Кризиса можно было избежать




Скачать 51.54 Kb.
Дата26.07.2016
Размер51.54 Kb.
КРИЗИСА МОЖНО БЫЛО ИЗБЕЖАТЬ
К сожалению, многие руководители высшего эшелона мало думают о непосредственных исполнителях своих решений, а порой просто забывают о них, а еще хуже включают их в «расчетный процент естественных потерь». Последнее имело место в данном случае. Ведь реакция сербов на возможный авиационный удар не просто просчитывалась, но и подкреплялась предыдущим опытом. Однако, не было сделано ни малейшего усилия для вывода сотрудников ООН в безопасные места (хотя бы в расположение батальонов сил ООН). Таким образом, это можно считать первым уроком кризиса. Необходимо использовать все и любые возможности предотвращения захвата заложников, и думать о всех последствиях принимаемых решений.
КАК ЭТО ПРОИЗОШЛО
Для того, чтобы ввести читателя в курс дела, коротко остановлюсь на обстоятельствах, предшествовавших взятию заложников. В начале 1995 года позиции боснийских сербов практически на всех фронтах были предпочтительными, они контролировали до 70% Боснии и Герцеговины. Мировое сообщество, возглавляемое США, не без помощи СМИ было настроено явно против сербов (чему последние в немалой степени способствовали). На повестку дня уже выходил вопрос о судьбе миротворческой миссии ООН, вызванный сложностями финансирования. Нужно было заставить сербов уступить часть удерживаемых территорий (почему? - это тема отдельного разговора). А добиться этого без устрашения сербов и втягивания ООН в конфликт на стороне одного из его участников политикам уже не представлялось возможным. Вот тогда и настало время воспользоваться правом, формально имевшимся у главы миссии Я.Акаши, на использование авиации НАТО. Надо отметить, что попытки такого использования предпринимались и ранее, но либо они останавливались на уровне Командующего Силами ООН генерала Роуза (Великобритания), либо ограничивались точечным применением авиации. Сменивший Роуза генерал Смит (Великобритания) принял решение, исходя лишь из политической конъюнктуры, требовавшей от него повернуть ход событий в пользу мусульмано-хорватской федерации. Позже, уже в октябре 1995 года, этот политический заказ был озвучен лордом Оуэном, заявившим в беседе со специальным посланником США в бывшей Югославии Кристофером буквально следующее: «Дайте мне пример, как вы можете дать меньше 49% территории стороне, армия которой не потерпела поражений в войне.» (ВВС программ «Панорама» 31 октября 1995г.).

Так или иначе бомбовый удар был нанесен да еще с обещанием последующих налетов. Командование не предприняло попыток вывести персонал ООН из под удара. Военные наблюдатели, работавшие и жившие непосредственно среди местного населения, абсолютно безоружные стали самой легкой добычей для Сербов.


Тогда в заложниках оказалось более ста членов миссии ООН, в том числе около 40 военных наблюдателей. Заложники испытали на себе все превратности судьбы. Их использовали в качестве живого щита на стратегических объектах ПВО и ВВС боснийских сербов. Многие из них подвергались избиению и оскорблениям. Однако, надо сказать, что эксцессов не было, и по прошествии полутора месяцев все заложники были освобождены. В то время я был Старшим военным наблюдателем сектора Дубровник. По моей просьбе Главный военный наблюдатель генерал Бонума (Бразилия, к сожалению, ныне покойный) с очередной ротацией перевел в мой сектор девять офицеров из числа освобожденных заложников. У каждого из них была своя история. Каждому досталось испытать на себе превратности плена и нахождения в изоляции от внешнего мира в течении полутора месяцев. Кого-то избивали, кто-то не мог сказать о своих тюремщиках ничего плохого.

После освобождения все военные наблюдатели, побывавшие в заложниках, были проинтервьюированы в штабе Миссии в Загребе, а материалы бесед и данные о поведении захватившей стороны проанализированы. К анализу привлекались специалисты разных областей знаний, в том числе и два эксперта Скотланд Ярда, специализирующиеся на разрешении кризисов с заложниками. В результате этой работы были выработаны конкретные рекомендации. Часть из них воспроизведены ниже.



ОСНОВНЫЕ ПРАВИЛА РАЗРЕШЕНИЯ КРИЗИСА С ЗАЛОЖНИКАМИ


  1. Разграничение функций




  • Руководители, будь то военные или политические, не должны непосредственно вести переговоры с захватчиками. Рекомендуется определить переговорную группу или опытного специалиста в области переговорного процесса с группой поддержки, которые от имени командования/руководства взяли бы на себя все контакты со стороной, удерживающей заложников.

  • В некоторых случаях обстоятельства складываются таким образом, что командование/руководство до захвата заложников поддерживало связь с лицами причастными к захвату. В первую очередь со всей осторожностью необходимо «разделить» эти два факта для того, чтобы снять с командования дополнительное бремя.

  • Процесс освобождения заложников требует полной самоотдачи от командования, а оно, как правило, чрезмерно загружено решением повседневных задач, и не может посвятить все свое время и внимание только проблеме заложников, в противном случае это может пагубно сказаться на общей эффективности управления, в столь ответственный момент. Кроме того, переговорный процесс может быть серьезно подорван, если уровень переговоров будет неожиданно понижен, когда командиру неожиданно придется покинуть переговоры из-за какого-либо важного дела.

  • Участие командования в переговорах может привести к потере объективности. Командиры не должны давать волю чувствам, и руководствоваться ими при принятии решений.

  • Командиры обладают широкими полномочиями. Противоположная сторона, зная это, будет настаивать на своих требованиях, не желая их смягчать или принимать предложенные альтернативные варианты.

  • У командования нет возможности потянуть время, от него ждут принятия решения на месте. Своим статусом командование лишает себя дополнительного времени на обдумывание действий.

  • Командование располагает полной информацией, часть которой может быть исподволь выведана противоположной стороной в процессе переговоров. Оно не должно ставить себя в положение, когда остается один выход для сохранения тайны - ложь, она подрывает доверие и может привести к прекращению переговоров.

  • Если не удается внедрить отдельную переговорную группу, командир должен сконцентрироваться на переговорах, отделив эту проблему от других повседневных вопросов. Важно, чтобы командира в этот момент поддерживала опытная команда.

  • Из всего выше перечисленного вытекает роль представителя на переговорах. Он должен быть офицером среднего или старшего звена, которому командир полностью бы доверял. Он должен с желанием выполнять порученную работу. Он должен уметь четко и внятно говорить, обладать гибким умом, уметь слушать собеседника и быть способным работать в стрессовых ситуациях.




  1. Правила ведения диалога




  • Переговоры должны проходить вежливо, спокойно, подконтрольно - даже сердечно. Если противоположная сторона раздражена или угрожает применением насилия, не позволяйте себе отвечать тем же. Это ведет к спиральному раскручиванию напряженности, остановить которое очень трудно.

  • Никогда нельзя использовать категорические отрицания требований противоположной стороны. Ответы на требования должны быть максимально обтекаемыми и дипломатически выдержанными.

  • Переговорный процесс – это в основном искусство коммуникабельности.

И т.д.


Многие страны принципиально не признают возможность уступок террористам, захватившим заложников.
Однако переговорный процесс не есть обязательный путь к соглашению. Это во многом фактор выигрыша времени, позволяющий найти альтернативные варианты выхода из кризиса. Уверен, что у нас в стране уже имеется достаточно много наработок по данной теме. Но как говорится, практическая информация лишней быть не может.

Виктор Тарусин



UNPROFOR – UNPF 1994 – 1996 г.г.


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница