Ли Же. Дискурс, в котором мы живем (к проблеме определения




Скачать 81.33 Kb.
Дата03.05.2016
Размер81.33 Kb.
Ли Же. Дискурс, в котором мы живем

(к проблеме определения «дискурса»)

Постановка проблемы. В последние годы в современной лингвистике в рамках когнитивного направления появилось много новых аспектов исследования. Одним из таких аспектов является описание дискурса и анализ его системообразующих признаков, позволяющих рассматривать его как самостоятельную категорию коммуникации.

Впервые «дискурс» был введен в научную теорию лингвистики текста американским учёным З. Харрисом в 1952 году как лингвистический термин в словосочетании «анализ дискурса». Таким образом, понятие «дискурс», заимствованное из структурной лингвистики, получает в конце ХХ века все более широкую научную интерпретацию и терминологическую многозначность.

Но до сих пор определение дискурса является дискуссионным, и этот феномен как категория коммуникации понимается многими учеными по-разному. Изучению дискурса посвящено множество исследований, авторы которых трактуют это явление в различных научных парадигмах, поэтому в лингвистических теориях понятие «дискурс» к концу ХХ века стало шире понятия «язык». Таким образом, можно сделать вывод, что понятийный диапазон термина «дискурс» очень широк.

Цель предлагаемой статьи – определение термина «дискурс» и рассмотрение факторов, влияющих на изменение дискурсивных процессов общества.

В Лингвистическом энциклопедическом словаре (1990) Н.Д.Арутюнова определяет дискурс так: «Дискурс – связный текст в совокупности с экстралингвистическими – прагматическими, социокультурными, психологическими и др. факторами; текст, взятый в событийном аспекте... Дискурс – это речь, «погруженная в жизнь»» [1, с.136-137].

Э. Бенвенист рассматривал дискурс как «функционирование языка в живом общении». Он одним из первых придал слову «дискурс», которое во французской лингвистической традиции обозначало «речь в общении» или «текст», терминологическое значение, обозначив им «речь, присваиваемую говорящим». Он противопоставлял дискурс объективному повествованию (vecit)» [1, с.137].

Следуя теории Э. Бенвениста французская лингвистика понимает дискурс как такой эмпирический объект, который побуждает к размышлению об отношении между языком, идеологией и человеком [8, с.27].

Так, П. Серио выделяет восемь значений термина «дискурс»:

1) эквивалент понятия «речь», т.е. любое конкретное высказывание;

2) единица, по размерам превосходящая фразу;

3) воздействие высказывания на его получателя с учетом ситуации;

4) беседа как основной тип высказывания;

5) речь с позиции говорящего в противоположность повествованию, которое не учитывает такой позиции;

6) употребление единиц языка, их речевая актуализация;

7) социально или идеологически ограниченный тип высказываний, характерный для определенного вида социума;

8) теоретический конструкт, предназначенный для исследований производства текста [8, с.26-27].

Эти категориальные признаки – «язык в живом общении» и связь с «человеком говорящим» - легли в основу понимания дискурса в европейской и русской научных школах.



Т. ван Дейк в известной работе «Язык. Познание. Коммуникация» замечает, что дискурс представляет собой «размытую категорию». Эта «размытость» объясняется двумя причинами: историей формирования, когда в семантической памяти лексемы утверждаются признаки прежних подходов и употреблений, а также полной неопределенностью места дискурса в системе категорий и модусов существования языка [4, с. 46].

Действительно, описание признаков и характеристик дискурса как и его составляющих связано с объяснением различных процессов его порождения и фукнкционирования. Ценность модели дискурса, предложенной Т. ван Дейком, состоит в выявлении «коммуникативного события» как сложного единства языковой формы, значения и действия [4, с.46].

Как отмечает Е. С. Кубрякова, «под дискурсом следует иметь в виду именно когнитивный процесс, связанный с реальным речепроизводством, созданием речевого произведения, текст же является конечным результатом процесса речевой деятельности, выливающимся в определенную законченную (и зафиксированную) форму [7, с.164].

При всем многообразии определений термина в современных лингвистических исследованиях важен тот факт, что большинство ученых акцентирует внимание на ситуации общения как необходимом условии появления вербального или / и невербального текста.

«Бесспорным является тот факт, что дискурс утверждает свое место в системе категорий коммуникации прежде всего через понятие «текст» (хотя таковым текстом в чистом виде не является), а также через понятие «речь», а именно созданием определенного коммуникативного пространства, где и происходит коммуникативное событие, порождающее текст» [2, с.22-27].

Г. Г. Слышкин понимает дискурс как концепт: «Как и всякий артефакт культуры, любая единица языка или речи может служить основной для образования в коллективном сознании лингвокультурного концепта. Это касается и дискурса... Дискурс будет являться объектом, а концепт – инструментом анализа» [9, с.38-39].

На наш взгляд, дискурс – это речь, которая несет в себе определенную информацию, мнение и позицию говорящего по отношению к определенному объекту или ситуации общения. Таким образом, дискурс не просто общение, в нем существуют явные цели и определенные участники. Но какие именно цели и какие участники зависит от конкретного типа дискурса (например, целью политического дискурса является завоевание и удержание власти; его участники – политики и общество).

С позиции социолингвистики выделяются два основных типа дискурса: персональный и институциональный.

В. И. Карасик считает важным противопоставление личностно-ориентированного и статусно-ориентированного дискурса. Основной признак личностного, бытового дискурса – стремление выйти на особый сокращенный вид общения, близкую дистанцию – так организуется разговор об очевидном и легко понимаемом. В отличие от бытового в бытийном дискурсе предпринимаются попытки раскрыть свой внутренний мир во всем его богатстве, общение преимущественно монологично и представлено произведениями художественной литературы и философскими интроспективными текстами [6, с.6-7 ].

Как отмечается в современных работах по коммуникативной лингвистике, институциональный дискурс – это общение в рамках статусно-ролевых отношений, т.е. речевое взаимодействие представителей социальных групп или институтов друг с другом [5, с.245].

Объектом наших дальнейших исследований будет являться институциональный дискурс с позиции структурно-семиотического подхода.

Применительно к современному обществу, лингвисты выделяют следующие виды институционального дискурса: политический, дипломатический, административный, юридический, военный, педагогический, религиозный, спортивный, научный, сценический, медицинский, деловой, рекламный и массово-информационный. Этот список не является строгим или закрепленным, его можно изменить или расширить.

На наш взгляд, институциональный дискурс – это явление не только лингвистическое, но и социальное. И поэтому существование и развитие дискурса, определение его коммуникативных механизмов и набора средств выражения зависит от ситуации общения и требований общества.

После распада СССР в жизни общества произошли исторические изменения как в социальной системе, так и в психологии народа. Эти изменения повлияли не только на социальную сферу, но и на систему коммуникации. И. А. Стернин в своей статье определил следующие факторы развития и изменения русской коммуникативной практики: политическая свобода, свобода слова, политический плюрализм в обществе, развитие рыночной экономики, открытость современного общества, – все это приводит к значительному расширению кругозора и объема знаний членов общества, в частности, к улучшению знаний в области иностранных языков, но также и к нестабильности в политическом и экономическом положении страны, поляризации общества [10, с.91-98]. При детальном анализе этих процессов можно выделить два аспекта: во-первых, рассматриваются процессы, связанные с изменением сознания человека и, во-вторых, активизируются социально-политические условия общества. Заметим, что эти два аспекта тесно связаны между собой и влияют друг на друга. Надо сказать, что эти положительные изменения сознания человека обеспечивают новые черты современной русской коммуникации и делают ее активной, разнообразной и демократической. По утверждению Г. Ю. Богданович, «наша действительность характеризуется рвзличными эпохальными событиями, которые обьективно повышают интерес людей к политическим, экономическим, военным, экологическим, культурным проблемам... В связи с этим подвергается изменению стиль человеческой жизни, формы его мышления, происходит переосмысление стереотипов, заложенных в сознании человека и его языке [3, с.235].

Между странами уже давно не существует ни социалистического, ни капиталистического лагеря. В международном диалоге вместо «врагов» появились «партнеры». Для стран сегодня более важным является не оппозиция, а единство, сотрудничество и стабильность. В интервью на украинском телевидении 26.10.04 В. В. Путин отметил: «С основными странами, такими, как США, мы выстраиваем партнерские отношения по некоторым направлениям нашей совместной работы, я бы сказал, даже союзнические, например, в сфере борьбы с терроризмом... я считаю, что мир может быть только многополярным. Вообще однополюсных вещей не бывает. Если мир придёт к однополюсному состоянию, он прекратит свое сушествование, потому что нет внутренней энергии и стимула развития. Мир очень многообразен, сейчас нарождается много полюсов» [12].

Таким образом, современный дискурс предстает перед нами, начинающими исследователями, в очень широком понятийном диапазоне, часто создавая иллюзию, что в него можно вкладывать все. Но при этом важно найти основной метод исследования. По нашему мнению, этим главным методом является концептуальный анализ. Как утверждают ученые, дискурс составляется из концептов и в любом виде дискурса существует его ключевой концепт (например, ключевой концепт политического дискурса – «власть»; юридического – «закон»; медицинского – «здоровье» и т.д.). Следовательно, концепт зависит от цели, стратегий, социального пространства дискурса. И поэтому анализ определенного дискурса должен открываться анализом его ключевых концептов.

XXI век – век информации и коммуникации, благодаря чему мы живем уже не так далеко друг от друга. Поэтому в межкультурном пространстве дискурс играет очень важную роль в нашей жизни в современном обществе. Он является не только методом и средством общения, но и образом жизни, которым мы дышим и питаемся.

 

Литература


1. Арутюнова Н. Д. Дискурс // Лингвистический энциклопедический словарь. - М.: «Советская энциклопедия», 1990. – С. 136-137.

2. Бессонова Л. Е. Коммуникативные аспекты политического дискурса // Учебные записки Т.Н.У. им. В. И. Вернадского. Т.16(55) №1: филологические науки. – Симферополь, 2004. – С. 22-27.

3. Богданович Г. Ю. Лингвокультурная ситуация и некоторые методы ее описания // Учебные записки Т.Н.У. им. В. И. Вернадского. Т.15(54)№1: филологические науки. – Симферополь, 2004. – С. 235-245.

4. Дейк Т. А. ван. Язык. Познание. Коммуникация – М.: Прогресс, 1989. – 307с.

5. Карасик В. И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. – Волгоград: Перемена, 2004. – 390с.

6. Карасик В. И. Общие прооблемы изучения дискурса //Языковая личность: институциональный и персональный дискурс. – Волгоград: Перемена, 2000. – С. 5-20.

7. Кубрякова Е. С. Эволюция лингвистических идей во второй половине ХХ века (опыт парадигмального анализа) // Язык и наука конца ХХ века. – М.: Рос. Гуманит. Ун-т, 1995. – С. 144-238.

8. Серио П. Как читают тексты во Франции // Квадратура смысла. Французская школа анализа дискурса / Пер. с франц. и португ. – М.: Прогресс, 1999. – С. 14-53.

9. Слышкин Г. Г. Дискурс и концепт ( о лингвокультурном подходе к изучению дискурса) // Языковая личность: институциональный и персональный дискурс. – Волгоград: Перемена, 2000. – С. 38-45.

10. Стернин И. А. Социальные факты и публицистический дискурс // Массовая культура на рубеже ХХ-ХХ I веков: человек и его дискурс. – М.: Азбуковник, 2003. – 368с.



11. Стернин И. А. Общественные процессы и развитие современного русского языка / Очерк изменений в русском языке конца ХХ века // Серия «Дидактический материал». Отпечатано на оборудовании формы RICOH, 1997. – 65с.

12. http://www.ukraine.ru/stories/01/11/26/2091/230908.html


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница