Л. М. Бобылева, ученица 6



Дата10.08.2016
Размер85.2 Kb.
Л.М. Бобылева,

ученица 6«А» класса,

«Средняя общеобразовательная школа№52»г. Кемерово.

Руководитель: Бочковская Т. В., рук. школьного музея

Старообрядцы России

В последнее время в нашей стране религии уделяется очень много внимания. В школах введены новые предметы: «Основы религиозных культур и светской этики», «Истоки», «Духовно-нравственная культура», где особое внимание уделяется «мировым религиям», в частности, православию. В то же время, в России, в том числе и в Кемеровской области, до сих пор есть представители старообрядчества, так называемые «кержаки», жизнь и деятельность которых изучена достаточно слабо.

В 1653 году правительство, стремясь к объединению Русской церкви с православными церквями Белоруссии, Молдавии, Балканского полуострова, пришло к необходимости проведения церковной реформы, то есть к унификации церковных обрядов, книг, принципов построения храмов.

Первым этапом (1646 -1653гг.) стали нововведения патриарха Никона, выдающегося политического деятеля, выходца из семьи крестьянина, сильного нравами и довольно жестокого человек.

Никон был так влиятелен и велик, что возомнил себя вторым русским царем, дав себе титул «Великого государя». В Русской церкви было принято древнее двуперстное знамение: крестились двумя пальцами правой руки, что должно было напоминать верующему о двойственной природе Христа - божественной и человеческой. [5]. При Никоне начали вводить «трехперстие», вместо двуперстного [4].

Вторым этапом (1653-1720 гг.) утверждения старообрядчества на Руси стала деятельность протопопа Аввакума, который писал, что «в Москве поселился антихрист; Никон и Алексей Михайлович - два рога его, они «пьют кровь святителей Иисусовых», но будет народ твердо придерживаться старой веры, готовиться к концу света, он близок»[8]. В 1682 г. Аввакум вместе с тремя его единомышленниками был заживо сожжен в поле около древнего русского городка Пустозерска, что в низовьях Печоры. Страдать за веру было уделом многих. Многих заточали в тюрьмы, ссылал, отрезать уши, нос, вырезали языки, отсекали руки.

Третий этап начинается с приходом к власти царя Петра 1 (Пётр был провозглашён царём в 1682 году в 10-летнем возрасте, стал править самостоятельно с 1689 года). В 1721 году провозгласил «принцип веротерпимости» в государстве. Это позволяло старообрядцам жить в городах и селениях, хотя их и обложили при этом двойным налогом[10].

Из воспоминаний Алифтины Павловны Поповой: «Кержаки – этническая группа русских старообрядцев. Название происходит от названия реки Кержанец в Нижегородской области…»[2].

В верховьях Большого Абакана, посреди тайги, живет последняя из семьи Лыковых, Агафья Карповна. К ней уже не раз приезжали и приходили люди «из мира», интересующиеся историей старообрядцев, их жизнью и бытом.

История семьи Лыковых типична для староверов, кержаков: они покинули общину, и ушли вглубь тайги, не примирившись с притеснениями своей веры. Летом же 1978 года геологи проводили разведку в верховьях реки Абакан и с вертолёта случайно заметили следы человеческой деятельности: огороды и маленькую приземистую хижину. Такая находка удивила геологов, ведь до ближайшего селения было больше 350 километров! Учёные решили прояснить ситуацию и обнаружили старообрядческую семью из пяти человек: отца Карпа Осиповича 83 лет, двух сыновей и двух дочерей. Ели они картошку вместе с кожурой, репу и перетёртые зёрна ржи. А летом питались съедобными травами да ягодами. В особенно суровые зимы им приходилось есть кору с деревьев, чтоб не умереть с голоду. Мясо на их столе бывало очень редко, у Лыковых не было огнестрельного оружия, а оленей они ловили в ямы-ловушки и забивали дубинами. С водой тоже были проблемы: зимой, когда перемерзал небольшой родничок у дома, приходилось растапливать снег. Ходили Лыковы босиком, зимой – в самодельных унтах, одежду шили из волокон конопли и крапивы. Электричество, самолёты, фотоаппарат, электроплита - всё это было за пределами понимания Лыковых, а когда они впервые услышали радиоприёмник, то отпрянули от него, приняв за «голос нечистой силы». Староверы возражали, чтобы их не снимали на камеру, ссылаясь на религиозные запреты. Но зато телевизор смотреть к геологам они ходили. В первый раз увидев его, Лыковы решили, что больше не будут ходить к геологам во избежание «бесовского искуса», но не смогли устоять. Смотрели и всему поражались: большим домам, лошадям, машинам; цивилизация и пугала их, и притягивала. Глава семьи Карп Осипович был настроен категорически против всех «порождений дьявола», а его слово в семье всегда было законом. Агафья, не смотря на запреты отца, на целый месяц отправилась гостить к родственникам. Ещё при его жизни к Лыковым стали отправлять этнографические экспедиции, наблюдали за их бытом, поведением, рассматривая их, как неких единственных в своём роде животных.

Некоторое время после смерти отца Агафья жила одна, но потом к Агафье посватался лодочник Иван Васильевич Тропин. Он был на пятнадцать лет старше Агафьи, браконьер и авантюрист по своей натуре. Агафья Лыкова поставила ему такое условие: выйдет за него замуж, если он перестанет сквернословить и пить спиртное. Иван Васильевич пообещал, но сразу же после свадьбы достал флягу браги! Тогда и начались размолвки, Тропину пришлось уйти, и Агафья вновь осталась одна. После него приехала к Агафье москвичка Надежда, в жизни которой произошло какое-то несчастье, и она попыталась найти утешение в религии и выбрала старообрядчество, поэтому и приехала к Лыковой в «послушницы». Агафья была не против того, что её жилище постепенно превращается в объект массового паломничества; внешне сохраняя атрибуты отшельнической жизни, она привыкала к помощи «из миру», принимала подарки от гостей. Для всех Агафья стала чем-то вроде музейного экспоната. Но даже во время перестройки этот необычайный «музейный экспонат» не переставал интересовать общество, да и сама Агафья Лыкова обращается за помощью к губернатору Кемеровской области Аману Тулееву. Два раза в год к ней прилетает вертолёт с провизией: доставляет мешки с мукой, фрукты, батарейки, строительные материалы.

Сейчас в доме отшельницы есть будильник, радиоприёмник, бензопила. Единственное, что Агафья не принимает, так это товары с штрих-кодом, говорит, что «это всё от беса». В газете «Комсомольская правда» журналист Василий Песков написал документальную повесть о семье староверов Лыковых «Таежный тупик» [7].

Мы выяснили, что случай с семьей Лыковых совсем не уникален. Эта семья стала широко известной внешнему миру только потому, что сама пошла на контакт с людьми, и волей случая попала в поле зрения журналистов центральных советских газет. Родня, живущая в Килинске (Горная Шория), уже много лет зовет Агафью Лыкову переехать к ним. Но Агафья, хоть и начала мучиться от одиночества и силы ее из-за возраста и болезней начали покидать, оставлять заимку не хочет. Она сказала: «В Килинске нет пустыни, не может быть там жизни пространной». И еще: «Негодно с доброго дела воротиться». Мы видим в ней черты подлинной русскости, того, что русских всегда делало русскими и чего сейчас нам всем не хватает: стремление к правде, стремление к свободе, к свободному волеизъявлению своего духа.

И все же жизнь Агафьи Лыковой связана большей частью с Кузбассом, нашим губернатором, и поэтому эта семья отшельников, особенно Агафья, нам интересна, она как бы связывает наше время со временем наших предков.

В Кемеровской области существуют места, где живут старообрядцы, кержаки. Например, Килинск. Находится это старообрядческое село в тридцати

с небольшим километров от Таштагола. Килинск раскинулся по обоим берегам

горной речушки, вокруг - тайга, которая отступает, давая лишь место для выпаса лошадей. Со стороны дороги посёлок огорожен, по периметру изгороди поленницы, там топят дровами, поэтому воздух не загрязнён, как скажем в Кемерово, из-за угля, и экология там намного лучше. Ещё одна особенность - над крышами домов Килинска не торчат телевизионные антенны, но электричество есть почти в каждом доме. Все жители, достигшие пенсионного возраста, отказались от пенсий. Но живут там неплохо: нет поваленных заборов, мусора на улице, через речушку переброшены прочные деревянные мостки. В общем, всё сделано на славу, добротно; в Килинске все заняты делом, нет ни одного праздно шатающегося. В ледяной воде горной речки полощут бельё, занимаются делами на огороде, сажают огурцы, другие овощи. Даже маленькие дети, и те помогают матери во дворе или хоть сидят у реки с удочкой. Удивительная для села опрятность в одежде, и лица у всех светлые, не искореженные алкоголем, никто не сквернословит.

Также кержаки живут в Горной Шории, в деревнях Зайцево, Юдино, Якунинское. Жители этих деревень соблюдают до сих пор некоторые старинные обычаи, которые раньше были характерны для всего русского населения. Если заходишь в дом, нужно перекреститься на икону, которая находится в красном углу и обязательно помыть руки, даже если они чистые. Чтобы смыть все «нечистое, мирское». Посудой пользуются, в основном, глиняной и деревянной: крынки, чашки и горшки. В каждом доме есть посуда личная и для гостей. В избе есть большая печь, на которой спят. Почти в каждом доме имеется рукописная книга «Псалтырь». Она написана на старославянском языке, в ней собраны молитвы – «псалмы», которые исполняются на религиозных праздниках. Женщины носят на голове платок, волосы спрятаны под ним. Женщину с непокрытой головой называют «распущенной», поэтому волосы покрывают чепцом и сверху платком. И мужская, и женская одежда обязательно подпоясывается пояском. Пояс, наравне с крестом, носили обязательно. Недаром про человека, который делает что-то нехорошее, говорят, что он «распоясался».



Из воспоминаний Коровина Ивана Павловича, прибывшего в начале 20 века из Пермской губернии Оханского уезда, потомка алтайских кержаков, проживавшего у родственников в Междуреченске. (Умер в мае 2011 года)

«Утром, обычно в 6 часов, кержаки собирались в доме у кого-нибудь из членов общины, где читали каноны и проводили службу. Все становились перед образами, каждый про себя читал «начальную молитву», совершая несколько земных поклонов». Запрещается грешить, но многие грешат, и желая вернуться в согласие со своей общиной, они должны просить прощение у всех членов общины и исполнить епитимью, которая иногда влечет за собой 40 молитв и 2000 земных поклонов. Епитимья длится 12 или более дней в зависимости от стремления кающихся вернуться в общину и от тяжкости греха. До тех пор, пока она не исполнена, они не могут вместе молиться и не могут есть вместе с членами семьи.

Ценные коллекции книг часто прячутся, надежно оберегаются, хранятся в сундуках подальше от любопытства заинтересованных людей, которые принадлежат к иной вере. Все книги - старинные, рукопись написанная на церковно-славянском языке. Возможно, какие-то знания утратились, поскольку старшие, не получившие специального образования, обучают молодых толкованию и навыкам, настоящее обучение которым требует много времени, прилежания и сосредоточения»[1].

Мы встретились с Меньшиковым Иваном Николаевичем, который приехал в гости в Кедровку к родственникам и попросили ответить на несколько вопросов. - Где вы живете, и как вы оказались в этих местах?

- Мой прадед приехал на Алтай перед войной с Вятки, поселились в небольшом алтайском поселке Кордон в тайге на границе с Кемеровской областью.

- Соблюдаете ли вы порядок, заведенный вашими предками?

- Стараюсь соблюдать: живу своим хозяйством, огород обеспечивает мою семью овощами, но главное мое увлечение - пасека, переданная прадедами Важное место в жизни занимает рыбалка, так как живем на реке Чумыш, богатой рыбой, но вылавливаем рыбу, не используя браконьерские способы (сети, невода), бережем окружающую природу.



- А ваши дети соблюдают ваши обычаи?

За советами обращаются редко, но с удовольствием приезжают с семьями в гости и помогают в хозяйстве, приучают детей к труду.[3]

Исследования показали, что и в наше время в Сибирской тайге существуют тайные монастыри, скиты, где живут люди, по своим религиозным убеждениям сознательно прервавшие всякие контакты с внешним миром. Не захотели жить против своей совести, не захотели жить двойной жизнью. А ведь приверженность правде, совести — это и есть подлинная духовность, стремление к правде, стремление к свободе, к свободному волеизъявлению своего духа.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ


Источники:

1. Воспоминания Коровина Ивана Павловича, 2009г// Архив музея МБОУ «СОШ № 52».

2. Воспоминания Поповой Алифтины Павловны, Copyright: Алифтина Павловна Попова, 2012г. Свидетельство о публикации №212031301197012г.

3. Интервью с потомком староверов Меньшиковым Иваном Николаевичем 2012г.

Литература:

4. Большой энциклопедический словарь/коллектив авторов. -2005. -с.1248.

5. Ложкина Г. Опасные христиане// Красное знамя. -30.11.2004 г.

6. Мельников Ф. Е. Краткая история древнеправославной (старообрядческой) церкви, Барнаул. -1999г.;

7. Песков В. Таежный тупик. г. Москва. -1989г.

8. Репнина Виктория. Почему Агафья Лыкова не может вернуться к людям// Моя семья. - №23. -июнь 2004 г.



9. Синявский Б. Наследники протопопа Аввакума// газета «Наша газета». - 1897 г.

10. Турова Евдокия. Кержаки. изд. «Маматов». -10 апреля 2007г.
Каталог: documents
documents -> Профессор, доктор философских наук
documents -> С. Кармин Конфликтология
documents -> Занятие Игровая стихия у Р. Кено и Б. Виана «Коллеж де Патафизик» илитература авангардизма: история термина
documents -> Деникин Анатолий Васильевич Кафедра «Философия» Доктор философских наук, профессор. Образование
documents -> Поль Эжен Анри Гоген 1848-1903 гоген
documents -> Служебные отметки Регистратора
documents -> Правила разработаны на основе действующих Правил международной кинологической федерации (fci). I. Общие положения Аджилити дисциплина, включающая в себя два раздела
documents -> Карточка №1 Из перечисленных материалов: Р6М5, У7А, тт7К12, вк8, хвг, Т5К10, Р18, У10, 9хгс, вк3, сч20, Т12К5, тт8К15-необходимо выбрать


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница