Методические рекомендации по курсу «История зарубежной литературы XIX века», составленные в соответствии с учебной программой и с учетом специфики заочного обучения




страница1/17
Дата16.06.2016
Размер2.82 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


ВОЛГОГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
Факультет филологии и журналистики
Кафедра литературы

ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ XIX ВЕКА

Учебно-методическое пособие


для студентов заочного отделения

IV курса (РЯЛ) и III курса (Ж)

факультета филологии и журналистики

Волгоград 2006


ББК 83.3(0)4я73

Н30


Рецензент

д-р филол. наук, проф. кафедры литературы ВолГУ


В.А. Пестерев


Печатается по решению ученого совета

Факультета филологии и журналистики

(протокол № от 22.12.2006 г.)




Нартыев, Н.Н.

История зарубежной литературы XIX века [Текст]: Учебно-методическое пособие для студентов заочного отделения IV курса (РЯЛ) и III курса (Ж) факультета филологии и журналистики / Н.Н. Нартыев; ВолГУ, Фак. филологии и журналистики, Каф. литературы. – Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2006. – 200 с.


Работа содержит основные учебные материалы и методические рекомендации по курсу «История зарубежной литературы XIX века», составленные в соответствии с учебной программой и с учетом специфики заочного обучения.

Пособие включает раздел «Приложения», в который входят фрагменты важнейших теоретико-эстетических трудов эпохи.

Пособие предназначено для студентов филологических специальностей, а также для учителей и учащихся школ.

ББК 83.3(0)4я73

Счастлив, кто мудрость обрел и мир не спешит переделать,

Кто от себя самого мудрость извечную ждет.
Новалис

ВВЕДЕНИЕ

Девятнадцатый век в истории западноевропейской литературы начинается с романтизма, формирование которого происходит в условиях сосуществования и полемики с просветительством, а также в принципиальном противостоянии нормативной эстетике, господствовавшей в искусстве со времен классицизма. Временные рамки бытования романтизма в большинстве стран Западной Европы – 90-е годы XVIII – и первая треть XIX веков и, соответственно, реализм приходится на период 30–60-х годов XIX века. Границы всего литературного столетия по установившейся традиции определяются двумя эпохальными событиями – Первой французской буржуазной революцией (1789 г.) и Парижской коммуной (1871 г.). Правда, не все национальные литературы органично вписываются в столь жесткую схему, а потому внесение некоторых корректив неизбежно.

Предлагаемое пособие охватывает зарубежную литературу именно от 1789 до 1871 года, что предусматривает рассмотрение не только романтизма и реализма, но и других – близких, но не тождественных им – явлений словесного искусства. В пособие включен разнообразный материал, необходимый для успешного освоения дисциплины. Учитывается и специфика формы заочного обучения: несовпадение (в сравнении с учебным процессом на стационаре) объема аудиторной и самостоятельной работы, различное соотношение обязательного и факультативного материала и др. Безусловно, это требует дополнительного «документационного» обеспечения преподавания зарубежной литературы XIX века на ОЗО.

Цель преподавания дисциплины. Выявление своеобразия литературной эпохи в контексте важнейших событий общественно-политического и научно-культурного характера. Зарубежная литература XIX века освещается и изучается как литературный процесс и одновременно как часть общекультурного развития человеческой цивилизации. Освещение материала (в частности, понятий «романтизм» и «реализм») производится с точки зрения современной научной мысли.

Задачи изучения дисциплины. В процессе изучения данного периода истории зарубежной литературы студент должен овладеть конкретным историко-литературным и теоретическим материалом; научиться анализировать художественные произведения из списка обязательных текстов с учетом их значения как в творчестве отдельного писателя, так и в литературной жизни эпохи в целом.

Структура пособия соответствует последовательности изучения материала студентами. Назовем лишь основные ее компоненты. Приведенный в самом начале учебно-тематический план позволяет понять логику дисциплины, порядок проведения аудиторных занятий. В учебно-тематическом плане выделяются основные аспекты изучаемого материала. Затем дается список рекомендуемой литературы, в который входят: перечень художественных текстов; хрестоматий; сборников и антологий; теоретико-эстетических работ, словарей и энциклопедий. Подраздел «Литература по курсу» включает в себя основную литературу (наиболее значимые и современные учебники) и дополнительную (литературоведческие работы по отдельным периодам, авторам, проблемам).



Перечень дополнительной литературы – самая объемная и, на наш взгляд, особо актуальная часть списка рекомендуемой литературы. Представляется важным познакомить студентов с имеющимися исследованиями по истории зарубежной литературы XIX века, и в первую очередь с теми, что признаны классическими, а также с новейшими научными исследованиями – отечественными и переводными. Кроме того, дополнительная литература призвана помочь студенту в выполнении письменной контрольной работы и в подготовке к практическим занятиям1.

Учебное пособие ставит своей целью скоординировать самостоятельную работу студентов заочного отделения, сделать ее более целенаправленной и результативной. По этой причине весь учебный материал структурируется, с выделением «ключевых» моментов литературного процесса: западноевропейская литература XIX века («романтизм», «реализм», их специфические проявления и «переплетения» в национальных литературах; «парнасская» школа и др.); американская литература XIX века (ранний романтизм, Романтический Ренессанс).

Раздел «Приложения» [№№ 1–5] включен в пособие также функционально: на основе его материалов студенты-заочники могут ознакомиться с важнейшими памятниками эстетической мысли XIX века, что позволит им более уверенно ориентироваться в эстетическом и художественном «многоголосии» эпохи. «Приложения» предусматривают рассмотрение наиболее значительных историко-литературных аспектов: «спор классицистов и романтиков», «устное народное поэтическое творчество и литература романтизма», «мифология в романтической структуре», «романтизм», «реализм», «проблема искусства и современной действительности», «межлитературные связи и контакты», «национальное своеобразие и уникальность» и др.

Таким образом, пособие подразумевает полный охват материала – от знакомства с художественными текстами и основной учебной литературой до освоения историко-литературных и теоретических понятий. Для самоконтроля даются вопросы по всему курсу, которые положены в основу экзаменационных билетов.


***

Изучаемый период – это прежде всего век романтизма и реализма. Обе художественные системы (литературные направления, творческие методы) имеют длительную и весьма поучительную историю изучения. Остановимся лишь на некоторых, наиболее характерных представлениях об этих культурных феноменах.

В советскую эпоху нередко можно было встретить грубые, вульгарные оценки творчества писателей-романтиков2. В настоящее время наука о литературе стремительно деидеологизируется, что обеспечивает «новое» – на прочных и серьезных методологических основаниях – прочтение зарубежной литературы XIX века. Одно из таких оснований содержит, в частности, исследование Д.В. Затонского, где утверждается: при обращении к истории европейской литературы приходится иметь дело и «с сочинениями политически не-ангажированными, сложными, двойственными, к тому же по большей части иронически констатирующими глобальные несовершенства бытия» (Затонский Д.В. Модернизм и постмодернизм: Мысли об извечном коловращении изящных и неизящных искусств (От сочинений Умберто Эко до пророка Екклесиаста). Харьков; М., 2000. С. 111).

По точному наблюдению ученого «особенно любопытна в этом аспекте последующая судьба романтического искусства первой трети XIX века. Добрых полтора века спустя оно претерпело решительнейшую переоценку. Бесспорные некогда «властители дум» вроде Байрона, Шелли, Мюссе, Гюго, даже Гейне как бы отошли в хрестоматийную полутень, а на просцениум как-то бесшумно вышли братья Шлегели, Тик, Новалис, Колридж, Вордсворт, По, Мелвилл [выделено нами – Н.Н.]. При этом нечто вроде «демаркационной линии» пролегло (самопроизвольно, по крайней мере, не вполне осознанно) через отношения помянутых поэтов с Французской революцией 1789 г.: кто до конца принимал ее вместе со всей пролитой кровью и учиненным насилием, тот и отошел в тень или “полутень”» (там же).



***

Романтизм, как известно, являлся реакцией на Французскую революцию 1789 года и ее исторические последствия. В связи с чем большинство романтиков ощутили себя пасынками эпохи, которая отняла у них великую поэтическую мечту. Соответственно, собственно-романтическое чувство – это чувство утраты. Однако это чувство не тотально и не фатально, хотя бы ввиду индифферентного отношения ряда художников к указанному историческому событию. «В центре мировосприятия романтиков – новое “чувство жизни”, связанное с глубоким и острым восприятием бесконечного (природного и божественного) начала во всем конечном (социальном и личностном). Это мироощущение, имевшее и индивидуальную, и социальную природу (отношение к Французской революции как к духовному перевороту) и связанное с многовековыми традициями мировой философии и, религии и литературы, было устремлено к идее полноты времен, к “золотому веку”, к нравственному и природному совершенству»3.

Диалектичность романтизма – не направления, а мощного духовно-интеллектуального движения в европейской и американской культуре конца XVIII – первой половины XIX века – заключается в том, что он «противопоставил механистической концепции мира, созданной наукой Нового времени и принятой Просвещением, образ исторически становящегося мира-организма; открыл в человеке новые измерения, связанные с бессознательным, воображением, сном». Благодаря романтизму была подорвана «вера Просвещения в силу разума и одновременно – в господство случая». – «Романтизм показал, что в мире-организме, пронизанном бесконечными соответствиями и аналогиями, не царствует случай, а над человеком, отданным на произвол иррациональных стихий, не властвует разум»4.

В основе романтического мироощущения лежит «романтическое двоемирие» – ощущение глубокого разрыва между идеалом и действительностью. «Представление о преходящем характере действительности сыграло решающую роль в становлении принципа романтического историзма. Преодоление разрыва идеала и действительности возможно в искусстве, что определяет его особую роль в сознании романтиков. Именно в этом романтизм приобретает универсализм, позволяющий соединять самое обыденное, конкретное с отвлеченными идеалами»5. Универсальными ценностями в жизни и творчестве романтиков становятся свобода и любовь.



Свобода, провозглашенная Французской революцией как высший идеал, но не реализованная в социальном и политическом плане, развивается в сфере духовности и художественного творчества. Чувство любви также понимается преимущественно в духовной плоскости. Познание и раскрытие сущности феномена человеческой личности в романтическом искусстве происходит и через разработку проблемы природы.

Практическое решение романтиками проблемы «личность и общество», шире – «личность и внеположенная ей действительность», повлекло расширение арсенала художественных средств искусства. В частности, писателям-романтикам принадлежит заслуга создания многих новых жанров, преимущественно субъективно-философской направленности: психологическая повесть (Шатобриан), романтический фрагмент (Новалис), исторический роман (В. Скотт, Виньи), роман-исповедь (Мюссе), лиро-эпическая поэма (лейкисты, Байрон, Шелли, Виньи), лирическое стихотворение, романтическая драма (Гюго). С другой стороны, «в результате романтического открытия синтетизма как универсального единства всех видов художественного творчества, происходит активная жанровая интеграция»6.

Названная выше категориальная особенность романтизма – двоемирие на разных этапах романтического движения имеет различную реализацию (отчетливее всего это прослеживается в немецком романтизме): «вера романтиков первого этапа в неограниченные возможности творческой личности сменяется ощущением полной незащищенности, раскола мира на несоединимые части, которое раскрывается как трагическое двоемирие»7.

Как литературное направление романтизм формируется на рубеже XVIIIXIX вв., «с публикацией «Сердечных излияний монаха, любящего искусство» (1797) В.Г. Вакенродера, «Лирических баллад» С.Т. Колриджа и У. Вордсворта (1798), «Странствий Франца Штернбальда» Л. Тика (1798), сборника фрагментов Новалиса «Цветочная пыльца» (1798), повести «Атала» Ф.Р. де Шатобриана (1801). Начавшись почти одновременно в Германии, Англии и Франции, романтическое движение постепенно охватывало и другие страны <…>»8.

Между тем европейский романтизм в разных странах имеет свою специфику – от хронологии до природы творчества и особенностей поэтики. Принято считать, что немецкий романтизм тяготеет к философским спекуляциям, поиску надмирного, трансцендентного (Новалис, Ф. и А. Шлегели); французский романтизм отличает не только принципиальное противостояние классицизму, но и психологический аналитизм (Шатобриан, Ж. де Сталь, Э. де Сенанкур); в свою очередь английский романтизм – так же, как и немецкий, – нацелен на трансцендентное и потустороннее, правда, реализация происходит иначе: не столько в философских построениях и мистическом визионерстве (красноречивое исключение – творчество У. Блейка), сколько в непосредственном соприкосновении с природой, воспоминаниях детства (Колридж, Вордсворт). Однако и эти представления лишь приблизительно передают сложный и неоднозначный художественный мир европейского романтизма (не случайно, в связи с масштабностью личности и творчества Дж. Байрона и Э.Т.А. Гофмана некоторые исследователи предлагали даже выделять «байроническую» и «гофмановскую» ветви романтизма)9.

Рассмотренные выше параметры романтического искусства суммарно передает следующее определение: «Романтизм сочетает в себе высокую духовность, философскую глубину, эмоциональную насыщенность, сложный сюжет, особый интерес к природе и прежде всего убежденность в неисчерпаемых возможностях человеческой личности»10.

***

Отдельного разговора требует романтизм в литературе США. В Новом свете эпоха романтизма – нечто совершенно уникальное. О своеобразии эстетики и художественной практики американского романтизма писали и продолжают писать крупнейшие отечественные исследователи. Приведем несколько фрагментов из работы А.М. Зверева:

– «В США эпоха романтизма характеризуется несколькими существенными особенностями, которые всего заметнее при сопоставлении с европейским романтическим наследием. Эти особенности выражены достаточно рельефно и слишком укоренены в национальном художественном опыте, чтобы преуменьшать их важность при оценке американского романтизма как культурного феномена»;

– «И в самом деле, история американского романтизма содержит примеры неподражаемой новизны, когда затруднительным становится поиск хотя бы приблизительных параллелей в литературе, да и в интеллектуальной жизни по другую сторону Атлантики. При внешней схожести философских устремлений и эстетических установок о подражании говорить не приходится» (Зверев А.М. Американский романтизм // Российский литературоведческий журнал. 1997. № 10. С. 33; 34).

При изучении американского романтизма непростым вопросом является его периодизация. На наш взгляд, наиболее убедительной выглядит точка зрения А.Н. Николюкина: «Литературное направление романтизма возникло в Соединенных Штатах в результате американской революции и последующей эпохи развития национального сознания. В истории американского романтизма можно различить три основных периода. Последняя четверть XVIII в. – это период, характерная особенность которого состоит в сложном переплетении просветительских и раннеромантических тенденций. <…> Именно в эти годы стало складываться национальное своеобразие американской литературы, получившее дальнейшее развитие в XIX в. <…> Новый подъем романтической литературы в стране наблюдается в 20–30-е годы XIX в., когда американский романтизм выходит на международную арену»; «Литература 20–30-х годов – это второй период американского романтизма, когда писатели США смогли воспользоваться опытом не только национальной литературы, но и европейского романтизма. Последний, третий период относится к 40–50-м годам и подводит к эпохе Гражданской войны; это наиболее трагический и противоречивый этап развития» (Николюкин А.Н. Романтизм и реализм в современном литературоведении США // Зарубежное литературоведение 70-х годов: Направления, тенденции, проблемы. М., 1984. С. 314; 315).

***

«Реализм» в современной науке, как это ни может показаться странным (на самом деле, лишь на первый взгляд) также вызывает споры. Проблема заключена и в восприятии термина, и в понимании самой сути явления. Новейший авторитетный справочник предлагает следующее определение: «РЕАЛИЗМ (позднелат. realis – вещественный, действительный) – один из основных художественно-творческих принципов (методов) литературы и искусства 19–20 вв., осознававшийся как воспроизведение подлинной сущности первичной реальности, общества и человеческой личности»11 [выделено нами. – Н.Н.].

Между тем термин «реализм» действительно не стал общепризнанным. К примеру, польские литературоведы соответствующую литературу определяют термином «позитивизм». В литературоведении США писателей-реалистов традиционно называют «натуралистами». Так же воспринимают указанную проблему и многие американские писатели, в частности – драматург Ю. О’ Нил, который, иронизируя, писал о том, что мечтает найти человека, «способного определить различие между реализмом и натурализмом». Сомнения в правомочности понятия «реализм» высказываются и в отечественной науке.

С другой стороны, у многих ученых-литературоведов совершенно справедливо возникают вопросы к тем теоретикам, что излишне прямолинейно понимают и истолковывают понятие «реализм в литературе». Еще в начале 1920-х годов Р. Якобсон справедливо указывал, что и «классики», и «сентименталисты», и «отчасти романтики», а позже – «в значительной степени модернисты» и др. – «не раз настойчиво провозглашали верность действительности, максимум правдоподобия, словом, реализм – основным лозунгом своей художественной программы» (Якобсон Р.О. О художественном реализме // Якобсон Р.О. Работы по поэтике. М., 1987. С. 77).

Не берясь в данной работе решить перманентно актуализируемый «спор о реализме», мы предлагаем применительно к зарубежной литературе XIX века придерживаться термина «классический реализм». В прежнее время широко распространен был другой термин – «критический реализм», который в современной науке воспринимается излишне идеологизированным. Действительно, этот термин небезупречен: во-первых, позитивная сторона, утверждающий аспект как бы «отодвигаются» в сторону; во-вторых, акцентируемая конкретно-историческая значимость произведения, его связь с социальными задачами момента, объективно «способствует» оставлению в тени философского содержания и общечеловеческого значения шедевров реалистического искусства.

Важно понимать, что проблема терминологическая в некоторой степени порождена проблемным генезисом реализма, непростым его становлением и функционированием как литературного направления. Разобраться в существе реалистического метода изображения в словесности XIX века, полагаем, поможет следующее глубокое замечание В.Е. Хализева: «Сущность классического реализма прошлого века – не в социально-критическом пафосе, хотя он и играл немалую роль, а прежде всего в широком освоении живых связей человека с его близким окружением: «микросредой» в ее специфичности национальной, эпохальной, сословной, сугубо местной и т.п. Реализм (в отличие от романтизма с его мощной «байронической ветвью») склонен не к возвышению и идеализации героя, отчужденного от реальности, отпавшего от мира и ему надменно противостоящего, сколько к критике (и весьма суровой) уединенности его сознания. Действительность осознавалась писателями-реалистами как властно требующая от человека ответственной причастности ей» (Хализев В.Е. Теория литературы. М., 1999. С. 362–363).


***

Необходимо осознавать также и не единовременность возникновения (а значит, и бытования) понятия и термина «реализм». Представление о реализме и его основных характеристиках было уже в 20-е годы XIX века, а термина «реализм» – не существовало. Именно поэтому основоположники французского реализма – Стендаль12 и Бальзак называли себя «романтиками». Исследователь М.К. Клеман указывает: «С конца сороковых годов начинается период ожесточенных споров о реалистическом искусстве, в пылу которых разрабатывается новая литературная теория»; появляются «романы Шанфлёри, Флобера, позднее братьев Гонкур, показывающие жизнеспособность нового направления в искусстве. В эти же годы творчество Бальзака осмысляется как реалистическое, а произведения Стендаля, проходившие почти незамеченными при их появлении, приобретают большую популярность. Бальзак и Стендаль объявляются учителями и предшественниками реалистов» (Клеман М.К. Проблема реализма у французских романистов // Литературные манифесты французских реалистов. Л., 1935. С. 8).

Хотя писатели-реалисты первой половины XIX в. и не причисляли себя к единому направлению, однако это не означает, будто такого направления не существовало. В 10–20-е годы оно уже созревало в недрах романтического движения, в 30–40-е годы заявило о себе в разных странах Европы как о заметном явлении. К 40-м годам реализм – это уже самостоятельное и значительное направление в европейских литературах. В словесной культуре США реализм формируется лишь к концу столетия (М. Твен, У.Д. Хоуэлс, Г. Джеймс).

Для большинства исследователей очевидно, что «реализм «предполагает художественный историзм (воплощенное в образах представление о действительности как закономерно, поступательно развивающейся и о связи времен в их качественных различиях) и художественный детерминизм (обоснование того, что происходит в произведении, выводимое из социально-исторических обстоятельств, непосредственно показанных, так или иначе затронутых либо подразумеваемых). Художественный детерминизм – это не просто наличие типических характеров и обстоятельств, а их типическая связь. <…> Различные виды историзма и детерминизма, их взаимодействие, их направленность на более или менее широкий объект позволяют разрабатывать типологию реализма как метода, основного содержательного принципа, а не только как направления – по неким другим признакам: тематическим, идеологическим, стилистическим»13 [выделено нами. – Н.Н.].

Таким образом, из всех известных истолкований «реализма» как эстетической категории приемлемым следует признать следующее: «…реализм – категория историческая, обозначающая художественную систему или направление, возникающая на определенной стадии эволюции искусства и имеющая более или менее четкие хронологические границы»14.

Реализм – специфическая и целостная система, «чьей двигательной пружиной является человек, исторически, социально, биологически детерминированный. Эта система предполагает отказ от разделения действительности на сферы высокого и низкого; предполагает единство действительности и своего рода равноправие ее явлений, потенциальную возможность для каждого из них стать эстетической ценностью… Такова картина мира осознавшего себя реализма. Но интерес к реальному, под разными именами и обличьями, проходит сквозь европейскую культуру с разными ее стилями» (Гинзбург Л. Литература в поисках реальности // Вопросы литературы. 1986. № 2. С. 100).

Как методологическое указание предлагаем еще одну глубоко осмысленную точку зрения: «Реализм вообще не есть простое и прямое усвоение действительности. Искусство реализма создает эстетическую реальность, своим генезисом органически связанную с действительностью и выражающую ее суть как в жизнеподобных, так и не совпадающих с жизнеподобием, условных формах, оно свободно в использовании художественных средств, избираемых для достижения эстетического эффекта» (Сучков Б. Исторические судьбы реализма. Размышления о творческом методе. М., 1973. С. 494–495)15.

***


При всей важности доведения до обучаемой аудитории результатов наиболее показательных исследований – в аспекте терминологии и методологии, нельзя забывать, что главный предмет преподаваемого историко-литературного курса – это художественное творчество зарубежных писателей XIX века, его аналитическое «прочтение» и осмысление; поэтому студентам чрезвычайно важно уяснить для себя понятия «романтизм» и «реализм», особенности мировоззрения и эстетические воззрения писателей этих направлений.

Студенты должны знать о неоднородности литературной практики романтизма и реализма, хотя наблюдаются общие типологические черты, которые проявляют себя в мироощущении, эстетике, поэтике художественного творчества. Также необходимо учитывать, что великие писатели (Гейне, Гюго, Диккенс, Уитмен и др.) не остаются в границах одного направления, а значит и поэтики.

Для романтиков характерно стремление к идеальному, в связи с чем – они живописуют мир прошлого или проецируют условное настоящее, а иногда не менее условное будущее. И то и другое порождено романтическим неприятием реальной действительности. Писатели-реалисты (и романтики с отчетливо политизированным сознанием), напротив, сосредоточены – прямо или косвенно – на художественном исследовании современности, производимом под критическим углом; особую актуальность для них представляют социальные проблемы. В целом правомерно говорить о субъективизме романтизма и об объективной тенденции в искусстве реализма.

Различия между романтическими и реалистическими произведениями обнаруживают себя на разных уровнях: 1) тип героя и фон, на котором он действует; 2) характер конфликта; 3) особенности сюжета и композиции; 4) жанровые предпочтения и жанровые новообразования; 5) соотношение правды и вымысла; 6) природа вымысла и формы условного; 7) своеобразие условной формы (фантастика, гипербола, гротеск); 8) образная и мотивная парадигма; 9) своеобразие психологизма; 10) пафос и стиль (романтическая ирония / реалистическая социально-окрашенная ирония) и др.

В рамки вводной статьи раскрытие различий двух поэтик и их иллюстрация примерами из конкретных художественных произведений – не входит. В необходимой мере это будет сделано при чтении лекционного курса и на практических занятиях16.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница