Л. И. Васильева Отражение тотемистических представлений эвенков в топонимии Южной Якутии



Скачать 47.28 Kb.
Дата13.06.2016
Размер47.28 Kb.
Л. И. Васильева
Отражение тотемистических представлений эвенков

в топонимии Южной Якутии
Весь Нерюнгринский улус и Южная Якутия в целом неразрывно связаны с культурой и языком эвенков. Традиционные верования — шаманизм, анимизм, промысловые культы и культы местных духов-хозяев, почитание племенных и семейных покровителей — сохраняются эвенками юга Якутии до сих пор.

В топонимии южноякутского региона прослеживается связь с тотемистическими представлениями эвенков. Культовым почитанием у эвенков-орочонов пользовались такие птицы, как ворон (оли), орёл (киран), лебедь (гах), гагара (укан), утка-чирок (чиркони), чёрный дятел (кирокта), кукушка (ку-ку), кулик (чук-чумо), бекас (олиптыкин), синица (чипиче-чиче). Все эти птицы считаются помощниками шамана в обрядах лечения, добычи оленьих душ, добычи охотничьей удачи, здоровья для семьи и т.д. Все перечисленные птицы неприкосновенны, строго запрещалось их убивать и употреблять мясо в пищу [Мазин, 1984. С. 55].

Дятел в шаманских обрядах выступал как исцелитель и участвовал в обрядах лечения людей и животных. По словам информантов, в Нерюнгринском районе существует речка Кирэктэкэчи, которая названа по месту обитания птицы тотемного почитания. Кирэктэ с эвенкийского переводится «дятел», а аффикс -чи имеет значение ‘обладающий чем-либо, кем-либо’.

Гидроним Рогочи (река Нерюнгринского улуса, левый приток р. Аччыгый) можно истолковать как ‘глухариная (тетеревиная) река’. Название восходит к эвенкийскому апеллятиву хорокū ‘тетерев, глухарь’. У эвенков во время кочёвок глухариное мясо было основным источником пополнения запасов свежего мяса, в результате чего ещё в глубокой древности у эвенков возникли культ глухаря и связанные с ним приметы, поверья и обряды.

Культ рыб у эвенков не отмечался, за исключением тайменя (делбон). Эвенки считали, что голову тайменя нельзя выбрасывать, надо вешать её на дерево, иначе может постигнуть неудача в промысле. Гидронимы Делинде (левый приток р. Иенгры, Нерюнгринский улус) и Делингнэ (левый приток р. Кускангра, Алданский улус) представлены эвенкийской топоосновой дели ‘таймень’. Следовательно, эти названия переводятся как ‘реки, богатые тайменем’. Таймень в мифологии эвенков является носителем шаманской души в водной стихии.

Среди земноводных почиталась лягушка, считавшаяся творцом и хранителем земли. Змея, ящерица и лягушка считались исцелителями болезней. Гидроним Бага образован от эвенкийского слова (учурский диалект) бага ‘лягушка’. Лягушка у эвенков — одно из священных животных; она вместе с мамонтом и змеёй является творцом земли и духом-помощником нижнего мира в шаманской мифологии.

По одной из версий, гидроним Селигдар, правый приток р. Алдан, восходит к эвенкийскому апеллятиву сэли ‘мамонт’. Мамонт в эвенкийской мифологии был одним из священных животных и духов подземного мира.

Представления и обряды, относящиеся к культу медведя, были характерны не только для эвенков, но и для всех других народов Сибири. Наблюдая сходство в строении конечностей медведя и человека, древние охотники пришли к выводу, что медведь раньше был человеком. Отголосок такого представления сохранился в рассказе верхнеалданских эвенков о том, что медведь в процессе создания человека был одним из помощников его творца [Василевич, 1969. С. 216].

Культ медведя у эвенков описан многими авторами. Как отмечает А.П. Лазарев, «благодаря тому, что религиозные представления, связанные с медведем, в некоторой степени сохранились до настоящего времени, а в недавнем прошлом были распространены среди всех групп эвенков, этиологические произведения о небесном происхождении медведя, о появлении домашних оленей из его шерсти, о раскрашивании им бурундука или наказании рябчика сохранили значение религиозных мифов» [Лазарев, 2006. С. 99]. С культовым почитанием медведя можно связать такие топонимы эвенкийского происхождения, как Абага центральная, сельский населённый пункт на территории Олёкминского улуса, и Абага́ — сельский населённый пункт, центр Абагинского наслега Олёкминского улуса. В основе этих названий эвенкийский апеллятив āмāкā 1) ‘дед, дедушка’, ‘дядя’, ‘предок’; 2) ‘медведь’.

Эвенки-орочоны почитают также и волка. По представлениям эвенков, волк является одним из помощников в охотничьем промысле. Например, название Гускэнгрэ, правый приток р. Алдан, объясняется посредством эвенкийского языка: от гускэ ‘волк обыкновенный’. Также, по предположению Б.И. Леханова, гидроним Гувилгра может иметь значение ‘волчий вой’ (устное сообщение).

Отношение эвенков к лосю как к предмету культа формировалось тысячелетиями. «Это было обусловлено, — пишет С.И. Николаев, — не только могучей силой этих животных, но и тем, что они играли важную роль в повседневной жизни северных охотников: давали людям мясо, тёплую шкуру для одежды» [Николаев, 1964. С. 36]. С лосем у эвенков связано множество охотничьих обрядов и верований. Именно лосю было изначально посвящено древнее охотничье празднество-мистерия «Икэнипкэ».

Название реки в Нерюнгринском улусе Анамдяк исследователи возводят к эвенкийскому анам ‘летнее (августовское) название лося; лось перед спариванием’, топоформант -дяк обозначает место длительного действия. В бассейне реки имеется множество озёр и солончаки, где в летнее время кормятся лоси. В устье реки эвенки ставили долговременные жилища для того, чтобы охотиться на лосей.

О культе лося свидетельствуют многочисленные гидронимы эвенкийского происхождения. Например, озёра Большое и Малое Токо (от эвенкийского токū ‘лось’), река Токко в Якутии.

Олень занимает важное место в религиозных верованиях эвенков. От эвенкийского орон ‘олень’ произошло самоназвание забайкальско-амурских эвенков орочоны. Оленеводство — один из важнейших видов хозяйственной деятельности народов Севера.

Культ оленя отражается в следующих топонимах: Орочен — сельский населённый пункт на территории, подчинённой администрации п. Лебединый Алданского улуса; Ороченка — река, правый приток р. Малый Нимныр, Алданский улус; Гуингра — гора, расположенная в 8 км северо-восточнее села Иенгра, Нерюнгринский улус. Последнее название объясняется посредством эвенкийского языка: гуи соотносимо со словом гуядеран, что значит ‘поединок оленей’, топоформант -нгра указывает на принадлежность к топонимам: олени-рогачи затевают «сражения», стремясь «завоевать» самок.

Таким образом, древние тотемистические воззрения эвенков юга Якутии нашли отражение в топонимии региона. В результате анализа зоотопонимов можно сделать вывод, что медведь и олень являются наиболее важными и почитаемыми животными.

В статье использованы архивные материалы кафедры русской филологии Технического института (филиала) Северо-Восточного федерального университета им. М.К. Аммосова.
Литература:

Василевич Г.М. Эвенки. Историко-этнографические очерки (XVIII — начало ХХ в.). — Л: Наука, 1969. 305 с.

Лазарев А.П. Эвенкийский миф-нимгакан // Эвенкийский этнос в начале третьего тысячелетия: Сб. науч. трудов. — Благовещенск: БГПУ, 2006. — С.97–101.

Мазин А.И. Традиционные верования и обряды эвенков-орочонов (конец ХIX — начало ХХ в.). — Новосибирск: Наука, 1984.— 200 с.



Николаев С.И. Эвены и эвенки юго-восточной Якутии. — Якутск: «Якуткнигоиздат», 1964.

Сведения об авторе

Луиза Ивановна Васильева — студентка 2-го курса Технического института (филиала) Северо-Восточного федерального университета. Научный руководитель — старший преподаватель кафедры русской филологии Любовь Анатольевна Яковлева.


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница