Л. Н. Толстого «анна каренина» в русской критике и русском литературоведении направление: «Филологическое образование» Программа



Скачать 132.49 Kb.
Дата01.08.2016
Размер132.49 Kb.
ТипАвтореферат
Ван Жунжун

РОМАН Л.Н. ТОЛСТОГО «АННА КАРЕНИНА»



В РУССКОЙ КРИТИКЕ

И РУССКОМ ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИИ

Направление: «Филологическое образование»

Программа специализированной магистерской подготовки

«Литературное образование»

Автореферат

диссертации на соискание академической степени

магистра филологического образования

Москва


2012

Работа выполнена на кафедре русской литературы и фольклора

Института гуманитарных наук Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования города Москвы «Московский городской педагогический университет»

Научный руководитель: кандидат филологических наук, доцент

Полтавец Елена Юрьевна



Рецензент: доктор филологических наук, профессор

Джанумов Сейран Акопович


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Интерес к роману Льва Николаевича Толстого «Анна Каренина» не угасал с момента его первого издания. Читатели 19 века были поражены «экстремистским» содержанием романа и его чрезмерным морализмом. Мысль семейная, отраженная в романе, а также сложная противоречивая духовная жизнь человека настолько взбудоражили современную писателю общественность, что обсуждениям, спорам и отзывам современников о произведении не было конца и края. Однако знаменитый роман Толстого остается актуальным и сегодня, когда общество продолжает задаваться вопросами о смысле и сущности института семьи, семейных ценностях и идеалах. Интерес к проблемам современной семьи во всем мире не падает, а только увеличивается. И великий роман Л.Н.Толстого в этом отношении сохраняет первостепенное не только художественное, но и учительное значение, что обеспечивает актуальность данного исследования, направленного на обзор работ, посвященных этому великому роману, освещение динамики его изучения, что может быть полезным с точки зрения систематизации существующих идейных, композиционных и жанровых интерпретаций, а также в свете спора современных жанровых концепций.

Таким образом, объектом данного исследования является история развития идейной, сюжетной, композиционной и жанровой интерпретации романа Л.Н. Толстого «Анна Каренина».

Предметом же исследования выступают тексты русской критики и русского литературоведения, посвященные роману Л.Н.Толстого «Анна Каренина», а также соотношение между этими текстами.

Цель работы – обозначить основные вехи истолкования романа Толстого в современной ему критике, а также выявить основные аспекты изучения романа «Анна Каренина» в отечественном литературоведении, достижения и проблемные зоны, унаследованные толстоведением ХХ века от предыдущей эпохи.

Для этого предполагается постановка следующих задач:

— рассмотрение суждений критики, современной Толстому, об эпиграфе и общей проблематике романа;

— рассмотрение взглядов современников Толстого на соотношение и соответствие эпиграфа и содержания романа;

— анализ литературоведческих работ, обращавшихся к различным толкованиям эпиграфа;

анализ критических статей и литературоведческих работ, посвященных приемам и средствам раскрытия психологии персонажей романа;

— обзор взглядов на жанрово-композиционное своеобразие «Анны Карениной»;

— сопоставление суждений современной Толстому критики и последних достижений литературоведения;

— анализ причин герменевтического кризиса в отношении «Анны Карениной».

Методологически настоящая работа опирается на исследования жанрового своеобразия и психологизма «Анны Карениной» последних лет (О.В.Сливицкая, Э.Г.Бабаев), а также фундаментальный труд «Академические школы в русском литературоведении» (М. : Наука, 1975), особенно на отраженную в этом труде концепцию соотношения литературной критики и науки о литературе – литературоведения, и другие подобные работы.

Практическое значение работы: возможно применение для подготовки специальных курсов, посвященных изучению истории русского романа и творчеству Л.Н.Толстого.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении к данному научному исследованию в общих чертах намечены два основных критических русла, проложенных еще современниками Л. Н. Толстого. Начало одному было положено А.В.Станкевичем в статье «Каренина и Левин», напечатанной в журнале М.М.Стасюлевича «Вестник Европы». Автор статьи высказал общее недоумение критиков-современников, смущенных необычным построением романа, совмещающего в себе две, казалось бы, ничем не связанные между собой сюжетные линии. Эта концепция (вместо одного – два романа) повлекла за собой исследования, посвященные именно анализу соотношения главных сюжетных линий произведения, поиску связующих звеньев, доказательству целостности и единства всего построения. Родоначальником второй концепции можно назвать Ф.М. Достоевского, который без всяких оговорок увидел в «Анне Карениной» «совершенное художественное произведение». Он первым нащупал главный стержень произведения, скрепляющий воедино и трагедию Анны, и мучительные искания Левина, ту общую мысль, идею, которая обеспечивает единство романа, — проблему вины.

Также во введении сформулированы актуальность, предмет, цели и задачи исследования, методологическая база и практическое значение работы.



Первая глава «Эпиграф и проблематика «Анны Карениной» в суждения и оценках критики» подразделяется на два параграфа. Первый параграф «Критика о смысле эпиграфа и проблематике романа» посвящен освещению интерпретации эпиграфа Л.Н. Толстого к роману критиками и писателями 19, 20 веков, а также современными исследователями, так как без понимания значения эпиграфа невозможно адекватное восприятие основных идей романа. Эпиграфом к роману является библейская цитата: «Мне отмщение, и аз воздам». Если эпиграф отсылает к контексту, то логично предположить, что прежде всего имеются в виду слова апостола Павла: «Никому не воздавайте злом за зло, но пекитесь о добром пред всеми человеками. Если возможно с вашей стороны, будьте в мире со всеми людьми. Не мстите за себя, возлюбленные, но дайте место гневу Божию. Ибо написано: «Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь»» (Рим. 12, 17-19). В Ветхом завете, в главе 32 Второзакония Моисей объявляет, что Господь, то есть Иегова, скажет людям: «У Меня отмщение и воздаяние». Как видим, союз «и» Толстой ввел в новозаветный текст, может быть, помня о его наличии во Второзаконии. В подготовительных записях к роману эпиграф имел вид: «Мщение Мое», позже – «Отмщение Мое». Все это позволяет говорить, что главное в эпиграфе – подчеркивание воли Бога. Об этом сам Толстой и высказывался (см. параграф «Автокритика и ее преломление в исследованиях литературоведов»). Среди первых толкователей был А. А. Фет, написавший статью: «Что случилось по смерти Анны Карениной в «Русском вестнике»». В ней наряду с другими вопросами он коснулся эпиграфа, собственно второй его части: «Аз воздам», так истолковав ее: «Анна настолько умна, честна и цельна, чтобы понять всю фальшь, собранную над ее головой ее поступком, и бесповоротно всеми фибрами души осудить всю свою невозможную жизнь. Читатель, еще далеко до рокового колеса локомобиля, чувствует, что Анна произнесла в душе свой смертный приговор. Ни вернуться к прежней жизни, ни продолжать так жить – нельзя. Граф Толстой указывает на «Аз воздам» не как на розгу брюзгливого наставника, а как на карательную силу вещей, вследствие которой человек, непосредственно производящий взрыв дома, прежде всех пострадает сам»1. Так А.А. Фет интерпретировал роман Л.Н. Толстого как роман возмездия, однако гораздо тоньше воспринимая художественную ткань произведения, объясняя, что прямое морализирование совершенно чуждо Толстому как художнику. Впоследствии об эпиграфе писали также М.С. Громека, В.В. Чуйко, Н.Н. Страхов, Ф.М. Достоевский, Ф.И. Булгаков, В.В.Вересаев, Д.С. Мережсковский, Р.А. Дистерло, К.Н. Леонтьев, М.А. Алданов, В.В. Набоков, А.А. Блок, А. Ахматова, М. Цветаева, Н. Воронцова – Юрьева и др. Отзывы перечисленных деятелей литературы об эпиграфе романа «Анна Каренина» объединяет стремление раскрыть истинного адресата библейского послания в эпиграфе к роману Л.Н. Толстого.

Второй параграф данной главы «Автокритика и ее преломление в исследованиях литературоведов» посвящен авторскому пониманию значения эпиграфа в контексте романа. Известно, что Л.Н. Толстой не любил истолковывать смысл своих произведений, однако волна споров, критики и отзывов на роман «Анна Каренина» не могли оставить писателя равнодушным. Толстой так писал о значении эпиграфа к роману: «Много худого люди делают сами себе и друг другу только оттого, что слабые, грешные люди взяли на себя право наказывать других людей. “Мне отмщение, и Аз воздам”. Наказывает только Бог и то только через самого человека». Но сведение всей сложной и широкой проблематики романа к одной теме, заключенной в эпиграфе, было бы обеднением смысла «Анны Карениной», этого романа «широкого дыхания». Значение эпиграфа распространяется не только на Анну Каренину, но и на всех персонажей романа, и идейное содержание произведения гораздо шире любых отдельных толкований эпиграфа. «Во всем, почти во всем, что я писал, мною руководила потребность собрания мыслей, сцепленных между собою, для выражения себя, но каждая мысль, выраженная словами особо, теряет свой смысл, страшно понижается, когда берется одна из того сцепления, в котором она находится», – пишет Толстой Н.Н.Страхову 23…26 апреля 1876 года (18, 784). Эти знаменитые слова написаны Толстым именно в период работы над «Анной Карениной». Поэтому и эпиграф должен рассматриваться в свете тех «сцеплений», о которых говорит Толстой. Однако даже слова писателя о значении эпиграфа не прекратили бурную полемику критиков и литературоведов об идейном посыле романа. О значении эпиграфа писали: Б. М. Эйхенбаум, Б.И.Бурсов, Е. Н. Купреянова, Н. Н. Гусев, Н. Н. Арденс, М. Б. Храпченко, Е. А. Маймина, А.М.Ранчин, Э. Г. Бабаева, В. Я. Линков, И. Ф. Еремина, Г. М. Палишева и Т. П. Цапко.



Вторая глава «Психологизм романа «Анна Каренина в отзывах критики и литературоведения» разделена на два параграфа. В первом параграфе «Психологизм «Анны Карениной» в восприятии современной роману критики» приводятся высказывания современников Л.Н. Толстого о проблематике романа, его психологической направленности. Так А.Д. Оболенский на вопрос Толстого, на чьей стороне, по его мнению, автор в сцене исповеди Левина, ответил: «…Так это написано правдиво и хорошо, что из самого рассказа совершенно не видать, на чьей стороне сам автор…Во всяком случае… вряд ли вы можете быть всецело на стороне священника»2. По словам Оболенского, Толстой ответил ему: «…Вам кажется, что я на стороне Левина, а вот сегодня мне отец Амвросий рассказал, что у него был какой-то человек и просил его принять в монастырь. На него, говорил этот человек, очень сильное впечатление произвел мой рассказ об этой исповеди… Сам я, конечно, на стороне священника, а вовсе не на стороне Левина. Но я этот рассказ четыре раза переделывал, и все мне казалось, что заметно, на чьей я стороне. А заметил я, что впечатление всякая вещь, всякий рассказ производит только тогда, когда нельзя разобрать, кому сочувствует автор. И вот надо было все так написать, чтобы этого не было заметно»3.

Поэтому вопрос о том, на чьей же стороне автор – Анны, Вронского, Каренина, Долли – очень труден для решения, если оно вообще возможно. Такой объективности и глубины психологического анализа, которые явились в творчестве Толстого, русская литература до него не знала. И современники еще не были готовы осознать значение толстовского психологизма, что не помешало им однако всё более писать о нём в своих отзывах и критических статьях, книгах (И.С. Тургенев, Д.И. Писарев, В.В. Чуйко, Вс. Соловьев, Ф.М. Достоевский, К.Н. Леонтьев, Р.А.Дистерло, А.П.Чехов, П.И.Чайковский, Н.Н.Страхов и др.).

Во втором параграфе «Приемы и средства психологического изображения в отзывах литературоведения» рассматриваются особенности психологизма романа Л.Н. Толстого, освещенные отечественным и зарубежным литературоведением. О мастерстве Толстого в изображении внутреннего мира персонажей писали почти все исследователи творчества Толстого. «Психологический анализ – не деталь, даже не одна из сторон, а, если можно так сказать, стержень мастерства писателя-реалиста, в особенности романиста», — пишет в своей книге о романах Толстого Б.И.Бурсов.4 В.В.Ермилов в работе «Толстой-романист» понимает психологию героев «Анны Карениной» как психологию «всеобщего сиротства»5, называет это произведение Толстого «романом о каком-то всеобщем разводе во всех сферах жизни»6. Закономерно, что у этого исследователя, близкого по своим взглядам к социологическому направлению, в трагедии Анны виноватым оказывается общество, сам «железный век». «Любовь в безлюбовном обществе всегда на грани смерти… Любовь в железный век не может не быть трагедией», — утверждается в работе Ермилова.7 О психологической сущности романа также писали в своих работах М.Б.Храпченко, Д.Н. Овсяннико-Куликовский, И.Ф.Еремина, Э.Г.Бабаев, Г.Я. Галаган, Е.А.Маймин, В.Е.Ветловская и др.

В последней главе «Сюжетно-композиционное и жанровое своеобразие романа в отзывах критики и литературоведения» выделяются два параграфа. В первом параграфе «Сюжетно-композиционные особенности» представлены отзывы критиков, литературоведов и самого писателя о композиции романа и развитии сюжета. Так автор «Анны Карениной» объяснял одному корреспонденту (С.А. Рачинскому): «Я горжусь архитектурой — своды сведены так, что нельзя и заметить, где замок. И об этом я более всего старался. Связь постройки сделана не на фабуле и не на отношениях (знакомстве) лиц, а на внутренней связи … то, что я разумею под связью, — то самое, что для меня делало это дело значительным, — эта связь там есть — посмотрите — вы найдете» (18, 820-821).  Рачинский же писал Толстому о романе: «Последняя часть произвела впечатление охлаждающее, не потому, чтобы она была слабее других (напротив, она исполнена глубины и тонкости), но по коренному недостатку в построении всего романа. В нем нет архитектуры. В нем развиваются рядом, и развиваются великолепно две темы, ничем не связанные. Как обрадовался я знакомству Левина с Анною Карениной. Согласитесь, что это один из лучших эпизодов романа. Тут представлялся случай связать все нити рассказа и обеспечить за ними целостный финал. Вы не захотели – Бог с вами. «Анна Каренина» — все-таки остается лучшим из современных романов, а вы первым из современных писателей».8 О сюжетно-композиционном построении романа отзывались также И.А.Гончаров, И.С.Тургенев, Э.Г.Бабаев, Г.Я.Галаган и В.Е.Ветловская и мн. др.

Во втором параграфе последней главы исследования Жанр «Анны Карениной» как «собственно роман» представлены жанровые определения романа различными критиками и литературоведами, а также самим автором. Сам автор называл «Анну Каренину» «свободным романом», «собственно романом». «Свободный роман», возможно, понимался им в духе Пушкина. Однако первыми критиками роман был воспринят как философский (А.В. Станкевич). Позже роман классифицировался как «великосветский». Так Д.Н.Овсянико-Куликовский объявил без тени сомнения: ««Анна Каренина» — роман из великосветской жизни»9 . Гораздо проницательнее судил о романе А.А. Фет. Уже в марте 1876 года, более чем за год до завершения «Анны Карениной», он писал автору: «А небось чуют они все, что этот роман есть строгий неподкупный суд всему нашему строю жизни. От мужика и до говядины-принца. Чуют, что над ними есть глаз, иначе вооруженный, чем их слепорожденные гляделки»10. Критиков, не понимавших романа Толстого, Фет называл «литературными индюками». Так что никакой «великосветскости», в духе романов Валуева или Авсеенко, в романе Толстого не было. О жанровом своеобразии романа писали Н. К. Михайловский, С.Ф. Дмитренко, А.М.Скабичевский, М.Е. Салтыков-Щедрин, А.Г.Гродецкая и др. Однако жанровое своеобразие «Анны Карениной», романа, вобравшего в себя столь разнородные проблемы, охватившего целую эпоху и все пласты русской жизни, не могло быть охарактеризовано в рамках имевшейся ко времени выхода в свет этого романа типологии. В наши дни роман этот, с учетом его житийной и философской основы, можно, по-видимому, охарактеризовать как роман-мистерию.

В Заключении исследования подведены итоги изучения романа Л.Н. Толстого «Анна Каренина» с момента его появления в печати и до наших дней. Критикой, современной роману, были заложены основы его прочтения чуть ли не на целый последующий век. Современникам, для которых в романе было много животрепещущих вопросов, казалось, что главное в новом произведении Толстого – публицистичность, живой отклик на «злобу дня». Это несколько сместило акценты рассмотрения романа критикой и последующим литературоведением и заставило писавших о романе преувеличивать (или преуменьшать) то, что, может быть, не заслуживало этого. Между тем роман «Анна Каренина» — роман «всегдашний», как выразился о романе Тургенева «Отцы и дети» Катков, и не сразу его жанровое своеобразие, а также композиционные особенности были осознаны в этом ключе.

В построении «Анны Карениной» совмещаются принципы противопоставления и единства, слитности, связи. Синтез этих диалектически противоположных принципов — одна из ярких особенностей творческого метода Толстого в целом - наиболее отчетливо проявляется в «Анне Карениной», создавая иллюзию «потока жизни». Осознать все это в полной мере в качестве новаторского построения романа Толстого современная ему критика не смогла. «Отношение русской критики к «Анне Карениной» как к истинно художественному созданию лучше, чем что-либо, показывает то глубокое интеллектуальное обнищание, ту эстетическую малокровность, которой часть этой критики достигла, пренебрегая заветом Белинского стать «самосознанием литературы» и доброхотно обратившись в трибуну для излива общественных страстей», — считает С.Ф.Дмитренко11.

Наиболее разработанным вопросом в критике и толстоведении 19 века относительно романа «Анна Каренина» придется, пожалуй, признать вопрос о значении эпиграфа к роману.

В литературоведении советской эпохи и позднейшем на первый план начали выходить вопросы мастерства Толстого, проблемы психологического анализа в романе. В этом отношении были достигнуты определенные успехи. Кроме того, очень важными были достижения текстологии, издание романа в полном (юбилейном) собрании сочинений и в серии «Литературные памятники».

В настоящее время в центре внимания толстоведов многие мотивы и символические образы романа, которые имеют огромнейшую историю в общемировом художественном творчестве и таким образом включают роман в систему ассоциаций и архетипов всей мировой культуры, обогащая и углубляя тем самым его содержание. Вообще мотивная структура романа представляет собой огромный интерес и открывает в контексте всего творчества Толстого широкое поле для дальнейших исследований, так же, впрочем, как изучение особенностей композиционного ритма.



Современные исследования «Анны Карениной», рассматривающие роман в аспекте мотивного анализа, интертекстуальности, жанровых и мифопоэтических традиций, открывают новые перспективы изучения творчества Толстого.

1 Литературное наследство; Т. 37-38. Кн. II .—М. : АН СССР, 1939. – С.234.

2 Оболенский А.Д. Две встречи с Л.Н.Толстым (1876 и 1901гг.) // Толстой. Памятники творчества и жизни. Вып.3. – М., 1923. – С.34-35.

3 Там же. С.35.

4 Бурсов Б.И. Указ. соч. С.146.

5 Ермилов В.В. Толстой-романист. – М.: Художественная литература, 1965. – 592 с. – С.385.

6 Там же. С. 384.

7 Там же. С.382-383.

8 Цит. по: Бабаев Э.Г. Роман и время. С.57.

9 Овсянико-Куликовский Д.Н. Лев Николаевич Толстой. Очерк… . С.57.

10 Толстой Л.Н. Переписка с русскими писателями. В 2тт. Т.1. – М.: Художественная литература, 1978. – 495 с. -- С.445.

11 Библиотека русской критики. С.12.


Каталог: materials
materials -> Вопросы к коллоквиуму 10-Б, В
materials -> Руководство пользователя архива материалов расследований инцидентов и производственных происшествий росавиации
materials -> Решение. Запишем уравнением траектории движения тела:. Учитывая, что,,, получим. Отсюда
materials -> Статья 47. Основание для возникновения прав и обязанностей родителей и детей
materials -> Учебно-методический комплекс по направлению подготовки 071900 «Библиотечно-информационная деятельность»


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница