Концептуальная интеграция как способ языковой экономии 10. 02. 19 теория языка




Скачать 350.16 Kb.
страница1/2
Дата30.07.2016
Размер350.16 Kb.
  1   2
На правах рукописи

Коробкина Наталья Игоревна

КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ ИНТЕГРАЦИЯ

КАК СПОСОБ ЯЗЫКОВОЙ ЭКОНОМИИ

10.02.19 — теория языка




АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук
Волгоград – 2013
Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального
образования «Волгоградский государственный
социально-педагогический университет».
Научный руководитель — доктор филологических наук, профессор

Шаховский Виктор Иванович.
Официальные оппоненты: Воркачёв Сергей Григорьевич, доктор фи-
лологических наук, профессор (Кубан-
ский государственный технологический
университет, профессор кафедры научно-
технического перевода);
Колоян Дина Леонидовна, кандидат фило-
логических наук, доцент (Волгоградский
государственный социально-педагоги-
ческий университет, доцент кафедры меж-
культурной коммуникации и перевода).
Ведущая организация — Воронежский государственный универси-
тет.
Защита состоится 24 мая 2013 г. в 10.00 час. на заседании диссертационного совета Д 212.027.01 в Волгоградском государственном социально-педагогическом университете по адресу: 400066, г. Волго­град, пр. им. В.И. Ленина, 27.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Волгоградского государственного социально-педагогического университета.
Текст автореферата размещен на официальном сайте Волгоградского государственного социально-педагогического университета: http://www.vspu.ru 18 апреля 2013 г.
Автореферат разослан 19 апреля 2013 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук,

доцент Н.Н. Остринская

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Данная диссертация выполнена в рамках коммуникативной, когнитивной и эмотивной лингвистики.

Ее актуальность объясняется рядом обстоятельств:

1. Окказиональные способы словообразования являются действенным средством повышения экспрессивности и эмотивности речи. Однако в коммуникативном аспекте они еще недостаточно изучены.

2. В ряду экспрессивных словообразовательных средств выделяются компрессивные образования, в которых ярко проявляется лингвокреативная деятельность человека. Такие образования активно используются в массовой информации и интернет-общении. Вместе с тем в этом аспекте они еще не были предметом специального лингвистического анализа.

3. Компрессивные образования способствуют емкой и выразительной передачи мыслей, эмоций и чувств говорящего и в этом плане специфически выражают действие закона экономии в языке, требующего объяснения с учетом новых достижений коммуникативной, когнитивной и эмотивной лингвистики.



Объектом исследования являются русские и английские окказионализмы конца XX — начала XXI в., отражающие языковую экономию и синкретизм мышления современного человека в коммуникативном пространстве языка и представляющие собой на уровне мышления результат концептуальной интеграции (концептуальные бленды). Поясним, что в настоящей диссертации термин «концептуальный бленд», употребляемый для номинации ментального результата концептуальной интеграции, следует отличать от термина «лексиче­ский бленд», служащего для обозначения вербального продукта словообразовательного процесса блендинга. В качестве предмета исследования выступают блендинг, словосочетание, словостяжение и словосложение как способы образования русских и английских окказионализмов в форме концептуальных блендов.

В основу исследования положена следующая гипотеза: компрессивные образования, будучи проявлением закона экономии в языке, выполняют определенные функции в определенных типах дискурса и определенным образом выражают креативные и / или эмоциональные интенции говорящего / пишущего.



Целью диссертационного исследования является характеристика феномена концептуальной интеграции как проявления закона экономии языковых средств в образовании и функционировании современных компрессивных окказионализмов. Поставленная цель определяет следующие задачи:

1) проанализировать закон экономии языковых средств и основные механизмы его реализации — компрессию и синкретизм — на примере концептуальной интеграции;

2) охарактеризовать окказионализм как речевую и языковую единицу в прагматическом и когнитивном аспектах;

3) применить базовые положения теории концептуальной инте­грации к анализу концептуального бленда как нового контекстуального понятия;

4) выявить основные способы образования окказионализмов в форме концептуальных блендов и их коммуникативные сферы-источники;

5) описать оксюмороним как разновидность окказионализма в форме концептуального бленда;

6) разработать структуру онлайн-словаря окказионализмов и охарактеризовать его предназначенность.

Материалом для исследования послужили около 500 современных русских и английских окказионализмов из составленного словника по данным ежегодной акции «Слово года», печатных и электронных СМИ, интернет-коммуникации; художественной и живой коммуникаций; научных работ по лингвистике, посвященных проблемам окказионального словотворчества. Помимо этого использовались данные различных словарей (энциклопедических, лингвистических, толковых, этимологических, словарей неологизмов) и Национальных корпусов русского и английского языков. Единицей исследования признается окказиональная единица в форме концептуального бленда.

В работе использовались следующие общенаучные (1) и частные лингвистические (2) методы: 1) анализ, синтез, гипотетико-дедуктивный метод; 2) методы системно-структурного языкознания (компонентный анализ и дефиниционный анализ), социолингвистические методы (опрос в форме анкетирования и статистическая обработка полученного материала), метод контекстуального анализа, описательный метод, метод сплошной выборки и интроспекции, а также количественный подсчет единиц материала.



Научная новизна исследования заключается в анализе закона экономии языковых средств и основных механизмов его реализации (компрессии и синкретизма) на примере концептуальной интеграции, применении основных положений теории концептуальной интеграции к изучению концептуального бленда как нового контекстуального понятия, выявлении основных способов образования окказионализмов в форме концептуальных блендов и их коммуникативных сфер-источников, что позволило впервые описать оксюмороним как разновидность окказионализма в форме концептуального бленда, разработать структуру онлайн-словаря окказионализмов и охарактеризовать его предназначенность.

Теоретическая значимость диссертации состоит в дальнейшей разработке проблем теории коммуникации — окказионального словообразования как результата концептуальной интеграции и реализации закона экономии языковых средств в коммуникативном пространстве в форме компрессии и синкретизма, а также в характеристике словостяжения как способа современного словообразования.

Практическая ценность исследования заключается в том, что его результаты могут найти применение в лекционных курсах языкознания, лексикологии, стилистики, в спецкурсах по когнитивной, прагма- и коммуникативной лингвистике, а также в лексикографической практике.

Теоретико-методологической базой исследования послужили следующие научные положения, доказанные в работах отечественных и зарубежных ученых:

— закон экономии языковых средств является одним из движущих факторов эволюции языковой системы, механизмами реализации которого выступают компрессия и синкретизм (И.Л. Артеменко, И.А. Бодуэн де Куртенэ, Н.С. Валгина, А.А. Дьякова, О. Есперсен, С.В. Ионова, А.М. Кузнецов, А. Мартине, Л.Н. Мурзин, Г. Пауль, Г. Спенсер, А.С. Штерн, P. Royster, M. Turner, A. Vicentini и др.);

— неологизмы и окказионализмы представляют собой единицы, которые служат для лексической подсистемы языка и отвечают все новым коммуникативным задачам, возникающим в экстралингви­стических эмоциональных ситуациях различных сфер общения (Э.М. Бе­реговская, Е.Н. Дорофеева, В.И. Заботкина, Н.А. Князев, В.А. Кухаренко, В.М. Лейчик, А.Г. Лыков, Ю.Н. Несветайло, Е.В. Стрельницкая, Л.Г. Тобулток, М.Н. Эпштейн, А.В. Якушева, S. Oddleifson и др.);

— концептуальная интеграция представляет собой базовую когнитивную операцию, при которой структуры исходных ментальных пространств проецируются на новое конструируемое ментальное пространство — концептуальный бленд (О.К. Ирисханова, Л.П. Ковальчук, Ф.Р. Кубаева, Е.С. Кубрякова, К.Р. Петкелите, Е.В. Рахилина, Т.Г. Скребцова, Л.Р. Хасанова, S. Coulson, G. Fauconnier, M. Turner и др.);

— номинация новых объектов действительности может осущест­вляться такими словообразовательными способами, как блендинг, словосочетание и словосложение, обусловленными креативными и/или эмоциональными интенциями говорящего / пищущего, а также реализацией игровой функции языка (Е.Н. Аверьянова, И.В. Арнольд, И.М. Гиндлина, Ю.П. Ермоленко, Е.А. Земская, С.В. Ильясова, Е.И. Куманицина, О.Д. Мешков, Т.А. Петрова, В.З. Санников, И.А. Столярова, О.Н. Сухорукова, О.А. Хрущева, В.И. Шаховский, Н.А. Шехтман, M. Dobrovolsky, F. DuBose, S. Huebert, F. Katamba, S. Oddleifson, W. O’Grade, A. Pereltsvaig, E.M. Uhlenbeck и др.);

— с позиций современной лингвоконцептологии существуют различные подходы к соотношению понятия и концепта, основных видов понятий и разновидностей лингвистической дуальности (А.П. Ба­бушкин, А.В. Байдак, М.А. Богданова, Г.С. Бородкина, А. Вежбицкая, С.Г. Воркачёв, О.Н. Георгиева, В.И. Карасик, Е.Ф. Косиченко, Н.А. Красавский, О.М. Лунцова, Т.В. Печагина, З.Д. Попова, М.Г. Са­бадашова, Т.Н. Снитко, И.А. Стернин, А.О. Топоева, Л.В. Туленинова, М.В. Флягина, Ю.А. Храмова, Н.В. Чезыбаева, М.А. Шаманская, В.И. Шаховский и др.);

— в современной лексикографической теории и практике объектом описания становятся не только зафиксированные и устоявшиеся слова, но и новые потенциально коммуникативные номинации — неологизмы (В.Д. Девкин, Н.З. Котелова, Т.В. Максимова, C.L. Barnhart, D.K. Barnhart, R.K. Barnhart, E. McKean, S. Steinmetz и др.).

На защиту выносятся следующие положения:

1. Некоторые окказионализмы, появляющиеся в различных коммуникативных сферах, представляют собой результат концептуальной интеграции, отражение языковой экономии и синкретизма мышления современного человека.

2. Ментальные корреляты таких окказионализмов — концептуальные бленды — представляют собой новые контекстуальные понятия, появление которых происходит как в экстралингвистических (соположение сочетающихся референтов), так и в лингвистических (языковые способы их фиксации, в том числе в креолизованных текстах) контекстах.

3. Словостяжение, в отличие от блендинга, словосочетания, словосложения и др., является новым способом образования современных окказионализмов. Оно представляет собой процесс стяжения двух узуальных лексических единиц с намеренным слитным написанием строчными буквами, превращающий исходное свободное словосочетание в лексико-грамматическое единство (универб).

4. Оксюмороним представляет собой результат концептуальной интеграции и характеризуется следующими признаками: цельнооформ­ленность (в отличие от оксюморона), содержательная емкость, эмоционально-экспрессивная маркированность, структурная экономичность.

5. Необходимость лексикографического отражения окказионализмов в предлагаемом онлайн-словаре объясняется все увеличивающимся количеством новых окказиональных номинаций. Такие новообразования, не укладываясь в рамки оперативной человеческой памяти, требуют быстрой письменной фиксации для введения их в коммуникативный обиход, а также с научной целью — изучения истории становления, функционирования и обновления лексического корпуса языка.



Апробация работы. Основные результаты исследования обсуждались на аспирантских семинарах при кафедре языкознания ВГСПУ, заседаниях научно-исследовательской лаборатории «Язык и личность» и кафедры языкознания ВГСПУ. Основные положения диссертации и ее отдельные аспекты были представлены на региональной конференции молодых исследователей Волгоградской области (Волгоград, 2010); на международных научно-практических конференциях: «Жизнь языка в культуре и социуме» (Москва, 2010), «Актуальные проблемы лингводидактики и лингвистики: сущность, концепции, перспективы» (Волгоград, 2010), «Меняющаяся коммуникация в меняющемся мире—5» (Волгоград, 2010), “Naukowa myśl informacyjnej powieki — 2012” (Przemyśl, 2012); на международной научно-методической конференции «Личность, речь и юридическая практика» (Ростов-на-Дону, 2011); на международной научной конференции «Язык и мышление: психологические и лингвистические аспекты» (Ульяновск, 2012).

Основные результаты диссертационного исследования изложены в 13 публикациях, три из которых опубликованы в журналах, входящих в список ВАК Минобрнауки России. Общий объем опубликованных по теме диссертации работ составляет 3,5 п. л.



Объем и структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы и приложений.

Во введении определяются объект, предмет, цель, задачи исследования, обосновывается его актуальность, описываются методы исследования, формулируются основные положения, выносимые на защиту, раскрываются научная новизна, теоретическая значимость и практическая ценность работы.



Первая глава, состоящая из четырех параграфов, посвящена анализу закона экономии языковых средств и основных механизмов его реализации — компрессии и синкретизма — на примере концептуальной интеграции; характеристике окказионализма как речевой и языковой единицы в прагматическом и когнитивном аспектах; применению базовых положений теории концептуальной интеграции к анализу концептуального бленда как нового контекстуального понятия.

Вторая глава, состоящая из четырех параграфов, посвящена выявлению основных способов образования окказионализмов в форме концептуальных блендов и их коммуникативных сфер-источников; описанию оксюморонима как разновидности окказионализма в форме концептуального бленда; рассмотрению экологичности / неэкологичности окказионализмов в форме концептуальных блендов, а также разработке структуры онлайн-словаря таких новообразований и характеристике его предназначенности.

В заключении подводятся основные итоги и намечаются перспективы дальнейшего исследования.



ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В рамках первой главы диссертации «Закон экономии языковых средств: от компрессии и синкретизма к теории концептуальной интеграции» было отмечено, что одним из важнейших внутренних законов развития языка как системы является закон экономии языковых средств, суть которого заключается в отборе наиболее рациональных и кратких для целей коммуникации языковых / речевых единиц. Так, например, в последнее время в различных сферах общения встречается словосочетание long data (a massive data set that extends back in time hundreds or thousands of years [Word Spy: www]). Как показывают данные одного из источников [Ibid], ни в одном из приводимых ниже контекстуальных употреблений данной номинации не используется ее аналитическое по форме значение, а упоминается само словосочетание в качестве прототипной экономичной номинации:

1. By “long” data, I mean datasets that have massive historical sweep — taking you from the dawn of civilization to the present day. The kinds of datasets you see in Michael Kremer’s “Population growth and technological change: one million BC to 1990,” which provides an economic model tied to the world’s population data for a million years; or in Tertius Chandler’s Four Thousand Years of Urban Growth, which contains an exhaustive dataset of city populations over millennia (Samuel Arbesman. Stop Hyping Big Data and Start Paying Attention to ‘Long Data’//Wired, January 29, 2013).

2. Long data is an effective tool even when dealing with current or future phenomenon... If we don’t look at these events from a historical standpoint...we have the potential to fall prey to the shifting baseline syndrome. When this happens, we regard events happening in our current decade to be the norm and are often blinded to what has happened in generations past. This is why it is important to add long data to our toolkit—because it gives us context (Forget Big Data—Here Comes Long Data//The Lavin Daily, January 29, 2013).

3. What exactly is big data depends on who you ask. Some people talk about lots of measurements (what I call «fat data»), others of huge numbers of records (“long data”), and some talk of both (Galit Shmueli. Big Data: The Big Bad Wolf?//BzST, March 11, 2012).

Из данного примера следует, что язык в ходе развития приобретает максимум гибкости, но при этом заботится о минимизации количества затраченных на это средств. Такая тенденция формируется под влиянием экстралингви­стических факторов, среди которых особую роль играет интенсивное развитие многих сфер жизнедеятельности современного общества, сопровождаемое научно-техническим прогрессом. Все это приводит к увеличению информативности за счет минимизации усилий, времени и количества используемых в языке / речи единиц. Поэтому в первой главе диссертации сделан вывод о том, что в рамках коммуникативной парадигмы языкознания такая тенденция сводится к принципу, который должен стать общеметодологическим: общение людей за счет экономии языковых и речевых средств, усиления семантики появляющихся новых номинаций должно стать более экономичным и более прагматичным, т.е. более экспрессивным.

В подтверждение данного тезиса рассмотрены такие недавно появившиеся номинации как Херминатор (Херманн Майер + Терминатор) (спортивное прозвище знаменитого австрийского горнолыжника Херманна Майера [Майер Херманн: www]); freakonomics (freak + +economics) (современная экономическая наука, занимающаяся изучением различных загадок повседневной жизни, результаты которого нередко ставят общепринятую точку зрения с ног на голову) и др. План содержания подобных лексических единиц и сжатие их плана выражения явно способствуют более экспрессивному характеру тех ситуаций, в которых они рождаются и функционируют. А это добавляет самим словам коннотативную (эмотивную) окраску и экспрессивный оттенок, наделяя их, таким образом, эмотивной семантикой, позволяющей отнести эти номинации к типу эмотивной лексики в статусе коннотатива (другие примеры лексики, демонстрирующей как отрицательно-оценочную коннотацию осуждения, так и положительную этическую оценочность, например, при номинации субъекта ухаживания, см. подробнее: [Колоян, 2006]).

В первой главе диссертации также показано, что одним из механизмов реализации закона экономии языковых средств выступает компрессия — сжатие плана выражения при максимальном сохранении плана содержания лексической единицы. Было установлено, что данное лингвистическое явление связано с вопросом о возрождении и доминировании у современного человека тенденции к синкретизму, который в содержательном отношении представляет собой совершенно новый уровень своего развития, отличающийся от синкретизма древних людей: процесс создания новых речевых номинаций опирается на уже существующий в языке строительный материал в виде узуальных лексических единиц. Примерами таких недавно появившихся коммуникативно-потенциальных единиц могут быть следующие слова: фотобомба (фото + бомба) (фотография, на которой деталь заднего плана (чаще всего неожиданная, комичная, прикольная и т.п.) привлекает к себе больше внимания, чем сам объект); Eggasus (egg+ + Pegasus) (американский одноместный трехколесный электромобиль яйцеобразной формы, способный перевозить только одного пассажира (Домино Авто. 2012. № 27(721). С. 63) и др. Эти слова и их семантические дефиниции подтверждают, что речь идет, с одной стороны, о тенденции мышления современного человека к синкретизму, т.е. о его ментальной способности максимально сжато и емко выражать мысль в речи. С другой стороны, план выражения этих номинаций в результате сложных ментальных операций, осуществляемых человеком, становится компрессивным, а план содержания не теряет своей емкости в сравнении с аналитическими прототипами (семантическими дефинициями). На основании этого можно предположить, что тенденция к синкретизму становится опережающей. Это приводит к появлению новой языковой личности, способной выражать свои мысли более кратко и лаконично, т.е. более экономично с точки зрения артикуляционных усилий и вмещения большего объема семантики в более краткую внешнюю форму. Такая новая языковая личность обладает особым способом мышления и особым коммуникативным поведением — кратким и лаконичным, поэтому она имеет несколько иное языковое представление того же самого объективного мира, т.е. имеет несколько иную его языковую картину.

В первой главе диссертации отмечен окказиональный характер современного словообразования, т.е. творческий процесс создания нетривиальных номинативных единиц, оказывающих воздействие на реципиентов своей структурой, семантикой, эмоциональным, когнитивным и прагматическим потенциалом. Окказионализмы при этом понимаются как не существовавшие ранее слова или словосочетания авторского характера, появляющиеся и проявляемые в речи, с присущей им постоянной новизной с течением времени и вне условий порождения, обладающие формой, значением и выражающие определенное понятие. Окказионализм на момент своего рождения характеризуется также появлением в конкретной коммуникативной ситуации (включающей в себя цель, тему, участников, хронотоп, сферу, мотив, прагматику), созданием по случаю и отсутствием широкого (частотного) ситуативного функционирования.

Эмпирический материал диссертации показывает, что некоторые современные окказионализмы могут иметь полную или сокращенную форму. Полная форма наблюдается преимущественно в словосочетаниях — ампутация совести (полное или частичное отсечение совести), games maker (the name given to thousands of Olympic volunteers [Kinder: www], волонтер, помогающий в организации Олимпийских игр и др.); сложных словах — адорай (ад + о + рай) (обстановка, место, условия жизни, пребывание в которых, с одной стороны, мучительно и невыносимо, а с другой стороны, доставляет удовольствие, наслаждение), сrowdfunding (сrowd + funding) (практика сбора средств через Интернет на финансирование кампании, в которой большое число участников выделяют небольшие суммы [Сашина: www] и др.) и словостяжениях — гражданинпоэт (человек, который является и гражданином, и поэтом в одном лице), советскоешампанское (свободный домен РФ и т.п.) (подробнее о данных способах современного окказионального словообразования см. ниже). Сокращенная форма некоторых современных окказионализмов особенно заметна в использовании аббревиатур, акронимов и лексических блендов: лексические бленды — новотека (новостная + библиотека) (значительное по количеству собрание главных новостей дня); jubilympics (jubilee + Olympics) (two important events for Great Britain of the summer 2012 — the 60th jubilee of Queen Elizabeth’s accession to the throne and the XXX Olympic Games in London) и др.; аббревиатуры и акронимы — ВАЛЛ-И (Вселенский Аннигилятор Ландшафтный Легкий — Интеллектуальный) [ВАЛЛ-И, 2008] (данный акроним является отечественным вариантом названия компьютерного анимационного фильма и имени главного персонажа — робота); YOLO (You Only Live Once) (to convey derision or astonishment [Global Language Monitor: www]) и др.

Установлено, что основной целью создания рассматриваемых в диссертации окказионализмов является языковая экономия, средства достижения которой могут быть различными. Данный факт объясняет наличие различных функций окказионализмов, реализуемых с целью достижения языковой экономии кластерно. Однако представляется возможным выделить некоторые доминантные функции современных окказионализмов, выходящие в зависимости от коммуникативной ситуации на первый план (прагматическая, когнитивная, игровая, апеллятивная и др.).

Реализация прагматической функции окказионализма проявляется в его выразительности, в оказываемом им на говорящего / слушающего перлокутивном эффекте неожиданности и удивления, в его воздействии на чувственную сферу говорящего / слушающего, в намерении вербальной номинации не названного [Заботкина, 1991, с. 26—27]. Связь окказионализма с познанием окружающего мира, с сохранением и передачей накопленной информации от поколения к поколению, с концептуализацией и категоризацией различных реалий, отражение синкретичного процесса мышления современного человека составляет реализацию когнитивной функции новой номинации. В основе некоторых современных окказионализмов лежит процесс языковой игры, способствующий реализации игровой функции новой номинации, ориентированной на достижение определенного прагматического эффекта: неожиданного, комического, ироничного и др. Посредством такой лингвокреативной деятельности появляется возможность раскрытия в языке его скрытых эстетических возможностей, обусловливающих не только собственную креативную активность, но и творческую речедеятельностную способность языковой личности: стервис (стерва + сервис) (сфера обслуживания населения, услуги в которой предоставляются бессовестными и нахальными женщинами (стервами)), mimbo (male + bimbo) (мужчина, уделяющий слишком большое внимание своей внешности [Хрущева, 2011, с. 18]) и др. При достижении языковой экономии в телевизионных рекламных роликах доминирующей функцией окказионализмов является апеллятивная, которая призвана оказать максимальное психологическое воздействие на потенциального потребителя, побудить адресата к совершению действия, прогнозируемого автором [Крюкова, 2003, с. 68]. Примерами таких современных окказионализмов могут быть следующие: Дынябуз (дыня + арбуз) (новая разновидность сока «Добрый», представляющая собой смесь дынного и арбузного сока); Согурт (сок + йогурт) (напиток, выпускаемый под брендом «Растишка», представляющий собой смесь йогурта и определенного типа сока (гранатовый, яблочный и др.)) и др.

Было обосновано, что некоторые современные окказионализмы представляют собой результат концептуальной интеграции, суть которой излагается в одноименной теории Ж. Фоконье и М. Тернера. Согласно данной теории на уровне мышления человека происходит смешение двух пространств, что объясняет появление особого ментального конструкта — концептуального бленда. Действие концептуальной интеграции можно наблюдать на чисто графических образах — карикатурах, вывесках, рекламных плакатах и пр., но в большей степени она выражается на языковом уровне. При рассмотрении основных положений теории концептуальной интеграции была также определена роль данного процесса в динамике словарно-семантического содержания: процесс концептуальной интеграции через образование концептуального бленда обусловливает появление окказионализмов, обладающих сверхсуммативной семантикой (т.е. представляющих собой совокупность значений конституэнтов, образующих окказионализм, не сводимых, однако, к своей сумме), которая может быть вычленена посредством компонентного анализа нового слова.

В первой главе диссертации было предложено описать концептуальные бленды как новые контекстуальные понятия. С этой целью определяется содержание термина «контекстуальный», представляющего собой дериват от общеизвестного лингвистического термина контекст (от лат. contextus — тесная связь, соединение), виды которого бывают различными. Так, например, в большом энциклопедическом словаре по языкознанию выделяются такие виды контекста, как микро- и макро-, вербальный и невербальный, собственно лингвистический и экстралингвистический и др. [Языкознание: БЭС, 1998, с. 238]. Поскольку концептуальные бленды представляют собой ментальные корреляты некоторых современных окказионализмов, то особый интерес представляет экстралингвистический контекст. Под ним традиционно понимается собственно ситуация речевого общения, в которой происходит рождение окказионального слова или словосочетания. При этом ментальный коррелят такого окказионализма, как правило, является вербальной реакцией на социальный, социально-экономический / политический и другие стимулы.

Приведем пример. По данным одного из источников (см.: [Креативный класс: www]), зимой 2011 г. в нашей стране сложилась ситуация волны протестов после выборов в Государственную Думу РФ. Такая ситуация привела к появлению и широкому распространению, особенно в сети Интернет, нового контекстуального понятия «креативный класс», вербальный коррелят которого в своем значении упо­требляется в противовес обычному населению России (художники, фотографы, блоггеры, журналисты, занимающиеся «интеллектуальным трудом», в основном проживающие в столицах, активно использующие Интернет, социальные сети и поддерживающие западные ценности). Интересно, что, начиная с января 2013 г., всевозрастающую популярность получает и более экономичный вариант этого нового окказионального словосочетания и его ментального коррелята — креакл. Такое возрождение речевой номинации (в значении прозвища представителей так называемого креативного класса) и соответствующего ей концептуального бленда является не чем иным, как вербальной реакцией на определенный социальный стимул — дело об убийстве Ирины Кабановой, блоггера Живого Журнала. Данное окказиональное выражение широко распространилось применительно к Алексею Кабанову, взявшему на себя ответственность за убийство своей жены [Креакл: www]. Примечательно, что в связи с такой вы­звавшей немалый общественный резонанс экстралингвистической коммуникативной ситуацией наблюдается письменная фиксация окказионализма креакл в интернет-блогах. Так, например, пост пользователя с логином pravdoiskatel77 от 15 января 2013 г. рассказывает о креаклах в стилистике известной телепередачи «В мире животных»: «Не имея хаты, из интернета креакл выползает редко. В сети сидит, как в болоте. Селится в фейсбучном омуте вместе с бесчисленными сородичами, где промеж глупых, злых и торопливых склок на общественно-политические темы предается сваре и грызне за питательный лайк» (подробнее см.: [Креакл обыкновенный: www]). На основе приведенного фрагмента текста становится очевидным, что окказионализм креакл является по своему значению явно отрицательным. Свидетельст­вует об этом, во-первых, количество слов с негативной коннотацией, используемых в данном тексте для характеристики образа жизни креакла: болото, омут, злые склоки, свара, грызня. Вероятно, именно поэтому ассоциативная фоносемантика выводит нас на слово крякать, которое, особенно по отношению к человеку, имеет отрицательные коннотации (издавать отрывистые горловые звуки, обычно как выражение досады, возмущения и т.п.), а на психоэмоциональном уровне, соответственно, вызывает неприятные ассоциации. А это не может не приводить и к эвокации неприятных ассоциаций при восприятии окказионализма креакл и соответствующего концептуального бленда как нового контекстуального понятия.

Отмечается, что некоторые современные окказионализмы появляются и функционируют в вербальных контекстах, которые имеют две основные формы — письменную и устную. Письменная форма является типичной для текстов различных функциональных стилей: 1) произведений отечественной и зарубежной художественной литературы (беллетристика) — Ф. Бегбедер «99 франков» (2010): журналог (журнал + каталог) (гибрид журнала и каталога, в котором, помимо собственно каталога товаров, предлагаемых на продажу, публикуются статьи, помогающие покупателям сориентироваться при принятии решения о покупке того или иного товара) [УРАС: www]; стихотворения Г.В. Сапгира (напр.: [Парснек и герлески: www, а]): свинтурист (свинья + турист) (грязный и неопрятный турист с низменными привычками, возможно, ведущий себя грубо) и др.; 2) статей в печатных и интернет-СМИ (газетный функциональный стиль) — «Волгоградский бизнес-журнал» [2012. № 3(64). С. 89]: бабушкофон (бабушка + телефон) (обычный телефон с крупными кнопками); «Охота и Рыбалка. XXI век» [2013. № 2 (118); 2012. № 10 (114) (обложка)]: северная тяга (собачья упряжка, участвующая в гонке), ястребитель (ястреб + истребитель) (ястреб-тетеревятник, обученный охотиться на птиц, зайцев и др. животных); [Минкин: www, а— к]: двуногая саранча (организации, которые заинтересованы в вырубке Химкинского леса Московской области с целью получения его территории для строительства объектов инфраструктуры) и др.

Что касается устного вербального контекста, то он может быть представлен: 1) радио- и телепередачами — «Comedy Club» (11.01.2013, ТНТ, 21.00): миромузин (мир + лимузин) (лимузин, размеры которого сравнимы с миром); «Орел & Решка» (15.02.2013, MTV, 17.00): бутер­бродоавтомат (бутерброд + о + автомат) (автомат-мини-духовка для выдачи бутербродов (фаст-фуда) (г. Амстердам)) и др.; 2) сериалами — «Интерны» (сезон 2, серия № 110): интимная смертьотсутствие полноценной интимной жизни, вызванное плохим сном, усталостью на работе и усталостью от выполнения домашних дел; «Универ. Новая общага» (сезон 1, серия № 51): вузовидение (вуз + Евровидение) (внутривузовский конкурс песни, проводимый в формате Евровидения) и др.; 3) полнометражными фильмами — «Гномео и Джульетта» (2011): Гномео (гном + Ромео) (персонаж-гном по имени Ромео); «Смурфики» (2011): пессисмурф (пессимист + смурфик) (смурфик, обладающий характером пессимиста) и др.; 4) телевизионными рекламными роликами (примеры см. выше).

Фактический материал исследования показывает, что контекстом для нового понятия (концептуального бленда) и его вербального коррелята может быть не только текст как языковое произведение, но и его особая креолизованная разновидность — фотография, например:




(Никита Джигурда + Чебурашка) (Снегурочка + Никита Джигурда)

В первой главе диссертации была выдвинута гипотеза о том, что контекстом для концептуальных блендов могут выступать конституэнты, входящие в состав нового окказионализма, которые, как и любое слово, по мнению С.А. Борисовой, выступают организаторами локального мини-пространства и обладают способностью создавать значение в свернутом виде [Борисова, 2003, с. 153—154]. Это локальное мини-пространство в нашем представлении включает в себя не только вербальную составляющую, но и имеет выход на ментальный уровень. Данные размышления имеют определенные теоретические предпосылки в современной науке. Одна из них восходит к основам текстолингвистики. Согласно семиотическому подходу к пониманию текста, им может выступать любая семантически организованная система знаков. Такой системой может быть, например, современный окказионализм гепардодром (гепард + ипподром). Слова гепард и ипподром, включая в себя определенный набор сем (например, гепардживотное, хищник, скорость и др.), представляют собой организованные системы знаков, т.е. являются текстами. Они формируют определенное ментальное мини-пространство, которое может иметь выход на вербальный уровень, где происходит образование и появление необычного по форме и сверхсуммативного по содержанию окказионализма гепардодром. Следовательно, каждый из конституэнтов новой номинации приобретает возможность сочетаемости с другими лексическими единицами в определенной коммуникативной ситуации и поэтому может рассматриваться не только как текст, но и как контекст для появления и образования нового слова.

Второй предпосылкой, указывающей на возможность слова быть контекстом, является уже доказанное в психологии утверждение о том, что «в словах буквы опознаются лучше, чем в бессмысленных последовательностях» [Каптелинин, Величковский, 1989, с. 27]. Прокомментируем данный тезис на примере окказионализма славянорозетки (славяне + о + розетки). В этой речевой номинации мы, вероятно, без особых усилий можем вычленить уже знакомые и известные слова славяне и розетки. Помогает в этом буквенный контекст: четкий порядок букв в каждом из слов, который в отличие от бессмысленной последовательности этих же самых букв (например, слорянавизтке) является более узнаваемым, декодируемым и понимаемым. А раз мы смогли узнать, декодировать и понять эти слова в составе новой номинации, то с опорой на семиотический подход к пониманию текста можно предположить, что они являются для окказионализма контекстом.

Наконец, заслуживает внимание и мнение Н.Н. Амосовой о том, что существует такой тип переменного контекста, как лексический. Под ним предлагается понимать контекст, содержащий такой указательный минимум (т.е. элемент речевой цепи, несущий требуемое семантическое указание), который способствует реализации значения слова посредством самой семантики составляющего этот указательный минимум слова или комплекса слов независимо от характера их синтаксической связи с семантически реализуемым словом [Амосова, 1963, с. 34]. Проиллюстрируем это на примере окказионализма bridezilla (bride + Godzilla). Указательным минимумом контекста для данной речевой номинации являются ее конституэнты — слова bride (невеста) и Godzilla (Годзилла). Посредством реализации общеизвест­ных значений данных слов, составляющих указательный минимум окказионализма bridezilla, эти элементы речевой цепи способствуют реализации сверхсуммативной семантики исходной номинации, которая формулируется следующим образом: женщина на пороге замужества, донимающая всех своими капризами, придирками по поводу предстоящей свадьбы [Ермоленко, 2007, с. 13]. Следует отметить, что такое совмещение двух понятий (ментальных пространств) в третьем, которое становится двоичным, происходит в определенной коммуникативной ситуации и в определенном контексте, если не в письменной, то в ментальной форме.

Во второй главе диссертации «Блендинг, словосочетание, слово­стяжение и словосложение — способы современного окказионального словообразования как результата концептуальной интеграции» рассматриваются основные способы вербальной репрезентации концептуального бленда. Наиболее продуктивными среди них являются:

1) блендинг — отражение процесса эмотивной номинации и результат взаимодействия двух и более узуальных единиц, которые проходят полное или частичное усечение и объединяются в единую новую речевую единицу: журналглист (журналист + глист) («паразитирующий» журналист, нередко наживающийся чужим трудом и плохо выполняющий свою работу, которая наносит вред окружающим людям (прежде всего тем, о ком он пишет)); celebating (celebrate + +celibate) (празднующий определенное количество лет одинокой жизни [Хрущева, 2011, с. 10]) и др.;

2) словосочетание — соединение двух узуальных лексических единиц в составе синтаксической конструкции на основе подчинительной грамматической связи (согласования, управления, примыкания), приводящее к образованию монолитного окказионализма: копипасть интернета (= Копипаст (copy-paste) в интернете бывает так агрессивен к авторам, что его царство вполне можно назвать «Копипасть интернета» [Имхонет: www]); Gangnam style (стиль моды, зародившийся в одноименном районе Сеула в Южной Корее [Слово года: www]; «Каннам стайл» — разговорное выражение в корейском языке, означающее роскошный образ жизни, которым славится Каннамгу, богатый и модный район Сеула) и др.;

3) словосложение — морфологическое соединении двух или более корней (основ), в результате чего образуется сложное слово или композит (лат. compositum) [Мешков, 1985; Энциклопедия «Языкознание»: www и др.]: метронирвана (метро + нирвана) (состояние полной самопогружённости и отрешённости, возникающее при длительной поездке в метро [Слово года-2012: www]); omnishambles (omni (лат. «все»)+ + shambles) (any debacle or poorly managed situation [Kinder: www]) и др.

Было признано, что каждый из этих способов характеризуется определенным набором словообразовательных моделей, под которыми понимаются структурно неизменные, но лексически разнообразно наполняемые формулы, отражающие смешение двух и более исходных конституэнтов окказионализма. Так, наиболее продуктивной словообразовательной моделью блендинга и в русском, и в англий­ском языках является смешение двух имен существительных. Внутри каждой модели блендинга были выделены словообразовательные типы, т.е. различные варианты усечения частей конституэнтов, составляющих новую номинацию. Такие лексические отрезки, образующиеся в процессе усечения, в теоретической литературе называются «осколками» и делятся на три вида: инициальные, срединные и конечные [Хрущева, 2011 и др.]. Как было замечено, значительное большинство окказиональных лексических блендовых номинаций образуется при слиянии инициального «осколка» первого конституэнта новой номинации и конечного «осколка» ее второго конституэнта. Для словосочетания как способа окказионального словообразования наиболее продуктивным считается образование новых номинаций по модели прилагательное + существительное. Что касается русского и английского окказионального словосложения, то здесь наиболее продуктивной выступает словообразовательная модель существительное + существительное.

Во второй главе диссертации выдвинута идея о том, что существует совершенно новый способ образования окказионализмов в форме концептуальных блендов, который предлагается называть словостяжением. Данный способ является специфической разновидностью словосочетания и представляет собой процесс стяжения двух узуальных лексических единиц с намеренным слитным написанием строчными буквами, превращающий исходное свободное словосочетание в лексико-грамматическое единство: противогосударственнопредпринимательский (движение против засилия государства в бизнесе [Эпштейн, 2009, с. 43]), newwavejunior (дети — участники конкурса «Новая волна»), newwavestars (взрослые — участники конкурса «Новая волна») и др. Было предложено, что данный способ окказионального словообразования берет свое начало в сети Интернет, где подобного рода свернутые конструкции могут быть продаваемыми доменными именами или отражением редуцирования орфографических символов с целью экономии.

Фактический материал исследования показал, что окказионализмы как результаты конкретных номинативных актов являются речевым отражением разнообразных аспектов реалий русской и англий­ской лингвокультур. Необычность и уникальность плана выражения и плана содержания таких новых номинаций объясняет их появление в наиболее прагматично-ориентированных сферах-источниках: печатные (газеты, журналы) и электронные (радио, телевидение) СМИ, интернет-коммуникация (интернет-издания, данные социальных сетей и пр.), художественная литература, реклама, живая речь коммуникантов и др.

Было выявлено, что окказионализмы в форме концептуальных блендов могут представлять собой как эмотивно маркированные, так и не маркированные эмотивностью речевые номинации. К последним относятся, например, слова — названия новейших лекарственных препаратов — дибаверин (дибазол + папаверин) (комбинированный лекарственный препарат, состоящий из дибазола и папаверина); нембузерпин (нембутал + резерпин) (комбинированный лекарственный препарат, состоящий из нембутала и резерпина) и др.; слова, используемые для номинации технических устройств — клавистор (клавиатура + резистор) (чувствительный элемент клавиатуры, где в качестве датчиков используются резисторы); pliench (pliers + wrench) (инструмент, объединяющий функции плоскогубцев и ключа [Хрущева, 2011, с. 14]) и пр. — или материалов — ситалл (стекло + кристалл) (прозрачная пластина, обладающая свойствами кристалла [Там же, с. 15]); zircalloy (zirconium + alloy) (сплав циркония, содержащий небольшие доли олова, никеля и хрома [Там же, с. 10]) и т.д.

Внимания заслуживает также и то, что некоторые из современных окказиональных номинаций представляется возможным на основе общей экстралингвистической коммуникативной ситуации объ­единить в своеобразные лексико-семантические группировки — коммуникативные «гнезда». Существует, например, несколько окказиональных номинаций, объединенных общей экстралингвистической ситуацией, связанной с различным выражением чувства любви: мужская дружбаbromance (brother + romance), male crush; любовь между актерами в театре, кино или между участниками телевизионных шоуshowmance (show + romance); женская дружбаwomance (woman + romance).

При рассмотрении во второй главе диссертации особой разновидности окказионализма в форме концептуального бленда — оксюморонима — обосновывается, что он представляет собой результат концептуальной интеграции в виде окказионального цельнооформленного семантического единства. Оно является следствием компрессии двух семантически полярных слов и представляет собой разновидность лингвистической дуальности: благоподлость (благо + подлость) (способность совершать подлости во имя благих целей [Эпштейн, 2009, с. 44]), страхорадость (страх + о + радость) (одновременное чувство и страха, и радости) и др. Такое семантическое единство является содержательно емким, эмоционально-экспрессивным, коммуникативно рациональным и экономичным.

Среди пока немногочисленных оксюморонимов особое внимание уделяется оксюморониму Злобро (Зло + Добро). Обоснованное с позиций философии, психологии, теологии и аксиологии неразрывное существование Добра и Зла говорит и о единстве, составляющем основу речевого оксюморонима Злобро. С целью подробного описания некоторых его особенностей было проведено два социолингвистиче­ских опроса в форме письменного анкетирования. По результатам первого из них была определена возможная семантика окказионализма Злобро (объединение добра и зла), которая в сравнении с аналитическими паремиологическими прототипами данной номинации (Добро должно быть с кулаками; Нет худа без добра и др.) представляет собой результат синкретизма сознания, мышления и речевой деятельности человека, что в силу реализации закона экономии языковых средств, вероятно, может способствовать расширению коммуникативного потенциала данной новой номинации. Это становится особенно актуальным с учетом того, что окказионализм Злобро, хотя и не всегда, способен оказывать воздействие на чувственную сферу человека и провоцировать у него различные эмоции. Как показал второй опрос, подсознательное стремление людей к добру в условиях объективного доминирования в окружающем их мире зла влияет на выбор ударения в окказионализме Злобро, которое, по мнению большинства информантов, следует делать на второй слог.

Появление окказионализмов в форме концептуальных блендов в определенной мере оказывается связанным с проблемой их экологичности / неэкологичности. По нашим наблюдениям, одним из индикаторов экологичности / неэкологичности таких окказионализмов является их оценочная семантика. Если складывается тенденция наличия у окказионализма отрицательной оценочной семантики, то коммуникативное пространство языка заполняется неэкологичными номинациями, свидетельствующими о негативных событиях в социальной жизни: мэриози (мэр + мафиози) (глава городской администрации, являющийся одновременно с этим и членом мафии, т.е. участником какого-либо преступного сговора), аrchaeostitute (archaeologist + +prostitute) (корыстный археолог) [Ермоленко, 2007, с. 12] и др. Эти неприятные по значению слова вызывают неприятные ощущения, и поэтому такая коммуникативная рамка является не совсем экологичной. С другой стороны, мы отдаем себе отчет, что в языковом корпусе и коммуникативном пространстве наблюдается явная асимметрия между позитивными и негативными лексическими единицами: негативных значительно больше. С этих позиций, возможно, неэкологичные образования тоже являются коммуникативно востребованными.

Если же в основе семантической мотивировки окказионализма в форме концептуального бленда заложена положительная оценка, вызываемая на уровне ощущений положительными эмоциями, то следует говорить как о чистоте и правильности речи, так и о терапевтическом влиянии таких окказионализмов на их пользователей: пчеловек (пчела + человек) (человек, качественно и трудолюбиво выполняющий свою работу, за что может быть сравнен с пчелой), счастица (счастье + частица) (частица, крупица, мгновение счастья [Эпштейн, 2013: www]), sacrivice (sacrifice + vice) (бросить вредную привычку [Ермоленко, 2007, с. 12]), stummy (stomach + tummy) (животик, пузико). Именно поэтому одной из важнейших задач современной эмотивной лингвоэкологии (эколингвистики) должен стать контроль продуцирования и дальнейшего использования в речи коммуникантов окказионализмов с положительной оценочной семантикой.

Во второй главе было также представлено, что лексикографиче­ское отражение окказионализмов в форме концептуальных блендов в онлайн-словаре является необходимым: все увеличивающееся количество новых окказиональных номинаций, не укладываясь в рамки оперативной человеческой памяти, требует их быстрой письменной фиксации для передачи последующим поколениям. Вполне очевидно, что предлагаемый онлайн-словарь окказионализмов будет включать в себя новые слова, словосочетания и словостяжения как отражение двух важнейших тенденций в современном развитии русского и английского языков — тенденции к экономии языковых средств и тенденции к появлению речевых новообразований в результате концептуальной интеграции. Предполагается, что отбор лексического материала будет проводиться по данным различных электронных (радио, телевидение) и печатных (газеты, журналы) СМИ, интернет-коммуникации, произведениям отечественной и зарубежной художественной литературы, теоретическим работам в области речевого словотворчества. Кроме этого в качестве источника окказионализмов будет рассматриваться и живая разговорная / письменная речь. Считаем необходимым сказать о том, что потенциальной аудиторией пробного онлайн-словаря окказионализмов являются лица, изучающие современный русский и / или английский языки, а также люди, интересующиеся их современным состоянием и актуальными тенденциями развития. Словарь может быть также рассчитан на тех, кто стремится повысить культуру своего общения, расширить свой коммуникативный кругозор, познакомиться с новыми реалиями, явлениями и понятиями в различных коммуникативных сферах.

Структурно словарь представляется состоящим из следующих разделов: оглавление, предисловие, список сокращений, собственно словарь, библиография. Поскольку в словарь будут включены окказиональные номинации сразу двух языков, то представляется логичным для русского и английского перечней номинаций создать отдельную вкладку. Внутри каждой вкладки наиболее оптимальной представляется систематизация всего имеющегося перечня лем (дефинируемых слов — данный термин см.: [Шаховский, 1983]) и дефиниций к ним в алфавитном порядке, что значительно ускорит нахождение отдельного слова. В рамках каждой словарной дефиниции лемы предлагается выделение двух информационных зон. Лингвистиче­ская информационная зона, фиксация которой является облигаторной, включает в себя следующие аспекты лемы: 1) ее исходная форма; 2) структура лемы и способ словообразования, лежащий в ее основе; 3) грамматическая характеристика; 4) стилистическая маркированность; 5) семантика лемы. В том случае, если семантика лемы имеет конкретный источник появления, то в скобках указываются его выходные данные. В остальных случаях семантика лемы формулируется нами. По причине трудного перевода многих английских окказионализмов приводится дескриптивное описание их семантики на английском и / или русском языках. В иных случаях английская окказиональная номинация может сопровождаться переводом на русский язык. Энциклопедическая информационная зона (или зона комментария, в словарной дефиниции лемы обозначаемая словом «комментарий») представляет собой дополнительную информацию о той или иной леме (автор лексической единицы, источник, дата ее появления, этимология, контексты функционирования и пр.). В зависимости от исходной лемы в ее словарной дефиниции могут быть представлены не все перечисленные компоненты лингвистической и энциклопедической информационных зон.

Для обсуждения предлагается пробный вариант структуры словарной статьи предполагаемого онлайн-словаря окказионализмов.


  1   2


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница