Лассо Орландо Лассо




Скачать 429.04 Kb.
страница1/4
Дата13.08.2016
Размер429.04 Kb.
  1   2   3   4
Лассо Орландо


Лассо, Лассус (Lasso, Lassus) Орландо (настоящее имя и фамилия — Ролан де Ласею, Roland de Lassus) (около 1532, Мопс, — 14.6.1594, Мюнхен), франко-фламандский композитор. Крупнейший представитель нидерландской школы, один из величайших мастеров полифонии. В детстве пел в церковном хоре в Монсе. Находясь на службе у герцога Фердинанда Гонзаги (с 1544), побывал в Сицилии, Италии, Франции и Англии. С 1556 жил в Мюнхене, где пел в придворной капелле, в 1563—94 руководил ею. Завоевал европейскую известность.


Лассо Орландо

Типичный представитель эпохи Возрождения, объединивший в творчестве особенности разных национальных музыкальных культур, Л. создал высокие образцы хоровой полифонии различных жанров светской и культовой музыки. Образный мир его музыки широк и разнообразен — от глубокой скорби до юмора, от философской углублённости до грубоватой жанрово-бытовой сценки, от бурных драматических страстей до тонкой душевной лирики. В большинстве произведений (всего создал свыше 2000) Л. опирался на народную песенность. Среди культовых сочинений выделяются мотеты (всего создал свыше 1200; сборник 516 мотетов под названием «Великое музыкальное творение», издан посмертно в Монако, 1604), «Покаянные псалмы» (1565) и мессы (57 месс, большей частью а капелла). Хоровое и оркестровое звучание монументальных полифонических произведений Л. отличается красочностью, пышностью, сочностью, драматической силой. В светских сочинениях — итальянских мадригалах, французских и немецких многоголосных песнях и др. вокальных произведениях на тексты античных и современных Л. поэтов, а также на свои собственные стихи (среди них — получившая мировую известность песня «Эхо», исполняемая и сов. хорами) — часто использовал бытовые интонации, юмор, изобразительные эффекты, придающие этим сочинениям характер нидерландской «жанровости». Создал свою школу (крупнейший из учеников — Дж. Габриели).

   Лит.: Булычев В. (Иванов-Борецкий М. В.), Орландо Лассо. Биографический очерк, М., 1908; Boetticher W., Orando di Lasso und seine Zeit, Kassel — Basel, 1958.

  Б. В. Левик.

Музыка давно льнула к театру. Великий ученик нидерландцев Орландо Лассо еще в 1568 году разыгрывает в компании с аристократами баварского двора "комедию с музыкой" в духе dell'atre.


Словарная статья


 (Orlandus de Lassus, Orlando di Lasso, Roland dé Lattre) - знаменитый композитор церковной музыки (1520-1594), последний представитель нидерландской школы XVI столетия; род. в Монсе, современник Палестрины. Отличался замечательной творческой силой, техникой и редким трудолюбием; написал до 2 тыс. сочинений. Умер в Мюнхене, где занимал место главного капельмейстера в капелле герцога Альберта V. В этом городе ему поставлен монумент, в виде бронзовой статуи. Л. писал мессы, magnificat, псалмы, ламентации, мотеты, мадригалы, песни. См. Delmotte, "Notice biografique sur Roland de Latt r e" (1836); Adolphe Matheiu, "Roland de Lattre" (1838). Собрание сочинений Л. издано в Мюнхене в 1604 г., под названием "Magnum opus musicum".

Н. С.



Орландо ди Лассо Orlande de Lassus (также Orlandus Lassus, Orlando di Lasso, Roland de Lassus, или Roland Delattre (1532 (возможно1530) – 14 июня, 1594) франко-фламандский композитор позднего Ренессанса. Наряду с Палестриной он рассматривается сегодня как родоначальник полифонического стиля нидерландской школы и как наиболее выдающийся музыкант Европы 16 века.

Биография




Образование и первые должности в Италии
Орландо вероятно происходил из простой семьи, так как аристократы, знали точную дату своего рождения, однако достоверных данных об этом не имеется. Он указывал большей частью 1532 как год рождения. Он родился в понедельник в области Hainaut, в (ныне Бельгиия).

До 13 лет он был в хоре мальчиков церкви св. Николая в Монсе, где он обучался в письму, чтению и пению. Вербовщики дворянства прочесывали тогда Европу (особенно Нидерланды) в поисках прекрасных детских голосов. Голос Орландо был необычайно красив, из-за чего его дважды похищали и снова возвращали родителям.





Монс

На третий раз в 1544 году он поступил тем не менее на службу к своему похитителю Ферранте Гонзаге, вице-королю Сицилии. С ним он посетил Мантую, Сицилию



Мантуя


Сицилия

Позднее он приехал вместе с ним в Палермо, где стал вхож в высшее дворянское общество.

Палермо







и Mилан (c 1547 до 1549).

В Mилане он познакомился с мадригалистом Hoste da Reggio, под влиянием которого сформировался его ранний музыкальный стиль.

В многочисленных служебных поездках по Италиии с господином он знакомится с народной итальянской музыкой и Commedia dell'arte. Это побуждает его попробовать свои силы в композиции. Ломка голоса приводит к концу службы у Гонзаги. Но к тому времени своими произведениями он уже сделал себе имя и приобрел хорошие связи в дворянских кругах.
According to three different books from 1554, Hoste is referenced as the master of music to Ferrante Gozanga. It is highly probable that Hoste followed Ferrante in his travels and in his exploits, with, the young Lassus in thier company. He composed three books of madrigals which were printed in Milan. The music demonstrated that Hoste had a firm grasp on a variety of musical elements. Characteristic elements included syncopation, occasional augmented chords, unusual cadences and one madrigalian cycle, "Orlando furioso," in which he employed set melodic formula for the superious voice. ~ Keith Johnson, All Music Guide

Поэтому в 1549 году он нашел в Marchese della Terza в Неаполе новую службу и хозяина. На этой службе он знакомится в многочисленных поездках с общественной жизнью Ренессанса. Гуманистические идеалы широко образованных




людей, академии (кружком, в котором практиковались в соединении театра с музыкой), жизнью и танцами побережья, импровизациями уличных музыкантов, бродячими театрами в Неаполе – из всего этого вырос Орландо как художник Он приобрел обширные литературные знания и свободно говорил на немецком, итальянском, французском и латинском языках.










Церковь св. Иоанна в Латеране



Затем он работал как певец, и композитор для Constantino Castrioto в Неаполе в начале 1550-ых, и его первые работы, как сейчас предполагают относятся к этому времени. Затем он переехал в Рим, где он работал для Архиепископ Флоренции Altoviti, который имел там дом; и в 1553, он стал maestro di cappella (капельмейстером) церкви Св. Иоанна в Laterano в Риме, чрезвычайно престижная должность для человека в возрасте 21 года, но он оставался там только в течение года (Palestrina, унаследовал этот пост годом позже, в 1555).

Когда в 1551 году приблизительно в 20-летнем возрасте он полгода служил у кардинала Флоренции, в Риме он был в это время капельмейстером в соборе Lateran, тогда второй по значению церкви Рима после собора Св. Петра.

В это время в Риме работал Джованни Перлуджи да Палестрина, представлявший собой полную противоположность Орландо: Джованни Перлуджи, ясно, уравновешенно и классически сочиняющий serafische церковный музыкант и Орландо, светский, страстный, остро и драматично пишущий „театральный композитор“. Тем более удивительной оказалась его склонность к церковной музыке.


Антверпен, Англия, Мюнхен
В 1554 Орландо получил сообщение о серьезном заболевании родителей (чума?), уволился (его должность занял Giovanni Pierluigi da Palestrina) - и вернулся в Монс, где уже не застал родителей в живых. Затем он отправился с авантюристом и певцом Broncaccio, другом из Неаполя, в поездку к английскому двору королевы Марии Кровавой. Повод и возможный политический подтекст поездки неясны. Он оказался в Англии жертвой интриги и поездка кончилась кратковременным арестом друзей. Оба возвратились кружным путем через Францию в Нидерланды.

Через год в 1555 Orlando обосновался в Антверпене, и зарабатывает на хлеб в качестве учителя музыки в аристократических кругах и пишущего на заказ композитора. После выпуска около 100 отдельно отпечатанных мотетов, мадригалов и кансон в Антверпене и Венеции он обратил на себя внимание международной общественности и внезапно стал популярен.






Вследствие этого на него обратил внимание также молодой баварский герцог Альберт V. Прием на службу знаменитого музыканта был важен тогда для престижа господина и считался государственным делом. В 1557 он поступил на службу к Альбрехту официально на должность тенора, но зарабатывал для этого положения слишком много. Вероятно, он уже тогда работал как капельмейстер.

1558 он сочетался браком с Региной Векингер, дочерью чиновника из г. Ландхутера и фрейлины герцогини Анны, супруги Альбрехта. Этот брак стал очень счастливым, не в последнюю очередь за счет того, что основательная и практичная Регина дополняла темпераментного и склонного к крайностям Орландо.


Точное число детей неизвестно, но есть документальные данные о трех дочках и пяти сыновьях. Все сыновья стали музыкантами, и два от них сделали себе имя как композиторы.

Изображенные драгоценности принадлежат Анне Австрийской (Прага, 7 июля 1528 – Мюнхен, 16 октября 1590) дочери Фердинанда I, императора Священной Римской империи и его жены Анны Богемской и Венгерской. 


В возрасте 17 лет Анна вышла замуж за Баварского герцога Альбрехта V. Анна и Альбрехт покровительствовали живописцу Hans Muelich (1516-1573), который и изобразил эти украшения. Более семьдесяти деталей драгоценностей создал художник гуашью на примерно сотне эскизах. Работа заняла около трех лет и была закончена в 1555 году.



В 1560 Orlando получил почетную пенсию от французского короля Карла IX. Хотя причины этого назначения неясны, оно подтверждает хорошие связи Орландо с европейским дворянством.



Карл 9, французский король





Андреа Габриэли

К 1560-ым Лассо стал знаменитым, и в Мюнхен стали приезжать композиторы, чтобы учиться у него. В 1562 приехал Андреа Габриели, и возможно оставался в церкви в течение года; Джованни Габриели также возможно учился у него.








Его слава распространи-лась за пределы музы-кальных кругов, посколь-ку в 1570 он получил от Императора Максимили-ана П дворянство, редкое обстоятельство для ком-позитора; Римский папа Григорий XIII наградил его в 1571 и в 1573, король Франции, Карл 9 пригласил его с визитом.

Некоторые из этих королей и аристократов, жившие далеко от Мюнхена, попытались переманить его более привлекательными предложениями, но Лассо был, очевидно, больше заинтересован стабильном положении и расположении Алберта, чем в финансовых выгодах. "Я не хочу расставаться со своим домом, садом и другие милыми сердцу вещами в Мюнхене" писал он Герцогу Саксонскому в 1580 году, получив от него приглашение обосноваться в Дрездене.


Руководство мюнхенской придворной капеллой и международная слава
В 1563 году Орландо становится официальным руководителем придворной капеллы Альберта V. Вероятно, руководство перешло к нему от предшественника Дазера поскольку он явно его превосходил. Придворной капелла была предназначена тогда для ежедневной церковной службы у герцога, для официальных музыкальных праздников, светской музыки, для музыкальных приветствий на государственных праздниках и сопровождала герцога в поездках. Деятельность Орландо как капельмейстера охватывала всю структуру одной из самый значительный музыкальных капелл Европы (1550: 19 музыкантов; 1569: 63 музыканта), он совершал много поездок по Европе в поисках новых музыкантов, занимался с хором мальчиков, которые жили даже в семье, репетициями с музыкантами и созданием большого числа собственных произведений. Чтобы справиться со всеми этими задачами, он ежедневно начинал работу около четырех часов утра.



Орландо дирижирует

Сферой влияния Орландо была тогда вся культурная Европа. Для Баварии время правления Альберта было временем мира, и онсделал из столицы Мюнхена город искусства и культуры: он основал библиотеку, собрал коллекцию монет и открыл кунсткамеру. Правление престолонаследника Вильгельма Ренаты из Лотарингии в Мюнхене в 1568 было апогеем карьеры для Orlando, который с успехом выступал с придворной капеллой во время богослужений, обедов и на представлениях COMMEDIA-DELL'ARTE- как актер, певец и исполнитель на лютне. Его деятельность положила начало развитию музыкального театра.

В 1570 году Орландо получил от императора Maximilian II титул наследного дворянина. Получение дворянства удовлетворяло стремление артиста мировому признанию и его профессиональную гордость.


Во время поездки в Париж он получил личную печатную привилегию (т.е. персональное право издания для произведений во Франции). В 1574 году он получил предложение от французского короля поступить на службу, но отказался.

Дважды - в 1575 и 1583 годах – он выигрывал конкурс композиторов на лучший католический мотет. После смерти Альберта в 1579 году Орландо получает в 1580 предложение саксонского курфюрста стать капельмейстером в Дрездене. Он отказался, так как он чувствовал себя очень обязанным баварскому дому и уже слишком старым для перемен. В 1581 совершил в свитенового господина Вильгельма V Frommen на паломничество после Altoetting.

В 1584 приказов Orlandos Motette „ Gustate et videte “ При Fronleichnamsprozession в Мюнхене дождливой погоде Einhalt. Музыка принималась народом вследствие этого окончательно как „Goettlich “.

В возрасте 59 лет (в 1591) с Орландо случился удар (вероятно инсульт) и он становится все более меланхоличным и угнетенным. 1592 он должен был переживать, как из Spargruenden - вид двора был из-за возрастающих расходов для строительства разрушенной церкви Михаила – придворная капелла уменьшилась до 17 музыкантов. 14 июня 1594 Orlando di Lasso умер в возрасте 62 лет.
To the medieval mind such thought was blasphe-
mous. “God alone creates,” pronounced Saint Thomas
Aquinas; “no mortal being can create” (Summa Theo-
logica
)—a position that followed logically from his
definition of creation as creare ex nihilo: “To create
means to produce something out of nothing.” Earlier,
Saint Augustine in his De Trinitate had maintained:
Creatura non potest creare, “the creature cannot cre-
ate” (Lowinsky [1964], p. 477).

The Renaissance is the first period in the history of


music in which composers are viewed as individuals
endowed with an extraordinary personal and psycho-
logical constitution. The same agent who, in writing
to Ercole of Ferrara about Isaac and Josquin, conceded
that Josquin was the better composer, also remarked
that as a person he was difficult, both in his relations
with other musicians and with his patron, that he
composed only when it pleased him and not when
commanded. From Serafino dall'Aquila's sonnet of
1503 addressed to Josquin we know of the master's fits
of melancholy and despair. We hear from Manlius not
only of his outbursts of temper during rehearsals, from
Glareanus the anecdotes of his witty musical responses
to forgetful or demanding patrons, but also of his
unending search for perfection that made him go over
his compositions again and again, changing, polishing,
refining (Osthoff, I). A picture emerges of an altogether
original character, endowed with a strong tempera
ment and a deep sense of obligation to his genius, an
individual utterly unwilling and unable to compromise
in matters of his art.

The anecdotes concerning Josquin and his noble


patrons also suggest that a new relationship between
artist and patron is in the making: here are the begin-
nings of parity between the aristocracy of talent and
the aristocracy of blood and rank. The incredibly fa-
miliar tone of Orlando di Lasso's letters to his patron,
Duke Wilhelm V of Bavaria, with whom he drank,
played, and joked, is an illustration of this new rela-
tionship between an artist and a prince in the latter
part of the century.

Carlo Gesualdo, finally, is a representative of the free


artist. Born a prince, and hence economically and
socially independent, he was in his own employ, as
it were, accountable only to himself. The freedom of
his style is a reflection of his independence as well as
of the fierce and uncontrolled temperament that led
to the well-known tragic events of his life.

Josquin, Lasso, Gesualdo, however different they


were in character and as artists, share one essential
quality: they are musical geniuses whose extraordinary
gifts are matched by extraordinary personality; they
exhibit immense strength of feeling, spontaneity,
originality, independence as personalities and in their
social relationships; they are great individuals, and each
one of them was hailed in his time as the foremost
representative of an expressive style of music. At the
same time Josquin, Lasso, and Gesualdo conformed to
the psychological image of the Renaissance concept
of genius. The famous Problem XXX,1 of Aristotle—or
Pseudo-Aristotle—begins with the question: “Why is
it that all those who have become eminent in philoso-
phy or politics or poetry or the arts are clearly
melancholics?” (Klibansky, Panofsky, and Saxl, p. 18).
Problem XXX,1 was well known in the Renaissance.
It was taken up by Marsilio Ficino, celebrated for his
attempt to reconcile Plato and Christianity. It was he
who “gave shape to the idea of the melancholy man
of genius and revealed it to the rest of Europe” (in
his three books De vita triplici, 1482-89; Klibansky,
Panofsky, and Saxl, pp. 255ff.). And indeed, our three
great composers fit surprisingly well into this picture:
Josquin, the loner, the temperamental conductor, the
ceaseless refiner of his works, writing when his inner
voice compels him, a deep melancholic in life, and
in his music a “specialist” in melancholy; Lasso and
Gesualdo, preoccupied with the idea of Death in their
work as no composers before them, the former suffering
from a mental collapse two years before his death, the
latter involved in the double murder of his wife and
her lover, an event that cast an ineradicable shadow
over his whole creative life (the murder took place
  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница