Министерство здравоохранения республики молдова




страница26/27
Дата13.08.2016
Размер6.3 Mb.
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   27
Глава 25. Биоэтика и проблемы практической медицины


25.1.Человеческий эмбрион, аборт и искусственное оплодотворение
Проблема аборта всегда была дискуссионной. В определенные периоды времени аборт был запрещен, в другие – легализован. После "Abortion Act" от 17 октября 1967 г. в Великобритании и известного решения Высшего суда Соединенных Штатов Америки "Roe versus Wade" от 2 января 1973 г., где провозглашалось, что "плод не является юридической личностью, защищенной Конституцией Соединенных Штатов", большинство западных стран, одна за другой, легализировали искусственное прерывание беременности, которое уже давно было узаконенным и широко распространенным в коммунистических странах. С моральной точки зрения также существуют за и против. В действительной жизни мы сталкиваемся с огромным количеством абортов, произведенных как легально, так и криминально.

Государственные законы, которые разрешают проведение искусственного аборта, не только не в состоянии уменьшить число криминальных абортов, но и постоянно провоцируют многих лиц преступать те легальные границы, которые, как предполагалось, должны были бы контролировать и ограничивать аборты. Статистика, пусть недостаточно точная, демонстрирует широкую современную абортивную практику. В 1994 году на 1000 женщин было произведено абортов: в Польше - 3,6, в Ирландии - 5,4, в Германии - 8,7, в Италии - 12,7, во Франции - 13,4, в Великобритании - 14,8, в США - 26,4, в Китае - 37,5, на Кубе - 56,5, в России - 119,6, в Румынии - 172,4.

Что еще кое-как соблюдается, так это срок беременности, за которым аборт становится криминальным. Этот срок, в основном, ограничен 12 неделями, не превышает 24 недели в Великобритании и Голландии, и вообще не имеет границ во многих штатах США. Развитие “антигестативной” абортивной техники (искусственный вызов раннего аборта химическим способом) при помощи “мини-та6летки” Норилана, а теперь уже RU 486, качественно изменяет проблему, превращая ее в факт чисто личного характера и ставя аборт в один ряд с контрацепцией.

Существуют несколько точек зрения на проблему аборта. Все споры ведутся вокруг нескольких моментов: человеческий эмбрион, последствия аборта, терапевтический, евгенический и криминальный аборт. В зависимости от понимания этих моментов будет и соответствующее отношение к проблеме аборта. Одни считают, что аборт – сугубо личная, интимная проблема, которая никого, кроме самой женщины не касается, в которую никто не должен вмешиваться. Это одна из медицинских операций, и как в случае каждой хирургической операции, все проблемы решаются врачом и пациентом, т. е. аборт – это медицинская проблема. С медицинской точки зрения аборт всегда вредно сказывается на здоровье женщины и её последующую репродуктивную функцию.

Вторая точка зрения, что аборт оскорбляет нравственное чувство, что это нравственная сложнейшая проблема. Ведь прежде чем прийти к врачу, женщина решает моральную проблему: жизнь или смерть будущего человека, да и после того, как она обращается к врачу, этический смысл вопроса не только не исчезает, но ещё более усложняется. В решении этой проблемы вовлекается третий человек, и, если он делает свое дело как врач, то он становится соучастником убийства. Противники аборта считают, что это не просто медицинская операция. В отличии от хирургической операции, аборт имеет особую цель – уничтожить жизнь, убить человеческое существо, причем полностью беззащитное, бесправное, невинно страдающее.

Биоэтика считает обоснованной оба точки зрения, что проблема аборта не нейтральная в этическом смысле медицинская проблема, а содержит в себе острейшие моральные коллизии. В решении этой проблемы должен быть конкретный и разумный подход.

Каков статус человеческого эмбриона – является ли он индивидом, человеком или нет? Одни ученые считают, что эмбрион уже есть человек, личность и он заслуживает человеческое обращение. Другие - наоборот, считают, что эмбрион не человек и с ним можно поступать нечеловечески. Когда, в какой момент времени, в какой точке развития процесса беременности зародыш становится человеком со всеми присущими человеку правами? В момент зачатия? В первой трети, во второй или третьей стадии беременности? В момент рождения? Означает ли что человек и человеческий зародыш одно и тоже? Это отнюдь не медицинский, а этический вопрос - о моральном статусе человеческого плода.

Научные исследования о биологической сущности человеческого эмбриона ясно доказывают, что с момента зачатия, т.е. слияния женских и мужских половых клеток в ампуле фаллопиевых труб матери, человеческий эмбрион имеет в наличии все характеристики человеческого индивидуума:

имеет новую, специфическую биологическую сущность со своей программой жизни и развития;



  • имеет внутренний динамизм, определяемый и управляемый геномом, направленный на постепенное развитие вплоть до формирования взрослого человека;

  • существует в виде независимого организма, т.е. организованного биологического единства, который действует и размножается в строго определенном порядке;

  • является независимым, т.е. не нуждается во внешних силах для поддержания своей жизненной структуры;

  • является самоконтролируемым в осуществлении своей генетической программы;

  • гаметы, из которых он образуется, доказывают его принадлежность к человеческому роду, что ясно определяется также по особенностям принадлежащей ему генетической структуры (геном). Изучение эпигенетического процесса, т.е. процесса развития этого эмбриона и последующего плода, выявляет строгий порядок, регулярность, координацию, единство и постепенность динамики этого процесса. Это один и тот же организм постепенно достигает своей окончательной формы при помощи целого ряда непрерывных явлений, тесно связанных между собой, и постепенно переходит от простых форм организации жизни ко все более сложным.

Выводом изо всех этих исследований является неопровержимое подтверждение того, что биологически эмбрион является человеком. Но на основание лишь биологических данных мы все-таки еще не можем полностью утверждать, что “эмбрион есть человеческая личность”. Современная философская антропология сформулировала идею “телесной личности”. На самом деле не существует человека, который не был бы одновременно “Я” телесным и “Я” духовным. В этом смысле телесная сфера является выражением единого нераздельного человеческого существа. Как раз понятие “телесной личности”, т.е. нераздельное единство человеческого духа и тела, по мнению антропологов, означает начало самой человеческой личности.

Одно из возражений против признания эмбриона человеческим существом базируется на тот факт, что до восьмой недели развития у него еще отсутствует человеческое выражение лица. Потому, нельзя считать, что эмбрион является человеческим индивидуумом до тех пор, пока он не достигнет такого состояния, когда будет точно определимой человеческая форма его тела. До этого времени он является “человеком в потенции”, но еще не реальным человеческим индивидуумом.

Исходя из того, что человеческий эмбрион - а тем более плод - имеет индивидуальную человеческую и личностную сущность, становится совершенно ясным, что искусственно спровоцированный аборт является грубым нарушением основных прав человека и его личного достоинства, уголовным посягательством на вполне человеческую жизнь. Даже если бы и существовало хоть малейшее сомнение о взаимосвязи между оплодотворенной яйцеклеткой и личностью, которая образуется из него, то сама совесть заставляет нас воздержаться от всякой агрессии против этого зачатого ребенка.

Если аборт, спровоцированный по причине личной выгоды, абсолютно недопустим в этическом плане, поскольку цена человеческой жизни несравненно превышает всякие другие ценности, то в случае антагонизма между жизнью матери и ее плода мы находимся в совершенно других обстоятельствах. Именно последний случай (конфликт между жизнью матери и плода) провоцирует проблему аборта, который называется терапевтическим. Терапевтический аборт является допустимым в том случае, когда срабатывает принцип двойного эффекта: дозволено сделать доброе дело (спасти жизнь матери, удаляя матку с раковой опухолью), даже, если это имеет негативное последствие, которое не преследуется само по себе (смерть плода).

Медицинские показания для такого рода вмешательств, описанные в трактатах классической медицины, почти утратили свою силу, поскольку современная медицина может стабилизировать и успешно лечить такие болезни. Туберкулез легких, кардиопатии, сосудистые заболевания с риском эклампсии, болезни гематопиетического аппарата (различные анемии), заболевания почек, печени и поджелудочной железы, тяжелые формы миастении, опухоли - все они когда-то были показаниями к терапевтическому аборту. Но сегодня случаи, при которых действительно необходимо прерывание беременности, являются очень редкими.

Евгенический1 аборт. Здесь идет речь о аборте, провоцируемом с целью не допустить рождения неполноценных или неправильно сформированных детей как для того, чтобы избавить их от тягот жизни инвалида, так и во избежание такого груза для семьи и общества. Такой тип аборта не имеет прямой расистской ориентации, поскольку не ставит перед собой цели очищения расы, но руководствуется социально- экономическими и гуманистическими мотивами. Такой аборт связан с развитием техники перинатальной диагностики. С этической точки зрения, наличие какой-либо неполноценности ничего не отнимает у онтологической сущности будущего ребенка, так же, как и всякий инвалид из-за своего недуга не исключается из общества, но, наоборот, требует от него большей помощи и защиты.

Никто никогда не осмелился представить аборт как нечто позитивное само по себе, хотя многие поступают так, будто он является абсолютным добром. Никто из защитников аборта никогда не рискнул точно определить, что же такое эмбрион. Эти трудности сторонников абортивной практики ясно проявляются каждый раз, как только они стараются сформулировать свою позицию на рациональном основании и выработать свое официальное заявление.



Искусственное зачатие. В 1978 году в Англии родилась Луиза Браун - первый ребенок, появившийся на свет благодаря методу «оплодотворение in-vitro», проверенному на животных. Вскоре после этого во Франции родилась Амандин (1982). На сегодняшний день число детей, появившихся на свет, таким образом, превышает 14 тыс. Оплодотворение in-vitro и, в самом деле, произвело революцию в акушерстве и лечении женского бесплодия. Однако, этот метод имеет и теневую сторону.

Во-первых, сам метод очень дорогой (стоимость ребенка – 50 тыс. дол. в США, 10 тыс. в Европе, 2 –3 тыс. в России). Во-вторых, эффективность экстракорпорального оплодотворения – всего 15 %! (доцент Пьетро Кавазин считает, что из этих 15 % только 4 % рождаются здоровыми, остальные – с различной патологией). И другой негативный момент не только из-за шокирующе безнравственных предложений (оплодотворение heterologous, использование спермы донора, являющегося посторонним по отношению к супружеской паре, суррогатные матери), но и из-за неимоверного разрушения человеческих эмбрионов на современном этапе развития метода искусственного оплодотворения. Для того, чтобы оплодотворение прошло успешно, в матку женщины одновременно вводят несколько эмбрионов, остальные остаются в замороженном состоянии. Из числа введенных эмбрионов в утробе матери развивается лишь один, другие подлежат абортированию. Если лишние эмбрионы не удаляются, то они могут все развиться (двойня, тройня и т.д.). Женщина из Республики Молдова родила после искусственного оплодотворения сразу 4 детей. Замороженные эмбрионы, если их не используют, погибают после 5 лет хранения. Более того, сегодня в качестве материала для научных экспериментов метод искусственного оплодотворения предлагает живые эмбрионы человека, об изучении которых раньше ученые могли только мечтать.

Само собой разумеется, FIVET1 поднимает множество этических проблем, среди которых:

Разрыв между совокуплением и зачатием. Дегуманизация размножения человека. Ребенок имеет право на то, чтобы быть плодом любви обоих родителей имеет право на уважение его личности, начиная с первого момента его зачатия: ни FIVET, ни, тем более, клонация не соблюдают этих прав.

Извращение семейных и не соблюдение брачных уз. Уже при гетерологическом оплодотворении in-vitro сильно нарушаются важнейшие семейные связи между личностями - такие, как кровное родство, материнство и отцовство. В клонации они совсем извращаются: не существует больше ни биологического отца, ни матери. Хаос в родственных связях достигает, таким образом, небывалого уровня.

Несоблюдение достоинства и прав эмбриона. Уничтожение эмбрионов во время проведения FIVET переходит всякие границы. Утрата эмбрионов достигает 93-94 %.

Не соблюдается право будущего ребенка родиться в браке, вследствие объединительного деторождающего акта собственных родителей. Общественное мнение делает большую ошибку, когда учитывает мнение лишь тех, кто в данный момент может его высказать (например, в случае аборта мать «всегда права»). Никто не защищает прав ребенка, который только должен родиться, и еще сам не может за себя постоять.

FIVET ведет к риску евгенетического отбора, что проявляется в тенденции к продлению периода выращивания эмбрионов in-vitro более чем на 48 часов для того, чтобы иметь возможность лучшей селекции эмбрионов и уничтожения тех из них, которые являются носителями какой-либо генетической аномалии.

Упрощенный подход к искусственному оплодотворению влечет за собой упрощенный подход к человеческому эмбриону, а также возможность выбора подходящего времени для того, чтобы иметь ребенка. Этот метод также дает шанс заниматься евгеникой. Наконец, сегодня, в нашем промышленном мире, искусственное оплодотворение - это мероприятие, представляющее для практикующих врачей экономический интерес. Жизнь человека имеет тенденцию обесцениваться, когда на другой чаше весов находится материальное благосостояние.

Православная церковь осуждает искусственное оплодотворение незамужней женщины, т.к. будучи рожден вне священного брачного союза, ребенок заведомо лишается возможности быть воспитанным в полноценной семье. Вызывает протест идея анонимного отцовства. Церковь придерживается мнения, что искусственное оплодотворение замужней женщины без согласия и участия мужа также недопустима. Ложь и двусмысленность разрушает целостность брачных отношений, как и обычная супружеская измена.



Искусственное оплодотворение не должно быть панацеей и всеобщим увлечением. Как свидетельствует медицинская практика бесплодие излечима (в зависимости от причины) в пределах 50 – 60 % случаев. Поэтому не нужно заменять естественные процессы холодными технологиями.

В заключении необходимо сказать: ни в коем случае не допустимо попирание святости и неприкосновенности человеческой жизни, начиная с первого же момента ее существования, т.е. с момента оплодотворения. Именно тогда начинается единственная, неповторимая и вполне человеческая личность. Значит, следует отказаться от всякой технологии, не останавливающейся даже перед тем, чтобы перешагнуть через человеческую жизнь, от всякого метода с евгенической направленностью, решительно отвергнуть проекты клонации человека. Техника жизни, которая ведет к смерти - вот в чем заключается главный парадокс всех этих методов искусственного размножения человека, начиная от FIVET и кончая клонацией.


25.2. Биоэтика и трансплантология. Клонирование

П

роблема трансплантациипроблема исключительной важности. Во многих хирургических центрах пересадка органов (почек, сердца, печени) стала обычной операцией. Везде существует кризис органов. Во многих странах (Франция, Голландия, Дания) приняты законы, регламентирующие донорство и сбор органов. Достижения в этой области хирургии сопровождались появлением такой сложной проблемы, как формирование банка органов для трансплантации. Этический аспект безвозмездного предоставления органов, их приобретения, сохранения in-vitro и использования стал важным предметом биоэтики. Эта же проблема, получения органов у тяжело раненых и находящихся в коматозном состоянии больных, породила целый ряд вопросов, связанных с самим определением смерти, а также проблемы получения осознанного согласия. Возник также и другой риск этического плана: получение органов обманным или даже преступным путем у беззащитных людей, а также организация торговли органами. Кризис органов порождает черный рынок. В Южной Америке были убиты сотни детей, которые и стали поставщиками органов. Из Мексики исчезли сотни больных, которые имели ту же судьбу. Из бывшего СССР были переправлены и пересажены тысячи органов. Никто не знает как. В Египте существуют клиники, поставляющие органы и бригады хирургов. Процент неудач значительный, поскольку не обеспечивается иммунологическая совместимость донор-реципиент.

Некоторые их этих операций по трансплантации стоят очень дорого и, вдобавок, нуждаются в совершенствовании (например, пересадка сердца). Некоторые операции остаются все еще на стадии эксперимента. В связи с этим возникает сложный вопрос использования государственных средств. С той же самой проблемой использования государственных фондов здравоохранения мы сталкиваемся, обсуждая проблему искусственных органов. Эта сфера прошла колоссальный путь развития со времен окончания Второй мировой войны - от создания искусственной почки, затем «искусственного легкого», за которым последовало создание искусственного сердца или аппарата, выполняющего функции левого желудочка у больных, которым предстоит пересадка сердца, искусственный хрусталик, искусственные клапаны и т.д. Сейчас проводятся исследования возможности создания искусственных органов зрения, слуха, печени, поджелудочной железы, кожи.

Стоимость этих аппаратов, очень высокая вначале, снижается по мере того, как они поступают в торговлю, и ими начинают широко пользоваться. Тому доказательство - аппарат «искусственная почка», который при его создании был предназначен лишь для самых богатых, а сейчас он стал одной из обязательных принадлежностей нефрологических отделений, где он доступен, более или менее, всем. Однако в целом эти аппараты - все еще на экспериментальной стадии, и стоимость их клинического применения очень высока. В состоянии ли государственная система здравоохранения истратить на клиническую апробацию и использование искусственного органа такие средства, которых хватило бы на то, чтобы провести вакцинацию всего населения против столбняка? На кого падет выбор для апробации, и по каким критериям этот выбор будет сделан? В Англии пожилым недоступен диализ из-за того, что их шансы на выживание ограничены. Здесь же недавно было отказано в пересадке костного мозга ребенку, страдающему лейкемией, на том основании, что шансы этого ребенка на выздоровление были крайне низкими.

Проблема трансплантации имеет ещё один нравственный аспект. Сколько органов можно пересадить, заменить, чтобы человек оставался человеком? Не изменится ли сущность человека, заменив определенное количество его органов? Личность зависит от самосознания, функционирования мозга, а также и от биологического компонента (конституции, темперамента, телесной организации). Не повлияет ли трансплантация органов на самоидентификацию личности?

Клонирование1. По принятому в науке определению клонирование – точное воспроизведение того или иного живого объекта в каком-то количестве копий. Вполне естественно, что все эти копии должны обладать одинаковой наследственной информацией, т.е. нести набор генов, идентичных генам «родителя», в отличие от существ, возникших путем естественного размножения, при котором генетический материал двух родителей по-разному смешивается в каждой особи потомства. В ряде случаев получение клона животных не вызывает особого удивления и считается рутинной процедурой, хотя и не такой уж простой. Генетики добиваются этого, используя объекты, способные размножаться не только половым путем, но и посредством партеногенеза, т.е. без предшествующего оплодотворения. Поскольку такой процесс контролируется генетически, возможно вывести линии, в которых размножение происходит только партеногенезом. Естественно, те особи, которые станут развиваться из потомков той или иной исходной половой клетки, в генетическом отношении будут одинаковыми и могут составить клон. Рождение овцы Dolly, объявленное I.Wilmut и K.H.S.Campbell в журнале «Nature» 27 февраля 1997 года, произвело на всех огромное впечатление. Эта овца родилась при помощи техники так называемой «пересадки ядра». В некотором смысле, Dolly не имеет ни отца, ни матери, и является почти неотличимой копией овцы, от которой была получена клетка молочной железы, давшая ей свой генетический материал. Если эта удача подтвердится положительными исходами иных подобных экспериментов, то, без сомнения, это будет шагом на пути к так называемой клонации, то есть бесполовому размножению генетически идентичных живых существ с целью создания точных двойников одного и того же индивидуума. В настоящее время предложено два способа клонации живых существ: близнецовое деление и пересадка клеточного ядра.

  • Близнецовое деление состоит в разделении бластомера, т.е. клеток первичного эмбриона на ранней стадии его развития (2, 4 или более клеток). Поскольку эти клетки еще являются всепотенциальными, т.е. способными произвести все типы клеток организма, то из них можно получить по-существу одинаковые «копии» одного и того же эмбриона, поскольку все они будут иметь один и тот же генетический материал. Если бы этот тип «клонации» стало возможным применять для человека, то получился бы процесс, похожий на естественное образование однояйцовых близнецов.

Другим методом клонации эмбриона является пересадка клеточного ядра. Имеется в виду совсем иная технология, отличная от всех предыдущих. Пересадка-подсадка ядра яйцеклетки стоит намного ближе к настоящей клонации, поскольку не ограничивается строго определенными делениями эмбриона, но может быть распространена на многие индивидуумы. Решающие открытия в этом направлении были сделаны при помощи метода, впервые использованного Willadsen (1986). Этот ученый добился развития совершенно нормальных телят и овец, подсаживая единичные бластомеры, полученные из 8- и 16-клеточных эмбрионов, в неоплодотворенные яйцеклетки, из которых прежде было удалено клеточное ядро. Бластоциты, полученные таким образом, хорошо сформированные и организованные, затем были имплантированы в матку самок-кормилиц для последующего развития плодов.

В контексте вышесказанного можно понять тот энтузиазм, с которым научные круги восприняли известие о рождении овцы Dolly, полученной при помощи пересадки ядра уже дифференцированной клетки молочной железы взрослой овцы в яйцеклетку с удаленным ядром, взятой из другой овцы. То, что до недавнего времени казалось невозможным, было успешно продемонстрировано, хотя и в виде исключения (поскольку был получен положительный единственный исход из 227 проведенных пересадок ядра).

Таким образом, появляется возможность проведения настоящей клонации, и такой метод мог бы быть применен даже к человеку. 24 июля 1997 года, через четыре месяца после известия о рождении Dolly, Roslin Institute (Edimburg) и PPL Therapeutics (филиал этого института по трансгенетическому воспроизведению овец) объявили о рождении пяти новых овец, полученных методом клонации искусственно выращенных половых клеток. Одна из этих овец - по кличке Polly - носит в себе человеческий ген.

Клонация человека является наиболее заманчивой для применения ее в качестве метода искусственного размножения. Можно производить искусственное оплодотворение даже без гамет. Это решило бы проблему бесплодия даже в тех случаях, когда современные методы искусственного осеменения не дают желаемого результата. Основная тенденция в этом направлении - более полное удовлетворение желания брачных пар иметь собственных детей, которые имели бы их гены.

На протяжении последних двадцати лет наблюдается настоящая биотехническая эскалация в сфере человеческого размножения - начиная от первых гомологических осеменений, и заканчивая зачатием in-vitro, или даже предложениями о клонации человека. По мере продвижения этого процесса, с одной стороны, наблюдается все более яркое преобладание техники над этикой, а с другой, все большее унижение человеческого деторождения, оскорбление достоинства человеческого эмбриона, т.е. самого человека.

Техника создает видимость, что нет ничего невозможного. Ученый понимает это так: «Теперь все зависит только от меня». Такое желание осуществить недавно еще нереальное превращается в «право» на его воплощение. Сейчас не только отсутствует какая-либо рациональная этика, но, наоборот, решаются частные вопросы о том, что есть этично, а что нет, оправдывая фактически то, что уже совершается. Если сегодня становится возможной клонация, то она сразу оправдывается уже только тем, что с ее помощью можно решить проблемы практически всех случаев бесплодия.

Желание иметь ребенка нередко является всего лишь стремлением испробовать собственную способность к деторождению. Такое желание иметь ребенка «для себя» означает желание быть хозяином такого рода «собственности» и стремление к самоудовлетворению. Подобные мотивы приводят к такого рода парадоксам, как наемные матери, FIVET для одиноких женщин, вдов, гомосексуальных пар, женщин, находящихся в менопаузе. Все это уже имело место в различных странах, хотя недопустимость такого рода манипуляций человеческими судьбами является бесспорной. Значит, во всей этой погоне за нового вида «собственностью», получаемой «экзотическим путем», ребенок уже не является целью, но средством для самореализации.

Если овца Долли появилась после более чем двухсот пятидесяти неудачных попыток клонирования, то, по утверждению заместителя директора Института общей генетики РАН Е. Платонова, «удачное клонирование первого ребенка потребует не менее 1000 попыток. Появится большое количество мертворожденных или уродливых детей». Большинство ученых-генетиков, критически относящихся к новой технологии, cвязывают с нравственными аспектами клонирования именно методическую неотработанность технологии. Нравственная сторона проблемы клонирования заключается для них в том, что, если в опытах с животными «так велико количество повреждений эмбриона и мертворождений, если не ясен вообще конечный результат, этично ли говорить о переносе эксперимента на живых людей?».

Задавая такой вопрос, профессор Б. Конюхов, заведующий лабораторией генетики развития Института общей генетики РАН, отвечает на него предельно ясно: «Переносить еще не решенную методически научную разработку на человека безнравственно». Значит ли это, что, ежели научная разработка будет решена методически, отработанная технология станет нравственной? Ведь создание человека по заданным параметрам, а именно в этом заключается «смысл» клонирования, изначально ориентировано на создание человеком человека с определенными качествами, для решения определенных исходных задач. Задачи и стимулирующие мотивы развития технологии клонирования, а именно создание существ по интересующим «заказчика» параметрам, обнажают потребительское отношение к человеку как средству их решения, гуманистическая утопия в который раз, исходя якобы из уважения к личности и действуя «во имя человека», на деле оборачивается бесчеловечностью.

Сама по себе палитра возможных последствий и «вторичных» чудовищных злоупотреблений клонированием (например, создание человеческих «запасников» для целей трансплантации) обнажает безнравственность «первичной» цели клонирования человека. А ее некоторые ученые связывают ни много, ни мало, как с... достижением бессмертия. «В Москве организован комитет в защиту клонирования и бессмертия», объединяющий ученых-биологов и медиков. Комитет, по словам его председателя С. Бодрова, выступает за легализацию исследований по клонированию человека, причем, по мнению этих энтузиастов, только создание государственной программы по клонированию уже в ближайшее время сможет довести продолжительность жизни до 500 лет». «Метод клонирования людей в перспективе сулит возможность радикального лечения всех болезней человека раз и навсегда методом заместительной терапии».

Вера в бессмертие человека, разумеется, не входит в компетенцию науки. Принимая этот принцип, фундаментально обоснованный еще Кантом, естествоиспытатели, или не согласные с Кантом, или не читавшие его, все же не оставляют в покое, по сути, не их проблему. Но сегодня позиция многих естествоиспытателей изменилась: многие из них - в очередной раз, как того требует идеологическая конъюнктура времени, - заявляют, что вплотную подошли к разгадке тайны человеческого бессмертия. Панацеей от смерти на сей раз объявляется трансплантация органов и тканей, или так называемая заместительная терапия. Предлагается идеология ремонта с помощью запасных частей.

Наука выходит на уровень трансплантации клеток в эмбриогенезе. Развитие молекулярной биологии и генетики позволяет фрагменты материала наследственности (ДНК), принадлежащие одному организму, соединять in-vitro с клеткой другого организма, придавая ей желаемые генетические свойства. Каждую эмбриональную стволовую клетку можно в определенных условиях превратить в целый зародыш. Каждую региональную стволовую клетку можно превратить в соответствующий орган без особых затрат. Стволовые клетки бессмертны.

Таким образом, бессмертие понимается как состояние человека в периодически повторяемой, но вечной процедуре замены вышедших из строя органов органами «лабораторными». Идея бессмертия принимается сторонниками клонирования, но при этом речь идет не о бессмертии души, а о бессмертии тела. Произведенная замена носит принципиальный характер. Понимание бессмертия идеологами «ремонта» человека с помощью «запасных частей» человекоподобных существ - суть форма инстинкта самосохранения, при этом самосохранение трактуется как высшая цель, для достижения которой все средства хороши... Какими же могут быть ближайшие, находящиеся в недалекой перспективе социальные последствия подобного разрушения? Новые методы искусственного размножения разрушают историческую систему нравственных ценностей, обесценивая в первую очередь главную из них - ценность любви.

В США приняли мораторий на проведение работ по клонированию человека и начали разработку специальных законов, ограничивающих данную технологию. Совет Европы был вынужден принять дополнительный протокол к Конвенции «О правах человека и биомедицине», где говорится, что «инструментализация человеческих существ путем намеренного создания генетически идентичных человеческих существ несовместима с достоинством человека и, таким образом, представляет собой злоупотребление биологией и медициной». В этом же документе указывается на «серьезные трудности медицинского, психологического и социального порядка, которые такая намеренная биомедицинская практика могла бы породить для всех вовлеченных в нее индивидов".

Биоэтика исходит из того, что этические принципы должны применяться не к научным открытиям, а к методам и способам их реализации. К чему может привести клонирование? Клонирование человека должно быть осуждено из-за цели – покушение на целостность Homo Sapiens. Клонирование человека должно быть осуждено из-за игнорирования права человека на самоопределение. Оно должно быть осуждено из-за манипулирования человеческим телом (создание органов и гибридов), из-за непредвиденных последствий. Клонирование приемлемо с целью изучения генов и в лечебных целях. Могут быть клонированы ткани и органы с целью трансплантации, могут быть клонированы животные. Клонирование допустимо до тех пор, пока не создается риск для вида.

25.3. Биоэтика и демографическая проблема

Саммит Рио де Жанейро (1992) принял новую парадигму с целью обеспечить экологическую и демографическую безопасность. В материалах этого форума констатировалось, что стихийное развитие населения на нашей планете и значительное развитие производства и потребления становятся непомерным грузом для биосферы и обеспечения жизни. Американский сенатор Тайдинг отмечал, что человечество создало две бомбы, угрожающие ему уничтожением, - атомную бомбу и «бомбу» населения. Высокие темпы роста населения в отдельных странах могут оказаться катастрофическими для всего мира. Отсюда необходимость радикальных изменений стратегии существования и функционирования цивилизации. Выживание и преемственность развития должны разворачиваться без количественного увеличения определенных традиционных параметров, как рост народонаселения, экономических показателей, антропогенного воздействия на биосферу. Другими словами, речь идет о ноосферизации экологических и демографических процессов1, НТР2, образования3 и т.п.

В истории развития цивилизации можно выделить три способа взаимодействия природы и общества: собирательно-коэволюционный (палеолитическая эпоха), производственно-некоэволюционный (индустриальное общество) и интенсивно-коэволюционный (ноосферное общество). В процессе развития цивилизаций экологические кризисы постоянно сопровождали человечество и периодически возникала необходимость в переходе к новым парадигмам, способам взаимодействия природы и общества. Предполагается, что первый экологический кризис был при переходе от палеолита к неолиту, следующий – при переходе от неолита к индустриальному обществу. Резкое снижение продовольственных ресурсов привело к исчезновению крупных млекопитающихся, а также снижению народонаселения почти в 10 раз. Человечество перешло к промышленному производству, которое обеспечивало более стабильное развитие общества.

Для обеспечения устойчивого развития цивилизации, оптимальной эволюции биосферы необходимо уменьшить потребление природных ресурсов, энергии почти в 10 раз или уменьшить количество населения в 10 раз. Иначе мы окажемся в ситуации глобальной катастрофы. Биосфера, как открытая нелинейная система, может сама регулировать оптимальное соотношение количественных и качественных процессов. Или мы рационально регулируем взаимоотношение природы и общества, т.е. переход к ноосферному обществу, или природа сама будет регулировать эти взаимоотношения, но это будет «болезненный» процесс.

По подсчетам ученых, от конца палеолита до настоящего времени, на арене истории жили примерно 80 млрд. человек в условиях постоянного роста населения. Но сегодня мы не имеем такого количества населения, – природа сама регулирует необходимое количество для оптимального существования. Демографические процессы имеют свои закономерности и развиваются с ускорением. Так, в начале нашей эры на земле существовали 250 млн. чел. Для удвоения этого количества понадобилось 13 веков, второе удвоение уже осуществилось за 6 веков. В начале XIX века на земле были 800 млн. человек, а к концу данного века – 1 млрд. 700 млн., в 1962 году – 3 млрд. 200 млн., в 1987 г. – 5 млрд. В мае 2000 года появился 6-ти миллиардный житель. За 1 сек. на земном шаре рождаются 3 ребенка, а каждый год население планеты увеличивается больше чем на 100 млн. чел.

Есть ещё один аспект демографической проблемы. Самый высокий прирост населения наблюдается в Африке (2,9 %), Латинской Америке и Восточной Азии (1,8 %) и предполагается что в ближайшее будущее в этих регионах будут жить 80 % населения мира. Следовательно, если демографические процессы выходят из-под контроля (а они имеют такую тенденцию), то могут серьезно обострить другие проблемы (продовольственную, сырьевую, энергетическую, охраны здоровья и др.) и привести к непредсказуемым последствиям.

Переход к устойчивому развитию с необходимостью диктует осуществление радикальных изменений в демографической ситуации. Сущность этой демографической революции, которая должна осуществиться, состоит в ноосферизации общественных процессов, рационально управляемое снижение народонаселения. Данные ученых Римского клуба свидетельствуют и о том, что, если бы мы реализовали стратегию регламентации населения в 1975 году, то нулевой прирост мы бы имели только в 2050 г. Если эту стратегию мы бы осуществили в 1985 г. то к 2050 году на земле было бы 8 млрд. чел., а если в 1995 году – то населения было бы 10 млрд.

Даже если мы внедрим новые наукоемкие технологии, производство без отходов и замкнутые циклы, то все равно в 2050 году антропогенное давление на биосферу возрастет в 2 раза, что может привести к необратимым изменениям биосферы и возможности мирового экологического коллапса. Ясно, что только рациональные механизмы ноосферизации демографических процессов могут быть выходом из ситуации. Как ученые, так и практики осознают тот факт, что развитие человечества ограничено не запасами сырья, не столько их потреблением, сколько экологическими и демографическими условиями охраны биосистем. По данным экологов потребление природных ресурсов составляет 10 – 20 % в глобальном масштабе, но, если мы не примем необходимых решений, то это потребление может достигнуть 50 – 60 % в 2030 году, что окончательно разрушит биосферу.

Принятые меры до сих пор не давали желаемого эффекта из-за неадекватной оценки окружающей среды. Но главным здесь является народонаселение, её ускоренный рост, а также рост её потребностей и потребительство. Представители экогейской идеологии считают, что, если мы будем придерживаться требования «один ребенок в семье», то это соответствует 2 % снижения прироста населения ежегодно, что приведет в будущем к уменьшению населения в 10 раз. Глобальная демографическая стратегия состоит в том, что для охраны биосферы и самого себя, для выживания человечества мы должны не столько изменить природу, сколько изменить самого себя, общество в целом. Кончилась эпоха социальных революций, наступила эпоха социоприродных революций, эколого-демографическая революция – одна из них.



25.4. Проявление биоэтики в различных отраслях медицины
Мы различаем общую, специальную и клиническую биоэтику. Общая биоэтика есть синтез наук о живом, об охране жизни и биосферы, о выживании человека и общества. Это своего рода философия морали применительно ко всему живому. Основные принципы и социокультурные модели общей биоэтики мы рассмотрели в других темах. Специальная биоэтика есть анализ проблемных ситуаций в различные специфические отрасли человеческой деятельности и нравственное оправдание соответствующих решений. Это медицинская, ветеринарная, сельскохозяйственная биоэтика. Клиническая биоэтика есть анализ конкретных ситуаций в медицинской профессии, как должен вести себя медработник в конкретных клинических ситуациях. Многое зависит от нравственной позиции специалиста, а его поведение должно основываться на фундаментальных ценностях.

В хирургии существуют много проблем, имеющие непосредственное отношение к жизни пациента: реанимация, пересадка органов и тканей, доноры (насколько это законно, когда можно изъять соответствующий орган, определение момента смерти и т.д.). Но самая главная проблема – это обоснование необходимости хирургических вмешательств, обсуждение возможных последствий.

В акушерстве и гинекологии актуальны проблемы аборта, искусственного оплодотворения, контрацепции, суррогатного материнства.

В психиатрии специфический контингент больных. Здесь проблемой является определение нормы и патологии психической деятельности и поведения, правомерность госпитализации и принудительного лечения, реабилитация психических больных. Каким должно быть поведение медработников по отношению к больным с разными уровнями деградации психики.

В педиатрии проблемой является отношение к детям с врожденными аномалиями и дефектами развития, тактика отношения к больным детям и их родителям, насколько оправдан здесь патернализм. Важным является проблема формирования и воспитания личности ребенка, роль медработников в этом процессе.

В генетике кроме проблемы клонирования, воспроизводство тканей и органов, биотехнологий, актуальным является проблема лечения наследственных заболеваний. В области профилактики и лечения врожденных заболеваний генетические исследования могут дать положительные результаты. Но насколько оправданы вмешательства в генетический код человека, и каковы пределы этого вмешательства? Развитие генетического скрининга вызывает к жизни и вопрос о праве человека на получение (или неполучение) информации. Встает также вопрос о профилактике генетических пороков или заболеваний - что сейчас делается, в основном, при предродовой диагностике и путем абортирования носителей генетических аномалий. Сегодня известны более 2 тыс. наследственно обусловленных заболеваний, из них этими методами определяются около десятка.

В фармакологии остро стоит проблема испытания новых лекарственных препаратов, определения безопасности лекарств и правомерность применения психотропных и других препаратов, изменяющие мышление и личность человека.

Большое значение имеет генетический аспект биоэтики – что может полезного или вредного принести она для человека сегодня или в ближайшем будущем? Здесь возникают много проблем относительно генетических исследований, пределов генетики, генетической терапии, евгеники и т.д. Одна не маловажная проблема – как исследователи поступают с биологическим материалом? Это относится к биологическому материалу из операционных и различных лабораторий. Этот материал собирается, изучается, над ним экспериментируют, он изменяется, передается другим исследователям, пересаживается пациенту. Но как обезвреживается биологический материал после исследований? Как поступают с информацией о биологическом материале и материале, который содержит генетическую информацию? В последнее время открываются все больше генетических консультаций (что вполне естественно для современной медицины), которые оказывают различные услуги относительно генетической информации. Генетическая информация может быть использована в различные цели – сохранена, передана другим лицам, распространена, уничтожена.



Генетическая терапия называется ещё медициной ХХ1 века. Она предполагает внедрение в человеческий организм генетического материала с лечебной целью. Это найдет широкое применение в онкологии, наследственных заболеваниях и др.

Но и генетическая терапия поднимает ряд проблем. Новое не всегда сразу принимается, существует какой-то оправданный консерватизм. Тем не менее не нужно спешить внедрять новые методы и технологии недостаточно апробированные. Противники генетической терапии ссылаются на то, что эти методы пока никого не вылечили. Они ставят определенные условия и требуют уяснения некоторых вопросов: Каковы должны быть условия и пределы применения генетической терапии? Как должны быть организованы медикогенетические консультации? Насколько должен быть информирован пациент и его родственники? Насколько велика опасность генетизации общества, навязывания ей определенных генетических норм? Имеет ли смысл расходовать огромные средства на генетические исследования или использовать их на лечение сегодняшних больных?

Существуют и противоположные мнения. Журнал «Nature» от 13.01. 1999 опубликовал материал, в котором констатируется, что генетическая терапия все шире применяется, несмотря на некоторые сомнения относительно этого метода. На научной конференции в США обсуждалась проблема нравственного оправдания применения генетической терапии in-utero, к ещё нерожденному ребенку.

Генетические исследования, генетическая терапия, вмешательство в генетический аппарат должны осуществляться в соответствии с принципом информированного согласия. Имеется в виду, что пациент добровольно сотрудничает с генетиком, врачом, исследователем, а специалист обязан представить ему необходимую информацию в доступной форме. Согласно Всеобщей декларации прав человека (1948) существуют много приоритетов, но на первом месте должна быть свободная личность с её правами, потом семья, близкие родственники и уж потом интересы общества. Специалисты (медики) должны соблюдать принцип конфиденциальности информации. Право на информацию о генетическом состоянии человека имеет соответствующая личность, опекун и лечащий врач. Передача информации третьим лицам (органам народного образования, трудовых ресурсов, социального обеспечения) без согласия обладателя информации категорически запрещена, так как это может быть использовано для дискриминации личности.

В 1996 году Совет Европы принял важный документ - «Конвенция о защите прав и достоинства человека в области биомедицины: конвенция по биоэтике», который регламентирует генетические исследования и вмешательство в геном человека. Последнее может быть осуществлено в целях диагностики, лечения и профилактики и никак не должно вести к изменению генома последующих поколений. Исследование генома человека может осуществляться только с согласия пациента и исходя из интересов его здоровья. Должна исключаться дискриминация пациента. Запрещается также выбор будущих детей по полу. Родители обращаются в генетические консультации для уточнения пола будущего ребенка. Однако пол ещё не патология и никак не может быть поводом для прервания беременности. Информация относительно пола плода может быть сообщена родителям только в случае возможной опасности. В России приняты ряд законов, регламентирующие деятельность генной инженерии, об юридических основах биоэтики и гарантии их осуществления.

Принятие европейской конвенции и государственных законов имеет цель обеспечить биомедицинскую безопасность. В генетической терапии, генетических исследования, генной инженерии, трансплантологии существуют множество опасностей и рисков. Нормативно-юридическая основа этой деятельности не лишена недостатков. Наблюдается рост криминальных тенденций в биомедицине. Но самый главный недостаток это отсутствие эффективного контроля в этой деятельности (связанных с манипуляцией генетического материала).



Литература

Биомедицинская этика. Под ред. акад. Покровского В.И. М., 1997.

Биоэтика: принципы, правила, проблемы. Под ред. д.ф.н. Юдина Б.Г. М., 1998.

Иванюшкин А.Я. Биоэтика и психиатрия.// Вопросы философии. 1994. № 3.

Медицина и права человека. М., 1992.

Яровинский М.Я.Лекции по курсу “Медицинская этика” (Биоэтика). М., 1999.

Ţîrdea T.N. Filosofiе şi Bioetică: istorie, personalităţi, paradigme. Chişinau, 2000.

Ţîrdea T.N. Elemente de informatică socială, sociocognitologie şi noosferologie. Chişinău, 2001.


1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   27


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница