Многонациональное государство




Дата30.07.2016
Размер56.2 Kb.
Многонациональное государство — 1) в широком смысле — многонациональным считается государство, в котором проживают представители более чем одной национальности. На практике же в мире почти нет национально однородных государств. Многонациональные государства различаются по форме политического устройства (империя, национальное государство, федерация, конфедерация), по статусу земель с компактным проживанием национальных меньшинств (автономная республика (край), национально-культурная автономия, полуавтономия, анклав, резервация, и т.д.), по статусу национальных меньшинств (оформлена диаспора или нет, по степени защиты их культурных, языковых, образовательных прав и т.д.).

В империи и национальном государстве основную роль играет титульная нация, а статус остальных понижен. Для продвижения вверх по социальной лестнице индивид должен или принадлежать к титульной нации, или демонстрировать ей полную лояльность вплоть до ассимиляции. В федерации суверенитет на внутреннем уровне осуществляется путем разделения компетенций между федеральным правительством и по крайней мере двумя субъектами федерации, которые могут быть выделены на административно-территориальной, а могут — и на национальной основе. В конфедерацию объединяются земли с одинаковым суверенитетом и правами на добровольной, конституционной или договорной основе. Собственно, конфедерация представляет собой настолько рыхлое и редко встречающееся в истории образование, что некоторые ученые сомневаются, можно ли считать ее государством, или ее надлежит определять как форму добровольного объединения суверенных государств, делегирующих часть своих прав общему правительству для решения конкретных задач. Исходя из этих определений, наиболее комфортно этносы чувствуют себя в рамках конфедерации или — в меньшей степени, федерации.

Конфедерация — форма, встречавшаяся в основном в исторической ретроспективе (США в ранний период своей истории, кратковременно существовавшие государства — союз Сербии и Черногории в 2003-2006 гг., Сенегамбия, 1982–1989), Союз Африканских Государств (в 1960-1962 гг. объединял Мали, Гвинею и Гану). Сегодня конфедерацией можно назвать Боснию и Герцоговину.

В наши дни в мире более 20 государств называют себя федеративными республиками, и все они являются многонациональными (Аргентина, Австрия, Бразилия, Венесуэла, Германия, Индия, Мексика, Микронезия, Непал, Нигерия, Пакистан, Россия, США, Швейцария, Эфиопия, ЮАР и т. д.).

В рамках федераций и даже национальных государств территории с компактным проживанием отдельных этносов могут получать статус автономии (принимающей различные иерархиезированные формы — республика, область, край, округ и т.д.). Автономия может иметь свои органы власти, обладающие определенными полномочиями в вопросах экономики, сбора и распределения налогов, социальной политики, культуры, здравоохранения, образования и т.д. Но они не имеют федеральных политических полномочий, своих вооруженных сил, права на осуществление внешней политики и т.д.

Существует также понятие национально-культурной автономии, принимающей форму общественной организации (общественного движения). Это добровольные объединения граждан, принадлежащих к одному этносу (являющемуся в данном контексте национальным меньшинством), которые объединяются в какию-либо общественную структуру с целью защитить и развить культурные особенности своего этноса — открыть клуб, школу, музей, создать национальную ассоциацию и т.д. Национально-культурная автономия — понятие неполитическое. Его обосновали еще в начале ХХ в. австрийские социал-демократы, так называемые австромарксисты О. Бауэр и К. Реннер. Для Австро-Венгерской империи была актуальной проблема сохранения этносами империи национальной самобытности в имперском контексте. Сохранение культуры, языка, образования, обычаев отдельных народов без претензий на суверенитет и политическое самоопределение, получившее название «культурной автономии», виделось австромарксистам выходом из данной ситуации, спасением для национальных меньшинств и тем компромиссом, на который бы пошли имперские власти.

После II мировой войны идеи национально-культурной автономии получили большое распространение. Ее предоставление национальным меньшинствам казалось выходом из национальных противоречий и путем к созданию толерантного многонационального государства.

Так, например, Аландские острова в составе Финляндии имеют свой официальный язык — шведский, свое особое местное гражданство (швед. Åländsk hembygdsrätt), даже собственный парламент (лагтинг), особое налогообложение, выпуск собственных почтовых марок и т.д. 6 % населения Финляндии говорит по-шведски, имеют свои газеты, литературу, право деловой и официальной переписки на шведском языке, перевода законов на шведский язык, культурные шведские организации и т.д. Кроме того, в 1992 г. был принят закон о саамском языке, согласно которому даже для такого этнического меньшинства, как саамы (менее 8000 человек) обязателен перевод на саамский язык финских законов, если они затрагивают интересы саамов.

В Бельгии 60 % населения — фламандцы, говорящие на разных диалектах нидерландского языка, и 40 % — франкоязычные валлоны. Для фламандцев и валлонов устраиваются отдельные университеты (например, Лювенский университет представлен двумя отдельными университетами: фламандским в собственно Лювене и французским в Лювен-ля-Нёв (Louvain-la-Neuve — «Новый Лувен»), издается национальная пресса или издания одновременно на двух языках, обеспечивается национальная культурная жизнь. В 1963 г. были приняты законы о языках, в 1980 г. французский и нидерландский языки в Бельгии были уравнены в правах, но их использование сосредоточено в районах компактного проживания предтавителей той или иной нации.

Попытка создания многонационального государства как союза равноправных свободных союзных республик с правом на самоопределение и автономных республик была предпринята в СССР. Союзные республики имели свои конституции, правительство, выборные верховные органы, свои коммунистические партии. В рамках республик официальный статус имели национальные языки. Всячески поощрялись пролетарский интернационализм, «дружба народов» (был учрежден даже одноименный орден), изучение истории и культуры «народов СССР», разного рода культурные контакты, фестивали и т.д. Предполагалось, что такая политика в перспективе приведет к слиянию равноправных народов и образованию принципиально новой общности людей — советского народа (в данном случае он выступал синонимом нации). Крушение СССР в 1991 г. и его стремительный распад, «парад национализмов» в бывших союзных республиках, вылившийся даже в войны на национальной почве (на Кавказе и в Средней Азии) показали всю безосновательность этих надежд и неправильность политики СССР в национальном вопросе. СССР не смог стать толерантным многонациональным государством, межэтничческие противоречия оказались загнанными далеко вглубь, но не изжитыми навсегда. Как только их перестал сдерживать рухнувший коммунистический режим, страна — СССР — распалась, а националисты в республиках начали построение собственных национальных государств.

Историческая практика показала, что многонациональное государство возможно только при сильном устойчивом демократическом режиме. При нем главной ценностью является личность человека и его права, и это экстраполируется и на этнические меньшинства. Развитие национально-культурных автономий в демократиях Европы во второй половине ХХ в. было реализовано вполне успешно и явилось успешной апробацией способов решения наицонального вопроса в некоторых госудаствах. В то же время, в ряде европейских стран (Испания, Великобритания, балканские государства) проблемы многонациональных государств не решены, а в последние десятилетия даже обострились из-за иммиграционных процессов.

2) в узком смысле многонациональным государством называется государство, где ни один из этносов не доминирует над другими и не составляет большинства. Считается, что многонациональным можно назвать государство, где ни один этнос не превышает 2/3 населения. Например, в конституции Индии официальный статус имеет 21 язык — цифра, поражающая воображение, но не столь уж и большая, если учесть, что в Индии 1652 языковых диалекта.



Литература: Бауэр О. Национальный вопрос и социал - демократия. СПб., 1909; Шпрингер Р. Национальная проблема (борьба национальностей в Австрии). СПб., 1909; Alonso W. Citizenship, Nationality and Other Identities // Journal of International Affairs. 1995. Vol. 48; Этничность. Национальные движения. Социальная практика. СПб., 1995; Абдулатипов Р. Национальный вопрос и государственное устройство России. М., 2000; Основы национальных и федеративных отношений. М., 2001; Национальный вопрос и государственное строительство: проблемы России и опыт зарубежных стран. М., 2001Тишков В.А. Этнический федерализм: российский и международный опыт // Тишков В. А. Этнополитология и политика. М., 2005; Столяров М. В. Теория и практика федерализма. Курс лекций о федеративном государстве. М., 2008; Карсанова Е. С. Этнополитический фактор в формировании и развитии бельгийского федерализма // Социология власти. 2011. № 3.


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница