Механизмы регуляции сократительной функции предсердий мыши при активации бета-2- адренорецепторов 03. 03. 01 физиология



Скачать 244.45 Kb.
Дата14.08.2016
Размер244.45 Kb.
ТипАвтореферат


На правах рукописи

Одношивкина Юлия Геннадьевна



МЕХАНИЗМЫ РЕГУЛЯЦИИ СОКРАТИТЕЛЬНОЙ ФУНКЦИИ ПРЕДСЕРДИЙ МЫШИ ПРИ АКТИВАЦИИ БЕТА-2- АДРЕНОРЕЦЕПТОРОВ

03.03.01 - физиология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата биологических наук

Казань-2013

Работа выполнена в ГБОУ ВПО «Казанский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации

Научный руководитель: доктор медицинских наук, профессор,

член-корреспондент РАМН



Зефиров Андрей Львович

Официальные оппоненты: доктор биологических наук, профессор

Аникина Татьяна Андреевна
доктор медицинских наук, профессор Пятин Василий Федорович

Ведущая организация – Учреждение Российской академии медицинских наук НИИ нормальной физиологии им. П. К. Анохина РАМН

Защита состоится «19» февраля 2013 г. в « » часов на заседании Диссертационного совета Д 212.081.28 при ФГАОУ ВПО «Казанский (Приволжский) федеральный университет» по адресу: 420008, г. Казань, ул. Левобулачная, д. 44.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке им. Н.И. Лобачевского при ФГАОУ ВПО «Казанский (Приволжский) федеральный университет» по адресу: 420008, г. Казань, ул. Кремлевская, д. 35.

Электронная версия автореферата размещена на официальном сайте ФГАОУ ВПО «Казанский (Приволжский) федеральный университет» www.ksu.ru


Автореферат разослан «__»_______________2013 г

Ученый секретарь

диссертационного cовета

д.м.н., профессор Зефиров Т.Л.


Введение
Актуальность исследования

Исследование регуляции сократимости миокарда является актуальным направлением в физиологии сердца. Один из основных механизмов, контролирующих сердечную деятельность, связан с воздействием катехоламинов (адреналина и норадреналина) на β-адренорецепторы кардиомиоцитов [Д.В. Aбрамочкин, Г.С. Сухова, Л.В. Розенштраух, 2006; Кошелев В.Б., 2010; Buxton B.F., et al., 1987]. На основании структурных особенностей и разной чувствительности к фармакологическим агентам адренорецепторы разделяют на α1, α2, и β1, β2, β3 подтипы. В сердце человека доминируют β1 и β2 подтипы, а их соотношение в предсердиях и желудочках составляет 70:30 % и 80:20 %, соответственно [Buxton B.F. et al., 1987].

Молекулярные исследования β2-адренорецепторов обнаружили их крайне интересные свойства. Активация β2-адренорецепторов кардиомиоцитов снижает негативные эффекты гипоксии, воспаления и активных форм кислорода [McGraw D.W., Liggett S.B., 2005]. Было показано существование нескольких активных состояний (конформаций) β2-адренорецептора, в которых рецептор с разной эффективностью связывается с сигнальными молекулами и, следовательно, способен запускать различные варианты клеточных ответов [Bokoch M. P., et al., 2010; Jozwiak K., et al., 2010; Rosenbaum D. M., et al., 2011]. При этом разные агонисты переводят β2-адренорецепторы в специфичные активные конформации, поэтому от типа агониста зависит клеточный ответ (этот феномен называют «функциональной селективностью» агонистов). Также в зависимости от дозы агониста β2-адренорецепторы могут «нанимать» для передачи сигнала внутрь клетки различные сигнальные каскады и/или с разной эффективностью связываться с эффекторными молекулами [Sun Y., et al., 2007]. Как и все адренорецепторы, β2-подтип принадлежит к суперсемейству сопряженных с G-белками рецепторов. При этом β2-адренорецепторы взаимодействуют с разными G-протеинами: Gs-белком, стимулирующим каскад аденилатциклаза – цАМФ - протеинкиназа А, и Gi-белком, который угнетает аденилатциклазу и активирует путь фосфоинозитол-3-киназа - протеинкиназа В [Swift S.M. et al., 2007; Liu R. Et al., 2009].

Механизмы действия β2-адренорецепторов малоизучены и затрагивают, по разным данным, систему аденилатциклазы, потенциал-зависимые Са-каналы L-типа, рианодиновые рецепторы и другие сигнальные молекулы [Cherezov V. et al., 2007; Haase H., 2007; Zhou P. еt al., 2009]. Таким образом, β2-адренергическая регуляция сердца остается недостаточно изученной, и ее детальное исследование может внести существенный вклад в разработку новых кардиопротекторных и кардиомодулирующих препаратов.


Цель и задачи исследования:

Целью исследования являлось выявление эффектов и механизмов действия агониста β2-адренорецепторов (фенотерола) на сократимость, Са2+-сигналы и продукцию оксида азота в изолированных предсердиях мыши.

В соответствии с целью были поставлены следующие задачи:

1. Исследовать вклад β2-адренорецепторов в реакцию предсердий на норадреналин.

2. Определить эффект разных доз агониста (фенотерола) на силу сокращения изолированных предсердий мыши.

3. Выявить влияние низких (5 мкМ) и высоких (50 мкМ) доз фенотерола на динамику Са2+ - сигналов и продукции оксида азота.

4. Выявить роль аденилатциклазы и протеинкиназы А в эффектах активации β2 – адренорецепторов.

5. Выявить роль NO-синтазы в эффектах активации β2– адренорецепторов.

6. Определить влияние длительности активации β2–адренорецепторов на силу сокращения изолированных предсердий мыши.

7. Исследовать изменение сократимости, Са2+-сигналов и продукции оксида азота при кратковременной активации β2– адренорецепторов.


Положения, выносимые на защиту:

1. Активация β2–адренорецепторов селективным агонистом (фенотеролом) увеличивает силу сокращения предсердий. Динамика положительной инотропной реакции определяется концентрацией и длительностью аппликации агониста.

2. Механизм эффектов активации β2 – адренорецепторов связан с изменением активности двух каскадов (аденилатциклазный и NO-синтазный), разнонаправлено регулирующих силу сокращения.
Научная новизна

В работе впервые произведен подробный анализ влияния разных доз агониста и отличающихся по длительности аппликаций на функционирование предсердий. Был выявлен медленно-развивающийся (через 15-20 мин после аппликации) положительный инотропный эффект агониста β2-адренорецепторов фенотерола, в концентрации 5 мкМ. Тогда как фенотерол в высокой концентрации (50 мкМ) вызывал быструю положительную инотропную реакцию предсердий. При этом оба эффекта исчезали на фоне селективного ингибирования β2-адренорецепторов и зависели от увеличения внутриклеточного систолического уровня Са2+ и изменения продукции оксида азота. В ходе выполнения исследования была предложена и подтверждена гипотеза о том, что фенотерол запускает внутриклеточные сигнальные каскады (аденилатциклаза - протеинкиназа А - Са-каналы L-типа и NO-синтаза), которые определяют специфику разносторонней регуляции силы сокращения. Также нами были получены приоритетные данные об увеличении амплитуды сокращений предсердий, проявляющемся только после завершения кратковременной фармакологической стимуляции β2-адренорецепторов. Этот эффект сопровождался увеличением внутриклеточной концентрации ионов Са2+ и снижением продукции оксида азота.


Научно-практическая ценность

Полученные данные имеют теоретический характер, дополняя современные представления о механизмах регуляции деятельности сердца, и имеют прикладные аспекты, связанные с обоснованием применения агонистов β2-адренорецепторов при лечении сердечной недостаточности и с разработкой методов помпового (периодичного) введения β2-адреномиметиков, при которых агонист действует кратковременно. То есть имеют практическое значение при разработке средств фармакологической коррекции сердечной деятельности. Результаты исследования представляют практическую ценность для физиологов, биофизиков, биохимиков, фармакологов и нейрохимиков. Полученные данные используются при чтении лекций на кафедре нормальной физиологии Казанского государственного медицинского университета. Работа выполнена при финансовой поддержке грантов РФФИ (№ 12-04-31032-мол-а, 11-04-00422-а).


Личный вклад диссертанта

Приведенные в работе данные получены при личном участии соискателя на всех этапах работы, включая составление плана исследования, проведение экспериментов, обработку полученных данных и оформление публикаций.


Апробация работы

Основные результаты диссертационной работы доложены на следующих конференциях и съездах: на XV, XVI, и XVII Всероссийской научно-практической конференции «Молодые ученые в медицине» (Казань, 2010, 2011, 2012); международном симпозиуме «Biological Motility: from Fundamental Achievements to Nanotechnologies» (Пущино, 2010), XXІ съезде Физиологического общества им. И.П. Павлова (Калуга, 2010); XVIII Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносова» (Москва, 2011); второй конференции молодых ученых и студентов "Экспериментальная и прикладная физиология" (Москва, 2011), V всероссийской с международным участием школе-конференции «Физиология кровообращения» (Москва, 2012), на заседании ФО им. И.П. Павлова (Казань, 2012), на заседании кафедры нормальной физиологии Казанского государственного медицинского университета (2012).


Реализация результатов исследования

По теме диссертации опубликовано 18 печатных работ, в том числе 3 публикации в рецензируемых журналах (из списка ВАК). Материалы диссертации неоднократно доложены на ежегодных научных конференциях в Казанском государственном медицинском университете. Полученные данные используются при чтении лекций на кафедре нормальной физиологии Казанского государственного медицинского университета.


Структура и объем диссертационной работы

Диссертация объемом 120 страниц состоит из введения, обзора литературы, описания методики исследования, результатов исследования и их обсуждения, выводов и списка литературы. Список цитируемой литературы включает 256 источников, из них 11 - отечественных и 245 - иностранных авторов. Диссертация содержит 20 рисунков и 1 таблицу.


Объект и методы исследования
Эксперименты проводились на препаратах изолированных предсердий белых мышей. Все эксперименты выполнены при постоянной наружной перфузии препарата раствором Кребса для теплокровных животных следующего состава (мМоль/л): NaCl —.144,0; KCl — 5,0; MgCl2 – 1,0; CaCl2 – 2,0; NaH2PO4 — 1,0; NaHCO3 —2,4; C6H12O6 — 11,0. Все эксперименты проведены при температуре 20оС, рН поддерживался на постоянном уровне 7.2-7.4.

В экспериментах применяли следующие фармакологические препараты:(±)-фенотерол - селективный агонист β2 – адренорецепторов, в концентрациях 1-300 мкМ ; ICI-118.551- селективный блокатор β2 –адренорецепторов, в концентрации 0,1 мкМ; Rp-Adenosine 3′,5′-cyclic monophosphorothioatetriethyl ammonium salthydrate (Rp-cAMPS) -блокатор протеинкиназы А, в концентрациях 5 и 20 мкМ; Nω-Nitro-L-arginine methylesterhydrochloride (L-NAME) -блокатор NO-синтазы, в концентрации 100 мкМ; cisN-(2-phenylcyclopentyl) azacyclotridecl-en-amine hydrochloride (MDL-12330А) -ингибитор аденилатциклазы, в концентрациях 3-20 мкМ; Все использованные вещества фирмы «SIGMA» (США).



Тензометрия. Сократительную активность миокарда в эксперименте in vitro у мыши изучали на изолированных предсердиях. Эксперименты по определению сократимости миокарда проводились на установке PowerLab (AD Instruments, Австралия), датчиком силы МLТ 050/D (AD Instruments, Австралия). Препарат помещали вертикально в резервуар объемом 20 мл, рабочий раствор при комнатной температуре. Верхний конец препарата прикреплялся к датчику напряжения через металлическую планку, нижний конец к фиксирующему блоку. Препарат стимулировался электрическим стимулом через 2 платиновых электрода (с помощью стимулятора ЭСЛ–2 (Россия) с частотой стимулов 0,1 Гц амплитудой сигнала 40 мВ, продолжительность стимула 5 мс. Запись кривой регистрировали на персональном компьютере при помощи программного обеспечения "Chart 5.3". Сигналы обрабатывали с помощью программы Chart или Elf (автор А.В.Захаров), силу сокращения определяли в граммах. Оценивали силу сокращения. Статистический анализ проводили с помощью стандартных методов, достоверность различий определяли с помощью параметрического t-критерия Стьюдента (Лакин, 1984).

Флуоресцентная микроскопия. Флуоресценцию наблюдали с помощью микроскопов OLYMPUS cX41 (со сменными монохроматическими источниками возбуждающего света) и OLYMPUS BX51 (оснащенного конфокальной системой DSu) с использованием объективов LMPlanFI 20×/0.40 и uPlanSApo 60×/1.20W. Изображения регистрировали быстродействующими ССD-видеокамерами фирмы OLYMPUS, черно-белой F-View II и цветной DP71. Для обработки изображений применяли программы Сell^A, cell^P и ImagePro. Интенсивность свечения оценивали в относительных единицах (отн.ед.), соответствующих значению яркости в пикселях.

Измерение внутриклеточной концентрации ионов Са2+. Изменения концентрации Са2+ определяли с помощью красителя Fluo-4, который позволяет точно измерять концентрации Са2+ в диапазоне от 1 мкМ до 1 мМ. Fluo-4 слабо флуоресцирует в отсутствие Са2+, однако при связывании с ионами Са2+ флуоресценция Fluo-4 увеличивается более чем в 100 раз [Harkins A.B.,etal., 1993]. Препарат изолированного предсердия выдерживали в растворе, содержащем 1 мкМ Fluo-4-AM, в течение 20 мин при комнатной температуре, и перфузировали физиологическим раствором, не содержащим краситель, в течение 30 мин. Далее регистрировали флуоресценцию в пучке кардиомиоцитов. Флуоресценцию красителя возбуждали короткими (около 1 с) вспышками света с длиной волны 480 нм, а свечение регистрировали с использованием эмиссионного светофильтра, пропускающего свет с длиной волны более 515 нм. В ходе циклов сокращения–расслабления препарата наблюдались периодические изменения свечения Са2+-сенсора в виде вспышек («Са2+ - сигналов»). Для оценки амплитуды Са2+ - сигналов из значения максимальной флуоресценции (в период систолы) вычитали минимальную величину флуоресценции в период диастолы.

Измерение концентрации оксида азота (NO). Продукцию оксида азота детектировали при помощи маркера DAF-FM-диацетата (Molecular Probes, США), который возбуждали светом длиной волны λ = 495 нм, а при регистрации флуоресценции применяли эмиссионный фильтр, пропускающий свет с длиной волны более 515 нм. DAF-FM практически не флуоресцирует до вступления в реакцию с NO, но при взаимодействии с NO его флуоресценция возрастает более чем в 160 раз [Woo A.Y.,et al.,2009]. DAF-FM растворяли в DMSO и хранили в замороженном виде в защищенном от света месте. Препарат изолированного предсердия выдерживали в растворе с 2 мкМ DAF-FM-диацетатом в течение 30 мин. Далее препарат перфузировали физиологическим раствором, не содержащим краситель, в течение 20 мин (время, за которое заканчивается реакция деацетилирования маркера) [Kojima H., etal., 1999], после чего регистрировали флуоресценцию в пучке кардиомиоцитов. Статистический анализ проводили при помощи программы OriginPro. Результаты измерений представлены как среднее значение ± стандартная ошибка (n – число независимых опытов). Достоверность различий определяли с помощью критериев Стьюдента и ANOVA.

Эксперименты выполнены совместно с А.М. Петровым (доц. каф. норм. физиологии КГМУ, к.б.н.)

Результаты исследования и их обсуждение
Исследование вклада β2-адренорецепторов в реакцию предсердий на норадреналин. Добавление 10 мкМ норадреналина на три минуты приводило к увеличению силы сокращения изолированного предсердия мыши до 182±5 % (n=6, p<0.05), после смены раствора на физиологический амплитуда сокращений сохранялась на повышенном уровне: к 15 минуте достигала 178±6 % (n=6, p<0.05). На фоне селективного блокатора β2 - адренорецепторов (0.1 мкМ ICI-118.551) под влиянием норадреналина сила сокращений возрастала в меньшей степени и составила 170±5 % (n=6, p<0.05) к 5 минуте эксперимента, а после смены раствора амплитуда сокращений снизилась до 100±7 % (n=6, p<0.05) к 10 минуте и до 80±7 % (n=6, p<0.05) к 20 минуте (рис. 1 А). Аппликация 10 мкМ норадреналина в течение 20 минут также вызывает положительную инотропную реакцию предсердий, сила сокращений достигает 200±7 % (n=6, p<0.05) и сохраняется на этом уровне при смене раствора на физиологический. На фоне же селективного блокатора β2 - адренорецепторов (0.1 мкМ ICI-118.551) положительная инотропная реакция предсердий значительно снижается и достигает 150±6 % (n=6, p<0.05) к 10 минуте эксперимента, а после смены раствора на физиологический амплитуда сокращений снижается до 70±5 % к 40 минуте (n=6, p<0.05) (рис. 1 Б).Таким образом, увеличение силы сокращений предсердий при действии норадреналина (10 мкМ) частично определяется активацией β2– адренорецепторов.



Рис. 1. Влияние норадреналина на силу сокращения изолированных предсердий.

На рисунке показана амплитуда сокращений предсердий под действием норадреналина, в контроле (кружки) 3 мин (А), 20 мин (Б) и на фоне селективного блокатора β2 -адренорецепторов (0.1 мкМ IСI-118.551) (треугольники) (А, Б). Аппликация норадреналина и IСI-118.551 обозначены стрелками. Вклад β2адренорецепторов в положительную инотропную реакцию предсердий на норадреналин показан штриховкой.



Влияние агониста β2 - адренорецепторов – фенотерола на сократимость изолированных предсердий мыши. Добавление фенотерола в концентрации от 1 до 300 мкМ вызывало существенное увеличение силы сокращения (рис. 2 А, Б). Аппликация 1 и 5 мкМ фенотерола повышала силу сокращений до 134± 4 % (n =5, p<0.01) и 145 ± 5 % (n=5, p< 0.01) относительно контрольного значения соответственно. Под действием фенотерола (25 и 50 мкМ) сила сокращений еще более возрастала – до 160± 5 % (n=6, p<0.01) и 176 ± 6 % (n=8, p<0.01). Однако в концентрации 300 мкМ фенотерол повышал амплитуду сокращений только до 143 ± 6 % (n=5, p<0.01) (рис. 2 В). На фоне селективного блокатора β2-адренорецепторов (0.1 мкМ IСI -118.551) положительный инотропный эффект фенотерола в концентрации 5 и 50 мкМ не проявлялся (данные не приведены).

Результаты экспериментов указывают на то, что скорость проявления положительного инотропного эффекта фенотерола изменяется в зависимости от его концентрации: чем выше концентрация, тем раньше наблюдается увеличение силы сокращений, и тем оно более выражено (рис. 2 А, Б). Интересно отметить, что активация β2-адренорецепторов низкими концентрациями селективного агониста фенотерола вызывает медленно развивающуюся положительную инотропную реакцию, регистрирующуюся через 20–25 мин. В дальнейшем использовались две концентрации фенотерола: 5 мкМ, при которой наблюдался медленно развивающийся эффект, и 50 мкМ, при которой сила сокращений быстро увеличивалась (рис. 2 В).





Рис. 2. Влияние фенотерола на силу сокращения изолированных предсердий.

А – максимальная амплитуда сокращений (F max); Б – время от начала аппликации фенотерола до момента, когда амплитуда сокращения достигала 50% от максимальной (T50). В – Изменение силы сокращения предсердий под действием 5, 50 и 300 мкМ фенотерола (кружки, квадраты и треугольники соответственно



Влияние агониста β2 - адренорецепторов – фенотерола на Са2+-сигналы и продукцию оксида азота. Динамика изменений внутриклеточной концентрации ионов кальция, запускающих сокращения кардиомиоцитов, существенно меняется под воздействием фенотерола (рис. 3 А). Низкая концентрация фенотерола (5 мкМ) ведет к постепенному увеличению амплитуды Са2+-сигналов. К 10 мин аппликации β2 - агониста амплитуда Са2+ - сигналов достигала 152 ± 5 % (n=7, p<0.01) от исходных значений. После 15 мин аппликации агониста амплитуда Са2+-сигналов несколько снижалась, а через 20 мин стабилизировалась на повышенном уровне – около 130–140 %. Через 5 мин после замены наружного раствора раствором без фенотерола величина Са2+ - сигналов составляла 134 ± 4 % (n=7, p<0.01). Амплитуда Са2+ - сигналов возвращалась к исходному уровню примерно через 60–70 мин. Аппликация фенотерола в высокой концентрации (50 мкМ) вызывала повышение амплитуды Са2+- сигналов до 122 ± 5 % (n=7, p<0.05) уже через 30 c, а к 3 мин амплитуда достигала максимального значения – 155 ± 5 % (n=7, p< 0.01). Через 8 мин аппликации величина Са2+ - сигналов начинала снижаться, и к 20 мин от начала действия фенотерола составляла 111 ± 4 % (n=7, p<0.05). Восстановление исходной величины Са2+ - сигналов происходило через 50–60 мин после начала перфузии препарата раствором без фенотерола.

Под влиянием фенотерола флуоресценция маркера DAF-FM (показатель продукции NO) в кардиомиоцитах предсердий достоверно возрастала (рис. 3 Б). Фенотерол в низких дозах запускал постепенное увеличение продукции оксида азота, а к 20 мин аппликации фенотерола интенсивность флуоресценции увеличивалась до 104± 1 % (n=6, p<0.05). После удаления фенотерола из наружного раствора флуоресценция быстро снижалась до 95 ± 1 % (n =6, p <0.05) от исходного уровня и в течение 10 мин возвращалась к исходному уровню. Под действием высокой дозы фенотерола в первые 5 мин аппликации наблюдалось снижение интенсивности флуоресценции DAF-FM (к 5 мин интенсивность флуоресценции составляла 96±1 %) (n=6, p<0.05). После 8 мин аппликации фенотерола интенсивность флуоресценции начинала возрастать и достигала 104 ± 1 % (n=6, p<0.05) через 20 мин. После перфузии препарата раствором, не содержащим фенотерол, интенсивность флуоресценции превышала контрольный уровень в течение 10–15 мин и составляла 104–108 % (n=6, p<0.05) от исходной величины.

Таким образом, предполагается, что динамика и выраженность положительного инотропного эффекта при фармакологической стимуляции β2-адренорецепторов определяются скоростью увеличения амплитуды Са2+- сигналов и изменением продукции оксида азота.



Рис.3. Влияние агониста β2 - адренорецепторов – фенотерола на Са2+ - сигналы (А) и продукцию оксида азота (Б).

На рисунке показана динамика флуоресценции Са2+- индикатора Fluo-4и маркера DAF-FM (показателя продукции оксида азота), предварительно загруженных в кардиомиоциты, под воздействие 5 и 50 мкМ фенотерола (светлые и черные квадраты и треугольники, соответственно). Светлыми кружками, соединенными пунктирной линией, показано изменение амплитуды Са2+ - сигналов в отсутствие фенотерола (контроль). Аппликация фенотерола обозначена чертой.



Эффекты блокирования аденилатциклазы и протеинкиназы А на силу сокращений, амплитуду Са2+ - сигналов, изменение продукции оксида азота при активации β2 – адренорецепторов. Блокирование аденилатциклазы (MDL) достоверно изменяло инотропное действие фенотерола. На фоне MDL в концентрации 20 мкМ фенотерол оказывал слабый отрицательный инотропный эффект – амплитуда сокращений снижалась до 83±2 % (n=5, p<0.05) (рис.4А). Аналогичным эффектом обладал специфичный ингибитор протеинкиназы А (Rp-cAMPS). В концентрации 20 мкМ он инвертировал действие агониста β2 – адренорецепторов (амплитуда сокращений уменьшалась до 79±4 % (n=5, p<0.05) (рис.4А).

При ингибировании аденилатциклазы 10 мкМ MDL амплитуда Са2+ - сигналов снижалась до неопределяемого уровня, что указывает на высокую фоновую активность аденилатциклазной системы, которая стимулирует активность Са2+ - каналов плазматической мембраны и мембраны саркоплазматического ретикулума. На фоне более низких концентраций MDL (3 мкМ) изменения амплитуда Са2+ - сигналов под действием фенотерола были менее выражены (рис.4 Б.). Так, к 3-й и 10-й минутам действия фенотерола амплитуда Са2+ - сигналов возрастала только до 118±3 % (n=6, p<0.05) и 129±4 % (p<0.05) соответственно. В дальнейшем амплитуда Са2+ - сигналов начинала уменьшаться, составляя к 20-й минуте 122±4 % (p<0.05), а к 40-й минуте величина Са2+- сигналов достоверно не отличалась от контрольной (рис.4Б).

На фоне ингибитора аденилатциклазы 3 мкМ MDL фенотерол оказывал более существенный эффект на продукцию оксида азота (NO). В этих условиях через 10 и 20 мин действия фенотерола флуоресценция DAF-FM возрастала до 110±1 % (n=7, p<0.05) и 122±1 % (p<0.05) соответственно. К 40-й мин свечение DAF-FM составляло 107±1 % (p<0.05) (рис. 4 В).

Представленные данные, свидетельствуют о том, что блокирование внутриклеточного сигнального каскада аденилатциклаза – протеинкиназа А приводит к угнетению положительного инотропного эффекта активации β2–адренорецепторов, за счет уменьшения Са2+ - сигналов и увеличения продукции оксида азота.





Рис.4. Роль аденилатциклазы и протеинкиназы А в эффектах активации β2 – адренорецепторов.

А-действие фенотерола (5 мкМ) на динамику амплитуды сокращения предсердий мыши в контроле (светлые кружки), на фоне блокирования аденилатциклазы (20 мкМ MDL, светлые квадраты), протеинкиназы А (20 мкМ Rp-cAMPS, светлые реугольники). Б - влияние фенотерола (5 мкМ) на динамику амплитуды Са2+ - сигналов в контроле (светлые квадраты) и при ингибировании аденилатциклазы (3 мкМ MDL, темные квадраты). В- динамика свечения DAF-FM (показателя уровня оксида азота в кардиомиоцитах) при фармакологической стимуляции β2 – адренорецепторов в контроле (светлые треугольники) и на фоне ингибирования аденилатциклазы (3 мкМ MDL, темные треугольники). Аппликация фенотерола указана стрелкой.



Эффекты блокирования NO - синтазы на силу сокращений, амплитуду Са2+ - сигналов, изменение продукции оксида азота при активации β2 – адренорецепторов. Блокирование NO – синтазы с помощью 100 мкМ L-NAME увеличивало амплитуду сокращений предсердий до 114±3 % (n=6, p<0.05), что указывает на наличие тонической продукции NO, угнетающей силу сокращения. На фоне L-NAME эффект фенотерола развивался существенно быстрее (рис. 5 А). Уже к 10-й минуте аппликации фенотерола происходило увеличение амплитуды сокращений до 115±3 % (n=6, p<0.05), а к 20 - 25-й мин до 130-140 %. Впоследствии амплитуда сокращений медленно снижалась.

На фоне действия L-NAME (100 мкМ) существенно изменялась динамика амплитуды Са2+ - сигналов (рис. 5 Б). Аппликация фенотерола вызывала более значительное увеличение амплитуды Са2+ - сигналов, чем в контроле: спустя 3мин после добавления фенотерола величина Са2+ - сигналов увеличивалась до 126±2 % (n=6, p<0.05), а к 20-й мин достигала максимума - 162±4 % (p<0.01) (рис. 5 Б). Затем амплитуда Са2+- сигналов стабилизировалась на повышенном уровне 150-160 %.

В условиях блокирования NO – синтазы (100 мкМ L-NAME) аппликация фенотерола не приводила к увеличению свечения, наоборот, к 15 - 20-й мин флуоресценция маркера DAF-FM уменьшалась до 91-92 % (n=5, p<0.05) от исходного уровня (до момента добавления агониста). В последующем флуоресценция DAF-FM не изменялась, сохранялась на сниженном уровне (рис 5 В).

Следовательно, блокирование NO – синтазы и продукции оксида азота вызывает ускорение развития положительного инотропного эффекта активации β2 – адренорецепторов с увеличением амплитуды Са2+ - сигналов.





Рис.5. Роль NO - синтазы в реализации эффектов активации β2 – адренорецепторов.

А - действие фенотерола (5 мкМ) на динамику амплитуды сокращения предсердий мыши в контроле (светлые кружки), на фоне блокирования NO – синтазы (100 мкМ L-NAME, темные кружки). Б - динамика амплитуды Са2+ - сигналов в ответ на аппликацию 5 мкМ фенотерола в контроле (светлые квадраты) и при ингибировании NO – синтазы (100 мкМ L-NAME, темные квадраты). В - изменение свечения маркера DAF-FM ( показателя продукции оксида) при активации β2 – адренорецепторов в контроле (светлые треугольники) и на фоне ингибирования NO – синтазы (100 мкМ L-NAME, темные треугольники). Аппликация фенотерола указана стрелкой.



Зависимость эффектов агониста β2 – адренорецепторов – фенотерола от длительности его аппликации. Аппликация фенотерола (5 мкМ) приводила к увеличению амплитуды сокращений предсердий. В течение 1мин-й аппликации фенотерола достоверных изменений силы сокращения не наблюдалось. Однако после удаления агониста амплитуда возрастала до 116±4 % (n=7, p<0,01) в течение 10 мин. Если фенотерол добавлялся в раствор на 3 и 10 мин, то положительный инотропный эффект наблюдался также только после удаления фенотерола из раствора. Причем в обоих случаях амплитуда сокращений повышалась до 140-141 %. Интересно отметить, что при 3 мин аппликации эффект достигал указанного значения через 12 мин после «отмывки» фенотерола, а при 10 мин аппликации – через 6 мин. При добавлении же агониста на 20 мин, эффект достигал 145±4 % (n=6, p<0,01) через 5мин после аппликации. Длительное 40 мин воздействие фенотерола, вызывает медленно развивающееся увеличение силы сокращения. Оно начинается через 15-20 мин после добавления агониста в наружный раствор: к 25 мин амплитуда сокращений возрастала до 109± 4 % (n=8, p<0.05), а к 40 мин – до 140±4 % (p <0.01) от исходного значения (рис. 6).

Таким образом, время аппликации фенотерола определяло динамику и выраженность положительной инотропной реакции. Для исследования механизмов отставленной инотропной реакции под действием фенотерола мы анализировали кратковременную 1 мин и 3 мин активацию β2-адренорецепторов. Положительные инотропные эффекты фенотерола не регистрировались на фоне селективного блокатора β2-адренорецепторов 0.1 мкМ ICI-118.551 (рис. 7А).





Рис.6. Зависимости силы сокращений предсердий от длительности аппликации агониста β2 – адренорецепторов – фенотерола.

Динамика изменения амплитуды сокращений предсердий мыши под действием фенотерола (5 мкМ) при аппликации на 1 мин (кружки), 3 мин (треугольники), 10 мин (квадраты), 20 мин (ромбы), 40 мин (пятиугольники). Длительность аппликации фенотерола указана стрелкой.



Изменение амплитуды Са2+-сигналов, динамики продукции оксида азота в кардиомиоцитах при кратковременной активации β2 –адренорецепторов. Активация β2 - адренорецепторов существенно изменяла уровень систолического цитозольного Са2+, запускающий сокращения кардиомиоцитов и во многом определяющий их силу (рис. 7 Б). При 1 мин аппликации фенотерола величина Са2+ - сигналов возрастала до 112±3 % (n=5, p<0.05) к концу аппликации, на протяжении последующих 4 мин амплитуда сигналов продолжала увеличиваться, достигая 125±2 % (n=5, p<0.05), а затем в течение 25-30 мин возвращалась до исходного уровня. В случае 3-х мин аппликации эффект агониста был существенно ярче выражен и длительнее. К 3 мин величина Са2+ - сигналов достигала 140±3 % (n=6, p<0.05) , а через 13 мин после удаления агониста - 190±3 % (n=6, p<0.05). Восстановление исходных значений наблюдалось к 50-60 мин.

На фоне действия фенотерола продукция NO в кардиомиоцитах предсердий возрастала (рис. 7 В). Короткая 1 мин аппликация вела к достоверному увеличению флуоресценции DAF-FM до 102±0.3 % (n=6, p<0.05). Однако после завершения аппликации флуоресценция быстро снижалась (через 5 мин до – 99±0,4 %) (n=6, p<0.05). При добавлении фенотерола на 3 мин флуоресценция увеличивалась к 3 мин до 104±0.4 % (n=6, p<0.05), а после быстро снижалась: через 5 мин – до 93±0.7 % (n=6, p<0.05).





Рис.7. Эффекты кратковременной активации β2 –адренорецепторов на изменение силы сокращений, амплитуды Са2+ - сигналов, динамики продукции оксида азота в кардиомиоцитах.

А - Динамика силы сокращений при аппликации фенотерола на 1 мин (белые кружки) или 3 мин (белые ромбы). Тонкие кривые показывают влияния 1 мин (темные кружки) и 3 мин (темные ромбы) аппликаций фенотерола на фоне блокирования β2 - адренорецепторов с помощью 0,1 мкМ ICI-118.551.Б - Изменение амплитуды Са2+ - сигналов при аппликации фенотеролана 1 мин (белые квадраты) или 3 мин (темные квадраты). В - изменение флуоресценции DAF-FM (показатель продукции оксида азота)в предсердии мыши при аппликации фенотерола. на 1 мин (белые треугольники) или 3 мин (темные треугольники). Стрелками отмечены 1 мин и 3 мин аппликации фенотерола.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Предполагаемый механизм влияния активации β2-адренорецепторов на медленно развивающуюся положительную реакцию предсердий мыши.

β2-адренорецепторы, Са2+-каналы L-типа, а также сигнальные молекулы, аденилатциклаза и эндотелиальная NO-синтаза, избирательно локализуются в углублениях мембраны, обогащенных холестерином [Pike et al., 2006; Петров А.М. и др., 2013]. Агонист стимулирует β2-адренорецепторы, которые усиливают работу аденилатциклазы и эндотелиальной NO-синтазы. Аденилатциклаза синтезирует продукцию молекул вторичного посредника цАМФ, которые активируют протеинкиназуА. (рис. 8). Протеинкиназа А, действуя на Са2+-каналы L-типа, увеличивает поступление Са2+ в цитоплазму клетки из внеклеточной среды. Помимо этого, протеинкиназа А может влиять на Са2+-освобождающие каналы саркоплазматического ретикулума, облегчая выходСа2+ из внутриклеточного депо. Повышение внутриклеточного уровня Са2+ ведет к увеличению силы сокращений. Активация эндотелиальной NO-синтазы приводит к увеличению продукции оксида азота, который ограничивает работу Са2+-каналов L-типа и угнетает силу сокращения. Таким образом, при активации β2-адренорецепторов запускаются каскады, разнонаправленно регулирующие силу сокращения, которые в течение первых минут действия агониста уравновешивают друг друга (левая панель), впоследствии продукция NO снижается и аденилатциклазный путь увеличивает амплитуду сокращений (правая панель). Предположили, что мишенями действия являются Са-каналы и рианадиновые рецепторы.

В предсердиях β2–адренорецепторы частично опосредуют положительную инотропную реакцию вызванную норадреналином. Активация β2–адренорецепторов селективным агонистом (фенотеролом) также увеличивает силу сокращения предсердий. Причем динамика положительной инотропной реакции определяется концентрацией и длительностью аппликации агониста. Механизм эффектов активации β2 – адренорецепторов связан с изменением активности двух каскадов (аденилатциклазный и NO-синтазный), разнонаправленно регулирующих силу сокращения.

Рис.8. Предполагаемый механизм влияния активации β2-адренорецепторов на медленно развивающуюся положительную реакцию предсердий мыши.

На схеме обозначены: β2-адренорецепторы (β2-АР),Са2+-каналы L-типа (L(Са)), аденилатциклаза (АЦ), эндотелиальная NO-синтаза (еNOS), протеинкиназа А (ПК-А), саркоплазматический ретикулум (СПР), оксид азота (NO).



ВЫВОДЫ

1. Увеличение силы сокращений предсердий при действии норадреналина (10мкМ) частично определяется активацией β2 - адренорецепторов.

2. Положительный инотропный эффект селективного агониста β2 – адренорецепторов изменяется в зависимости от его концентрации: чем выше концентрация фенотерола, тем раньше наблюдается увеличение силы сокращений, и тем более оно выражено.

3. Фармакологическая стимуляция β2-адренорецепторов вызывает увеличение амплитуды Са2+- сигналов и изменяет продукцию оксида азота.

4. Блокирование внутриклеточного сигнального каскада аденилатциклаза – протеинкиназа А приводит к угнетению положительного инотропного эффекта активации β2–адренорецепторов, за счет уменьшения Са2+-сигналов и увеличения продукции оксида азота.

5. Блокирование NO – синтазы и продукции оксида азота вызывает ускорение развития положительного инотропного эффекта активации β2– адренорецепторов, что сопоставимо с увеличением амплитуды Са2+ - сигналов.

6. Время аппликации фенотерола определяет динамику и выраженность положительной инотропной реакции.

7. При относительно кратковременной (минуты) стимуляции β2-адренорецепторов возникает отставленный (наблюдающийся после удаления агониста из окружающей среды) инотропный эффект. После удаления агониста происходит снижение продукции оксида азота при сохранении повышенной амплитуды Са2+-сигналов.


Список опубликованных работ по теме диссертации

1. Одношивкина Ю. Г., Петров А. М., Зефиров А. Л. Влияние активации β2-адренорецепторов в предсердиях мыши на силу сокращения, Сa-сигналы и продукцию оксида азота // Acta Naturae.-2011.-Т.3, № 1.- С. 85-94

2. OdnoshivkinaYu.G., Petrov A.M., Zefirov A.L. The effects of β2-adrenoreceptor activation on the contractility, Ca-signals and nitrix oxide production in the mouse atria // Acta Naturae.-2011,- V.3, №2.- P.103-112

3. Одношивкина Ю.Г., Петров А.М., Зефиров А.Л. Механизм опосредуемой β2-адренорецепторами медленно развивающейся положительной инотропной реакции предсердий мыши // Российский физиологический журнал им. Сеченова. 2011. -Т. 97, № 11.- C.1223-1236

4. Одношивкина Ю.Г., Петров А.М., Зефиров А.Л.Механизмы отставленной инотропной реакции предсердий мыши на активацию β2-адренорецепторов//Доклады Академии Наук.- 2012.- Т. 446, № 6.- С.1-3

5. Odnoshivkina U.G., Petrov A.M., Zefirov A.L. Mechanisms of delayed inotropic response of mouse atria to activation of β2-adrenoreceptors// Doklady Biological Sciecenes. 2012.-V. 446, N. 6, P. 700–702

6. Одношивкина Ю.Г., Петров А. М. Реализация эффектов β2-агониста на инотропную функцию изолированных предсердий мыши // XV Всероссийская научно-практическая конференция «Молодые ученые в медицине». Казань.- 2010.- С. 290

7. Одношивкина Ю.Г., Петров А. М .Механизм функционирования β2-адренорецепторов в сердце // XVІІ Международная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносова». Москва -2010.-С.275.

8. Odnoshivkina U.G., Zemskova S.N., Petrov A.M. Lipid raft in beta2-adrenoreceptor signaling in mice atrial// Symposium Biological Motility: from fundamental achievements to nanotechnologes. Pushchino. 2010.-P.195-196.

9. Одношивкина Ю.Г., Петров А. М. Аденилатциклаза и NO-синтаза в реализации эффектов агониста β2-адренорецепторов // XXІ Съезд Физиологического Общества им. И.П. Павлова. Калуга.- 2010.- С. 449

10. Одношивкина Ю.Г., Петров А. М. Роль Са-каналов L-типа в опосредованной β2-адренорецепторами регуляции сократимости изолированных предсердий мыши// XVIII Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносова-2011». Москва. -2011.- С.242-243

11. Одношивкина Ю.Г., Петров А. М. Динамика положительной инотропной реакции, кальция и оксида азота при фармакологической активации β2-адренорецепторов// XVI Всероссийская научно-практическая конференция «Молодые ученые в медицине». Казань.- 2011.- С. 132

12. Сычев В.И., Пигалева М.С., Одношивкина Ю.Г., Петров А.М.. Эффекты активации бета2-адренорецепторов в предсердиях мыши на продукцию оксида азота// 85-ая Всероссийская студенческая научная конференция. Казань.- 2011.- С. 354

13. Одношивкина Ю.Г., Петров А. М. Дозозависимые эффекты агониста β2-адренорецепторов на сократимость, Са-сигналы и продукцию оксида азота в предсердиях мыши// Международная научная конференция студентов и молодых ученых «Молодежь - медицине будущего». Одесса.- 2011.- С. 58-59

14. Одношивкина Ю.Г., Петров А. М. «Отставленная» положительная инотропная реакция при активации β2-адренорецепторов изолированных предсердий мыши// XV Международная Пущинская школа-конференция молодых ученых. Пущино.- 2011.- С. 162-163

15. Одношивкина Ю.Г., Петров А. М. ЦАМФ и NO-зависимый положительный инотропный эффект агониста бета-2-адренорецепторов (фенотерола)// Сборник статей «Рецепторы и внутриклеточная сигнализация». Пущино.- 2011.- Т.1, С. 297-301

16. Одношивкина Ю.Г., Петров А.М. Зависимость эффектов агониста бета-2-адренорецепторов фенотерола от длительности его аппликации. // Международная научно-практическая конференция молодых ученых и специалистов «Молодежь. Наука. Будущее: технологии и проекты». Казань.- 2011.-С.144-147

17. Одношивкина Ю.Г., Петров А.М. Зависимость инотропной реакции предсердий от длительности активации бета-2-адренорецепторов. // Вторая конференция молодых ученых и студентов "Экспериментальная и прикладная физиология". Москва.- 2011.- С.23-25.



18. Одношивкина Ю.Г., Петров А. М. Инотропный эффект, проявляющийся после аппликации агониста β2-адренорецепторов // V Всероссийская с международным участием школа-конференция «Физиология кровообращения». Москва.- 2012.- С. 119-120

Выражаю искреннюю благодарность к.б.н, доценту кафедры нормальной физиологии КГМУ Петрову Алексею Михайловичу за оказанное содействие при выполнении данного исследования .


Каталог: portal -> docs
docs -> Статьи, опубликованные в 2014 году в журналах, индексируемых в scopus
docs -> Лекция Межкультурная компетентность педагога в поликультурной образовательной среде: структурная и уровневая характеристики
docs -> План заседаний Ученого совета ифмб на 2015-16 уч г. Утвержден на заседании Ученого совета ифмиБ
docs -> Ономатопея в современном английском, русском и немецком языках
docs -> Информация о сотрудниках института, у которых истекает срок трудового договора или пятилетний срок проведения конкурса на должность научно-педагогического работника
docs -> Методическая разработка по дисциплине «Статистика» для проведения семинарских, практических, лабораторных занятий и самостоятельной работы
docs -> Иосиф волоцкий в отечественной историографии XIX xx вв. 07. 00. 09 Историография, источниковедение и методы исторического исследования


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница