Ф. Рябиков1. Профессор академии Генштаба, основываясь на опыте Первой мировой войны, отразил отдельные аспекты деятельности контрразведки, акцентировал внимание на ее тесной связи с разведкой. Работа предназначалась для слушателей академии и офицеров Генштаба, занимавшихся разведкой. Труд ученого по достоинству оценили военные специалисты Советской России и переиздали в 20-х гг. ХХ в.

На некоторые положения монографии генерал-майора П.Ф. Рябикова сослались С.С. Турло и И.П. Залдат в своей книге «Шпионаж», которая была издана в 1924 г. в типографии полномочного представительства Объединенного государственного политического управления (ПП ОГПУ) по Западному краю под грифом «секретно» (переиздана для широкого круга читателей в 2002 г.)1. Советские авторы обобщили большой объем информации по истории, теории и практике спецслужб. Руководствуясь классовым подходом, они попытались с научной точки зрения оценить роль контрразведки в системе защиты государственных интересов.

Анализ литературы показывает, что белогвардейские спецслужбы не изучались советскими историками. С подачи члена коллегии Всероссийской чрезвычайной комиссии М.И. Лациса2 было задано направление по исследованию лишь советских органов госбезопасности. Ученые сконцентрировали свое внимание на борьбе ВЧК с антибольшевистскими заговорами, спекуляцией, бандитизмом и саботажем. Лишь отдельные эпизоды разоблачения агентуры белогвардейской разведки в рядах Красной Армии находили отражение в научных статьях и монографиях. Исходя из бытовавших в то время идеологических установок, историческая наука не сочла нужным углубленное изучение закономерностей противоборства советских и белогвардейских спецслужб. Поэтому изданные в советский период некоторые труды в большей степени представляют лишь общественный интерес и не могут быть объективными источниками информации3.

В постсоветский период массив рассекреченных документов дал возможность ученым без идеологических установок исследовать прошлое России, максимально приблизиться к объективности. В этой связи на повестку дня стали вопросы переосмысления истории Гражданской войны. Популярность темы была вызвана не только широкими возможностями источниковой базы, но и разнообразием подходов к изучению проблемы. Особый интерес вызвало Белое движение. Тем не менее, деятельность белогвардейской контрразведки не стала предметом должного внимания со стороны исследователей. Историк спецслужб А.А. Зданович в своей документальной повести «Свои и чужие – интриги разведки»1, написанной на основе архивных материалов, обратился к личности В.Г. Орлова, следователя царской охранки, допрашивавшего в варшавской тюрьме Ф.Э. Дзержинского. После Октябрьской революции он по заданию генерала М.В. Алексеева внедрился в ВЧК (комиссию по уголовным делам), собрал много сведений, в основном контрразведывательного характера, а затем перебрался на Юг России, где руководил разведкой и контрразведкой отдела Генштаба Военного управления. В эмиграции действительный статский советник погиб при загадочных обстоятельствах, предположительно, от рук гитлеровцев. В книге фрагментами показаны вопросы строительства и деятельности белогвардейской контрразведки на Юге России.

В монографии «Отечественная контрразведка (1914 - 1920): Организационное строительство»2 А.А. Зданович рассмотрел вопросы организационного строительства контрразведывательных органов царской России, Временного правительства, а также Особых отделов ВЧК. В данной работе для нашего исследования представляет интерес глава, в которой представлена эволюция военной контрразведки после октября 1917 г. Ученый на основе архивных материалов показал, что пришедшие к власти большевики разрушили прежнюю систему контрразведывательных органов.

В 2004 г. вышла в свет коллективная монография «Государственная безопасность России: История и современность»3. К сожалению, авторы обошли стороной деятельность белогвардейских спецслужб. Вместе с тем труд представляет интерес с точки зрения всестороннего анализа концепций и функций государственной безопасности России в различных исторических эпохах.



Е.В. Волков в своей монографии «Под знаменем Белого адмирала», изданной в 2005 г., фрагментарно показал различные направления деятельности колчаковской контрразведки. Однако борьба белогвардейских спецслужб с советским и иностранным шпионажем автором не рассматривалась1.

Некоторые аспекты строительства и деятельности белогвардейских спецслужб можно встретить в диссертациях, посвященных различным вопросам Гражданской войны в регионах. Так, доктор исторических наук Ю.Н. Ципкин2, проводя исследование эволюции Белого движения на Дальнем Востоке в 1920-1922 гг., отразил отдельные фрагменты борьбы белогвардейской контрразведки с большевистскими разведчиками и подпольщиками.

К проблемам строительства военно-управленческого аппарата белогвардейских правительств и армий в Сибири обратилась Л.Н. Варламова3. В ее кандидатской диссертации рассмотрены вопросы строительства органов военного управления адмирала А.В. Колчака, в том числе разведки и контрразведки, показаны особенности реорганизации штаба Верховного главнокомандующего всеми сухопутными и морскими силами вооруженных сил России, Военного и Морского министерства, штаба Восточного фронта.

Заслуживает внимание диссертационное исследование А.А. Реца, в котором предпринята попытка комплексного изучения формирования и деятельности органов контрразведки, военного контроля и МВД антибольшевистских правительств Сибири в 1918 - 1920 гг. Проанализировав различные аспекты деятельности колчаковских спецслужб, историк, на наш взгляд, сделал верный вывод о том, что благодаря профессиональной работе органов безопасности белогвардейцы смогли оказывать сопротивление Советской России значительное время4.

В средине 90-х гг. ХХ в. историк В.Г. Бортневский в научных статьях1 показал структуру и организацию разведки и контрразведки Добровольческой армии и Вооруженных сил на юге России (ВСЮР), их место и роль в системе деникинской диктатуры. Следует согласиться с мыслью автора о том, что дефекты правящего режима негативно отразились на деятельности спецслужб.



Научные статьи Н.В. Грекова и Е.А. Корневой дают представление об организационном строении белогвардейской контрразведки в Сибири, отмечают ее роль в борьбе с большевистским подпольем и оппозиционными партиями, а также показывают слабые места органов безопасности колчаковской диктатуры2. Однако, Н.В. Греков допустил неточность, указав, что в результате реорганизации органов военного управления, проведенной в июне 1919 г., тыловые контрразведывательные органы «подчинялись 3-му генерал-квартирмейстеру генерал-майору А.Т. Антоновичу». Архивные материалы свидетельствуют о том, что и фронтовые, и тыловые контрразведывательные структуры находились в подчинении 2-го генерал-квартирмейстера при Верховном главнокомандующем.

Вопросы создания и функционирования военно-регистрационной службы (контрразведка) на Севере России рассмотрены в статье В.Н. Ильина3. Исследователь показал, что в отличие от других российских регионов, этой спецслужбе удалось сохранить свою организационную целостность при смене политических систем. Автор сделал акцент на зависимость белогвардейской контрразведки от спецслужб интервентов.



Историк В.Ж. Цветков в научной статье кратко изложил принципы организации и деятельности белогвардейских разведки и контрразведки (в большей степени последней) исходя из территориального и хронологического признаков с момента зарождения движения до его окончания, дал оценку ее деятельности1. Это единственная работа, в которой обобщен, насколько позволяют рамки журнальной статьи, опыт строительства спецслужб всех белогвардейских государственных образований и армий.

Исследователями русского зарубежья фактически не изучались белогвардейские контрразведывательные структуры. Исключение составляют лекции генерал-майора Н.С. Батюшина, изданные в Софии в 1939 г. (переизданы в России в 2003 г.)2. Основываясь на личном опыте, он высказал свои взгляды на роль и место органов безопасности в государстве, изложил проблемы организации и деятельности разведки и контрразведки, сформулировал методы борьбы со шпионажем и т. д. Хотя автор сделал свои выводы, обобщив опыт на примере спецслужб дореволюционной России, его книга представляет ценность с точки зрения понимания теории и практики разведки и контрразведки того времени.

Из многочисленной зарубежной литературы, посвященной Гражданской войне в России, представляет интерес книга Н. Росса «Врангель в Крыму»3, изданная во Франкурфте-на-Майне в 1983 г. Изучив архивные документы Гуверовского института Стэнфордского университета, автор посвятил главу книги реорганизации контрразведывательных структур Русской армии, а также борьбе правоохранительных и наблюдательных органов с государственными преступлениями.

Таким образом, из вышесказанного можно сделать вывод, что современная наука не располагает комплексными исследованиями, посвященными анализу деятельности белогвардейских спецслужб в годы Гражданской войны в России в 1918-1922 гг. и поэтому не дает целостного представления о проблеме. Данное обстоятельство определяет актуальность и научную значимость монографии.



Объектом исследования являются органы контрразведки белогвардейских правительств и армий.

Предмет исследования – деятельность контрразведывательных органов в условиях Гражданской войны в России, а также методы их работы и результаты функционирования.

Целью исследования явилось комплексное изучение деятельности контрразведывательных органов Белого движения в 1918 - 1922 гг., их правовых основ и кадрового потенциала, теории и практики организационного строительства.

Исходя из вышеизложенного, определены следующие задачи исследования:

1. Рассмотреть особенности организационной структуры, статуса и механизма функционирования контрразведывательных органов белогвардейских правительств и армий.

2. Определить кадровую политику органов военного управления в отношении личного состава контрразведывательных учреждений.

3. Выявить формы и методы работы контрразведок.

4. Исследовать различные функции спецслужб в годы Гражданской войны.

5. Проанализировать роль контрразведки в обеспечении безопасности белогвардейских государственных образований и их армий.

6. Показать влияние внешней и внутренней политики властей на результативность деятельности контрразведки.

7. Сделать научно-обоснованные выводы.

Географические рамки исследования. В годы Гражданской войны центральные и низовые органы контрразведки Белого движения дислоцировались по месту расположения правительств и армий – Север, Юг, Северо-запад и Восток России.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1918 г. по 1922 г.

Отправной точкой данного исследования является 1918 г., поскольку в январе (по новому стилю) был сформирован штаб Добровольческой армии, в состав которого вошло контрразведывательное отделение (КРО).

Выбор 1922 г. в качестве верхней хронологической границы связан с разгромом белых армий на Дальнем Востоке и окончанием Гражданской войны.

Методологические и теоретические основы исследования. Изменения, происходящие ныне в обществе и исторической науке, требуют переосмысления подходов в изучении прошлого. В советский период основой методологии являлся принцип партийности, которому были подчинены принципы историзма и объективности. Классовый подход к анализу исторических событий и оценка их с точки зрения революционного пролетариата, рассматривался как единственно научный метод исследования исторических процессов.

Предпочтительным автору представляется формирование научной концепции исторического развития России, которая могла бы твердо строиться на основополагающих принципах мировоззренческой свободы, объективности, историзма, гражданственности и непредвзятости.



Принцип мировоззренческой свободы предполагает свободу авторских суждений при корректном отношении к взглядам оппонентов. Он сохраняет в целом верность своим идеологическим пристрастиям, уступая при этом здравому смыслу, более убедительной логике и аргументации.

Лишь при таком условии могут приобрести свою фактическую значимость принцип объективности с его целостным и непредвзятым освещением исторических процессов, и принцип историзма, заставляющий исследователя рассматривать различные события во взаимосвязи с другими процессами.



Принцип гражданственности предполагает сопереживание исследователя за судьбу Отечества, гордость и боль за ее прошлое. К сожалению, у ряда идеологов власти 90-х гг. ХХ в., стоящих на либерально-«демократических» позициях, явно просматривалась неприязнь ко всему советскому тенденциозность в оценке некоторых важнейших событий российской истории. Объективное, научно обоснованное осмысление российской истории позволит уже в ближайшее время выйти на совершенно иной уровень. Совершенно очевидно, что пора от крайностей переходить к беспристрастному переосмыслению, осознанию не только трагизма, но и величия российской истории тех лет.

В качестве методологической основы исследования автор избрал структурно-функциональный подход, главнейшими принципами которого являются объективность и системность при рассмотрении социальных явлений и политических проблем. Основным методологическим принципом настоящей работы выступает принцип историзма, требующий рассматривать все события и процессы в развитии, взаимосвязи и в конкретных условиях. Автором также взято на вооружение одно из важнейших положений марксизма: об объективности общественного сознания в любых его проявлениях в зависимости от тех материальных, объективных условий, в которых оно формируется и функционирует.

Для получения истинных знаний автор использовал принцип непредвзятости, который позволил погрузиться в рассматриваемую эпоху, понять основные ценности противоборствующих сторон. Ведь понять, это вовсе не значит принять. Как раз этим-то и отличается принцип непредвзятости от принципа партийности, который долгое время у советских историков ассоциировался с высшим принципом научной объективности.

Соблюдение принципа непредвзятости, на наш взгляд, является одним из условий научной состоятельности исторической работы. Непредвзятость должна сопутствовать всей деятельности исследователя – от сбора источников до теоретических обобщений.

В качестве методологической базы использованы как общенаучные методы познания (исторический и логический, классификационный, обобщение, анализ, синтез, сравнение, контент-анализ, функциональный анализ, факторный анализ), так и специально-исторические методы теоретического исследования (сравнительно-исторический и системный, текстологический анализ, экстраполяции, компаративный и др.). Используя их, автор стремился представить исследуемую проблему в совокупности ее прямых и опосредованных связей, анализируя источники и литературу в контексте исторической ситуации, опираясь на труды целого ряда исследователей, в которых дано теоретическое обоснование и показана взаимосвязь изучаемых процессов.

Источниковая база исследования

Задачи исследуемой проблемы требуют активного привлечения архивных материалов, сборников документов, газетной периодики тех лет, мемуаров.

Материалы по истории разведки и контрразведки Белого движения содержатся в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ), Российском государственном военном архиве (РГВА), в ведомственных (Федеральной службы безопасности и Службы внешней разведки) и региональных архивах, а также в зарубежных хранилищах.

Основой источниковой базы монографии послужили документы ГАРФ и РГВА: постановления правительств, приказы военачальников, временные штаты, отчеты руководителей спецслужб, переписка между должностными лицами по различным вопросам, агентурные сводки, вырезки публикаций из белогвардейских газет, документы, захваченные у противника и т. д.

Работа с архивными источниками представляла определенную сложность в силу распыленности материалов по различным фондам. Недостатки систематизации объясняются еще и тем, что немалая часть секретной документации, а также многие официальные бумаги были намеренно уничтожены сотрудниками разведывательных и контрразведывательных отделений.

Вторую группу источников составляют сборники документов,1 энциклопедии2, справочники3 и путеводители4.

Третью группу составляют мемуары, дневники и воспоминания лидеров Белого движения, общественных деятелей, руководителей и сотрудников спецслужб. В них содержится много документального, информационного и аналитического материала. Особо значимым источником являются произведения А.И. Деникина5, в которых содержаться уникальные документы, мемуарные зарисовки, субъективные трактовки исторических явлений. Как профессиональный военный, генерал-лейтенант А.И. Деникин много внимания уделяет вопросам формирования Добровольческой армии, ее задачам и духовному облику первых добровольцев.

«Записки» П.Н. Врангеля6 представляют не меньший интерес как для специалистов, так и для всех, интересующихся историей Белого движения. Воспоминания генерала содержат большое количество документов, что придает им ценность исторического источника.

«Дневник» А.П. Будберга насыщен характеристиками представителей белогвардейского режима на востоке России, дает критический анализ деятельности властей, правоохранительных и контрразведывательных органов1.

Интересные факты содержатся в «Записках» С.М. Устинова2. Автор рассказал о первых месяцах после Февральской революции, в течение которых новая демократическая власть разрушила систему борьбы со шпионажем, а также о недостатках работы органов деникинской контрразведки в Одессе.

Бывший начальник Петроградского охранного отделения генерал-майор К.И. Глобачев3 вскрывает изъяны в организации работы розыскных политических органов, а также кадровой политики деникинского режима.

Книга русского контрразведчика действительного статского советника В.Г. Орлова вышла на английском языке в 1932 г. под названием «Секретное досье»4. В России она была издана в 1998 г. и называлась «Двойной агент». Автором частично коснулся противостояния белых и красных спецслужб. Российское издание снабжено архивными документами и иллюстрациями.

Некоторое представление о работе контрразведки на Дону, более напоминавшей политический сыск, могут дать воспоминания поручика Н.Ф. Сигиды. Однако к такого рода источникам следует относиться с некоторой осторожностью, поскольку белые подпольщики в отчетах в штаб Добровольческой армии нередко завышали собственные заслуги в антисоветской борьбе5.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница