Министерство высшего и среднего специального образования республики узбекистан



страница1/5
Дата14.08.2016
Размер1.08 Mb.
ТипДиссертация
  1   2   3   4   5


МИНИСТЕРСТВО ВЫСШЕГО И СРЕДНЕГО СПЕЦИАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН

ТАШКЕНТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ ВОСТОКОВЕДЕНИЯ


На правах рукописи

УДК: 930.2(575.3)

ББК: 63.3-36 (5ТАД)

Р-14
РАВИЛОВА РЕНАТА ГАМИРОВНА


ИСТОРИЯ НЕЗАВИСИМОГО ТАДЖИКИСТАНА В СОВРЕМЕННОЙ ИСТОРИОГРАФИИ, КРИТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
5А 220204- Источниковедение, историография и

методы исторических исследований


Диссертация написана для получения

Академической степени магистра


Научный руководитель

д.и.н., профессор Исхаков м.м.

Ташкент – 2012


Допущена к защите

Начальник отдела магистратуры А.Хабибулаев

Содержание:


Введение……………………………………….………………………..2-14
Глава I. Таджикистан в период распада СССР: анализ научных и популярных изданий…………………………………………………………15-38
I.1. Положение Таджикистана накануне распада СССР…………...15-29

I.2. Выбор пути развития независимого Таджикистана в научной литературе…………………………………………………………………….29-38


Глава II. Историография истории переходного этапа от тоталитаризма к независимости Таджикистана……………………………………………….39-58
II.1. Оценка ситуации в изданиях начало 90-х годов XX века……39-47

II.2. Анализ научной литературы Таджикистана о событиях 90-х годов в Республике……………………………………………………………….....47-58


Глава III. Историография общественно-политической жизни Таджикистана конца XX - начала XXI веков………………………...…….59-82
III.1. Анализ внутренней научной литературы……………………...59-72

III.2. Анализ популярной и научной литературы о процессах в Таджикистане………………………………………………………………...72-81


Заключение………………………………………………….…………82-83
Список использованной литературы и источников…………………84-88
ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Развитие общества всегда сопровождается изменениями и переменами в сфере политики, экономики и культуры. В исторической науке Таджикистана период, о котором говорят как о переходном, еще не исследован достаточно глубоко и полно. Это обусловлено тем, что в советской науке не существовало концепции о переходных периодах одной политической системы к другой или же он период рассматривался однобоко.

«Одностороннее мнение, не основанное на глубоком анализе, на логике, сбивает с толку людей, и прежде всего преподавателей истории. Приняв услышанное за истину, они доводят ее до учащихся. Правильный путь нам могут указать только те выводы, которые родились в результате спора, дискуссии, анализа»1.

В связи с вышесказанным, актуальность темы исследования обусловлена следующим:

1. Таджикское общество находится ныне именно на стадии переходного периода, пока не достигшего своего завершения;

2. Проблемы переходного постсоветского периода истории Таджикистана еще не изучены в полной мере;

3. В научной литературе плохо освещен период гражданской войны в Республике Таджикистан, а также практически нет объективных изданий об этом противостоянии;

4. Суверенный Таджикистан находится на новом этапе своего развития - этапе демократизации общества. В этой связи необходимо определить наиболее важные аспекты взаимосвязи, взаимодействия и укрепления государственного суверенитета и национальной независимости таджикского народа. Практически не исследованы эти аспекты истории последних десятилетий республики.

Коренные изменения, произошедшие в Таджикистане в начале 90-х годов, с особой остротой поставили перед политиками, учёными, обществоведами, гражданами страны вопрос о национальной независимости и государственном суверенитете. С приобретением независимости Таджикистан особенно остро ощутил, что он находится на перекрёстке двух разных цивилизаций - восточной и западной. Предпринятое Правительством Таджикистана меры по налаживанию экономических, культурных и внешнеполитических связей и сближению со странами дальнего зарубежья стали возможны именно с установлением мира и стабильности в стране. При этом не упускалась из виду и другая немаловажная цель - сохранение менталитета таджикского народа.

Изучение переходного периода в условиях Таджикистана, являясь актуальным предметом для оживлённых дискуссий, в настоящее время привлекает внимание широкого круга ученых-обществоведов не только нашего региона, но и всего мира. Однако сразу можно отметить, что в анализе проблем переходного периода единства мнений пока нет. Поэтому исследование проблем переходного периода в Республике Таджикистан, пережившей гражданскую войну, стремящегося к выходу на мировую арену, является особенно актуальным.

Годы независимости и суверенитета, этапы политических процессов в переходный период стали для каждого жителя Таджикистана, с одной стороны, временем крайне тяжелых испытаний, а с другой, периодом достижения противоборствующими сторонами взаимопонимания, единства и национального примирения, что и должно найти своего научного анализа и нужного обобщения.

«Первые семь лет независимости были нелегкими для Таджикистана. Честный и трудолюбивый народ, как будто ему было мало трудностей в период тирании, еще долго терпел муки эгоизма, корыстолюбия, борьбы за власть, нестабильности, внешнего влияния. Узбекистан больше всех заинтересован в построении в Таджикистане стабильной и мирной жизни. Тесные дружеские отношения между двумя народами как никогда сегодня нам необходимы. Именно этого требуют коренные интересы наших народов»1.

С распадом СССР, все чаще становятся предметом научных исследований и политических дискуссий исторические процессы в государствах, входивших в его состав. Их актуализация была обусловлена, в том числе и образованием новых национальных государств на политической карте мира. Опыт независимого развития республик на постсоветском пространстве показывает актуальность изучения данной темы. Республика Таджикистан – одно из государств на постсоветском пространстве, которое пережила тяжелые события на пути установления независимости и ее дальнейшего укрепления.

Ряд недостатков в изучении проблем распада СССР и приобретения независимости Республикой Таджикистан существовало в советский период, так как данный аспект рассматривался однобоко в научной литературе того периода. Обретение Республикой Таджикистан государственной независимости проходило в тяжелых условиях и мало рассмотривался в научной литературе, поэтому данный аспект еще более усиливает и подтверждает актуальность данной темы.

Высокая общественная значимость исторической памяти определяет потребность в системном изучении процесса достижения независимости и укрепления национального согласия, поиска эффективных путей национального развития и разрешения комплекса вопросов, вызванных так называемой гражданской войной и после неё, как этапа поиска механизмов стабилизации жизни общества.



Президент Республики Таджикистан Эмомали Рахмон высказал свое мнение об этом этапе в истории Республики Таджикистан, как «Горькие уроки истории показывают, что когда среди народа сеются семена вражды и розни, в какой бы форме это не происходило, это приводило, это приводит к страданиям и лишениям простых людей, ослаблению государ­ства и государственности.... Кроме того, все мы были свидетелями того, какой вред народу приносят местничество, предпочтение инте­ресов одного региона и отдельной группы людей интересам родины и нации»1.

Степень изученности проблемы. Серьёзный вклад внесли в изучение социально-экономической и поли­тической жизни советского общества, в раскрытие процесса эволюции перестройки в контрреволюцию - В.Г. Долгов, В.Я. Ельмеев, М.В. Попов, Н.И. Рыжков2. Эти труды, созданные известными партийными и государственными деятелями, учёными-обществоведами, отличаются глубиной анализа и обобщений.

Некоторым вопросам переходного периода таджикскими учеными было посвящено большое количество монографий, брошюр, статей и других работ, где рассматривались отдельные моменты переходного периода. Так, проблемам конфликтности и гражданской войны были посвящены труды Г.Хайдарова, М.Имомова, В.И.Бушкова, Микульский В.Д. и др3.

По проблемам становления государственности и реформирования общества, а также его демократизации также было опубликовано несколько интересных работ, в частности С.Олимовой, М.Олимова, К.Р.Расулова, А.Имомова, А.Мамадазимова, С.И.Шарипова 4.

Другим важным аспектом в изучении переходного периода является его становление. Проблема становления переходного периода в истории нашей страны исследовалась такими учеными, как Б.Г.Гафуров, Н.Негматов, Набиев Р.Н. и др.5. Все эти авторы высказывались по поводу происходящих перемен в таджикском обществе за последние годы. Однако во всех указанных работах проблемы, происходящие в переходный период, как уже было отмечено, рассматриваются в отдельных аспектах и не характеризуются анализом совокупности элементов переходного политического процесса в целом. По нашему же мнению, необходимо показать все происходящие в переходный период перемены в совокупности их взаимодействия с другими элементами общественной жизни, так как от этого периода в дальнейшем зависит эффективность модернизации общества вообще.

Учёными-обществоведами, в том числе историками Таджикистана, внесён большой вклад в исследование проблем социально-экономического и культурного строительства в Таджикистане за годы Советской власти и, в особенности, в период послевоенных пятилеток. Именно в это время наибо­лее интенсивно развивалась экономика республики: она стала индустриаль­но-аграрной.

Изучение степени разработанности исследуемой проблемы тесно свя­зано с восприятием исследователями таких важнейших качеств, свойствен­ных серьёзному и добросовестному учёному, как мера ответственности и объективности. Здесь следует обратиться к работам Президента Республики Таджикистан Эмомали Рахмонов, где неизменно подчёркивается преемственность исторических яв­лений и процессов, дана объективно-взвешенная оценка истории страны в советскую эпоху. Ярким примером подобного научно-реалистического под­хода к вопросам социально-экономической и общественно-политической жизни советского периода является глубокое аналитическое исследование - «Таджики в зеркале истории». Исторические параллели, неизбежный и по­лезный учёт опыта минувших времён в целях обеспечения материального и духовного богатства независимого и суверенного Таджикистана - характер­ная особенность творческой лаборатории президента. Э. Рахмонов подчёркива­ет: «... Нельзя забывать, что многие страны, которые в период второй миро­вой войны были разрушены, стали развиваться очень быстро и высокими темпами именно в результате мобилизации умственного потенциала общест­ва. Наша страна в советское время добилась большого прогресса в областях экономики, науки и техники. По умственным и материальным факторам Таджикистан находился в рядах развитых стран мира»1. Как ни странно, не­которые обществоведы и политики по разным причинам продолжают чер­нить историю отечества. Опыт последнего двадцатилетия подтвердил, что в характеристике сложной и противоречивой ситуации, сложившейся в рес­публике в период распада СССР, в том числе периоды трагической февраль­ской смуты 1990 г., новых политических партий и движений, их неистреби­мой страсти к митинговой демократии, в итоге ввергших республику в пучи­ну братоубийственной войны, правда оказалась на стороне Э. Рахмонов. Для историков, политологов, обществоведов, изучающих явления политической жизни XX столетия, труды гражданина и президента Э. Рахмонов могут слу­жить средством в изучение исторического процесса.

Одним из первых к освещению новейшей политической истории Таджикистана, в особенности трагических февральских событий 1990 г. обратились журналисты2, ответственные сотрудники прокуратуры республики, председатель КГБ, учёные-историки Г.Х. Хайдаров, М. Иномов и политик С. Кенджаев3. Авторы по горячим следам кровавой драмы в сто­лице республики, потрясшей всё население, дают ей объективную оценку, правдиво раскрывают роль организаторов массовых беспорядков.

Президент Э. Рахмонов неоднократно затраги­вает эту болевую тему, называет конкретных виновников той трагедии. Си­туация в республике усугубилась тем, что «после первого выступления ис­ламских сил в феврале 1990 года официальные власти, взяв курс на бесприн­ципный компромисс с казиатом, допустили моральное избиение тех сотруд­ников милиции и госбезопасности, которые остались верны своему служеб­ному долгу. И, напротив, чуть ли не героями народа стали преподноситься лица, устроившие массовые беспорядки».

Интересным и вместе с тем серьёзным источником для изучения не­обычайно сложных, порою запутанных, противоречивых и неординарных общественно-политических событий, начиная с августовских и до конца 1991 г., в Таджикистане является труд Д. Назриева и И. Саттарова, где авторы в хронологическом порядке раскрывают панораму исторического процесса1. В республике изданы специальные труды, посвящённые правлению первого всенародно избранного президента Республики Таджикистан Р. Набиева2.

В рассматриваемый нами период стало очевидным фактом появление многочисленных политических партий и движений во всех, без исключения, бывших союзных республиках СССР. Вопросы о роли и месте политических партий в жизни общества, формирования многопартийности в условиях Тад­жикистана, о характере и особенностях межпартийного соперничества и их борьбы за власть освещены в работах Ш.Д. Шабдолова, М. Диноршоева, И. Каландарова, Т. Каримова, Г.Х. Хайдарова, И. Каландарова, X. Холджураева, Б. Алимова, А. Джалилова3.

Вместе с тем, анализ степени изучения исследуемой проблемы показы­вает, что в историографии Таджикистана больше представлены работы по постсоветскому периоду. Перестроечному этапу повезло меньше. В респуб­лике отсутствуют обобщающие труды, в которых системно и подробно ос­вещена его история. Историками недостаточно изучены последствия горба­чёвских экспериментов для республики. Не секрет, что февральская трагедия порождена перестройкой. Резкое обострение общественно-политической си­туации в Таджикистане, наступление объединённых исламско- демократических сил против конституционной власти и нагнетание массовой антикоммунистической истерии - это результат влияния московских авгу­стовских событий 1991 г. Эта тема также остаётся мало затронутой. Настало время, чтобы данный пробел был преодолён.

Цель и задачи исследования. Цель данной работы заключается в том, чтобы проанализировать и предоставить целостную картину об истории независимого Таджикистана и ее истории изучения.

В соответствии с главной целью в процессе исследования решается ряд конкретных и взаимосвязанных задач:



  • Определить направления развития теоретико- методологической мысли, исторической науки как основы по изучению истории независимого Таджикистана;

  • Охарактеризовать вклад таджикских исследователей в становление историографии истории независимого Таджикистана;

  • Осветить вопросы политики перестройки и определить ее результаты для Республики Таджикистан;

  • Исследовать в научной литературе, как развёртывались трагические события в феврале 1990 г., проанализировать цели и намерения путчистов, раскрыть их роль в осуществлении попытки государственного переворота, подвести к то­му, что февральские события 90-х были прологом, репетицией граж­данской войны в Таджикистане;

  • Исследовать историографию периода наступления паралича власти в результате конфронтационных действий оппозиции;

  • Осуществить научное изучение историографии и определить перспективы развития демократического режима в политическом процессе таджикского общества.

  • Определить характер и критика методологических подходов таджикских ученых к истории изучаемого периода.

Научная новизна диссертационной работы заключается в следующем. В последнее время создана разнообразная и довольно солидная литература по проблемам истории независимого Тад­жикистана. Что касается непосредственно перестроечного периода 1985-1991 гг., то этот исторический промежуток времени, ставший связующим звеном двух эпох и положившим начало социальным и политическим преобразованиям, остаётся малоисследованным или же рассмотрен однобоко в научной литературе.

В данной работе впервые подробно освящается история изучения обстоятельств и при­чин, вызвавших национальную драму в феврале 1990 г., показана её хрони­ка и природа, позиции и поведение активных духовных вдохновителей мас­совых беспорядков, проанализированы сущность и социальные корни мест­ничества, исторические уроки развернувшейся трагедии.

В диссертации впервые на основе всестороннего анализа значительного фактологического материала научной и популярной литературы, показано влияние московских августовских со­бытий 1991 г. на обострение общественно-политической ситуации в респуб­лике. Для исследователей может предоставлять значительный интерес мате­риал о противостоянии между сторонниками конституционной светской вла­сти и объединённой исламско-демократической оппозицией.

Более подробно и детально исследована историография истории независимого Таджикистана. Выявлены и проанализированы проблемные аспекты переходного периода от тоталитаризма к демократии в Республики Таджикистан. Осуществлено научное изучение историографии политики «перестройки», переходного периода, гражданской войны и общенно-политической жизни Таджикистана.



Объект и предмет исследования. Объектом исследования является история независимого Таджикистана, от периода распада СССР, переходного периода, гражданской войны и до обретения государством Таджикистан независимости. Предметом исследования является историография процесса приобретения независимости Таджикистаном на всех этапах достижения.

Теоретическое значение исследования. Результаты исследования могут быть полезны специалистам в области общественных наук, прежде всего, историкам, историографам, политологам. Они могут быть использованы ими в исследоватедьской работе, в частности, при определении специализации, подготовке исследовательских работ.

Практическое значение исследования ззаключается в том, что впервые осуществляется попытка обобщения научных и научно-популярных изданий по истории периода независимости Таджикистана. При этом, мы сочли необходимым начать этот вопрос с этапа политики перестройки, приведшей к историческим переменам в жизни союзных республик, вплоть до приобретения независимости. Этот материал может быть полезным для дальнейших изысканий в этом направлении, так как история, она еще продолжается.

Результаты исследования способствуют углублению научных представлений по истории независимого Таджикистана. Материалы и выводы диссертации могут быть также использованы: при подготовке обобщающих историографических трудов по истории исторической и политической науки в Таджикистане, научно-методических, учебно-методических и иных пособий, создании фундаментальных сводных трудов по истории Таджикистана, для разработки и чтения курсов лекций и спецкурсов на исторических факультетах и кафедрах истории в высших учебных заведениях, при подготовке кадров высшей квалификации (аспирантура, докторантура, соискательство) по специальностям «История Таджикистана», «Политология», «Историография», в процессе профессиональной переподготовки и повышения квалификации научно-педагогических кадров, в ходе просветительской деятельности соответствующих общественных и неправительственных организаций.

Содержащийся в исследовании научно-информационный потенциал представляет также полезным для учебных заведений, политическим партиям и движениям в практической работе по формированию современного политического мышления.

Методологической основой диссертационного исследования выступили общие мировые принципы научного познания: историко-ретроспективный, проблемно-хронологический и сравнительно-сопоставительный. А также служи­ли принципы историзма, логическая взаимосвязь и взаимообусловленность исторических событий и процессов. Историзм является важнейшим принци­пом исследования общественных явлений. Овладение и осмысление ма­териалистической концепции изучения общества имеет важное методологи­ческое значение в восстановлении исторической правды, в преодолении од­носторонности и субъективности.

Материалистический метод остаётся действенным средством анализа экономических и общественных процессов, может послужить ключом к раскрытию и объяснению явлений эпохи перестройки, её последствий.

Первый таджикский советский историк С.Айни писал, что одним из условий написания истории является нейтральное рассуждение (суждение). «Хотя я и не беспристрастен, но во время написания этих страниц (истории бухарской революции 1920 г.) по мере своих сил сознательно и намеренно не писал неправду, не шёл против совести. Это я могу заявить. Моё мнение та­ково, что братья, которые меня хорошо знают, могут это подтвердить. Но другие никогда не признают»1. С. Айни неизменно оценивал прошлое с чув­ством исторической ответственности и на основе исторической правды.

Субъективизм и односторонняя оценка сложных процессов историче­ского развития противоречат законам подлинной науки и принижают значе­ние и ценность исследований.



Хронологические рамки исследования охватывают 1985-1996 годы, известные как предпосылки независимости Таджикистана и противостояний разных общественных и политических сил, стремившихся к власти также поисков путей урегулирования жизни республики. Этот отрезок времени по обилию политических событий и коллизий, действующих исторических личностей, политических партий и движений, классов и других социальных групп населения, оказался судьбо­носным для Республики Таджикистан и стал рубежом, границей между двумя эпохами - со­ветской и именуемой «демократической».

Источниковедческой базой исследования работы включает две основные группы материалов: 1) научная литература и 2) материалы периодической печати.

В процессе написания диссертации рассматривалась научная литература, которая включает в себя книги, монографии, энциклопедические материалы и статьи в сборниках.

В ходе подготовки диссертации использованы материалы прессы исследуемого периода. В их числе такие издания, как «Правда», «Адолат», «Коммунист Таджикистана», «Ленинабадская правда», «Народ­ная газета», «Растохез», «Садои мардум», «Точикистони Совети», «Точикистони Шурави», «Чумхурият» и другие.

Изучение обширного материала позволяет выйти на адекватно объективный уровень раскрытия проблемы, благодаря взаимосвязи научной и популярной литературы, сравнительного сопоставления и критического анализа.



Апробация работы

Тема диссертационной работы рассматривалась на кафедре ИНЦА и утверждена Ученым Советомна ТашГИВ. Нами сделан доклад на годичной 4-республиканской конференции названной кафедры. Статья на тему диссертации принята в сборник научных трудов кафедры. Полученные выводы находят практическое применение в учебном процессе, на лекциях и практических занятиях по предметам «История» и «Политология».



Структура работы

Диссертация состоит из введения, трех глав (шести параграфов), заключения и списка использованной литературы.




Глава I. Таджикистан в период распада СССР: анализ научных и популярных изданий по истории

I.1 Положение Таджикистана накануне распада СССР

1985-1991 годы в новейшей истории СССР известны, как период пере­стройки. Советские люди приняли её искренне. Эта была пора надежд и ожи­даний на обновление - модернизацию социалистического общества, умноже­ние его материального богатства и интеллектуального потенциала. Потреб­ность в перестройке была объективной. Недаром же слово «перестройка» прозвучало как сигнал к обновлению. Дальнейшее движение к социализму требовало своевременно решить актуальные проблемы социально- экономического развития.

Ставилась задача дос­тижения нового качественного состояния общества, научно-технического обновления производства, достижения мирового уровня производительности труда. Необходимо было осуществлять плановое развитие экономики, укреплять социалистическую собственность и ответственность предприятий, усилить их заинтересованность в конечных результатах работы, подчинять всё экономическое развитие интересам совет­ских людей.

«Жизнь, её динамизм диктуют необходимость дальнейших из­менений и преобразований, достижения нового качественного состояния об­щества, причём в самом широком смысле слова. Это, прежде всего, - научно- техническое обновление производства и достижение высшего мирового уровня производительности труда»1.

В.Г. Долгов, В.Я. Ельмеев, М.В. Попов считали, что перестройка рас­сматривалась руководством КПСС как исторически необходимый этап пере­хода страны к качественно новому состоянию общества. Главные цели перестройки были правильными, направленными на обновление социа­лизма. Поэтому трудящимися массами Советского Союза общая концепция перестройки была воспринята положительно. Люди поверили в неё и ожида­ли добрых перемен во всех сферах жизни.

Для начала «Ожидания пока­зались не напрасными: уже в 1986 г. прирост промышленного производства составил 4,9 %, т.е. на 1/3 выше, чем среднегодовой прирост в предыдущей пятилетке и наиболее высокий с 1977 г. Производительность труда в про­мышленности в целом увеличилась на 4,6 % при плановом задании 4,1 %. Произведенный социальный доход в 1986 г. вырос на 4,1 % при плане 3,9 %. Произошёл заметный натуральный прирост продукции сельского хозяйства; на 5,2 млн. м по сравнению с 1985 г. возросли объёмы жилищного строи­тельства и объектов культурного назначения»1.

Н.И. Рыжков, председатель Совмина СССР, критически сформулировал свое понятие о перестройке, как задуманная политика пози­тивных перемен всех сфер общественной жизни страны, которая превратилась в раз­рушительную силу. Идеи и лозунги перестройки оказались лишь ширмой, за которыми действовали вольготно антисоветские разрушительные силы. Вместе с тем, он считал, что пе­рестройка превратилась в плацдарм для штурма устоев социалистического общества, создала условия для реставрации дикого капитализма. Прикрыва­ясь демократическими лозунгами перестройки, её «архитекторы», вначале исподволь, но затем откровенно и нагло, повели дело к разрушению социали­стической системы. В данном случае Н.И. Рыжков выступает ярым защитником основ социализма и идей перестройки.

«Под термином «перестройка» следует понимать намерение её «архитекторов» осуществить две взаимосвязанные между собой задачи: а) осуществление экономических реформ - ломку производственных отношений, переход к рыночным отношениям - к капитализации общества; б) проведение полити­ческой реформы - разрушение советского государства»2.

Проанализировав данную ситуацию, по отношению к Таджикистану И. Каландаров, сделал вывод, что в течение 20-ти лет ЦК КП Таджикистана бессменно возглавлявший Д.Р. Расулов, всячески старался подчинить республику политике центра в политическом, экономическом, социальном и культурном развитии. К примеру: «По инициа­тиве этого испытанного лидера коммунистов ЦК КП Таджикистана планиро­вал и решал жизненно важные проблемы экономики, науки и культуры. Здесь перечисляем некоторые из них: «Об издании литературы на арабском шриф­те» (октябрь 1962 г.); «О мероприятиях по строительству дороги Душанбе - Орджоникидзеабад» (январь 1963 г.); «О состоянии и мерах дальнейшего развития профессионального театрального искусства» (июнь 1963 г.); «О ме­рах по обеспечению строительства Вахшского азотно-тукового завода» (фев­раль 1964 г.); «О мерах по ускорению проектирования и строительства Яван­ского электрохимического комбината» (апрель 1964 г.); «О мерах по даль­нейшему развитию нефтяной и газовой промышленности в республике» (сентябрь 1964 г.); «О мерах об организации строительства Регарского алю­миниевого завода» (февраль 1965 г.); «О состоянии ввода Явано-оби- Киикской оросительной системы» (сентябрь 1966 г.); «Об издании Таджик­ской Советской энциклопедии» (июнь 1968 г.); «О проектировании комплек­са Таджикского Государственного Университета имени В.И. Ленина» (декабрь 1969 г.); «Об улучшении архитектуры, планировки, застройки и благо­устройства города Душанбе» (январь 1971 г.); «О завершении перехода ко всеобщему образования молодёжи» (июль 1972 г.); «О дополнительных ме­рах по улучшению охраны здоровья матери и ребёнка» (октябрь 1974 г.); «О мерах по дальнейшему развитию научных исследований и укреплению мате­риально-технической базы Академии наук Таджикской ССР» (апрель 1980 г.). Только по одной Нурекской ГЭС принято более 10 постановлений ЦК КП Таджикистана»1. Эти и другие постановления были практически все половинчатыми, направленными в действительности на подчинение экономики республики интересам центра.

Ю.А. Николаев отмечает тот факт, что на XIX съезде Компартии Таджикистана в 1981 г., был обсужден отчёт ЦК партии, и подведен итог развитию народного хозяйства и решению проблем повышения уровня благосостояния населения. «Продолжалось дальнейшее наращивание промышленно-энергетического потенциала за 1976-1980 гг. Освоение 4,7 млрд. рублей обеспечило ввод в строй свыше 80 предприятий и цехов, среди них Нурекской ГЭС, четырёх корпусов элетктролиза и цеха обожжённых анодов Таджикского алюминиевого завода, крупных мощно­стей Яванского электрохимзавода . Индустрия Таджикистана набирала тем­пы. Объём промышленного производства в 1980 г. превысил 3,5 млрд. руб. Сверх суммы годовых планов было реализовано продукции на 295 млн., руб».1

«Основные производственные фонды республики выросли почти на 44 %, в том числе промышленности - на 60,5 %, а в строительстве - на 25,8 % и в сельском хозяйстве - на 36,9 %. Во всех отраслях материального производ­ства увеличилась фондовооружённость труда»2.

В.И. Бушков уделяет особое внимание 80-м годам, когда в Таджикистане возникла бинарная система размещения населения: в городах оказалось сосредоточенным практически все некоренное население, по всем своим социальным характеристикам неидентичное, а то и противостоящее местному населению. В частности, «Обнажились различия в языковом, конфессиональном, культурном, образовательном и иных планах, что в итоге не могло не привести к росту противоречий между членами сообщества»3.

В работе Л.Г.Губаревой этот период характеризуется так, «В то же время процесс урбанизации коренного населения Таджикистана, в первую очередь таджиков, не приобрел сколько-нибудь широких масштабов. Если общая численность горожан в Таджикистане снизилась с 1979 по 1989 гг. с 34,57 до 32,5% всего населения, то удельный вес горожан среди всех таджиков вырос за этот же период всего с 25,19 до 26,36%, а доля таджиков среди всех горожан возросла лишь с 42,82 до 50,53%. Но этот процесс не сопровождался урбанизацией социума, поскольку промышленное производство, особенно высокотехнологичное, продолжало обслуживаться не коренным, а пришлым, преимущественно славянским населением»1.

Она отметила и тот факт, что таджики же были заняты главным образом в торговле, науке, управлении. Значительные массы городской таджикской молодежи вообще не находили себе применения в общественном труде. При этом нарушение традиционных социальных связей в среде новоиспеченных горожан вкупе с ограниченными возможностями их трудовой адаптации в городах способствовали достаточно широкой люмпенизации этих слоев населения и криминализации обстановки.

В 80-х годах появляется работа А. Байматова, И.М. Каландарова, которая отличается своеобразным подходом к истории Таджикистана, в ней уделяется внимание экономики Таджикской ССР. Их труд был посвящен положительным результатам нахождения Таджикистана в составе СССР, по их мнению, экономика была составной частью единого народно­хозяйственного комплекса СССР. Авторы уделяют внимание концу 80-х гг. XX в., когда в общественное сознание населения вдалбливался стереотип - представление об экономике Таджики­стана как исключительно сырьевой аграрной страны. Они выдвинули идею, что однобокая трактовка состояния экономики, прежде всего, исходило от тех сил, которые активно выступали за суверенитет и независимость Таджикистана.

В частности в работе даются следующие факты: «Цифры и факты говорят о серьёзных переменах в структуре народного хозяйства Таджикистана, о крупных сдвигах в области развития промышлен­ности, строительства, транспорта в 60-80 гг. XX века. Следует отметить, что удельный вес промышленности, в структуре общественного продукта в нача­ле 60-х гг. достиг 55 %. Только за годы седьмой пятилетки (1961-1965 гг.) благодаря крупным капитальным вложениям государственных и кооператив­ных организаций в промышленность, строительную индустрию республики, было построено и введено в действие 125 крупных государственных пред­приятий и цехов»1.

Профессор Хайдаров Г.Х., рассуждая о, якобы развитии социализма в Таджикистьанге, апологетично отмечает примечательные особенности 60-80 гг. XX в. в политической истории таджикского народа, как интенсивного раз­вития социализма. Небольшая горная республика Советского Союза (0,6 % его территории и 1,5 % населения) принимала активное участие в межрегио­нальном территориальном разделении и кооперации труда: производила 37,2 % тонковолокнистого хлопка-сырца, 8 % коконов, 3 % шёлковых тканей, 2,4 % холодильников, 10,3 % ковров и другой продукции, вырабатываемой в СССР в последней четверти XX века2. Однако этот автор не учитывает объективный характер данных показателей в общем планвом курсе экономики СССР. Что касается данных цифровых показателей, то они в целом были направлены на нужды общесоюзной экономики.

К концу 80-х гг. темпы развития народного хозяйства страны стали за­метно снижаться. Причиной этого негативного явления стали нарушения свя­зей между предприятиями, регионами, республиками, межнациональные кон­фликты, волна шахтерских забастовок. Всё это происходило не без вмеша­тельства зарубежных стран. Вот что написал об этом Н.И. Рыжков, считавший себя одним из свидетелей того, «как разрушали великую державу», сетует на то, что, в 1989 г. в разгар шахтёр­ской забастовки в СССР американские профсоюзы открыто поставляли для них оргтехнику, приглашали лидеров забастовочного движения в США. Поили, кормили, учили. Там выделяли деньги щедро и открыто для опреде­ленных людей и совершенно под чёткие задачи. Запад и его «агенты влия­ния» в СССР «ставили целью как можно быстрее, пока не опомнились люди, построить любой ценой дикий капитализм в бывшем СССР, передать народ­ную собственность новому и чаще всего криминальному капиталу»1.

«Гражданское политическое движение в Таджикистане», в данной статье имеются сведения о конце 80-х гг., когда в Таджикистане почти в каждом городе, районном центре стали возникать различные самодеятельные демократические кружки, организации, общественные объединения, которые стали играть заметную роль в различных сферах жизни республики. Возникают и национально- культурные объединения - «Ошкоро» в Кулябе, «Вахдат» в Ура-Тюбе, «Эхёи Хучанд», «Лаъли Бадахшон», «Хисори Шодмон», «Мехри Хатлон», «Зараф- шон», «Ватан», «Хамдилон», «Носири Хисрав», «Дирафши Ковиён» в Нурекеи в других городах. Возник и первый политический клуб «Ру ба ру» (1989 г.), поглощенный затем «Растохез»ом 2.

Г.Х. Хайдаров, также свидетельствует о том, что число разных тайных и явных движе­ний, называющих себя народными, общественных объединений и нефор­мальных организаций, некоторые из которых перерастали в политические партии, достигло 703.

Автор пишет, что все они в начале ставили задачи решения конкретных социально-экономических про­блем своих регионов и в целом республики. Но по мере развертывания их деятельности стала прослеживаться определённая политическая направлен­ность преследуемых ими целей, нарастающее давление на конституционные органы власти. Эти общественные формирования являлись очень пёстрыми движениям и по составу, и по взглядам их участников.

«Народная газета» подтверждала то факт, что среди тех, кто активно выступал за демократические преобразования в Таджикистане, был Рустам Абдурахимов. В газете также имеются сведения о том, что он являлся одним из организато­ров политклуба. «Однако, эйфория от обретённой свободы у него быстро прошла. Он ясно осознал, что демократические партии и движения стали для исламских фундаменталистов лишь инструментом в достижении корыстных целей» 1.

«Большая Российская энциклопедия», дает обширные сведения об экономике СССР конца 80-х годов. В частности свидетельством этого является следующее, «Одновременно была разрешена (узаконена) кооперативная и индивиду­альная деятельность. Закон «Об индивидуальной, трудовой деятельности» (1986 г.) допускал создание кооперативов в некоторых видах производства товаров и услуг»2. Принятие Закона способствовало рождению многочислен­ных кооперативов, стимулировало легализацию теневой экономики, особен­но в сфере торговли и бытового обслуживания.

Поспешный переход к рыночным отношениям вскоре обострил соци­ально-экономическую ситуацию. Смена ориентиров в экономической поли­тике потребовала разгосударствления общенародной государственной и коо­перативной собственности, образно названной народом, прихватизацией. Всё это стало причиной целенаправленного развала государственного сектора экономики, усилило перекачивание средств и ресурсов в частные руки, фор­сировало формирование нового класса предпринимателей3.

При­оритет в определении перспективы и стратегии состояния производительных сил республик принадлежал союзным структурам СССР. В такой обстановке получили широкое распространение разного рода теории о так называемых «иждивен­цах» и «кормильцах». По такому «принципу» стали делить союзные респуб­лики, их народы. Подобная концепция была выдвинута силами, заинтересованными в разру­шении СССР.

Т. Джалилов оценивает данный период в своей работе так, «На терри­тории республики были союзные предприятия, союзные стройки, такие как строительство Нурекской, Рогунской ГЭС, Южно-Таджикского производст­венного комплекса, номерного комбината, заводов. По ним доходы шли в союз. И, доказывая то, что республика не являлась иждивенческой, не долж­на отрицаться та реальная помощь СССР и поддержка друг друга всех союз­ных республик»1.

Газета «Коммунист Таджикистана» подтвердила тот факт, что в конце декабря 1990 г. вступил в силу Закон «Об общественных объединениях». Давались сведения о том, что «В законе зако­нодательно определены принципы многопартийной системы. Государство гарантировало свободу создания общественных объединений и политических партий. Вместе с тем, Законом провозглашалось, что не допускается создание и деятельность общественных объединений, имеющих целью и методом дей­ствия насильственное изменение конституционного строя»2.

Также в газете имеется статья, относящиеся к 10 августа 1990 г., когда в актовом зале Академии наук республики состоя­лась учредительная конференция Демократической Партии Таджикистана. Газете рассказывается об официальном докладе, представ­ленном Ш. Юсуповым. В докладе говорилось о ценностях демократии, их отсутствии в республике, о необходимости глубоких демократических преобразований. Демпартия декларировалась как политическая организация парламентского типа3.

«Садои мардум» («Голос народа») публикует статью о том, что 19-20 января 1991 г. в здании Союза писателей Таджикистана состоял­ся учредительный съезд «Растохеза». С докладом о целях и задачах органи­зации выступил её председатель Тохири Абдуджаббор: «Ре­форма должна способствовать исчезновению командно-административной системы, свободному выпуску предприятиями своей продукции, развитию рыночной экономики, разгосударствлению предприятий. Цель - добиться, чтобы каждый гражданин жил в свободном обществе»1.

«Адолат», наряду с другими периодическими печатями, выпустил свою статью, посвященную по­мыслам и поступкам Демократической Партии Таджикистана. Которая, как и «Растохеза» оказались противоположны инте­ресам абсолютного большинства многонационального населения Таджики­стана. Даются сведения о том, что их лидеры в начале 1991 г. призывали граждан республики к бойкоту референдума за СССР. К примеру отрывок из статьи, «К Ш. Юсупову примкнули - бывший коммунист А. Сохибназаров, учёные - филологи А. Сатторов, Р. Мусульманкулов, поэты Б. Собир, Гулрухсор, прозванная в народе, «Матерью нации». Лидеры были уверены, что развитие гласности, обсуждение вопросов на митингах, дискус­сиях, собраниях поможет демократизировать общество»2.

К.Абдулов в своей работе уделяет внимание событиям конца XX столетия, когда в республиках выросли свои ква­лифицированные профессионалы, старая система казалась анахронизмом. Это явно стало ощущаться, когда в годы перестройки вторым секретарем ЦК КПТ стал П. Лучинский. С его именем связано буквально нашествие автори­тарных партийных функционеров в Таджикистан. Об этом рассказывает про­фессор К. Абдулов пишет: «Из ЦК КПСС в Таджикистан в качестве секретарей ряда горкомов и райкомов были направлены лица (такие, как Афанасьев, Высо- чин, Зинченко и другие), которые больше всего заботились о себе, были под­отчетны только Лучинскому и куратору ЦК КПСС в Москве Саенко»1.

Ш.Д. Шабдолов в статье «О компартии Таджикистана » пишет, что многие честные и опытные секретари горкомов и райкомов произвольно были заме­нены кадрами из «эшелона», направляемого из Центра в Таджикистан, в уго­ду настроениям функционеров из ЦК КПСС. Кадровая политика в республи­ке в целом, себя не оправдала.

«Лишь немногие из них завоевали авторитет в народе и продолжали работать. Большинство из них покинули республику, и не оставили о себе добрый след. Эта политика негативно отразилась на на­строениях местных русскоязычных кадров, которые лучше знают традиции, обычаи народа, потребности республики. Эта кадровая перетряска привела к обострению межличностных отношений среди руководящих кадров и нанес­ла ощутимый удар по единству партийных рядов»2.

В. Дрожкина освещает в своей работе период накануне распада СССР. Она пишет, что на первом съезде народных депутатов РСФСР проходившем 12 июня 1990 года была принята Декларация о государственном суверенитете. Это событие ускорило процесс суверенизации и стимулировало республики провозглашать независимость. Были учреждены должности президентов, которыми ав­томатически становились первые секретари ЦК Компартий союзных респуб­лик. В частности, «Республика Таджикистан провозгласила сувере­нитет в сентябре 1990 года. Так же как и другие республики, у народа Таджикистана было стремление самой распоряжаться своими богатствами (природными, созданными экономическим и научно- техническим потенциалом)»3.

Также автор отмечает, что большой соблазн таил в себе процесс непо­средственного сотрудничества каждой союзной республики с внешним ми­ром. Это означало, что Таджикистан, как и любая другая союзная республи­ка, также может осуществлять международные и внешнеэкономические свя­зи с субъектами иностранных государств, заключать соглашения об осущест­влении международных, внешнеэкономических связей.

Ю.В. Никуличев в статье, посвященной периоду распада СССР, описал внешне политическое развитие республики до обретения независимости. Произвел сравнения протекания политического режима в Таджикистане с другими республиками СССР. Уделил внимание различным исламистским объединениям, которые до 1991 г. предпочитали оставаться в тени событий. Также описаны события августа 1990 г., когда республика приняла декларацию о суверенитете, и в марте следующего года 96% таджикского электората высказалось за сохранение СССР1.

«История государственного управления России», в данной работе даются сведения о встречи, проходившей 23 апреля в правительственной резиденции Ново-Огарёво (Москва), которая получила название 9+1 - девять союзных респуб­лик и олицетворяющий союзный Центр, Президент СССР. На встрече было подписано «Совместное заявление о безотлагательных мерах по стабилизации обстанов­ки в стране и преодолению кризиса». В этом документе было заявлено о не­обходимости заключению нового договора суверенных государств после проведения перевыборов органов власти Союза Суверенных (а не социали­стических) Республик, принятия новой Конституции Союза2.

«Заключение нового Союзного договора автоматически привело бы к отставке всех союзных структур. Руководители партийных организаций всех уровней выступили против. Окончательное подписание нового Союзного договора планировалось 20 августа 1991 г. Договор должны были подписать представители России, Украины, Белоруссии, Казахстана, Азербайджана, Киргизии, Туркмении, Таджикистана, а также бывших автономных респуб­лик и союзного центра».1 Всё это означало обострение критической ситуации в стране, активизацию сепаратистских сил, борющихся за власть.

Создание ГКЧП, его неудачи и крах, вызвавшие громкие и шумные ав­густовские события 1991 г. в Москве стали, как и следовало ожидать, своеоб­разным поворотным пунктом в судьбах КПСС и СССР.

Д. Назриев, И. Сатторов в своей работе отмечают тот факт, что антикоммунисты Таджикистана, 23 августа в г. Душанбе оперативно организовали митинг в поддержку Горбачёва. Де­монстранты выставили лозунги и транспаранты следующего содержания - «Нет - диктатуре. Да - демократии!», «Компартия Таджикистана - сторон­ник хунты», «Депутаты! Вы представители народа или ГКЧП – КПСС?»2.

В газете «Садои мардум», выпущенной 5 сентября 1991 г. объявлялось, что К. Махкамов обвиняется в нарушение Конституции и причастности к событиям 19-21 августа. Также в газете писалось об отставки президента республики, и о назначении на должность временно исполняющего обязанности президента республики К. Аслонова.

Также в этом выпуске говорилось: «31 августа 1991 г. в целях проверки обстоятельств, связанных с собы­тиями 19-21 августа 1991 г. и установления причастности должностных лиц государственных органов, общественных объединений, предприятий, учреж­дений и организации республики к попытке государственного переворота, предпринятого ГКЧП, была образована Комиссия Верховного совета. На этой сессии был принят закон об изменении названия Таджикской Советской Социалистической Республики»3, она стала Республика Таджикистан.

Саодат Олимова и Музаффар Олимов в своей статье «Независимый Таджикистан: трудный путь» характеризуют этап суверенизации Таджикистана в частности, события 1990 г., когда на 2-й сессии Верховного Совета была принята "Декларация о суверенитете Таджикской ССР". Авторы отмечают события после августовского путча 1991 г., когда в Москве на внеочередной сессии Верховного Совета было принято 9 сентября постановление "О внесении изменений и дополнений в ""Декларацию о суверенитете Таджикской ССР"" и "О провозглашении государственной независимости Республики Таджикистан". К этому времени, по их мнению, основными носителями идеи суверенитета страны выступала национальная гуманитарная интеллигенция; часть прежней советской элиты, надеялась на сохранение коммунистического режима в новом Таджикистане; будущие оппозиционеры-исламисты, имели цель построить исламское государство. Для всех этих групп общим было отсутствие представлений о реальном положении дел в экономической и политической сферах жизни республики. Уделяется внимание тогдашней правящей элите, как и руководители других республик Союза, они практически не представляла размеров коллапса, постигшего государственно регулируемую экономику, и банкротства господствовавшей в недавнем прошлом идеологии. Более того, правящая таджикская элита никогда не имела реального представления о состоянии дел в экономике и политике в республике в силу своей подчиненности союзной администрации и наличия в республике значительного сектора промышленности союзного подчинения1.
I.2. Выбор пути развития независимого Таджикистана в научной литературе

Изучая и обобщая практический опыт Республики Таджикистан на пути построения демократического общества, хочется подчеркнуть особое достижение таджикского государства в предотвращении войны и установлении мира и национального согласия.

Практический опыт показывает, что "становление демократии", как этапа перехода от авторитаризма к демократии в Таджикистане имеет свои признаки. Такими признаками могут быть создание многопартийной системы, демократические альтернативные выборы, участие политических партий в принятии политических решений и прочность политической системы.

Р.Г. Гулямов в своей работе отметил, что в Таджикистане процесс либерализации общества начинает занимать все общественные структуры. При возникновении партий, поиске новых идеалов политической идентичности, формировании оппозиционных блоков, материальные интересы выступают в качестве характерных особенностей переходного периода. Но руководящая партия не смогла управлять происходящими переменами; авторитаризм Компартии распался, в политический процесс включались неизвестные, не влиятельные личности и группы1.

Саодат Олимова в статье выразила свое убеждение, что оппозиция попыталась воспользоваться в своих интересах замешательством, охватившим таджикское общество после августовского путча в Москве и запрета КПСС, но удалось ей это не сразу. «Когда в ноябре 1991 г. на президентских выборах победил бывший лидер КПТ Р.Набиев, стало ясно, что коммунистические и посткоммунистические партийно-государственные структуры пользуются широкой поддержкой населения, так как обеспечили ему политическую стабильность и сносные условия существования. Возможно даже, что обратный эффект дали обвинения, выдвигавшиеся оппозицией против Р. Набиева и состоявшие в том, что он опирался на возрождающиеся партийные структуры и стремился к восстановлению коммунистического режима». На деле отношения между новым президентом и КПТ были не столь однозначными. Р. Набиев стремился прежде всего к тому, чтобы сохранить государственность Таджикистана, и не особенно отягощал себя при этом идеологическими догматами1.

«Народная газета», предоставляет данные о проведении первых выборов независимой республики Таджикистан. «24 ноября в Республике состоялись первые в истории выборы главы го­сударства на альтернативной основе. В избирательный бюллетень для тайно­го голосования были включены девять кандидатов в Президенты РТ. Нака­нуне кандидата на этот пост К. Аслонова и И. Давлатов сняли свои кандида­туры. В голосовании участвовало 86,49 % от общего числа избирателей. В результате выборов голоса избирателей распределились следующим обра­зом»2:




Фамилия, имя, отчество кандидата в Президенты Республики Таджикистан

Количество голосов, поданных

За кандидата в Президенты

Против кандидата в Президенты

абс.

%

абс

%

Максумов Акбар Нусратуллоевич

5140

0,23

2.179209

96.53

Набиев Рахмон Набиевич

1.321189

58.52

863160

38.24

Насрединов Хикматулло

28963

1.28

2.155386

95.48

Салимов Бурихон

11863

0.52

2.172486

96.24

Тураев Сайфиддин

101146

4.48

2.083203

92.28

Худоназаров Давлатназар

678461

30.05

1.505888

66.71

Шоев Бобишо Аслонович

8273

0.37

2.176076

96.39

«Действующие лица 90-х годов», имеются сведения о лицах, которые возглавляли Таджикистан после независимости. Особое внимание в данной работе уделяется первому президенту Рахмон Набиеву, который стал первым всенародно избранным президентом независимого Таджикистана. 24 ноября 1991 г. состоялись президентские выборы, победа на которых большинством в 57% голосов досталась Р.Набиеву – руководителю компартии и председателю Верховного Совета Таджикистана. Кандидат объединенных сил оппозиции, которая вполне сформировалась к президентским выборам и при этом пользовалась совершенно недвусмысленной поддержкой демократических кругов России, режиссер Д.Худоназаров получил 30% голосов

«Опытный политик, прошедший во времена Союза все ступени карьерной лестницы, он ассоциировался у простых людей со стабильностью и спокойствием советских лет. Поэтому 24 ноября 1991 года большинство населения страны на президентских выборах проголосовало за Р. Набиева»1. Однако надежды небыли оправданы. В данной статье уделяется внимание тому, что ему практически сразу пришлось работать в экстремальных условиях политического давления и перманентных митингов оппозиции.

«Известие», сообщила, что после обнародования результатов голосования, Д. Худоназаров собрал пресс-конференцию и заявил: «Мы считаем, что не менее 10-15 процентов избирательных голосов, якобы поданных за Набиева, сфальсифицированы. Поэтому я подал протест в Верховный Совет и требую признать результаты выборов недействительными»2. Уже в понедельник, 25 ноября на центральной площади Душанбе собралась тысячная толпа протес­товать против победы Набиева. Итак, итоги выборов привели не к началу стабилизации, на что искренне надеялось большинство избирателей, а к но­вым потрясениям3.

С.Кенджаев уделил особо внимание следующему, «Президенту было известно, что две основные опоры государства (МВД, КГБ) полностью вышли из-под контроля правительства; на словах объявляют себя нейтральными, а на деле танцуют под дудку оппозиции. Словом, это было государство без опоры»4.

Автор пишет, что только 22 декабря 1991 г. был издан Указ о создании национальной гвардии из 1050 солдат, который так и остался не осуществленным. 24 декабря генерал-майор Б. Рахмонов был назначен руко­водителем национальной гвардии1.

Г. Хайдаров и М. Иногамов в своей работе выдвинули такую теорию, что Р.Набиев должен был сыграть роль переходной фигуры и уйти. Он сыграл свою роль, оказав содействие в регистрации Исламской партии возрождения. Путь к политической вершине был открыт2.

«Действующие лица 90-х годов», считает, что президент Р.Набиев был вынужден принять требования оппозиции и создать так называемое "правительство национального примирения". Он потерял контроль над силовыми структурами, а в сентябре 1992 года был вынужден уйти в отставку под дулами оппозиционных автоматов. На 16-й сессии Р. Набиев надеялся вернуться к власти, но никто его не поддержал. Решением Верховного Совета президентская форма правления в Таджикистане была упразднена3.

Вторые президентские выборы, которые проходили 6-го ноября 1994года, также характеризовались политической борьбой между кандидатами Рахмоновым и Абдуллоджановым. Кандидаты проводили различные встречи с социальными группами, жителями регионов, излагая при этом свои задачи и цели. Впервые кандидаты выступили в телевизионных дебатах, где отвечали на вопросы избирателей.

«Осенью 92-го, когда Куляб задыхался в кольце осады, он Э.Рахманов, простой директор совхоза, возглавил воюющую область, а вскоре и всю страну. На 16-й сессии Верховного Совета сразу после своего избрания председателем парламента, он пообещал: "Я принесу вам мир!". И это обещание выполнил»4.

В статье даются сведения о положении Таджикистана и предпринятых действиях Э.Рахманова. Автор с невероятной точность охарактеризовывает страну: прежде небогатая, была окончательно разорена войной. Стране угрожал развал на "независимые ханства" и полное исчезновение с политической карты мира. Постепенно, по крупицам, Эмомали Рахманову удалось восстановить стабильность. Он начал мирный процесс и довел его до логического завершения.

Р.Г.Гулямов пишет: «Процесс демократизации общества настоятельно требует объединения всех политических систем, государственных, общественных организаций в мобилизации народных масс в укрепление суверенитета в Таджикистане»1.

М.А. Василика дает характеристику этапа перехода от авторитаризма к демократии так, «Формирование конкурентной партийной системы начинается в процессе подготовки и проведения первых свободных выборов. Партии, как институциональные силы, участвующие в принятии политических решений и социально- политические силы, мобилизующие граждан служить связующим звеном между государством и гражданским обществом, создают прямые и обратные связи в политической системе, во многом определяющие ее прочность»2.

Х.Хамидов считает, что одним из важнейших институтов, в действии, которого осуществляется деятельность государственной формы, является избирательная система. В своей работе он пишет, для того чтобы избирательная система смогла выполнить свою содержательную функцию, она должна выражать те реальные политико-гражданские отношения, которые существуют в данной стране.

«После принятия законов о политических партиях и о выборах в Маджлиси Оли, в практике правового развития страны формируется и институцианализируется новое отношение граждан к властным структурам. Этот процесс является составной частью конституционного закона. Для создания демократического государства необходимо создать условия для выражения интересов народа, которые обеспечиваются избирательным законодательством. Права граждан быть избранными в органы власти и избирать представителей законодательных органов содержатся в конституции Республики Таджикистан»1.

Принятие закона о создании двухпалатного парламента в Республике Таджикистан в переходный период имеет оптимальное значение.Нижняя палата - Маджлиси Намояндагон профессиональная и постоянно действующая, избираемая. Верхняя палата - Маджлиси Милли, работающая не постоянно, созываемая. Также, создание двухпалатного парламента создаст условия для открытой борьбы между политическими субъектами2.

«Для дальнейшего демократизации общества 22 июня был проведен референдум, что закрепило президентские полномочия на второй срок, теперь президент может избираться еще на 7 лет. В референдуме граждане участвовали активно, поддерживая политику государства, они принимали новые поправки зная, что это необходимо для будущего страны и демократизации общества»3.

В газете также дается объяснение предпринятых действий правительством, всё это послужило развитию избирательной системы в стране. Постконфликтная зона стала превращаться в зону уникальных политических процессов, которые даже несколько лет назад невозможно было представить. Также пишется, что рассматривая процессы переходного периода в Республике Таджикистан, необходимо подчеркнуть, что таджикское общество двигается по пути построения демократии умеренно и постепенно, анализируя каждый шаг, набирая опыт и практику, оно стремится к созданию демократического государства в полном смысле этого слова.

Прочность политической системы определяется степенью защищенности и безопасности государства, а также его авторитетом на международной арене. Политический процесс реализуется в двух формах отношений власти и общества: внутриполитические и внешнеполитические.

Р.Г. Гулямов уделяет внимание внутриполитическому процессу в Республики Таджикистан, «невозможно сказать, что в нём не было места негативным явлениям. Во всех государствах в переходный период в ходе политических изменений встречаются явления, которые можно называть антиполитическими, антигосударственными или просто незаконными методами "тихой" или "умеренной" борьбы с властью»1. После подписания "Договора о мире и согласии" в Таджикистане были зафиксированы две попытки антигосударственного переворота. Первая попытка государственного переворота во главе бывшего командира оперативной бригады быстрого реагирования М.Худойбердыева ( август 1997 г. и ноябрь 1998 г.) и вторая во главе бывшего полевого командира, отреченного от ОТО Р.Содырова (ноябрь, декабрь 1997 г.)



A.A. Игнатенко в своей работе выдвинул теорию о том, что среди множества угроз национальной безопасности Таджикистана религиозный экстремизм занимает особое место. Он пишет, что экстремизм направлен на подрыв государственности и территориальной целостности республики, на разрушение социально-политической стабильности общества, он покушается на права и свободы личности.

Религиозный экстремизм создает широкий спектр внутренних и внешних угроз национальной безопасности страны2. Таджикское общество создает все условия для борьбы с религиозным экстремизмом и терроризмом.

Переход от авторитаризма к демократии зависит от степени экономического состояния общества. Одной из задач переходного периода является утверждение рыночных отношений в экономике. Экономика выступает главным стержнем модернизации общества и больше всего нуждается в поддержке государства.

Э.Рахманов в подтверждении вышесказанного, предпринимает действия, подтверждая их следующим, одним из первых актов Президента Республики Таджикистан в отрасли экономики стал указ от 3 декабря 1994года "О первостепенных мерах углубления экономических реформ и ускорения перехода к рыночной экономике", заложивший предпосылку к экономическим преобразованиям в Республике Таджикистан. Вторая попытка урегулирования экономики была сделана в 1995году. Программа экономической реформы, которая была утверждена Маджлиси Оли еще в конце 1995года, несмотря на ее перспективы и поддержку со стороны международных экономических и финансовых организаций, не была полностью реализована по причинам,

во-первых, меры по реализации Программы, будучи сформулированы в общем виде, конкретно не охватывали реалии сегодняшнего экономического положения республики, (т.е. выход из экономического кризиса, сдерживание падения производства, обеспечение государственного регулирования экономики, завершение малой и большой приватизации, создание условий для привлечения зарубежных инвестиции);

во-вторых, военно-политическая ситуация в стране вынудила Правительство отложить на время работу по проведению комплексной экономической реформы и заняться тушением очагов конфликтов и противостояния;

в-третьих, усилия определенных лиц (как внутри страны, так и за ее пределами) стали препятствием для вливания иностранного и даже внутреннего капитала в возобновление работы производственных мощностей;

и наконец самая главная причина, это живучесть старой психологии, надежды на возвращение к прежней экономической системе1.

«Экономика Таджикистана: стратегия развития » свидетельствует о том, что после принятия правительственной программы на период до 2000г. в п.З. предусматривалось «ускорение приватизации крупных предприятий и земельной реформы, углубление форм в финансовом секторе, дальнейшая либерализация режима внешней торговли и валютного регулирования»2.
Политика Перестройки и лозунги - «нанесем удар по административ­но-командной системе» были лишь ширмой, рассчитанной на отвлечение внимания масс от экономических, социальных и духовных потрясений в глубине советского строя в результате длительного застоя, вызванного двуличной политики партии и правительства. Однако за красивыми, многообещающими лозунгами шло интенсивное разрушение устоев социалистической системы в СССР, уже не поддающиеся косметическим подходам. На практике Перестройка привела к необратимым процессам разрушения т.н. плановой системы развития народного хозяйства и разрыву экономических связей между регионами. В результате демонтажа СССР эти связи были прерваны вообще, что крайне отрицательно сказалось на состоянии экономики Таджикистана.

Переход к демократии стал причиной социальных кон­фликтов и потрясений, которые затронули все слои населения и парализова­ли структуры власти в Таджикистане. Последующие события показали, что демократически-либеральная оценка состояния общественно-политической ситуации республики таит в себе опасность социального взрыва. Демократы, как политическая элита, одержавшая победу над коммунистами, вольно или невольно толкали рес­публику в пучину и хаос, из которого выход уже лежал через братоубийственную гражданскую войну , горе и лишений простого, ни в чем не повинного народа.






Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница