Методические основы прогноза исследования суицидального риска у подростков




Скачать 75.62 Kb.
Дата08.08.2016
Размер75.62 Kb.
А.Ю. Лопоян

Ставропольский государственный университет

Методические основы прогноза исследования

суицидального риска у подростков

В основе прогноза лежит интегральная оценка суицидального риска, включая суицидогенные и антисуицидальные факторы, что оправдано в диагностике и профилактике суицидального поведения, как на групповом, так и на индивидуальном уровнях. Диагностика суицидогенных факторов включает в себя выявление: индивидуальных личностных факторов (непосредственных суицидальных тенденций, ближайших суицидоопасных состояний и позиций личности, предиспозиционных суицидогенных личностных характеристик, форм и уровней дезадаптации); личностно-ситуационных факторов (конфликтов и суицидальных мотивов); групповых факторов риска (социально-демографических и прочих средовых).

В настоящее время опросники и анкеты являются одними из наиболее распространенных диагностических инструментов, используемых при оценке суицидального риска. Специализированные опросники, предназначенные для оценки суицидального риска, делят на две группы: 1 - методики, включающие относительно прямые вопросы о наличии суицидальных мыслей и переживаний; 2 - опросники выявляющие индивидуальные личностные факторы, наиболее тесно связанные с высокой вероятностью совершения суицида. Кроме того, широкое распространение получили клинические опросники: опросник для выявления и оценки невротического состояния В.Д.Менделевича и К.К.Яхина. Опросник создан на основе клинических симптомов неврозов и состоит из 68 вопросов, расположенных в порядке убывания их информативности (К.К.Яхин, Д.М. Менделевич, 1978). Среди симптомов, характеризующих невротические состояния, выбраны болезненные признаки, встречающиеся с большей частотой среди лиц, страдающих неврозами. Опросник имеет 6 шкал: тревоги, невротической депрессии, астении, истерического реагирования, обсессивно-фобических нарушений, вегетативных нарушений, что позволяет оценить качественное своеобразие невротической симптоматики, дает возможность определить среди множества симптомов ведущие и их сочетания.

На базе утверждений MMPI в институте им. В М. Бехтерева были созданы новые дифференциально диагностические шкалы, в частности, шкалы для определения уровня невротизации и психопатизации. Методика определения уровня невротизации и психопатизации - (УНП) представлена в методических рекомендациях (Л: изд. института им. Бехтерева, 1980; Е. Ф. Бажин с соавт., 1976) и предназначена для экспресс-диагностики в практической и исследовательской работе в области психологической психопрофилактики заболеваний, связанных с определенной спецификой условий жизни и некоторыми особенностями труда. Эта методика, будучи при достаточной простоте обоснованным и чувствительным инструментом, оказалась удобной для обследования крупных контингентов с целью выявления «группы риска» при профессиональном отборе и профессиональном осмотре лиц, работающих в особо сложных условиях.

Одним из важных факторов суицидального поведения является депрессия: ипохондрия, злоупотребление алкоголем, наркомания, снижение успеваемости в школе, склонность к правонарушениям, тяжелые конфликты в семье. Распространенность депрессии у подростков составляет 4-6%, девушки страдают несколько чаще. Диагностические критерии депрессии у подростков такие же, как и у взрослых, и включают изменение настроения и отношений с окружающими, умственной работоспособности и физического состояния. В связи с этим некоторые методы оценки депрессии используются при прогнозировании суицидальных реакций: опросник депрессии Бека (Beck Depression Inventory, BDI) (Beck A.T. et al., 1961), позволяющий дифференцировано оценить различные компоненты депрессивного состояния. Опросник включает 21 категорию симптомов, каждая оценивается по 3- балльной шкале в соответствии с нарастающей тяжестью симптома.

Для решения задач оценки суицидального риска иногда применяются традиционные личностные опросники: методики диагностики степени эмоциональной стабильности и нестабильности личности Айзенка (1965), личностный опросник Айзенка, адаптированный для обследования детей, начиная с 7-летнего возраста, содержит 60 вопросов, интерпретируемых по шкале экстра- и интроверсии, нейротизма и лжи. Г.Айзенк (1964) связывает экстра- и интроверсию со степенью возбуждения и торможения в центральной нервной системе, рассматривая этот фактор, являющийся в значительной мере врожденным, как результат баланса процессов возбуждения и торможения. Фактор нейротизма (или нейротицизма) свидетельствует, по Айзенку, об эмоционально-психологической устойчивости или неустойчивости, стабильности - нестабильности и рассматривается в связи с врожденной лабильностью вегетативной нервной системы, что отражает предрасположение, предиспозицию к неврозу. При выраженном нейротизме, по Г.Айзенку, достаточно незначительного стресса, и, наоборот, при невысоком показателе нейротизма для возникновения невроза требуется сильный стресс, чтобы развился невроз (Блейхер В.М., Крук К.В., Боков С.Н.,.1996).

Лица, совершившие суицидальную попытку, имеют более высокие баллы по шкале нейротизма и психотизма, замечена связь между повторными суицидальными попытками и нейротизмом (Lolas F. et al., 1991).

Измерение тревожности как свойства личности особенно важно, так как это свойство во многом обуславливает поведение человека. Опросник Дж. Тейлора (Teulor J., 1953) позволяет определить уровень врожденной личностно-конституциональной тревоги. Опросник был модифицирован Норакидзе В.Г., дополнен шкалой лжи. Состоит из 60 утверждений.

По данным Агазаде (1989) высокий показатель по уровню тревожности уже является предрасполагающим фактором к формированию суицидального поведения (Агазаде Н.В., 1989).

Патохарактерологический диагностический опросник (ПДО) позволяет измерить степень эмоционально-личностных нарушений человека в текущий момент и спрогнозировать тенденцию изменения характера человека при переходе этих нарушений в хроническую стадию, т.е. спрогнозировать патологии характера (тенденции в развитии личности, которые происходят при перерастании временной дезадаптации в хроническую).

Объективная шкала позволяет выявить следующие акцентуации у подростков (относительно незначительные отклонения от нормы); гипертимный тип (преобладание возбужденности, активности, «счастливый счастливчик», суицидальное поведение гипертимным подросткам практически не свойственно); циклоидный тип (фазы гипертимности и депрессии сменяют друг друга, в субдепрессивный период возможно суицидальное поведение); лабильный тип (настроение сменяется слишком резко от незначительных причин, вероятны суицидальные попытки в состоянии аффекта); астеноневротический тип (повышенная утомляемость, раздражительность сменяется раскаянием и слезами); сензитивный тип (повышенная впечатлительность, чувство собственной неполноценности, вероятно суицидальное поведение, суицидальные попытки носят характер истинного покушения.); психастенический тип (нерешительность, тревожность, мнительность, страхи за будущее); шизоидный тип (закрытый внутренний мир; живет фантазиями, отстраненность от людей, оригинальность суждений, отрыв от реального мира, суицидальное поведение шизоидам не свойственно); эпилептоидный тип (злобно-тоскливое настроение с накипающим раздражением, мелочная аккуратность, стремление к власти, истинные суицидные действия у эпилептоидных подростков крайне редки, чаще демонстративное суицидальное поведение, нередко носящее характер явного суицидального шантажа.); истероидный тип (жажда внимания, быть в центре внимания любой ценой, склонность к позерству, демонстративным сценам, свойственны суицидальные демонстрации); неустойчивый тип (отказ от выполнения долга и обязанностей, от учебы, стремление лишь к развлечениям и удовольствиям, суицидальное поведение неустойчивым подросткам не свойственно); конформный тип (полная зависимость от окружающих). Эти типы в чистом виде встречаются редко, чаще проявляются как смешанные.

Оценка суицидального риска может проводиться измерением склонности подростков к реализации различных форм отклоняющегося поведения.

Методика диагностики склонности к отклоняющемуся поведению (Орел А.Н., 1999) является стандартизированным тест-опросником. Опросник представляет собой набор специализированных психодиагностических шкал, направленных на измерение склонности к реализации отдельных форм отклоняющегося поведения.

Методика включает следующие наборы шкал: 1) шкала установки на социально-желательные ответы; 2) шкала склонности к преодолению норм и правил; 3) шкала склонности к аддиктивному поведению; 4) шкала склонности к самоповреждающему и саморазрушающему поведению;5) шкала склонности к агрессии и насилию; 6) шкала волевого контроля эмоциональных реакций;7) шкала склонности к деликвентному поведению.

Наиболее тесную корреляцию с суицидальным поведением имеют шкалы: 3 (шкала склонности к аддиктивному поведению), 4 (шкала склонности к самоповреждающему и саморазрушающему поведению), 6 (шкала волевого контроля эмоциональных реакций). Шкала склонности к аддиктивному поведению предназначена для измерения готовности реализовать аддиктивное поведение. Высокие результаты по данной шкале свидетельствуют о предрасположенности испытуемого к уходу от реальности посредством изменения своего психического состояния, о склонностях к иллюзорно-компенсаторному способу решения личностных проблем. Шкала склонности к самоповреждающему и саморазрушающему поведению предназначена для измерения готовности реализовать различные формы аутоагрессивного поведения. Объект измерения очевидно частично пересекается с психологическими свойствами, измеряемыми шкалой № 3. Высокие результаты по шкале №4 свидетельствуют о низкой ценности собственной жизни, склонности к риску, выраженной потребности в острых ощущениях, о садомазохистских тенденциях. Шкала волевого контроля эмоциональных реакций предназначена для измерения склонности испытуемого контролировать поведенческие проявления эмоциональных реакций. Низкие показатели свидетельствует о слабости волевого контроля эмоциональной сферы, о нежелании или неспособности контролировать поведенческие проявления эмоциональных реакций. Кроме того, это свидетельствует о5 склонности реализовывать негативные эмоции непосредственно в поведении, без задержки, о несформированности волевого контроля своих потребностей и чувственных влечений.

В серии исследований заметили, что риск суицидального поведения существенно возрастает, когда в анамнезе у детей и подростков отмечались импульсивность или отсутствие страха перед опасностью (M.Shafii и S.L. Shafii, 1982).

В качестве антисуицидальных выступают факторы представлений и деятельности личности, препятствующие реализации суицидальных намерений (Тихоненко В.А., 1980).

С целью выявления и анализа мотивационных аспектов суицидального поведения используют методику противосуицидальной мотивации (Ю.Р.Вагин, 1998), позволяющую оценить сформированность противосуицидальной защиты. В тесте представлены девять основных противосуицидальных мотивационных комплексов: 1) провитальная мотивация (страх смерти); 2) религиозная мотивация; 3) этическая мотивация (чувство долга перед близкими людьми); 4) моральная мотивация (личное негативное отношение к суицидальной модели поведения); 5) эстетическая мотивация; 6) нарциссическая мотивация (любовь к себе); 7) мотивация когнитивной надежды (надежда как-то разрешить ситуацию, найти выход); 8) мотивация временной инфляции (ожидание, что со временем что-то может измениться к лучшему); 9) мотивация финальной неопределенности (неуверенность, что удастся умереть).



В суицидологии прогнозирование индивидуального суицидального поведения является весьма условным и применительно только к ближайшему периоду времени в силу многообразия и изменчивости психопатологических расстройств, играющих сложную и неоднозначную роль в мотивации аутоагрессивного поведения. Выявленные прогностические оценки изменчивы в силу факторов участвующих в генезе суицида.


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница