Людвиг п король баварский




Скачать 209.63 Kb.
Дата20.07.2016
Размер209.63 Kb.
ЛЮДВИГ П - КОРОЛЬ БАВАРСКИЙ

Его жизнь - его кончина
по Юлиусу Дезингу

Замки Людвига П Баварского входят в число самых известных достопримечательностей южной части Баварии. Замок Нойшваншатйн около города Фюссена, построенный в средневековом стиле, замок Линдерхоф около Обераммергау в стиле рококо и замок Херренхимзее, созданный по модели французского Версаля, ежегодно привлекают посетителей со всех концов света.


Кем был этот король-строитель замков? Страдал ли он, действительно, душевной болезнью и его замки лишь творения дурного вкуса? Чтобы дать по крайней мере объективный ответ на этот вопрос нужно ближе познакомиться с жизнью этого так непохожего на других монарха.
25 августа 1845 года звон колоколов и залпы артиллерийских орудий возвестили жителям Мюнхена о рождении наследника у принца Максимилиана Баварского и его супруги Марии, Принцессы Прусской. Молодой принц, которому было суждено взойти на королевский престол получил имя Людвиг. Три года спустя у него родился брат - Отто.
Любивший одиночество и посвятивший большую часть своей жизни науке принц Максимилиан дал своим сыновьям строжайшее воспитание, однако, оно было слишком отвлеченным и совсем не готовило их к будущей королевской миссии. Детство и молодые годы Людвига прошли в обществе матери в окружении слуг и крестьян окрестных деревень. Воспитание Принца было доверено
людям, которые понятия не имели о формировании убеждений и взглядов наследника престола. Картины с изображением героев германского эпоса, висевшие на стенах старого замка Хоеншвангау повлияли на впечатлительность молодого принца, который унаследовал от своих отца и деда характер мечтателя.
В юном возрасте он полюбил одинокие прогулки по окрестностям замка Хоеншвангау. Эту любовь к природе гор, к простым обычаям сельских жителей он сохранит на всю жизнь. Очень редко в своем окружении молодой Принц встречал людей, которым он мог бы довериться, открыть душу. Это недоверие и разочарование в людях приводят его к желанию создать свой мир, свое одиночество. Проходит немного времени и Людвиг полностью посвящает себя литературе. Особенно его привлекает поэзия Фредерика Шиллера. Патетика его стихов и трагедий не может оставить молодого принца равнодушным. Под их влиянием у Людвига возникает желание удалиться от суетного мира людей в свой вымышленный мир благородства и красоты.

В 16 лет в первый раз Людвиг знакомится с совершенно новой для его времени музыкой. 2 февраля 1861 года он присутствует на премьере оперы Вагнера «Лоэнгрин». Слушая эту музыку, Людвиг понимает, что его мечты о сказочном мире сбываются. С этого момента он пользуется любой возможностью, чтобы приобрести сочинения Рихарда Вагнера.


В августе 1863 года в Мюнхенской резиденции встречаются двое совершенно разных людей - Людвиг- мечтатель и любитель прекрасного и могущественный, энергичный политик Бисмарк. Эта встреча произвела на обоих ее участников глубокое впечатление. Бисмарк был рад приобрести друга в лице будущего короля Баварии, чей портрет с этого момента всегда будет стоять на его рабочем столе. В свою очередь Принц увидел в Бисмарке великого государственного деятеля и был признателен ему за откровенные, почти дружественные отношения
Позже Бисмарк скажет: « Я имел лишь одну возможность видеть короля Людвига, но даже после его прихода к власти и до последних дней его жизни мы продолжали поддерживать дружеские отношения и обмениваться письмами. У меня в связи с этим, каждый раз возникало чувство, что король осознавал важность поставленной перед ним задачи и был готов полностью посвятить себя интересам своей страны».
После смерти Максимилиана П 10 марта 1864 года в возрасте 18 с половиной лет Людвиг становится королем Баварии. Ему пришлось прервать свою учебу, которая до того времени не имела никакого практического применения - молодому принцу не пришлось принять участия в политической жизни королевского двора.

Вопреки всем ожиданиям Людвиг со всей серьезностью отнесся к своей новой миссии и принялся за ежедневную кропотливую работу Регента. Он занялся важнейшей, по его мнению, задачей правителя, а именно, культурным развитием страны. Еще с давних времен своего правления все представители королевской семьи Виттельсбахов больше внимания уделяли именно вопросам культуры и искусства, чем военными победам и укреплению власти. Людвиг имел обыкновение по любым вопросам советоваться со своими министрами, однако окончательное решение после долгого раздумья он всегда принимал сам.

Характерен в связи с этим такой эпизод: Во время своей встречи с представителями Палаты Совета молодой король поинтересовался мнением одного из своих советников по поводу составления бюджета сроком на 2 года, вместо шестилетнего бюджета, как раньше. Советник ответил, что такое изменение было бы очень кстати, учитывая финансовую ситуацию Баварского государства. Тогда Людвиг воскликнул: « Однако, господин советник, я прекрасно помню , что большинство Ваших коллег, да и Вы сами еще недавно были против этого нововведения!»- «Безусловно, - ответил советник- такое поведение объясняется безграничной преданностью Его Величеству Вашему отцу, который предпочитал составлять бюджет именно на 6 лет». На что король дал советнику отнюдь нелестный ответ: «Как же Государь может знать истину, если его подчиненные рекомендуют ему сегодня то, что они должны были делать вчера, вместо того, чтобы иметь свою точку зрения и уметь смело ее высказывать?!»

Вскоре после вступления на престол государь поручает своему секретарю Пфистермейстеру разыскать композитора Рихарда Вагнера и привезти его в Мюнхен. В начале мая 1864 г. Вагнер с радостью принимает приглашение своего могущественного почитателя и 4 мая состоится их личное свидание. Вечером того же дня Вагнер напишет своей подруге Мадам Вилле: « ... Знаете ли Вы, что молодой король Баварии пригласил меня к себе. Сегодня я был представлен ему; к несчастью, он так красив, умен, чувствителен и деликатен, что боюсь, его жизнь в этом заземленном мире будет лишь волшебным сном...мое же счастье огромно, я растроган до глубины души. Это замечательный, так непохожий на других человек, пусть же его жизнь будет долгой!»

Дружба , которая с этого момента связала Вагнера и Людвига второго, повлияла на деятельность каждого из них. Свободный от необходимости постоянного поиска денег композитор мог наконец-то полностью посвятить себя созданию немецкой Оперы в соответствии со своими собственными концепциями. Воодушевленный Вагнером Людвиг намерен создать Мюнхенскую консерваторию и построить Большой оперный театр, где благодаря последним достижениям, исполнение великих произведений Вагнера не имело бы себе равных. Мюнхен должен был стать центром музыкальной жизни. Но этому грандиозному плану не суждено было осуществиться. Против проекта выступили члены правительства, члены королевской семьи и жители Мюнхена. Причиной этому были не столько огромные денежные затраты, сколько враждебное отношение окружения короля к его дружбе с революционером Вагнером. Глубоко расстроенный Людвиг был вынужден пойти на уступки. И 18 месяцев спустя в декабре 1865 года под давлением двора он просит Вагнера покинуть Баварию. Этот поступок, совершенный помимо собственной воли, полностью лишил короля доверия к баварскому правительству и трещина непонимания между ними, недоверие друг к другу со временем будет увеличиваться .
У молодого государя почти не было личных знакомств с женщинами. Лето 1864 года он проводит в городе Бад-Киссинген. Здесь его окружают дамы высшего общества. В каждом доме, где он появляется, ему оказывают радушный прием. В этом же году распространяются слухи, что Людвиг, возможно, жениться на дочери русского Царя... Но эти надежды не оправдываются.

Долгая дружба связывает короля с его кузиной Элизабет, императрицей Австрийской. Тем временем, в Мюнхене растет враждебность к Вагнеру и к самому королю. Это заставляет Людвига уехать в столицу Австрии. Ему приходит мысль о переносе столицы Баварии из Мюнхена в Нюрнберг. Король стремится удалиться от дворцовых интриг и все чаще останавливается в своих любимых Альпах. Через 18 месяцев после своего вступления на трон Людвиг напишет Вагнеру: «Увы, люди низки! Они разочаровывают и внушают неприязнь. Их жизнь банальна и неинтересна. Пусть они останутся воспоминанием!»

В начале лета 1866 года политическая обстановка осложнилась и король должен был принять важное решение. Людвиг, не- любивший военных и ненавидевший войну, не хотел втягивать свою страну в военный конфликт. Но после того, как он понял, что не в силах повлиять на ход событий, он впервые решает отречься от престола и короны. Король покидает столицу и, не известив об этом свое правительство, уезжает в Щвейцарию к Вагнеру. Следуя советам композитора, Людвиг не осуществляет свое намерение. Напротив, через два дня он возвращается в Мюнхен и подписывает указ о всеобщей военной милитаризации на войну с Австрией, тем самым , исполняет желание Парламента.

Война, длившаяся всего 3 недели, имела тяжелые последствия для Баварии. 22 августа был подписан мирный договор, в соответствии с которым Бавария теряла часть свих владений и должна была выплатить Пруссии 30 миллионов флоринов (54 млн марок золотом) в качестве репараций.



Несколько недель спустя король отправляется в поездку по землям Франконии, наиболее пострадавшим от войны. Он пишет Вагнеру: « Я предпринимаю эту поездку для того, чтобы мой народ знал, что я существую, чтобы он наконец увидел своего государя!».
Король в ходе этой поездки посетил части северной Баварии, такие города как Bayreuth, Bad Kissingen, Aschaffenburg, Wuerzburg. И, безусловно, важнейшим для короля оказалось посещение Нюрнберга. Повсюду, где бы ни появлялся государь, народ принимал его как победителя. Казалось, все забыли о том, что баварская армия всего несколько недель назад потерпела досадное поражение. После этой поездки король еще больше проникается любовью к своему народу и мысль покинуть Мюнхен, ставший ему ненавистным, и сделать Нюрнберг своей резиденцией становится все более реальной. Но и этот проект Людвигу не удастся осуществить.
22 января 1867 года состоится официальная помолвка Людвига с его кузиной Принцессой Софией Шарлоттой Баварской, сестрой уважаемой им императрицы Елизаветы Австрийской (Сисси). Свадьба была назначена на 12 октября 1867 года. Уже была изготовлена золотая повозка, отчеканена монета по поводу предстоящего события...Но внезапно без предупреждения всего за два дня до свадьбы (10 октября) молодой король расторгает помолвку и с этого момента мысли о женитьбе у него больше не возникает.
Во время своих прогулок пешком или на лошадях король все чаще возвращается в свое любимое место недалеко от замка Хоеншвангау. На горе Тегельберг названной также Шванштайн (Лебединый камень) находились руины старого замка, устремляя к небу свои полуразрушенные стены. Именно здесь король хотел построить свою крепость (Wartburg), свой Граальский замок (Graal). Максимилиан П еще в середине 19 века намеревался реконструировать этот старый замок, но по неизвестным причинам не осуществил проект. Весной 1868 года началось строительство нового замка: были подняты остатки старых стен, подведена вода, построена дорога и 5 сентября 1869 года сам Людвиг закладывает первый камень в фундамент замка Нойшванштайн. В этом замке, строительство которого велось 17 лет и так и не было доведено до конца, королю было суждено испытать самое жестокое унижение и познать трагедию своей жизни.
В начале 1870 года ситуация в Европе осложнилась. Соотношения сил Пруссии и Франции сложились таким образом, что война между двумя державами стала неизбежной. 16 июня 1870 года после долгой беседы с руководителем королевского кабинета Ейзенхартом Людвиг принимает решение подписать указ о мобилизации, который был одобрен большинством членов баварского правительства и Парламента. Таким образом, снова Бавария была втянута в войну, которую Людвиг так хотел избежать.
Немецкая армия одерживает во Франции победу за победой. Баварская армия, несмотря на плохую по сравнению с прусской армией экипировку, также венчает себя славой. В сентябре 1870 года Первый министр Баварии Граф Брай-Штейнбург, учитывая, что объединение всех германских государств в одну империю неизбежно, советует своему государю принести в дар прусскому монарху корону Германской империи, что безусловно пошло бы на пользу Баварии. Людвиг отказывается следовать этому совету, но 30 ноября 1870 года под нажимом Премьер-министра Людвиг поручает графу Хольнштайну направить Прусскому королю Гийому письмо, смысл которого как раз соответствовал советам Премьера.
18 января 1971 в зеркальной Галерее Версаля король Гийом Прусский был провозглашен императором Германии . Вся немецкая знать присутствовала на церемонии, не было здесь только Баварского короля - Людвига П.
Борьба, которую он должен был вести, участвуя в политических интригах, преодолевая личную неприязнь к окружавшим его людям, делали его все более несчастным. Чем больше он чувствовал себя непонятым обществом, тем сильнее было его желание удалиться от него. Он все чаще путешествует по низовьям Альп и все реже появляется в свете. В это время начинают ходить легенды об одиноком короле. Для простого народа он становится королем-романтиком, королем из волшебных сказок добрых фей.
Людвиг посвящает все свое время строительству замков. В долине Грасванг около Оберамергау в 1874 было начато строительство Замка Линдерхоф, а в 1878 году - великолепной резиденции Херренхимзее на одном из островов одноименного озера. В проектах было строительство и других замков.
Тем временем силы оппозиции в правительстве и в королевской семье растут. Уже в начале 1886 года при ежегодном доходе страны в 5,5 млн. марок, король имел 13 млн. марок долга перед баварским государством. Этот долг достиг 21 млн. марок к его смерти.

В начале июня 1886 года финансовое положение королевской семьи ухудшилось. Члены дома Вительсбахов посчитали необходимым созвать семейный совет: нужно было заставить Людвига более серьезно подходить к исполнению своих обязанностей и значительно уменьшить расходы королевской казны. Под угрозой оказалось 700-летнее благополучие королевской семьи.


В имении графа Хольнштайна, впавшего в последнее время в немилость короля, собирается группа политических деятелей. Эта группа во главе с Премьер-министром Лютцем по указанию правительства решает составить медицинское заключение о том, что король душевноболен и не может исполнять свои обязанности. Управление государством предполагалось возложить на принца Луитпольда Баварского, дядю Людвига П. Князь Ойленбург напишет позже в своих мемуарах, что граф Хольнштайн сыграл по отношению к Людвигу II роль Иуды.
Во главе заговора стоял Лютц. Для этого политического деятеля не было ничего важнее, чем собственное положение в обществе, которое он мог потерять из-за огромных затрат короля.

За все прошедшие года он ни разу не доложил королю об истинной финансовой ситуации в государстве. Хотя он прекрасно понимал, что незаконченное образование Людвига не позволит ему самому разобраться в сложных денежных делах. Когда Бисмарк узнал о заговоре против Баварского короля, он заявил графу Лерхенфельду: «Психиатр мне кажется слишком подозрительным. Я думаю, что это интриги. Министры Баварского правительства, желая спасти свое положение, решили пожертвовать своим королем.»


8 июня 1886 года докторами Гудденом, Хагеном,Хубрихом и Грашлеем было составлено медицинское заключение, доказывающее душевную болезнь короля. Однако, ни один из этих докторов ни разу не имел возможности осмотреть короля. Заключение было составлено на основе не всегда достоверных заявлений свидетелей. Более того, в документах, представленных медицинской комиссии, указывались только оскорбляющие короля факты. Любая другая информация, которая могла бы быть использована в пользу Людвига полностью игнорировалась. Так, не были приняты к рассмотрению все заявления личного секретаря короля Шнайдера, который собрал более 300 указов и предписаний , изданных королем за последние годы, на основе которых никто не мог бы сказать, что эти документы написаны умалишенным человеком.
Вот выдержка из доклада, объемом в несколько десятков страниц, о состоянии душевного здоровья короля, доклада, который содержит много глупостей и который до сих пор является предметом споров по поводу своей достоверности. «Болезнь Его Величества зашла слишком далеко. Это болезнь душевная, известная среди психиатров как паранойя (сумасшествие). Болезнь не позволяет Его Величеству принимать разумные решения, а следовательно, управлять государством. К сожалению, болезнь Его Величества неизлечима».
Здесь уместен вопрос, кто из врачей, осознавая свою ответственность, мог вынести такой безжалостный приговор, ни разу не обследовав пациента, не пронаблюдав течение болезни.
Людвиг П скажет однажды: «Мне кажется, что в этом мире право на жизнь имеют лишь те, кто жесток, груб и флегматичен. Тот же , кто не умеет быть таковым, всегда будет считаться «не от мира сего». Незадолго до катастрофы 1886 года в частной беседе с американским писателем Лью Вандерпуллем он скажет: «Обидчики настолько жестоко ранят меня, что порой я перестаю чувствовать эту боль; я знаю одно - рано или поздно они найдут истинную причину моего поведения - если я не ошибусь, конечно, но исходя из моих личных наблюдений и прочитанного в большинстве случаев то, что называют безумством в действительности оказывается лишь повышенной чувствительностью. Меня обвиняют или даже уверенно заявляют о том, что я душевнобольной. Я, может быть, таковым и являюсь, хотя у меня все-таки есть сомнения на этот счет... На самом деле душевнобольным является тот человек, который не знает о своей болезни, не принимает ее... если бы я был поэтом, я зарифмовал то, что накопилось у меня на душе, но у меня нет этого дара и я должен страдать от позора, обиды и клеветы; меня считают сумасшедшим. Будет ли меня считать таковым Господь Бог, когда в один прекрасный день призовет меня к себе?»

В силу сложившейся практики решения политических вопросов правительство Баварии не имело права отстранять королей от власти. Требовалось согласие Императора Германии. В связи с этим граф Лерхенфельд был послан в Берлин с рекомендательным письмом , чтобы получить разрешение на ведение этого дела. В ходе переговоров Бисмарк дает ему понять, что он не согласен с отстранением Людвига П от власти. Бисмарк полностью возложил ответственность за такое решение на баварцев, объяснив посланнику Баварского правительства, что этот вопрос не требует вмешательства извне и должен быть решен внутри государства. Можно предположить, что Бисмарк в тот момент не принимал всерьез силы заговорщиков и был уверен, что король, используя свою власть, сможет защитить себя.


1 июня 1886 года король поселяется в замке Хоеншвангау. Он намеревается провести праздник Святой Троицы в Нойшванштайне. Он ничего не подозревает на тот момент. В Мюхнене он оставляет главного конюха королевской конюшни Хесельшвердта, будучи уверенным в том, что тот тотчас же известит его о готовящихся против него интригах. Король не подозревает, что уже через несколько часов это «доверенное лицо» будет давать безосновательные оскорбляющие короля показания, выступая перед комиссией. Перед Троицей было холодно и дождливо. Людвиг спит до полудня, читает сочинения Шиллера. А члены Мюнхенской комиссии уже направляются к замку, полные намерений лишить короля свободы и короны.

Вечером 9 июня 1886 года личный королевский конюх Остерхольцер получает от своего короля распоряжение приготовить экипаж в конюшне Хоеншвангау и прислать его к 1 ночи в замок Нойшванштайн, где находился Людвиг. Внезапное появление графа Хольштайна не позволяет конюху исполнить приказ короля. На возражение Остерхольцера граф отвечает, что власть короля больше не имеет силы, и теперь издавать приказы вправе только Принц Луитпольд. Конюх незаметно покинул замок Хоеншвангау и спустя несколько часов предстал перед своим королем, находившемся в замке Нойшванштайн. Остерхольцер рассказал королю о случившемся, чему тот не придает особого значения. Однако, поддавшись на настойчивые призывы конюха обеспечить свою безопасность, Людвиг вызвал в Нойшванштайн отряды полиции и пожарников из окрестных городов, которые могли обеспечить его защиту в случае необходимости. Кроме того, он депешей вызвал своего помощника Графа Дюркхайма, после чего спокойно отправился спать.



Опасения Остерхольцера оказались не напрасны. 10 июня около 4 часов утра несколько карет оккупировали главные ворота замка. Министр Крайлсхайма, несколько знатных особ, врачи и санитары психиатрической лечебницы потребовали войти. Однако, по приказу короля ворота были наглухо закрыты. В это время к замку стали стекаться жители окрестных городов Швангау и Фюссена. Люди были враждебно настроены и делегация вынуждена была уехать в направлении замка Хоеншвангау.
В 7 часов утра Людвиг П, учитывая ночную попытку его ареста, с помощью отряда местной полиции арестовывает всех членов комиссии и помещает их в комнаты прислуги замка Нойшванштайн. Спокойствие воцарилось только к полудню. Король призвал жителей окрестных городов, пришедших на его поддержку, отправиться по домам. Члены комиссии также были отпущены, они могли вернуться в Мюнхен без преследований. В результате кратковременного ареста членов комиссии Людвиг получил возможность приостановить ход событий. К тому времени в Нойшванштайн приезжает граф Дюркхайм, который после разговора с королем советует ему обратиться за помощью к Бисмарку и Австрийскому императору, а также вызвать охотничий батальон, находящийся в Кемптене и самое главное не отправлять никаких тайных телеграмм через баварскую почту, а воспользоваться расположенной недалеко австрийской почтой. Дюркхайм предполагает, что по указаниям мюнхенского правительства приказы короля не будут иметь силу на территории Баварии.
В то же время Дюркхайм и король готовят воззвание к баварскому и германскому народу. Однако хорошо информированный противники Людвига в Мюнхене, запрещают его публикацию в прессе. Единственной газетой, напечатавшей воззвание короля, оказалась «Бамбергская газета». Однако весь ее тираж тотчас был конфискован правительством. Телеграммы короля также не доходят до места назначения, лишь Бисмарк получает все послания, адресованные ему королем. Он рекомендует Людвигу немедленно отправиться в Мюнхен и выступить на публике.
Но король отказывается от этого предложения, он так обескуражен сложившейся ситуацией, что хочет свести счеты с жизнью (по некоторым источникам). Вот, что говорит Людвиг своему охраннику: «То, что они хотят свергнуть меня - не самое страшное, ужасно, что они хотят обвинить меня в безумстве и похоронить живым!» Верные друзья короля советуют ему бежать в Австрию. Но он отказывается от этой идеи, боясь, что его бегство повлечет за собой массовые беспорядки. Король продолжает с безразличием следить за развитием событий. В ночь с 11 по 12 июня 1886 года в полночь слуга объявляет королю, что нашелся некогда потерянный ключ от Южной башни. Взяв найденный ключ, Людвиг через трапезную отправляется в Южную башню. В комнате прислуги группа людей внезапно преграждает ему дорогу.
Проводив короля в его спальню, доктор Гудден объявляет королю: «Ваше Величество! Я должен выполнить самую неприятную миссию в своей жизни. Четверо врачей-психиатров поставили составили свое заключение о состоянии вашего здоровья, из которого следует, что королевские обязанности будет отныне исполнять Принц Луитпольд. У меня приказ сопроводить Вас в замок Берг.»
На вопрос короля по поводу констатации его болезни без какого-либо осмотра, доктор фон Гудден ответил, что для доказательства этого осмотр больного необязателен, ибо фактов из представленных документов говорят сами за себя, и их вполне достаточно, для того, чтобы доказать его невменяемость.» Людвиг хотел знать, сколько времени может длиться лечение. Доктор фон Гудден ответил: «Не менее года». «Ну что ж, - ответил король. - Это произойдет гораздо быстрее, чем это произошло с Султаном ! (здесь он проводит параллель с политическим убийством).

Утром 12 июля 1886 года около 4 часов король в сопровождении врачей и санитаров покидает Нойшванштайн. Восьми часовая поездка прерывается только для того, чтобы поменять лошадей. Замок Берг на озере Штарнбергер, куда направлялась процессия, был некогда любимым местом несчастного короля. Теперь он был преобразован в настоящую тюрьму - все окна были зарешечены, прочные двери открывались только снаружи.

Людвиг был спокоен, холодно любезен. В праздничное троичное воскресение (13 июня 1886 года) он совершает прогулку по парку в сопровождении доктора Гуддена. В 30-ти шагах за ними неотступно следуют 2 санитара.
После прогулки король обедает в полном одиночестве, наблюдая за закатом солнца на Штарнбергском озере. После 18 часов он заявляет о своем желании совершить еще одну прогулку в сопровождении доктора Гуддена. Однако на этот раз доктор отказывается от сопровождения санитаров. Почему он поступил таким образом никто не знает. Это загадка, которая, возможно останется неразгаданной.
К 7 часам вечера ни король ни доктор не возвращались. Врачи и охрана заволновались. По словам доктора, прогулка не должна была быть продолжительной. Поиски в парке оказались безуспешными. Обитатели замка были охвачены нехорошим предчувствием. Около 23 часов двое исчезнувших были найдены в озере. Они были мертвы.
В официальных документах не говорится о том, что же произошло на самом деле. Первая телеграмма из Берга в Мюнхен была отправлена в 23.55 13 июня 1886 года, в ней говорилось: «Его Величество Король Баварский и Доктор фон Гудден были найдены в озере. Оба подают признаки жизни. Д-р Миллер приступил к искусственному дыханию. Подпись: Вашингтон».
Более того, в официальном раппорте королевского полицейского управления Мюнхена, датированном 14 июня 1886 года, так же указывалось, что король и д-р Гудден были живы, когда их нашли. Однако, днем позже было уже официально объявлено, что к моменту обнаружения Людвиг П и сопровождавший его доктор были мертвы. Тела находились в воде по меньшей мере часа 3.
Позже были предприняты попытки объяснить это разногласие следующим образом: «При проведении сеанса искусственного дыхания тело, подвергающееся подобным воздействиям, действительно реагирует таким образом, что у присутсвующих создается впечатление, что утопленник проявляет признаки жизни, о чем и шла речь в докладе.» (Аугсбургская газета от 15 июня 1886 года).

После смерти короля его противники ожесточились еще больше. Им нужно было любыми способами доказать душевную болезнь короля, чтобы успокоить народ. Пресса была переполнена противоречивой информацией и 20 июня 1886 года было достигнуто согласие всегда враждебно настроенного к прессе правительства на публикацию полного медицинского заключения, составленного после вскрытия. В этом заключении, ставшем в последствие объектом разногласий, доктор Кершенштайнер констатировал атрофию и хроническое повреждение мозга короля. Более того, он утверждал, что мозг короля весил на 36 г меньше, чем мозг здорового человека. «Учитывая спокойствие короля в последние дни его жизни, - продолжал в своем докладе Кершенштайнер, - можно говорить о его умении скрывать свою болезнь от окружающих.»

О поведении некоторых подданных короля позже в своих «Заметках о несчастьях короля в 1886 году» напишет последний его помощник граф Дюркхайм. Интересен один эпизод, описанный в его книге, который приводится ниже.

«В январе или феврале 1886 года Хессельшвердт передал мне устное распоряжение короля, в котором государь просил меня отправиться в Англию, чтобы попросить у графа Вестминстера одолжить ему 10 миллионов.- Мне нужно было найти несколько аргументов, чтобы в письменной форме изложить их и убедить короля в безнадежности этого предприятия, кроме того, небезопасного для его престижа. Мне требовалось время, чтобы подготовить эти замечания (с которыми, кстати, в последствии король согласился и у меня в архиве сохранилось это его письмо)- и я попросил Хессельшвердта передать Его Величеству, что не далее как завтра я доложу ему самому по этому вопросу. На что Хессельшвердт ответил: « Прошу меня извинить, господин Граф, но я не могу сегодня доложить об этом королю, потому что он думает, что я уехал в Напль». «Как это!» - воскликнул я. «Да,-хладнокровно заявил Хессельшвердт. - Король послал меня в Напль, но это бесполезное дело и я решил остаться, хотя королю было доложено, что я уехал и вернусь в среду. Поэтому до этого дня я не могу показаться ему на глаза».

Вот какова цена их преданности своему государю (у меня едва не слетело с языка более крепкое выражение)! И эти люди в течение долгих лет пользовались полным доверием короля, получали бесчисленные знаки внимания и дорогие подарки. Они были обязаны королю всем. Имя им не только Хессельшвердт. Это те, кто нарочно потакал королю в его навязчивых идеях, его странностях, его желаниях уединиться. И в результате он уже не смог рассеять сплетни и оправдать себя. Этим же объясняются его финансовые проблемы, его мания строительства, настойчивое нежелание идти на компромиссы, которые он рассматривал как ущемление своей собственной воли, что в итоге привело его к падению.

Альфонс Вебер, военный, принятый на службу в свиту короля в последние дни его жизни после смерти Людвига на Вюрцбургском процессе скажет под присягой: « Я не замечал никаких признаков так называемой душевной болезни короля. Я помогал королю одеваться, прислуживал ему за столом. Мы часто беседовали. И ни разу он не вел себя неподобающим образом.»

Последний слуга короля, Фриц Швеглер, напишет позже: «Я постоянно находился при короле в последние дни его жизни и могу заявить, что это был добрый и справедливый хозяин. Ему, действительно, приходилось ругать провинившихся, но гнев его был недолог. Я ни разу не видел сам и не слышал от других, что якобы король приказывал прислуге вместо стука скрестить в дверь, спать на земле, носить маски, о чем говорили его обвинители.

Майер, управляющий делами короля, который, выступая на комиссии, жестоко оскорблял короля, часто до этого рассказывал мне о нем, его привычках. И если то, что он доложил комиссии было правдой, то в разговорах со мной он говорил неправду. Или же все было наоборот. Что касается меня, то я был искренне удивлен спокойствием короля в последние дни его жизни, когда он прекрасно знал о предательстве большинства его подданных».

Известный врач Карл Теодор был убежден в том, что у короля не было намерения покончить жизнь самоубийством. Доказательством этого служит тот факт, что существовал тщательно подготовленный план побега короля. Осмотр местности Бергского замка подтвердил эту гипотезу. В ту трагическую ночь были найдены свежие следы колес в южной части парка. Кроме того, в конюшне дома коменданта замка, расположенного на берегу Штарнбергского озера, были обнаружены 10 запряженных лошадей (вместо двух, как обычно). Сам комендант, несмотря на непрекращающийся целый день дождь, находился в течение всей ночи на озере в лодке.

16 июня 1886 года в обзоре о финансовом положении Баварии и в некоторых газетах было опубликована информация, что в случае войны король Баварии обещает Франции нейтралитет, при условии, что он получит кредит в размере 40 миллионов флоринов от домов Ротшильдов и Орлеанов.


Во время пленарного заседания Палаты депутатов Баварского парламента, проходившего 26 июня 1886 года, Барон де Ов заявил, что Людвиг П распорядился перестроить замок Нойшванштайн в государственную тюрьму - настоящую Бастилью, в которую, по свидетельствам некоторых подданных короля, предполагалось заключить наследного принца Пруссии и других неугодных королю знатных особ. Насколько лживым было это заявление Барона де Ова можно судить сегодня - ничего общего с тюрьмой «сказочный замок» Нойшванштайн не имеет. А королевская тюрьма так и не была никогда построена.

30 июня 1886 года заведующий королевским архивом, советник Лёхер в вечерней газете города Аугсбурга публикует следующее заявление: «Я прошу Редакцию защитить меня от несправедливых нападок в мой адрес. После собрания Палаты депутатов Баварии 26 июня 1886 года, в прессе были опубликованы показания конюха короля Хорнинга о том, что Его Величество Людвиг П приказал мне подыскать страну, где возможен был бы режим абсолютной монархии и это вместо Баварии. Депутат парламента Доктор Штаммингер подтвердил этот факт, добавив, что я якобы отправился на поиски и покупку таковой. Увы, все это абсурд. Никогда в жизни я не слышал более нелепого заявления. Ни разу я не предпринимал подобного путешествия...»


В ходе очередного пленарного заседания Палаты Совета от 21 июня 1886 года советник Ноймаер обвинил короля в безумстве, приведя в доказательство тот факт, что король приказал одному из изобретателей сконструировать летательный аппарат, который позволил бы ему подняться над вершинами альпийских гор. Дальнейшее развитие техники доказало, что эта идея вовсе не была безумной. Десять лет спустя в небо поднялись первые самолеты.
Сейчас очень сложно доказать достоверность всех заявлений того времени. Единственное, что можно с уверенностью сказать, Людвиг II с самого начала своего правления, будучи преданным передовым идеям того времени, хотел поднять на новый, более высокий уровень культуру своего народа. Он построил множество школ и лицеев, основал Академию изящных искусств, Высшую техническую школу в Мюнхене. Созданный им «Фонд Дома Виттельсбахов» раскрыл перспективы деятельности для творческой интеллигенции Баварии. Одним из первых король Баварии поддержал гениальную идею Генри Дюнанта о создании общества «Красного Креста». Любители музыки обязаны ему тем, что по достоинству оценив творчество Рихарда Вагнера, он собрал и сохранил большую часть произведений композитора.
Людвиг П Баварский и сегодня почитаем многими. Он навсегда останется в памяти своего народа как создатель сказочных замков, как человек, умевший ценить Красоту и Добро.
8 8 8 8 8





База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница