Марк Амусин



Скачать 210.16 Kb.
Дата19.06.2016
Размер210.16 Kb.
ИЗРАИЛЬ И ИОРДАНИЯ: ДОЛГИЙ ПУТЬ К МИРУ

Марк Амусин

(Иерусалим: общество «Теэна», 2002)

Для того, чтобы проследить весь долгий и трудный путь к миру между Израилем и Хашимитским королевством Иордания с самого начала, нужно вернуться к моменту возникновения самого королевства, точнее, государственного образования, ему предшествовавшего. До Первой мировой войны территория современной Иордании входила в состав Османской империи. В 1916 году арабы-бедуины, проживавшие на этой территории, подняли восстание против турецкого владычества. Организатором восстания был, как известно, знаменитый английский разведчик, полковник Лоуренс ("Лоуренс Аравийский"). Возглавил восстание Абдалла, сын Хуссейна Ибн Али, Верховного шерифа Мекки. В условиях крушения многовекового турецкого господства в регионе представители этой семьи - потомки пророка Мухаммеда - стали играть все более заметную роль в ближневосточной политике. Британия, занявшая здесь вместе с Францией место Турции, стремилась к созданию в регионе ряда небольших полусамостоятельных государств, находящихся под ее покровительством.

По рекомендации Лоуренса Аравийского тогдашний министр колоний Великобритании, Уинстон Черчилль, согласился с провозглашением Абдаллы эмиром Трансиордании в 1921 г.


Как известно, в этот же период произошло важнейшее событие в истории сионистского движения. В 1917 г. была опубликована "Декларация Бальфура", обещавшая создание в Палестине национального очага для еврейского народа без ущемления гражданских и религиозных прав проживавших там нееврейских общин. В то время еврейское население Палестины составляло 56000 человек, а арабское - около 600000.


На пересечении этих двух исторических потоков и произошли первые контакты между руководством сионистского движения и представителями хашимитской династии. Хаим Вейцман, наиболее видный из тогдашних сионистских деятелей, надеялся путем соглашений с непалестинскими арабскими лидерами и поддержки доктрины панарабизма преодолеть обозначившееся уже тогда сопротивление палестинского населения планам сионистов.


Первое обсуждение возможного сотрудничества между сионистским движением и арабским руководством Вейцман провел в 1918 г. - не с Абдаллой, а с его братом эмиром Фейсалом, впоследствии королем Сирии, а позже - Ирака. Переговоры проходили успешно и даже закончились - в январе 1919 г. - соглашением о сотрудничестве. Правда, оно так и не было реализовано.


Первая встреча Вейцмана с Абдаллой состоялась в Лондоне в 1922 г. Эмир Трансиордании согласился поддержать "Декларацию Бальфура", если сионисты признают его правителем Палестины. Это предложение Вейцман вежливо отклонил, но контакты между руководством еврейского ишува и Амманом продолжались.


Надо сказать, что эмир Абдалла по складу характера и мировоззрению был не фанатиком, а прагматиком. Он не имел национальных и религиозных предрассудков и с самого начала своего правления готов был учитывать "сионистский фактор". Годы юности он провел в Стамбуле, столице Османской империи, и там проникся уважением к деловым и профессиональным достоинствам евреев, к их дарованиям в самых разных жизненных сферах. И, разумеется, стремился использовать все это в своих интересах. В ходе контактов он предлагал предоставить евреям широкую автономию в рамках будущего "семитского королевства", которое включало бы в себя Трансиорданию и Палестину. Это, конечно, было неприемлемо для сионистских лидеров, мечтавших о независимом еврейском государстве. Ситуацию осложнило также решение Британии исключить Трансиорданию из сферы действия "Декларации Бальфура" - решение, с которым сионистское движение не соглашалось.


Тем не менее, на протяжении 20-х годов были налажены экономические связи между евреями Палестины и Трансиорданией. Знаменитый "электрификатор" Пинхас (Петр) Рутенберг получил в 1927 г. концессию на строительство гидроэлектростанции в Нахараим, при слиянии рек Ярмук и Иордан. В 1929 г. другой инженер - выходец из России, Моше Новомейский, возглавлявший Палестинскую компанию по производству поташа, получил от властей Трансиордании право на разработку месторождений в районе Мертвого моря. У обоих сложились теплые личные отношения с эмиром Абдаллой.


С течением времени несовпадение интересов сионистcкого движения и Абдаллы становилось все более явным. С начала 30-х годов Абдалла стремился усилить свое политическое влияние в Палестине, в надежде реализовать давний план - объединить под своей властью оба берега реки Иордан.


Во время арабского восстания в Палестине в 1936-39 гг. Абдалла искусно лавировал между всеми сторонами конфликта: евреями, палестинскими националистами и англичанами.


Началась Вторая мировая война. Тень германского нашествия нависла над регионом. Войска генерала Роммеля стояли в 1942 г. на границе Ливии и Египта. Многие активисты арабского национального движения видели в нацистской Германии своего союзника, способного обеспечить независимость арабов от Британской империи. Среди "германофилов" видную роль играл муфтий Иерусалима, Хадж Амин Аль-Хуссейни, который вел в Палестине активную пронацистскую пропаганду.


В этих условиях эмир Абдалла был одним из немногих арабских лидеров, последовательно поддерживавших союзников против Германии. В частности, он послал свои войска для подавления прогерманского восстания в Ираке. Продолжались также его контакты с руководством еврейского ишува. Неофициально обсуждались даже совместные оборонительные планы на случай вторжения немецких войск.


После окончания войны, в 1946 г., Абдалла был провозглашен королем Трансиордании. Одновременно с этим вопрос создания еврейского государства стал на повестку дня. В рамках ООН был выработан план раздела бывшей подмандатной Палестины между еврейским и арабским государствами. План этот, не удовлетворявший ни одну из сторон конфликта, был принят руководством еврейского ишува во главе с Бен-Гурионом - и решительно отвергнут арабским миром. Однако единство арабов в этом вопросе отнюдь не было монолитным. Разные государства имели свои интересы в этом уголке мира. В 1947-1948 гг. между представителями ишува и Трансиорданией происходили интенсивные, хоть и тайные, контакты. Руководители сионистского движения пытались убедить Абдаллу согласиться с возникновением еврейского государства. Кроме того, они были заинтересованы в том, чтобы при разделе Палестины ее арабской частью завладел Абдалла - он представлялся Бен-Гуриону и его соратникам гораздо меньшим злом, чем непримиримо настроенные палестинские националисты. Подобной идеей они и пытались соблазнить Абдаллу.


Несколько раз встречалась с королем Абдаллой Голда Меир. Первая беседа - в ноябре 1947 г., в доме сына Пинхаса Рутенберга в Нахараим, - была довольно позитивной. Абдалла говорил, что у него есть общий с евреями враг - иерусалимский муфтий. Он намекал, что никогда не поддержит нападение арабов на евреев и всегда останется другом последних.


Однако весной 1948 г. ситуация изменилась. В это время уже шли ожесточенные столкновения между евреями и палестинцами, в частности, на дорогах, соединявших прибрежную полосу с Иерусалимом, Негевом и Галилеей. Арабы обстреливали автоколонны, закладывали мины, нападали из засады. Евреи, в свою очередь, наносили контрудары.


Армия Трансиордании - Арабский легион - считалась самой боеспособной из всех арабских армий. Она была хорошо вооружена, обучена и возглавлялаясь английскими офицерами. Командовал ею английский генерал Глаббс ("Глоб-паша"). Арабское общественное мнение энергично подталкивало короля к войне с евреями - в противном случае он рисковал быть объявленным предателем.


Последняя, драматичная попытка избежать столкновения произошла в Аммане. Голда Меир приехала туда, переодевшись в арабское платье. Король Абдалла заявил, что отказывается от своих прежних обещаний, ибо он сам себе не хозяин - слишком сильное давление оказывают на него Египет, Сирия, Саудовская Аравия и другие страны. Он предложил не делить Палестину, а вернуться к его старому плану. Евреям предоставляется широкая автономия на части территории Палестины, а через год создается единое с Трансиорданией государство, в котором за евреями резервируется половина мест в парламенте и правительстве. Это предложение, конечно, не могло быть принято еврейским руководством.


12 мая 1948 г. Арабский легион начал наступление. Он быстро оккупировал Самарию и Иудею. В Иерусалиме он перерезал связь между еврейскими районами города и горой Скопус, захватывал один за другим кварталы вокруг Старого города. Войска Трансиордании овладели Латруном, заняли господствущие позиции над дорогой, ведущей из Тель-Авива в Иерусалим. Фактически под контролем Арабского легиона оказалась вся территория, на которой по решению ООН о разделе Палестины должно было возникнуть арабское государство. В то же время, по мнению многих историков, войска Трансиордании не пытались слишком активно вторгнуться на территорию, контролировавшуюся евреями.


В июле 1948 г. молодой израильской армии удалось перейти в контрнаступление и оттеснить Арабский легион с ряда занятых им прежде позиций. Расширен был Иерусалимский коридор. В то же время не все цели, поставленные израильским командованием, были достигнуты. Две попытки штурма Латруна были отбиты с тяжелыми для нас потерями. Арабский легион закрепился в Восточном Иерусалиме и Старом городе.


3 апреля 1949 г. на острове Родос было заключено перемирие между Израилем и Трансиорданией, зафиксировавшее сложившееся в результате боевых действий положение. И в том же апреле области на западном берегу реки Иордан, контролировавшиеся Арабским легионом, были аннексированы, а королевство было переименовано в Иорданию. В лагерях, организованных на западном берегу Иордана, были сосредоточены сотни тысяч беженцев, покинувших свои дома во время войны 1948-1949 гг.


Однако и после войны контакты между королем Абдаллой и представителями Израиля, в частности, Моше Даяном и Реувеном Шилоахом, продолжались. В ходе тайных переговоров в декабре 1949 г. был составлен черновой проект мирного соглашения, который Абдалла подписал инициалами. Граница должна была пройти приблизительно по линии перемирия. Израиль был готов создать коридор, соединяющий Газу с Иорданией, и предоставить Иордании порт на Средиземном море. Однако англичане, имевшие сильное влияние на политику Иордании, возражали против этого договора, и в итоге он так и не был подписан.


Контакты продолжались и в последующие месяцы, но не привели ни к каким результатам. В 1951 г. король Абдалла был убит в Иерусалиме, у входа в мечеть Аль-Акса, мусульманином-фанатиком. В 1953 г., после завершения короткого правления сына Абдаллы Талаля, который отрекся от престола, королем Иордании был провозглашен его сын и внук Абдаллы, 18-летний Хуссейн. Израильско-иорданские отношения вступили в новую фазу.


Внутреннее положение Иордании было весьма сложным. Экономика страны оставалась слабой, отсталой. Ситуация усугублялась присутствием сотен тысяч палестинских беженцев, ставших гражданами Иордании. Возникали серьезные трения между коренным бедуинским населением страны и этими новыми гражданами. На территории Иордании стали возникать многочисленные антиизраильские боевые организации. Учащались террористические вылазки против Израиля.


Вот один из эпизодов, характеризующих накаленную обстановку, царившую в ту пору в отношениях между двумя странами. 12 октября 1953 г. несколько террористов проникли с иорданской территории в израильский городок Эхуд и бросили гранату в один из домов. Погибли мать и двое детей. Политическое и военное руоводство Израиля решило нанести в порядке возмездия мощный ответный удар. Целью была выбрана деревня Кибия, расположенная вблизи линии перемирия и служившая базой диверсантов. Было решено взорвать там несколько десятков домов. Был намечен и "порядок потерь" с иорданской стороны - 10-12 человек. Операцию возглавил молодой майор Ариэль Шарон.


Овладев с боем деревней и нанеся арабам запланированный урон, наши солдаты стали взрывать опустевшие, как им казалось, дома. Однако на самом деле в погребах и других укромных местах попрятались десятки жителей деревни. Погибло 70 человек, в основном женщины и дети. Правительство Израиля не взяло на себя ответственность за столь трагически закончившуюся операцию и объявило, что акцию возмездия провели разгневанные жители приграничных израильских поселений.


На протяжении всех пятидесятых годов стычки на израильско-иорданской границе были обычным явлением, как и постоянные перестрелки в Иерусалиме. В 1957 г. Ясер Арафат создал на территории Иордании боевую палестинскую организацию Фатх, которая позже, в 1964 г., вошла в состав Организации Освобождения Палестины. Однако в целом положение оставалось сравнительно стабильным. Настоящий кризис в отношениях между двумя странами возник в 1967 г., в преддверии Шестидневной войны. Король Хуссейн, несмотря на относительную молодость политик трезвый и осторожный, дал увлечь себя эйфории и эмоциям панарабской солидарности и присоединился к антиизраильской коалиции.


Впрочем, не обошлось тут и без блефа. 5 июня израильские самолеты атаковали египетские аэродромы. Почти вся египетская авиaция была уничтожена на земле, что и предопределило исход войны. Однако египтяне с самого начала принялись публиковать совершенно ложные сообщения о своих успехах. Более того, президент Египта Насер в телефонных разговорах с королем Хуссейном неоднократно подтверждал эту информацию. Хуссейну было гораздо проще поверить Насеру, чем казавшимся невероятными сводкам израильтян. И он отдал приказ своим войскам действовать.


Итоги этой авантюры известны: в два дня иорданская армия была разгромлена и выбита из Иерусалима и с Западного берега Иордана. Королевство фактически снова превратилось в "Трансиорданию".


Наступил новый период в отношениях между двумя странами. "Палестинский фактор" снова занял центральное место в политической жизни Иордании. Палестинские боевые организации резко активизировали свою деятельность в королевстве, создавая там свои лагеря и учебные базы. Они стремились вести "партизанскую войну" против Израиля с этих баз. Фактически эти организации превращались в "государство в государстве" на территории Иордании.


В 1968 г. израильское командование решило провести операцию против штаба ООП в Караме. Караме - большой поселок, рядом с которым находился одноименный лагерь палестинских беженцев. Это была, фактически, столица Арафата в Иордании, где планировались и организовывались многие антиизраильские акции. В Караме были направлены десантные части и танковые соединения нашей армии. Предполагалось, что акция не встретит сильного сопротивления.


Однако палестинские боевики приняли решение не отступать, а принять бой. К тому же, вопреки ожиданиям израильского командования, части иорданской армии пришли на помощь палестинцам. Бои в Караме оказались затяжными и тяжелыми. Наши силы понесли потери в живой силе. Было подбито также несколько израильских танков и бронетранспортеров. Сведения о потерях, приводимые обеими сторонами, сильно разнились. После вывода израильских войск ООП попыталась представить этот эпизод как большую победу палестинцев над "израильскими агрессорами".


Подобные столкновения вызывали сильное недовольство короля Хуссейна. Он не хотел мириться ни с ограничением своего суверенитета, ни с тем фактом, что вылазки палестинских боевиков навлекали на его страну ответные удары израильской армии. Летом 1970 г. обстановка в Иордании резко обострилась. Палестинские формирования вели себя вызывающе, стремясь продемонстрировать населению, что именно они - хозяева страны. Это вызывало негодование армейских кругов. В сентябре Хуссейн отдал приказ своим войскам обуздать палестинские организации. Начались военные действия, в ходе которых были уничтожены от 1500 до 2000 палестинских боевиков. События эти получили потом имя "Черный сентябрь".


Арабские страны, особенно те, где у власти находились просоветские режимы, немедленно объявили короля Хуссейна предателем и империалистическим агентом. Сирия ввела на территорию Иордании свои войска, чтобы поддержать палестинцев и, при возможности, свергнуть Хуссейна. Войска Хуссейна встретили сирийские соединения, завязались бои. Одновременно король Хуссейн обратился к американцам с отчаянным призывом о помощи.


Американский Шестой флот, базирующийся в Средиземном море, стал приближаться к берегам Сирии и Ливана. Американцы вступили в контакты с израильским руководством, которое события в Иордании поставили перед непростым выбором. Дело в том, что как раз в 1970 г. Ликуд принял формулу, согласно которой "Иордания и есть Палестина", и поэтому нет нужды в создании еще одного палестинского государства. Правые в Израиле считали, что если палестинцы захватят власть в Иордании, это ослабит их претензии на Западный берег.

Однако тогдашний премьер-министр Израиля Голда Меир, поддержанная израильским послом в США Ицхаком Рабином, приняла стратегическое решение: сохранение режима короля Хуссейна больше соответствует израильским интересам. Израиль двинул свои войска к реке Иордан. И это, наряду с маневрами американцев, вынудило сирийцев отступить. Их соединения покинули территорию Иордании. Правые политики в Израиле, в частности, Ариэль Шарон, впоследствии не раз критиковали это решение Голды Меир.

Несмотря на многочисленные попытки примирения и посредничества, предпринимавшиеся Насером и другими арабскими лидерами, боевые действия в Иордании продолжались до июля 1971 г. Лишь тогда палестинцы капитулировали. Их лагеря и учебные центры были ликвидированы. Верхушка ООП во главе с Арафатом перебралась в Ливан.


Однако внутреннее положение в Иордании продолжало оставаться очень сложным. Королю Хуссейну приходилось очень искусно маневрировать,чтобы сохранить престол и власть в стране, находившейся под влиянием многообразных внутренних и внешних политических факторов. Тут нужно отметить и непростые династические соображения, связанные с семейной жизнью короля Хуссейна. Он был женат четыре раза. От всех этих браков у него было пять сыновей и четыре дочери. Однако самым реальным преемником короля в течение многих лет считался его младший брат, принц Хассан.


Хуссейну в ходе его продолжительного царствования удалось заметно укрепить авторитет династии в стране. Постепенно улучшалось экономическое положение Иордании, развивалось сельское хозяйство и некоторые отрасли промышленности. Не без влияния жен короля модернизировалась система образования. Более современно стали действовать средства массовой информации.

Вернемся, однако, к израильско-иорданским отношениям. В 1973 г. разразилась Война Судного дня. На этот раз успехи арабских армий в первые дни войны были реальными и достаточно впечатляющими. Однако король Хуссейн решил проявить осторожность. К тому же он был раздосадован тем, что лидеры Египта и Сирии не поставили его в известность о своих военных планах. Иорданская армия на этот раз так и не приняла участие в боевых действиях. Это в очередной раз поставило Хуссейна в состояние изоляции в арабском мире. В октябре 1974 г. конференция арабских государств в Раббате признала ООП единственным законным представителем палестинского народа. Это решение, естественно, никак не обрадовало короля Хуссейна. Надо сказать, что на протяжении 70-х - 80-х годов он неофициально неоднократно выражал заинтересованность в сохранении стабильности на израильско-иорданской границе. И действительно, граница эта оставалась спокойной на всем ее протяжении. Более того, по неофициальным сведениям король Хуссейн в этот период неоднократно встречался с израильскими политиками (в том числе и на территории Израиля), продолжая тем самым традицию своего деда, эмира Абдаллы. Он стремился выработать мирное соглашение с Израилем - но такое, которое оказалось бы приемлемым для всего арабского мира.

Многие израильские политики тоже пытались в ту пору разыграть "иорданскую карту". Они полагали, что следует стремиться к такому решению, которое поставило бы территории Западного берега (те, которые Израиль согласится вернуть) под контроль Иорданского королевства, а не ООП. В 1987 г. Шимон Перес, министр иностранных дел в правительстве национального единства, возглавляемом Ицхаком Шамиром, встретился в Лондоне с королем Хуссейном. В ходе неформальных контактов между ними был выработан план мирного урегулирования, предусматривавший создание федерации между Иорданией и территориями Иудеи и Самарии. Был намечен и механизм утверждения этого плана: израильско-иорданско-палестинские переговоры под международным патронажем.

Однако это предварительное соглашение так и не было реализовано. Ни Шамир, ни Арафат не согласились вступить в переговоры на этой платформе.
Тем временем в конце 1987 г. разразилась "первая интифада". Она привела к усилению поддержки ООП и лично Арафата со стороны арабского мира. В 1988 г. Хуссейн провозгласил отказ Иордании от претензий на суверенитет над территориями Западного берега. Это решение в определенном смысле проложило дорогу к будущему мирному соглашению с Израилем, поскольку устраняло "территориальную составляющую" израильско-иорданского конфликта.

Очередное изменение политической ситуации на Ближнем Востоке было связано с оккупацией Ираком Кувейта и последовавшей за этим в начале 1991 г. Войной в Заливе. В ходе этого конфликта король Хуссейн выступил с декларативной поддержкой Ирака. Впрочем, международное сообщество во главе с США охотно "простило" ему это, поскольку вынужденность такой поддержки была очевидной: Иордании угрожала мощная военная машина Саддама Хусейна.


После победы над Ираком (оказавшейся, к сожалению, не окончательной и не полной), американцы приступили к активным миротворческим усилиям, призванным положить конец ближневосточному конфликту. На конференции в Мадриде Израиль вступил в переговоры с арабскими странами. По договоренности палестинские представители были включены составной частью в иорданскую делегацию на конференции. Но, как известно, Мадридская конференция быстро увязла в процедурных спорах и декларативной риторике.


Тем временем в 1992 г. на выборах в Израиле победила Партия труда, и премьер-министром стал Ицхак Рабин. Его предвыборная программа предполагала серьезное продвижение к миру с арабами по всем направлениям. В 1993 г. контакты между представителями Израиля и палестинцев завершились подписанием Норвежских соглашений, призванных положить конец конфликту между двумя народами.


Поначалу Иордания, как и другие арабские страны, встретила эти соглашения с настороженностью. К тому же иорданское руководство было раздосадовано тем, что ему ничего не было известно о ведущихся переговорах. Однако король Хуссейн быстро осознал, что изменившаяся стратегическая ситуация открывает возможности для нормализации отношений с Израилем, чего он давно желал. В Израиле тоже стремились использовать благоприятный момент.


Уже на следующий день после подписания договора о взаимном признании между Израилем и ООП в Вашингтоне Хуссейн негласно встретился с Рабином. 1 октября 1993 г. министр иностранных дел Перес беседовал в Вашингтоне с наследным принцем Иордании Хаcсаном. Четыре недели спустя Перес, переодетый и загримированный, тайно посетил короля Хуссейна в Аммане. В ходе контактов были достигнуты предварительные договоренности.


Вскоре после этого начались официальные переговоры между сторонами, в том числе и в рамках специальных комиссий. США сыграли важную роль в успешном продвижении этих переговоров. В частности, Рабин и Перес убедили президента Клинтона "простить" Иордании 6-миллиардный долг. У Рабина установились теплые, доверительные отношения с королем Хуссейном. Они несколько раз встречались в процессе подготовки мирного соглашения. Рассказывают, что два лидера ползали на коленях по полотнищу огромной карты, расстеленной на полу кабинета Рабина, уточняя контуры будущей границы.


26 октября 1994 г. между Израилем и Иорданией был подписан формальный мирный договор. Церемония подписания проходила на берегу Красного моря, между иорданской Акабой и израильским Эйлатом. Кроме премьер-министра Рабина и короля Хуссейна в церемонии участвовали президент Клинтон и министр иностранных дел России Козырев. И еще около пяти тысяч гостей.


Договор зафиксировал признанную обеими сторонами линию границы между Израилем и Иорданией. Израиль передал под суверенитет Иордании полосу земли шириной 1-2 км на всем протяжении границы от Мертвого моря до Красного моря, а также небольшой участок на севере совместной границы, в районе Нахараим. Иордания, со своей стороны, предоставила израильским земледельцам право в течение 25 лет обрабатывать эти территории. После этого должны состояться отдельные переговоры о будущем использовании территорий. Тем самым был создан важный прецедент. В Израиле договор получил практически единодушное одобрение всех фракций в Кнессете.


После этого начали развиваться экономические отношения между двумя странами. В 1995 г. в Аммане прошла Вторая региональная экономическая конференция, на которой обсуждались проекты регионального, в том числе и двустороннего, израильско-иорданского, сотрудничества. Речь там шла о совместных проектах в районе Мертвого моря, в зоне Акаба - Эйлат и др.


В ноябре 1995 г. был убит Ицхак Рабин. Сменивший его на посту премьер-министра Перес стремился форсировать мирные переговоры на разных направлениях. Это вызвало настороженность в Аммане: иорданцы забеспокоились, что слишком быстрое продвижение к созданию Палестинского государства и к соглашению с Сирией осложнит их положение. В 1996 г. в ходе предвыборной кампании в Израиле иорданцы намекали, что предпочитают Биньямина Нетаниягу - с его более сдержанным, чтобы не сказать жестким подходом к палестинской проблеме. Однако вскоре после прихода Нетаниягу к власти король Хуссейн разочаровался в нем и в его политической линии, что нашло отражение в нескольких достаточно резких высказываниях и личных посланиях.


На протяжении всего периода после подписания мирного договора, как, впрочем, и до этого, на израильско-иорданской границе царило спокойствие. Правда, в 1997 г. произошел трагический инцидент в Нахараим. Группа израильских школьниц приехала туда на экскурсию. Когда школьницы вышли из автобуса, иорданский пограничник открыл по ним огонь. Семь девочек погибли. Пограничник, оказавшийся сторонником Хамаса, был приговорен к длительному заключению. Король Хуссейн предпринял в этой связи нестандартную акцию: он посетил в Израиле семьи всех погибших школьниц, выражая соболезнования и принося извинения от лица иорданского народа и государства. Подобный поступок помог ему избежать серьезного ухудшения двусторонних отношений и повысил его престиж в глазах израильского общества.


Между тем здоровье короля Хуссейна было подточено тяжелым онкологическим заболеванием. Он боролся с ним в течение многих лет, проходя лечение в лучших американских клиниках. Однако в феврале 1999 г. король Хуссейн умер, и его смерть была воспринята мировым сообществом как тяжелая потеря для дела мира на Ближнем Востоке. На похороны лидера маленькой и бедной арабской страны съехались руководители великих держав и многих других государств.


Преемником Хуссейна стал его сын от второго брака Абдалла, а не младший брат Хаcсан, который долгие годы считался наследником иорданского престола. Принц Абдалла получил, как и сам Хуссейн, образование в Англии. Вступая на престол, Абдалла объявил, что будет продолжать политическую линию отца и будет выполнять все подписанные им договоры.


Первые годы правления Абдаллы подтвердили ответственность его подхода. Иордания, наряду с Египтом, продолжает оставаться стабилизирующим фактором в отношениях Израиля с арабским миром.


Конкретным примером взвешенной и трезвой позиции иорданского руководства может служить сложная история его отношений с фундаменталистской организацией Хамас, на чем следует остановиться подробнее. В конце 80-х - начале 90-х гг. эти отношения были вполне корректными. Терпимость короля Хуссейна к Хамасу проистекала из общей их враждебности к Арафату и возглавляемой им Организации освобождения Палестины. К тому же Хуссейн рассматривал движение Хамас как потенциальный инструмент своего влияния на Западном берегу Иордана. Ведь даже после официального отказа в 1988 г. от притязаний на эту территорию иорданский монарх стремился сохранить там политический вес (ему удалось получить символический статус покровителя святых мест ислама в Иерусалиме).


Этот совместный интерес подвергся серьезному испытанию после заключения соглашений Осло и образования Палестинской автономии. Хамас стал выступать с резкими нападками на мирный процесс и призывами к уничтожению еврейского государства, и, что гораздо хуже, организовал серию кровавых терактов в Израиле весной 1996 г. Кроме того, Хамас не раз критиковал политику Иордании по отношению к Израилю. Например, вскоре после подписания израильско-иорданского мирного договора Хамас объявил, что движение "не проводит различия между соглашениями Осло и израильско-иорданским соглашением и отвергает оба договора".


Палестинская автономия оказывала давление на правительство в Аммане, требуя прекратить поддержку Хамаса. Вскоре стало ясно, что присутствие Хамаса на территории Иордании причиняет королевству все больше неудобств. Руководству движения регулярно выносились предупреждения - прекратить антиизраильские высказывания и пропаганду против Палестинской автономии. Порой эти предупреждения сопровождались демонстрациями силы. В сентябре 1997 г. пресс-секретарь Хамаса в Иордании Ибрагим Гошеш был задержан на две недели после того, как он объявил об ответственности Хамаса за три взрыва в Иерусалиме.


Однако при этом иорданские власти старались не доводить дело до полного разрыва. Король Хуссейн, к примеру, способствовал освобождению духовного лидера движения, шейха Ясина, из израильской тюрьмы в сентябре 1997 г., однако воспротивился визиту последнего в Иорданию год спустя - чтобы окончательно не испортить отношения с режимом Арафата. Официально считалось, что никаких организационных структур движения на территории Иордании нет.


Политика иорданских властей по отношению к Хамасу продолжала оставаться "балансирующей" до смерти короля Хуссейна в 1999 г. Однако вскоре после вступления на престол Абдаллы в воздухе запахло переменами. У короля Абдаллы, хоть и женатого на палестинке, не было того багажа эмоций и политического опыта, который не давал его отцу окончательно "развести" Иорданию с палестинской проблематикой. К тому же иорданскому руководству становилось все более ясно, что активность Хамаса может подорвать отношения королевства не только с Палестинской автономией, но и с Израилем, США и Европой.


31 августа 1999 г. в Аммане были закрыты офисы нескольких коммерческих компаний, зарегистрированных под именами местных лидеров Хамаса. Были выданы ордера на арест пяти ведущих активистов движения, включая небезызвестного Халида Машаля и Ибрагима Гошеша, которые в то время находились с визитом в Иране. Хамас внезапно превратился в "нелегальную иностранную организацию", присутствие которой на иорданской территории не могло быть больше терпимо.


Когда в сентябре Машаль и его коллеги вернулись из Тегерана, они были задержаны в аэропорту Аммана. Один из них, Абу-Мазрук, обладатель йеменского паспорта, был немедленно выслан из страны. Остальным четверым, иорданским гражданам палестинского происхождения, был предложен выбор: покинуть Иорданию или остаться под арестом и предстать перед следствием и судом. Король Абдалла полностью поддержал решение правительства и заявил, что представительства Хамаса в Иордании будут закрыты. Проблема, по его словам, носила не политический, а юридический характер.


Хамас не был готов согласиться ни с прекращением своей деятельности, ни с высылкой лидеров. Попытки посредничества, предпринятые организацией "Мусульманские братья", не привели к успеху. После двух месяцев бесплодных переговоров эмир Катара согласился принять у себя руководителей "иорданского Хамаса", и они были депортированы туда в конце ноября.


История эта вызвала сильное недовольство в палестинских кругах иорданского общества. Критике подвергались и политические, и юридические аспекты дела. Хамас пытался заставить иорданское правительство пересмотреть его решение - с помощью демонстраций, митингов протеста и кампаний в СМИ. Однако правительство стояло на своем: оно не позволит иорданским гражданам действовать с иорданской территории в пользу неиорданской организации. Намекалось даже, что деятельность Хамаса напоминает о той угрозе, которую представляли для Хашимитской монархии в 1970 г. силы ООП. В официальных кругах не без угрозы вспоминали о "Черном сентябре".


Летом 2001 г., уже в иной политической обстановке, Гошеш внезапно появился в Аммане. Многие полагали, что будет найдена компромиссная формула, допускающая возобновление присутствия Хамаса на территории королевства. Однако решение короля Абдаллы и правительства о "разводе" с Хамасом осталось непоколебимым. Проведя больше двух недель в амманском аэропорту, Гошеш был вынужден объявить о приостановке своего членства в Хамасе. Тем самым был создан прецедент в отношении других высланных активистов движения.


В настоящее время общая ситуация на Ближнем Востоке крайне осложнилась - после начала "Интифады аль-Акса" и эскалации насилия между Израилем и Палестинской автономией. Правительства умеренных арабских государств вынуждены учитывать настроения "улицы", требующей антиизраильских действий. В Иордании, где большинство населения составляют палестинцы, положение особенно сложное. Тем не менее, протяженная граница Израиля с Иорданией продолжает оставаться спокойной. Немногочисленные попытки террористов пересечь ее с восточной стороны пресекаются иорданскими силами безопасности. Такое положение полностью отвечает интересам Израиля.


Иордания принимает активное участие (вместе с Египтом и другими умеренными арабскими странами) в попытках вывести из тупика политический процесс. Она оказывает давление на руководство Палестинской автономии с целью обуздания экстремистов и прекращения террористической деятельности, что может открыть путь для переговоров.




Мирный договор между нашими странами является стратегическим достоянием, которое надо всячески оберегать.
Каталог: tutor-school
tutor-school -> «Израильское общество в зеркале культуры и искусства» под редакцией Илана Бен-Ами и Алека Эпштейна
tutor-school -> Конец мифа о сабре Амнон Рубинштейн из книги «От Герцля до Рабина и дальше»
tutor-school -> Египетско-израильский мирный договор: процесс и результаты
tutor-school -> Программы профессиональной переквалификации новых репатриантов в Израиле
tutor-school -> Модели взаимоотношений между вооруженными силами и гражданскими институтами


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница