Михалёв А. Б., Тамбиева Ж. М. Фоносемантические функции заднеязычных, фарингальных и ларингальных в корневых морфемах абазинского языка




Скачать 153.33 Kb.
Дата12.07.2016
Размер153.33 Kb.

Михалёв А.Б., Тамбиева Ж.М.

ФОНОСЕМАНТИЧЕСКИЕ ФУНКЦИИ ЗАДНЕЯЗЫЧНЫХ, ФАРИНГАЛЬНЫХ И ЛАРИНГАЛЬНЫХ В КОРНЕВЫХ МОРФЕМАХ АБАЗИНСКОГО ЯЗЫКА

// Вестник ПГЛУ, №4, 1999, сс.18-22.


Гипотеза о специализации различных типов звуков в определенных семантических областях прочно обосновалась в фоносемантике и находит все новые подтверждения. Звукоизобразительные тенденции уже достаточно хорошо изучены в индоевропейских языках. Здесь обнаружены семантические возможности лабиальных взрывных, спирантов, вибранта /R/ и бокового /L/, заднеязычных и проч. В настоящее время любому исследователю-фоносемантисту ясно, что интерпретироваться должны не отдельные звуки или фонемы, а фонемотипы (в терминологии С.В.Воронина, «фонотипы»), т.е. типы, выведенные по наличию некоторого общего артикуляционного признака. Выявить, какие же признаки из сложного комплекса являются релевантными, помогает семантический анализ. Общность семантических функций, проявляющаяся при изучении корневых структур с гипотетически сходными элементами, позволяет предположить некий фоносемантический инвариант для фонем, объединенных одним способом или местом артикуляции.    

В этой связи особый интерес представляют кавказские языки, характеризующиеся очень богатой консонантной системой, и в частности, абазинский язык с его тончайшей нюансировкой в горловой артикуляции. Предметом настоящего исследования являются заднеязычные, фарингальные и ларингальные тапантского диалекта, лежащего в основе литературного абазинского языка, и их звукоизобразительные возможности. Мы объединяем эти три типа согласных по единому для всех артикуляционному признаку - участие горла - и гипотетически формулируем фонемотип, называемый «гуттуральные» (1).

  В тапантском диалекте абазинского языка наличествуют 25 гуттуральных. Ряд заднеязычных представлен 9-ю простыми смычными (нелабиализованными /г/, /к/, /кI/, лабиализованными /гв/, /кв/, /кIв/ и палатализованными /гь/, /кь/, /кIь/). Ряд   фарингальных включает 5 простых смычных (нелабиализованные /хъ/, /къ/, лабиализованные  /хъв/, /къв/ и палатализованный  /къь/) и 6 спирантов (нелабиализованные /гъ/, /х/, лабиализованные /гъв/, /хв/ и палатализованные /гъь/, /хь/). Ряд  ларингальных содержит 1 нелабиализованный простой смычный абруптив /ъ/ и 4 спиранта (нелабиализованные /гI/, /хI/ и лабиализованные /гIв/, /хIв/). Все из перечисленных звуков могут занимать в слове от начальной до конечной позиции. Например: хIарыф «буква», хъыза «теплое одеяло», къаб «тыква», чкIвын «юноша», гвыбзыгъара «ум, смышленность», рахъва «нить», дрыкъва «шрам», уагIа «народ, люди», уапчахв «небеса». Исключением является ларингальный смычный абруптив /ъ/, тяготеющий к положению с последующим гласным или между гласными, например: ъадаб «воспитанность», «учтивость», зъара «сколько, сколько бы ни», хьпшгIвыдаъа «беспризорный», щъагIв «пеший, пешеход».

Исследования в области символизма различных типов согласных усматривают ассоциативную связь способа артикуляции «горловых» звуков с потенциально возможными понятиями: «образуясь соприкосновением задней части языка с мягким небом, т.е. у самой гортани, они изображают “горловую деятельность” - глотание, голосовое звукоизвлечение, собственно гортань…» (2). В абазинском языке находим примеры именно из этой семантической сферы:   гвылахара «застревать в горле», гвылкъьара «поперхнуться», «подавиться», гвалагара «тошнота». Горловая деятельность прослеживается также в словах къакъра «жевать», «разжевывать», къыкъра «заикаться». К лексике, имеющей отношение к голосовым звукоизвлечениям, в абазинском языке можно отнести: квыц-квыцра «шептать», «сплетничать», кIькIьра «ржать», «хохотать», хъвагIгIра «выть», «мычать», «кричать», гъьра «ворчать», гъгъра «рычать, реветь» (о хищных животных из семейства кошачьих), гъызра «стонать», гъынцIкъвара «хныкать».

В нашем исследовании мы исходим из гипотезы о том, что наибольший вес в генетическом смыслообразовании корня лежит на его начальных согласных. Заметим, что состав абазинской корневой морфемы ограничивается рамками от одного до четырех звуков. Г.А. Климов, например, выделяет несколько типов абхазо-адыгских корневых морфем: C, CV, CCV, CVC, CVCV (3). А в словаре общеадыгских корней А. Койперса находим следующие модели: C, CCV, VCV (4). Однако наиболее древними моделями он считает C, CV, CCV. В морфологии абазинского языка основосложение выделяется как наиболее продуктивный способ словообразования, а основа совпадает с корневой морфемой. Поэтому, отбор лексики производился преимущественно по начальным гуттуральным звукам корневых морфем.

18 (72%) абазинских гуттуральных  участвуют в обозначении акустического и артикуляционного денотата. Так, в выборке выделяются звукоподражательные слова: къвуу «лебедь»; гъыбза «обрядовое причитание», «песня-плач»; къыртI «подражание звуку при глотании»; мхIва «кашель»; ткIвапс «капля». Тем более очевиден звукоподражательный аспект  в ономатопах с преобладанием редупликации гуттуральных: къьатI-къьатI «болтун»; кIькIьра 1) «ржать (о лошади)”, 2) «грубо смеяться, хохотать; гъьагъьара «скоблить, выскабливать»; гьаргьар «погремушка».

В звукосимволической лексике наиболее употребительным представляется звук [гв] (более 250 примеров). Этот звук представлен более чем в 100 примерах в начальной позиции морфемы гв(ы). В этимологическом словаре адыгских (черкесских) языков Шагирова А.К. (5) значение слова гв(ы) определяется как «сердце». Автор называет его общеиберийско-кавказским и проводит параллели его употребления с абхазским, адыгским, грузинским, сванским, аварским, лезгинским, лакским, даргинским, чечено-ингушским, бацбийским и т.д.

Одним из значений именной основы гв(ы) в абазинском языке также является «сердце». Однако, при рассмотрении этой морфемы с точки зрения звукоизобразительности, лексика, включающая эту морфему, делится на группы. В первой группе гв(ы) передает значение «сердце (анат.)», «душа»: гвыхь «сердечное заболевание» (букв.: «сердце» + «боль»); гвыцкьа «чистосердечный» (букв.: «сердце» + «чистый»); гвыпшка  1) «мягкосердечный» (букв.: «сердце» + «мягкий»), 2) любезный; гвхIахъв «бессердечный, черствый» (букв.: «сердце» +  «камень»); гвкшара «сердцебиение» (букв.: «сердце» + «биться»); гвхIальаль «добродушный» (букв.: «душа» + «добрый»); гвтпссгIара 1) «пугаться» (букв.: «душа» + «вылетать»), 2) «испуг»; гвхъгIвара «апатия» (букв.: «душа» + «закрывать»); гвапхара «нравиться» (букв.: «душа» + «греть»); гвнадзара «быть, остаться довольным, удовлетворенным» (букв.: «душа» + «достигать») и т.д. Во второй - смежное значение «середина, сердцевина»: гвгIважь «желток» (букв.: «сердцевина» + «желтый»); гвы «косточка (вишни  и т.п.)»; гвылырпIлара «лущить, очищать от скорлупы и т.п.» (букв.: «середина» + «осыпать(ся)»). В третьей группе прослеживаются «горловая деятельность» и «деятельность дыхательных органов и грудной клетки», и, также, очевидна номинация по смежности. Например: гвалагара «тошнота»; гвгIахъачIвалра «рыгнуть»; гвылахара «застревать в горле»; гвылкъьара «поперхнуться»; гвылцара «вытаскивать, извлекать что из горла»; гIагвылкъьара «отрыгивать»; гвыс «тяжелое дыхание»; гвыс-шIысра «задыхаться»; гвтыркIьра «выгибать, выставлять грудь колесом»; гвцIыш «белогрудый (о птицах, животных)».

Примечательно, что в других основах семантика звука [гв] варьируется. Например, в словах: вагвы «горбатый»; тгвыгв «выступ»; тIыгв 1) «обух», 2) «макушка, вершина»; цагва «тупой, затупленный» преобладает признак «выпуклость». В данном случае мы, вероятно, имеем дело с речевым жестом. Действительно, звук [гв] является лабиализованным. При его произнесении губы округляются и вытягиваются вперед, демонстрируя выпуклость.

А в следующих примерах с основой мгва-, вместе с названным признаком, присутствует «выпуклый (округлый)»/«полный (не пустой)»: мгва «живот»; мгвахь «расстройство желудка»; мгвалагIв «ненасытный (о человеке)»; мгвачвахъала «по-пластунски» (букв.: «на животе»); амгвапсра «умереть (в утробе), подыхать в утробе (о животных); умирать (будучи завернутым во что, напр. в бурку)» амгвацIара «класть что во что, закутывать, заворачивать, упаковывать что во что»; амгварыгьажьра «свертывать, скатывать (напр. ковер)»; амгвапшра «заглядывать (в сверток, пакет и т.п.)». Не случайно ключевым для перевода является слово «заворачивать» (ср. рус. «огораживать»).

Показательной здесь может явиться именная основа гвара-: гвара «изгородь, ограда, забор»; гваран «уст. место в судебном присутствии (разгороженное на три части: для судьи, подсудимого и свидетелей)»; гварахаха «редкая изгородь из штакетника, хвороста»; гварахъапа «колючий хворост (из терновника, боярышника и т.п., которым доплетают сверху изгородь)»; гъвгвара «деревянный забор, изгородь»; мыгъгвара «изгородь из дерезы».

Морфема гвара- может, также, служить частью глагольной основы. Например: гварагара «вносить, ввозить что во двор»; гварадара 1) «ввозить,  вводить кого во двор»; 2) «приглашать, пригласить кого во двор»; гваражьра впускать, впустить кого во двор»; гваралра «входить, войти, заезжать, зайти во двор»; гваралхра «возвращаться (возвратиться) во двор»; гвараргьяжьра «вкатывать, вкатить что во двор».

Фонема /гв/ в ряде морфем  обладает признаком «близость, соседство». Например: аргваны 1) «близкий, близлежащий (напр. аул.)», 2) «близкий друг, родственник»; аргваныта «близко, недалеко»;  аргванхара «приближаться, приблизиться друг к друг сближаться с кем»; гвла «сосед, соседка, соседский»; айгвара 1) «дружба, знакомство», 2) «родство, родственные отношения».

Оправданным представляется сделать следующие выводы:

а) первичными семантическими признаками, символизируемыми фонемой /гв/, являются «выпуклый», «округлый», «горловая деятельность»;

б) употребление этой фонемы для передачи значения «полный» является результатом вторичной номинации от признака «округлый»; от него же происходит семантическое развитие к значению «огораживать» > «двор»;

в) вторичная  номинация осуществляется по сходству («округлый» > «живот»; «глотать» > «сжимать» > «сближать» > «близкий») и смежности («горло» > «грудь», «сердце», «легкие», «желудок»).

Второй по частотности употребления можно считать фонему /хъ/ (более 160 случаев употребления). Большинство примеров (120) составляет лексика с начальным фарингальным [хъ] в корневой морфеме хъа-. В абазинско-русском словаре Тугов В.Б. (6) дает несколько определений слова хъа: 1) «голова», 2) начало (напр. начало улицы)», 3) «верхняя часть чего-л.», 4) «глава, раздел (напр. книги)», 5) «оглавление», 6) «заглавие». В списке однокоренных слов встречаем также: дзахъа «исток реки, начало реки», йапхъахауа «первый (порядковое числительное)», хъадá 1) «руководитель, глава», 2) «начальник вожак, предводитель»; хъахь «верх чего»; хъадылра «вести кого наверх»; хъара «даль, далекий, дальний»; рыхъарара 1) «удлинять», 2) «отдалять».

Если предположить изобразительность языкового жеста, указывающего на горло как на исток (или источник) воздуха, звука и, шире, жизни (ср. метафорический сдвиг: устье (начало) реки < уста), то понятие «начало» способно быть переосмыслено и как «первенство», и как «главенство», и как «верхняя часть». В свою очередь «верх» может быть сопоставим с «далью».

Заднеязычный [кв] встречается в лексике, связанной с признаками «середина, центр» и «поверхность». Первый признак  [кв] перекликается с одним из описанных ранее признаков [гв] (”сердце” - “середина”), стоящего в оппозиции к нему по звонкости/глухости (кытгвы «центр аула»): квта 1) «центр, середина», 2) «центральный»; квынцI «мозг»; кврыт «средний (о сыновьях)»; хъаквта «макушка». Очевидно, один из звуков в данном случае является вариантом другого. В   кабардинском, например, слово квы имеет значение «сердцевина». Шагиров А.К. предполагает, что квы является вариацией основы гвы «сердце», «сердцевина», «центр». Второй признак - «поверхность» - присутствует исключительно в сложных словах, включающих две основы, первой из которых является кв(ы): квпсра «покрывало»; квсыга «наковальня»; гIаквцIара 1) «класть что (на какую-л. поверхность)», 2) «облагать кого, что (налогом)», 3) «оценивать кого, что»;  гIаквгылра «наступать ногой на что-л.»; гIаквдзахра «нашивать что-л. (напр. заплату)»; гIаквыжьра 1) «оставлять что (на какой-л. поверхности)», 2) «бросать, швырять что (на какую-л. поверхность)». Заметим, что при переводе всех этих сложных слов присутствует предлог на- и что основа кв(ы) не встречается вне этих слов. Это дает возможность сделать вывод о том, что этимология кв(ы) в абазинском языке восходит к некогда существовавшей форме, которая в русском языке соответствует предлогу на-. В свою очередь, эта форма по значению очень перекликается с выделенной выше семемой «верхняя часть», смыкаясь с ней в гиперсемему «верх».

Спиранты [х] и [гъ] отмечены своей сопричастностью семантическим признакам «острое», «колючее»: хан «пила»; хра «рубить, колоть»; хщрып «серп»; гъралра «вонзаться»; гърацIара «вонзать что в кого»; мгъы 1) «дереза», 2) «колючка», 3) заноза»; чIвымыгъ «гвоздь». На подобную закономерность - ассоциирование спирантов и гуттуральных с понятием «острый» - не раз обращалось внимание фоносемантистов (ср., напр., материал русского, английского, французского и арабского языков, демонстрирующих регулярность появления лексико-семантических полей «резать», «рубить», «острый» в морфемотипе [спирант - гуттуральный] (7); ср. также и.-е. корень *ak- ‘острый’). Основанием для такого звуко-смыслового соответствия могло бы послужить звукоподражание в случае со спирантами (подражание свистящему или шипящему звуку, «разрезающему» воздух; ср. рус. шашка). Что же касается гуттуральных смычных, то вопрос о мотивировочном признаке, позволяющем символизировать понятие «острый», остается открытым. Налицо сам факт совместной встречаемости горловой артикуляции с указанием на признак «острый» в лексике самых различных языков.

Лексика с ларингальным [гIв] также разбивается на семантические группы. В первой, независимо от положения в слове, компонент [гIв] связан с признаком «глубокий». Например, гIвара 1) «нора», 2) «берлога», 3) «гнездо»; гвагIва «глубокий (напр., яма, тарелка)»; гIвна 1) домашний очаг, отчий дом, 2) дом, хижина. Представляется, что признак «глубокий» имеет прямую связь с глагольным префиксом гIвна-, придающим действию значение направления внутрь чего-л., например, гIвнагарá «заносить что (в помещение)». Три последующие группы передают семантику тактильных ощущений. «Сухой»: гIва 1) «медь», 2) «сушняк, сухостой», 3) «сухой, засохший»; уагIв 1) «засуха», 2) засушливый». «Скользкий/Блестящий»: тагIвзра 1) «кататься», 2) «скатываться», 3) «сползать»; гIамгвыгIвзра «выскальзывать (из свертка и т.п.)»; гIвыга «зеркало»; гIвада«косогор, подъем на гору». «Острый»: чIвгIва «рог, рога»; чIвгIван «кол»; чIвгIвада «комолый, безрогий». Признак «острый» в данном случае передается не одним гуттуральным, а кластером, первым элементом которого является переднеязычный альвеолярный абруптив [чIв], в артикуляции которого участвует гортань (8).

Фарингальные лабиализованные [гъв] и [хъв] заслуживают быть рассмотренными отдельно. В 67% лексики со спирантом [гъв] преобладает признак «ровный». Этот признак, очевидно, является следствием расширения звукоизобразительного значения «тянуть» («напряжение»): звук [гъв] артикулируется в основном благодаря напряженности язычка; язык, также,  напряжен и слегка продвинут вперед. Например: гIаргъвгъвара 1) «тянуть, натягивать», 2) вытянуть, протянуть»; рыгъвгъвара 1) «выпрямлять, разгибать», 2) «растягивать»; гъвгъва «прямой, ровный, гладкий»; чIвагъвара «черта, линия».

В 62% лексики с простым смычным /хъв/ представлен противоположный признак «кривой». При произнесении этого звука артикуляционные органы также напряжены, и сама артикуляция символизирует признак «напряжение», сопровождающее, в частности, действие «гнуть», «искривлять» (9).  Например: рыхъвахъвара «кривить, искривлять»; гIарыхъварта 1) «изгиб, место изгиба», 2) «поворот, место поворота»; хъвымпырра «хмуриться, нахмуриться, насупиться»; гIарыхъвара 1) «сгибать, согнуть что (действуя по напр. к говор.)», 2) подчинять своему влиянию кого; мачхъвынцIа 1) «локоть», 2) «изгиб, поворот (перен.)».

Заднеязычный нелабиализованный абруптив [кI] представлен главным образом в основах, означающих «мануальную деятельность»: кIарышвра «бросать, бросить кого»; кIра «ловить, поймать кого, что». Символизм этой фонемы основывается на сходстве артикуляции с процессом глотания: при произнесении этого звука артикуляционные органы совершают движение, похожее на хватательное.

 А семантическими признаками, объединяющими морфемы с заднеязычным смычным лабиализованным абруптивом [кIв], являются звукоизобразительные «тащить» и «течь»: гIабгъакIвырра «сползти с чего»; лбгIаркIвырра «волочить кого вниз»; такIвкIвара «медленно течь во что»; цIкIвкIвара «сочиться (напр. о крови)».

Ларингальный [хIв] в морфеме хIва буквально указывает на «речевую деятельность»: хIван-схIван «сплетня»; хIвар 1) «басня», 2) «аллегория, иносказание»; хIвачвара «болтать, пустословить»; хIваща «манера говорить»; ныхIвара «клясться, давать клятву».

Особого внимания заслуживает тот факт, что наличие большинства абазинских заднеязычных, фарингальных и ларингальных указывает на участие горловой полости в изображаемом процессе. Однако только одиниз них - фарингальный палатализованный [къь] - эксплицитно обладает пейоративной семантикой (о корреляции заднеязычной артикуляции и уничижительности см., напр., у  Р.Вескотта (10) и А.Б.Михалёва (11)). Например: гвткъьага «отвратительный, вызывающий отвращение»; гвхъкъьара 1) «разочарование», 2) «отвращение»; гIагвылкъьара «отрыгивать что»; гвылкъьара 1) «поперхнуться», 2) «давиться, подавиться»; къьатIа «слякотный, разжиженный»; гвхъкъьага «надоедливый, назойливый»; чIвкъьара 1) «кислота (на вкус)» 2) «что-л. кислое». А ранее упомянутое звукоподражательное слово «болтун» (къьатI-къьатI) употребляется носителями языка только в негативном смысле.

         Таким образом, по рассмотрении доли заднеязычных, фарингальных и ларингальных относительно общего числа согласных в тапантском диалекте абазинского языка (41,6%) фоносемантический анализ проявляет следующую картину.

Фонема

Звукоподражательное значение

Артикуляционно-символическое значение

Семантическое развитие

/гв/

короткие, глухие шумы; грохочущие звуки; голосовые звуки

1. выпуклый, округлый

 

 2. горло



 3. горловая (речевая) деятельность

1. полный (не пустой)  > заворачивать > огораживать > двор; живот2. грудь, сердце, легкие, желудок

3. сжимать > сближать > близкий;



/кв/

тихие голосовые звуки, квохтанье

1. округлость;2. горловая (речевая) деятельность.

1. середина, центр2. поверхность («на», «по») > верх

/кI/

взрывные отрывистые звуки; звукоподражание сосательным движениям младенца

горловая (речевая) деятельность > мануальная деятельность

глотать > хватать > брать > обнимать > охапка

 


/кIв/

длительные, протяжные шумы; голосовые звуки; «тащить», «течь»

горловая (речевая) деятельность;

медлительность

/хъ/

—-

*исток (указание на гортань как источник звука)

начало > первенство > главенство > верхняя часть

/х/

свистящие шумы; режущие звуки

—-

резать, бить, разрушать, острое

/гъ/

резкие звуки; голосовые звуки - стон, причитание; подражание скоблению, хрусту; длительные, дрожащие шумы;  «удар»

горловая (речевая) деятельность;

голод;

острое (колючее)



/гIв/

низкие, протяжные шумы; подражание мычанию

1. скользкое;2. глубокое;

3. сухое;

4. острое (колючее) (кластер чIвгIв)

5. горловая (речевая) деятельность;



1. зеркало; кататься2. нора, берлога, гнездо

3. сохнуть > засуха

4. кол, рога


/гъв/

—-

напряжение

тянуть > ровный

/хъв/

—-

напряжение

гнуть > искривлять > кривой

/хIв/

голосовые звуки; высокие, пронзительные шумы; «тащить», «волочить»

горловая (речевая) деятельность; «крутить»

сгребать, собирать > стадо

/къь/

подражание булькающим, хлюпающим, раздражающим звукам; «резать», «бить»

горловая (речевая) деятельность;

пейоративность, острый

 Примечание: значком * отображено латентное, невыраженное лексикой понятие, которое, соответственно, восстанавливается гипотетически.

В результирующей таблице явно просматривается общее для большинства проанализированных фонем артикуляционно-символическое значение «горловая деятельность», что дает право действительно объединить их в один фонемотип - «гуттуральные» (/гв/, /хъ/, /кв/, /гъ/, /гIв/, /кI/, /кIв/, /хIв/, /къь/). Что же касается фонем /х/, /гъв/ и /хъв/, то они выпадают из выделенного сообщества, не имея с ним общего инварианта, а значит, относятся к другому (другим) фонемотипу (фонемотипам), что требует аналогичного исследования.

Спектр звукоподражательных возможностей гуттуральных неограничен: изображение звуков различной степени высоты (от резких и пронзительных до низких и густых) и долготы. Богато и их семантическое развитие: от изображения формы и характера вещи или действия до презрительно-уничижительного значения.

Более 50% гуттуральных в звукосимволической лексике доминируют над другими звуками по своему символическому спектру независимо от положения в корневой морфеме и дистрибуции. Иными словами, гуттуральные в абазинском языке являются сильными фоносемантическими единицами.

К сожалению, в рамках одной статьи невозможно охватить весь состав горловых звуков абазинского языка. Исследование требует продолжения, и очень вероятно, что оно способно по-новому - с фоносемантических позиций - подойти к проблеме, поставленной еще И.А.Бодуэном де Куртенэ. Речь идет о гипотезе диахронического «передвижения произносительных действий снизу вверх и сзади вперед, т.е. из горла в рот и с задней части языка на переднюю» (12). В смысле обилия гуттуральных абазинский язык может быть прекрасной иллюстрацией законсервированного древнего состояния Языка. Сравнение его фонологического состава с гипотетически более поздними индоевропейскими языками, наряду со  сравнительным изучением их звукоизобразительных и семантических тенденций, могли бы дать серьезные аргументы, подтверждающие гениальное предвидение великого ученого.

 

 [1] Понимание этого термина в фоносемантике иное, чем в фонологии, хотя вполне согласуется с его дефиницией в Лингвистическом энциклопедическом словаре (М., 1998). Ср.: «Гуттуральные согласные - согласные, характеризующиеся активной артикуляцией в задней части полости рта или в области фаринкса и гортани», с.479. См. также: С.В.Воронин. Основы фоносемантики. Л., 1982, с.108.

[2] Михалев А.Б. Теория фоносемантического поля. Пятигорск: Изд-во ПГЛУ, 1995.

[3] Климов Г.А. Введение в кавказское языкознание. М.: Наука, 1966.

[4] Kuipers A.H. A dictionary of Proto-Circassian Roots. Lisse/Netherlands, 1975.

[5] Шагиров А.К. Этимологический словарь адыгских (черкесских) языков (А-Н). М., Наука, 1977

[6] Абазинско-русский словарь под ред. В.Б. Тугова. М., «Советская энциклопедия», 1967.

[7] А.Б.Михалёв. Цит. соч., сс.189-190.

[8] Согласно Лингвистическому энциклопедическому словарю, «абруптивы (глоттализованные согласные) - согласные, характеризующиеся смыканием или сближением голосовых связок в конечной форме артикуляции», с. 479

[9] О смежности понятий «напряжение» и «гнуть» см., напр., А.Б.Михалёв. Цит. соч., сс.128, 198.

[10] R.W.Wescott. Labio-velarity and derogation in English: A Study in Phonosemic Correlation. - In: American Speech, spring 1971, pp. 123-137.

[11] А.Б.Михалёв. Цит. соч., с.95.

[12] И.А.Бодуэн де Куртенэ. Избранные труды по общему языкознанию. Ч.1. М., 1963, с.235.



Источник: http://amikhalev.ru/?page_id=80


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница