М. Г. Талалай (Италия) Русские архитекторы в Италии



Скачать 36.76 Kb.
Дата14.08.2016
Размер36.76 Kb.
К.и.н. М. Г. Талалай (Италия)
Русские архитекторы в Италии
Первоначально поездки зодчих на Апеннины носили характер исключительно образовательный: широко известны пансионерские поездки студентов и выпускников Академии Художеств, в частности, и тех, что обучались зодчеству. Многие из них задерживались в Италии подолгу: например, видный архитектор, Михаил Арефьевич Щурупов (к сожалению, его главные постройки, церковные здания в Петербурге, были варварски снесены) провел в Италии 16 лет, занимаясь преимущественно ваянием. Ему принадлежит и небольшое архитектоническое произведение, ставшее достаточно известным, по крайней мере, в русской среде - речь идет о надгробии Карла Брюллова на римском кладбище Тестаччо.

Действительно крупное творчество отечественных зодчих в Италии началось вместе с широким русским храмостроительством в зарубежье.

Как ни странно сегодня это может звучать, но первым русским храмом на итальянской земле стал Никольский храм в Ницце. Дело в том, что до объединения Италии Ницца входила в состав Пьемонтского королевства, и лишь потом была передана Франции - в награду за поддержку пьемонтского короля-объединителя. Строительству церкви в Ницце способствовал визит туда в 1856-1857 гг. вдовствующей императрицы Александры Федоровны: на одном из городских приемов она открыла подписку на пожертвование средств на храмостроительство. Участие императрицы на этом не остановилось: через год, петербургский архитектор Кудинов, протеже Александры Федоровны, составил проект церковного здания, которое и было сооружено к концу 1860 г., когда Ницца оставалась все еще итальянской.

Однако по-настоящему русские зодчие развернулись в Италии на рубеже XIX-XX веков. Самой главной постройкой при этом стала русская церковь во Флоренции, возведенная по проекту Михаила Тимофеевича Преображенского. Интересно, что инициатор постройки, священник Владимир Левицкий, первоначально думал провести конкурс на лучший проект и с этой целью списался с петербургским Обществом архитекторов, однако отклонил эту идею из-за ее дороговизны, поручив заказ Преображенскому, с которым священник свел знакомство во время пансионерской поездки молодого зодчего по Италии. Творение архитектора (храм был освящен в 1903 году) стало одной из самых оригинальных достопримечательностей города на Арно. Будучи по натуре исследователем, Преображенский воплотил в своей постройке всю сумму накопленных им сведений по древнерусской архитектуре. Важно и то, что к работе над храмом он привлек группу талантливых художников из России: Алексея Блазнова, Дмитрия Киплика, Александра Новоскольцева и иных.

Следующей важной русской работой стало строительство подворья для паломников в Бари, близ гробницы святителя Николая Чудотворца. С этой целью в 1911 году в Петербурге был учрежден Барградский комитет под высочайшим покровительством императора Николая II, и под руководством знатока древнерусского искусства князя А. А. Ширинского-Шихматова. Весной того же года в Бари прибыл видный архитектор В. А. Покровский, произведший экспертизу участка и одобривший место предполагаемого строительства.

Покровский был одним из кандидатов в авторы проекта подворья; предлагал свое участие и М. Т. Преображенский, к тому времени уже возведший в Италии и в других европейских странах церкви в "русском стиле". Однако заказ в итоге получил А. В. Щусев, трудившийся тогда над возведением Марфо-Мариниской обители в Москве и сведший в этот период знакомство с ктитором обители, Великой княгиней Елизаветой Федоровной, «курировавшей» на посту председательницы Миператорского Православного Палестинского Общества и проект в Бари.

По предложению Ширинского-Шихматова за основу новой постройки был принят не московско-суздальский стиль, распространенный в зарубежье в качестве знакового, а псковско-новгородский. Щусев с большим увлечением принялся за заказ: в его личном архиве, сохранилось большое количество эскизов, вариантов разработок интерьеров, рабочих чертежей подворья, датированных 1912-1914 годами.

Интересно, что тогда же в Петербурге был построен двойник щусевского строения в Бари - так называемая "Барградская" церковь на Песках. Составление ее проекта было поручено С. С. Кричинскому. "Барградские" храмы в Италии и Петербурге строились одновременно. Они похожи друг на друга, как братья-близнецы, но, по иронии судьбы храм на чужбине благополучно стоит, а у себя на родине был взорван.

Работа Щусева на итальянской земле не ограничилась только Бари: когда в 1913 году русские курортники в Сан-Ремо вознамерились построить храм именно этот зодчий снабдил сан-ремцев многочисленными эскизами. По этим эскизам храм, на сей раз в московском стиле, возвел местный архитектор Пьетро Агости.

Новым витком активности русских мастеров в Италии, в начале XX века, стал проект храмостроительства в Риме. В Вечном Городе к тому моменту существовал домовый храм, украшенный Карлом Брюлловым, Федором Бруни и другими, в том числе известным зодчим Константином Тоном, основателем так называемого русско-византийского стиля. Тон соорудил для храма красивый иконостас в классическом стиле, сохранившийся и до ныне. Когда в Риме был учрежден строительный комитет целый ряд зодчих пытался получить престижный заказ: известны эскизные предложения Преображенского и Покровского. Однако началась Первая мировая война и проект погиб (русская посолькая церковь в 2000 г. Риме была заложена вновь по проекту московского архитектора Оболенского).



Подводя итоги, можно сказать, что все три уникальных русско-итальянских памятника, три существующих храма (в Бари, Флоренции, Сан-Ремо) являются интереснейшими произведениями отечественного искусства, продемонстрировавшими умение любить и репродуцировать старину.


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница