Коммуникативные стратегии и тактики в конфликтных ситуациях общения обиходно-бытового и профессионального педагогического дискурсов русской и американской лингвокультур




Скачать 305.49 Kb.
Дата25.03.2016
Размер305.49 Kb.

На правах рукописи


Певнева Инна Владимировна

КОММУНИКАТИВНЫЕ СТРАТЕГИИ И ТАКТИКИ В КОНФЛИКТНЫХ СИТУАЦИЯХ ОБЩЕНИЯ ОБИХОДНО-БЫТОВОГО И ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ДИСКУРСОВ РУССКОЙ И АМЕРИКАНСКОЙ ЛИНГВОКУЛЬТУР


Специальность 10.02.19 – теория языка

АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Кемерово - 2008

Работа выполнена на кафедре теории и практики перевода фРГФ ГОУ ВПО «КЕМЕРОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»


Научный консультант: доктор филологических наук, профессор



Фомин Андрей Геннадьевич

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор



Катышев Павел Алексеевич
кандидат филологических наук, доцент

Трофимова Ульяна Михайловна



Ведущая организация:

ГОУ ВПО «Омский государственный

университет им. Ф.М. Достоевского»




Защита состоится «20» декабря г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.088.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата филологических наук в ГОУ ВПО «Кемеровский государственный университет» по адресу: 650043, г. Кемерово, ул. Красная, 6

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ГОУ ВПО «Кемеровский государственный университет».

Автореферат разослан «20» ноября 2008 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук, доцент О. А. Булгакова
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИССЛЕДОВАНИЯ

Антропологическая лингвистика включает в спектр своих интересов изучение речевой деятельности и речевого взаимодействия, рассматривая дискурс в качестве единицы исследования. Изучение речевого поведения, в том числе стратегического, способствует развитию интеграции гуманитарных дисциплин, о чем свидетельствуют исследования конца 20-го, начала 21 века [К. Ф. Седов 1996; И. А. Стернин 2001; С. А. Сухих 1986; О. С. Иссерс 2002; А. Н. Баранов 1993, Н. Д. Арутюнова 1990]. Настоящее диссертационное исследование посвящено изучению национальных особенностей реализации коммуникативных стратегий и тактик в конфликтных ситуациях общения. В работе рассматривается ряд проблем, лежащих на стыке нескольких научных направлений, относящихся к проблемам оптимизации речевого общения: этнопсихолингвистики, теории коммуникации, лингвокультурологии, предметом изучения которых является естественная человеческая речь. Данное исследование посвящено специфике реализации стратегических линий коммуникативного поведения современной российской и американской молодежи в рамках профессионального педагогического и обиходно-бытового дискурсов.



Актуальность темы исследования обусловливается ростом интереса ученых к процессу межкультурной коммуникации, поиском путей преодоления конфликтов, как на уровне межличностных отношений, так и на международном уровне. Конфликт в учебной коммуникации нам представляется особо актуальным, т.к. дискурсивная деятельность в рамках профессионального педагогического общения осложнена статусными и ролевыми особенностями его участников. Выявление особенностей реализации коммуникативных стратегических линий поведения в конфликтной ситуации общения дает возможность определить этнокультурную специфику коммуникативного поведения, а также лингвистические способы ее реализации. Актуальность исследования также определяется тем, что, несмотря на научный интерес к проблемам возникновения и причинам неуспешной коммуникации [К. Ф. Седов 2002; Т. А. Воронцова 2006; А. Т. Анисимова 2004; О. Н. Ермакова 1993; Е. А. Земская 1993; В. С. Третьякова 2000; М. А. Иванова 2007], проблемы культурно-обусловленных дифференциаций стратегического коммуникативного поведения в различных сферах речевой деятельности остаются недостаточно освещенными. Исследование актуально и в связи с необходимостью воспитания у молодого поколения толерантного отношения к партнерам по коммуникации, для чего существенным представляется выявление и изучение стратегических линий и тактик такой коммуникации в соответствии с нормами лингвокультурной общности. Сравнительный анализ коммуникативного поведения участников коммуникации в рамках конфликтного дискурса позволяет выявить специфику коммуникативных стратегий и тактик, а также учесть различия, обусловленные этнокультурными традициями.

Целью данного исследования является выявление специфики стратегических линий речевого поведения русских и американских участников коммуникации в конфликтных ситуациях общения.

Объектом исследования является коммуникация в обиходно-бытовом и профессиональном педагогическом дискурсах в конфликтных ситуациях общения.

Предметом исследования являются стратегические линии речевого поведения сотрудничества, конфронтации и дистанцирования в конфликтных ситуациях общения обиходно-бытового и профессионального педагогического дискурсов, а также средства их языковой реализации в американской и русской лингвокультурах.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих



задач:

  1. Дать общую характеристику конфликта, конфликтной ситуации общения и выявить факторы, препятствующие реализации успешной коммуникации.

  2. Обосновать критерии выделения стратегических линий в коммуникативном поведении: стратегии кооперации, конфронтации и дистанцирования, а также определить их тактический арсенал и ареал языковых средств, способствующих реализации данных стратегий применительно к профессиональному педагогическому и обиходно-бытовому дискурсам.

  3. По результатам анализа эмпирических данных, определить особенности интерпретации понятия «конфликт» в русском и американском языковом сознании.

  4. Выявить специфику реализации коммуникативных стратегий кооперации, конфронтации и дистанцирования в конфликтных ситуациях общения в рамках профессионального педагогического и обиходно-бытового дискурсов, основываясь на анализе рече-ситуативного поведения российских и американских коммуникантов.

  5. Установить особенности общения, определяющие кооперативность или конфликтность педагогической коммуникации: ролевой образ преподавателя в сознании студентов, выделение зон приватности и дистанцированности, выражение несогласия в конфликтных ситуациях общения в диаде «преподаватель-студент» в русской и американской коммуникации.

В основу исследования положена гипотеза об этнокультурной детерминированности коммуникативного поведения, в частности, о влиянии лингвокультурной принадлежности на выбор стратегического речевого поведения в конфликтных ситуациях общения.

За методологическую основу было взято психолингвистическое направление лингвистики [И. Н. Горелов 2001; Е. Ф. Тарасов 1996; Е. И. Горошко 1996; К. Ф. Седов 1996; С. А. Сухих 1986; В. И. Желвис 2003; E. Bates 2001; J. Field 2004], в частности, этнопсихолингвистическое направление, предметом исследования которого является национально-культурная вариантность когнитивной и коммуникативной стороны речевой деятельности. Этнопсихолингвистический ракурс исследования фокусируется на отражении специфических компонентов культуры в речевой деятельности, которые могут быть выделены в любом из социальных видов лингвокультурной общности в результате экспериментального исследования [В. А. Пищальникова, 2007, с.12-24]. Теоретические положения базируются на лингвокультурологии, изучающей отражение, фиксацию и способы проявления культуры в языке. В работе используются некоторые принципы других научных направлений, рассматривающих связь языка и культуры, таких как теория межкультурной коммуникации [С. Г. Тер-Минасова 2000], этнопсихология [С. В. Лурье 1997; М. И. Корнилов 1999; С. И. Королев 1970], используются принципы диалогического подхода к языку [М. М. Бахтин 1979; Ю. М. Лотман 1989; Tannen D 1984] и когнитивно-дискурсивного подхода к языковым явлениям [В. З. Демьянков 1991; В. И. Карасик 1998; Е. С. Кубрякова 1995; Л. Г. Лузина 2006].

В качестве методов исследования использовались общенаучные методы анализа и синтеза материала, а также лингвистические методы, такие как метод дискурс-анализа, метод психолингвистического исследования (рече-ситуативное моделирование), метод социологических исследований (анкетирование), описательный метод, а также методы математической статистики для обработки результатов экспериментального исследования работы.



Практическим материалом послужили данные экспериментального исследования рече-ситуативного поведения студентов российских вузов (ГОУ ВПО «Кемеровский государственный университет», ГОУ ВПО «РГТЭУ», Кемеровский институт) и американского вуза (университет г. Лок-Хейвен). Было проанализировано 468 анкет русских и американских студентов. Исследование проводилось в несколько этапов: 1. Разработка рече-ситуативного опросника совместно с американскими коллегами, целью которого является определение типа предпочитаемой респондентом коммуникативной стратегии поведения в наиболее типичных ситуациях коммуникативного конфликта, возможных в ходе общения в рамках обиходно-бытового и профессионального педагогического дискурсов. 2. Проведение эксперимента в студенческой среде американского вуза и высших образовательных государственных учреждениях г. Кемерово в 2007-2008гг. 3. Обработка полученных эмпирических данных с соотнесением вербальных реакций с тремя коммуникативными стратегиями кооперации, дистанцирования и конфронтации. Критерием отнесения вербальной реакции к той или иной коммуникативной стратегии является наличие лексических или грамматических маркеров, тактических реализаций, относимых к определенной коммуникативной стратегии, а также общий смысловой фон высказывания. 4. Статистическая обработка данных с помощью программы Microsoft Excel. Результат анкетирования был подвержен математической обработке с использованием в качестве статистического критерия критерий углового преобразования Фишера (критерий * Фишера) [Сидоренко, 2002]. На основании данного критерия были получены результаты, которые можно считать достаточно достоверными. 5. Сравнительный анализ полученных статистических данных и определение приоритетных стратегических апелляций русских и американских студентов в конфликтных ситуациях общения в профессиональном педагогическом и обиходно-бытовом дискурсах.

Теоретические положения работы базируются на концепции известных отечественных и зарубежных исследователей в области психолингвистики, этнопсихолингвистики, лингвокультурологии, теории коммуникации, коммуникативно-дискурсивной лингвистики, социолингвистики, педагогической риторики [А. А. Леонтьев 1997; М. М. Бахтин 1986; В. А. Пищальникова 2007; А. Г. Баранов 1993; А. Вежбицкая 1996; Ю. С. Степанов 1997; В. З. Демьянков 1982; И. Н. Горелов 2001; Н. В. Уфимцева 2000; Е. С. Кубрякова 1995; И. А. Стернин 2000; Н. Д. Арутюнова 1990; К. Ф. Седов 1996; А. К. Михальская 1998; H. Grice 1975; M. Epstein 1999; E. Hall 1990; G. Leech 1983; D. Tannen 1984].

Научная новизна исследования заключается в том, что в нем проведено многоаспектное исследование влияний этнокультурных и других особенностей участников коммуникации на выбор стратегических линий коммуникативного поведения. Рассмотрены языковые возможности реализации стратегии, а также особенности ролевого восприятия речевого партнера, границ личностных зон, специфики проявления вежливости и способов выражения несогласия, влияющих на конфликтогенность или кооперативность коммуникации.

Теоретическая значимость диссертационного исследования состоит в возможности расширения теоретических представлений о стратегическом поведении в конфронтационной ситуации. Материалы работы могут быть

использованы в качестве основы для дальнейшего изучения проблематики стратегической реализации коммуникативного поведения в педагогическом общении, а также рассмотрения вопросов межкультурной коммуникации, этнокультурологии и американистики.



Практическая ценность исследования состоит в том, что его результаты могут быть использованы в курсах лекций и при подготовке учебных пособий по межкультурной коммуникации, психолингвистике, тренинговых программ по практике межкультурной коммуникации. Учет национальных стратегических особенностей коммуникации может быть полезен при подготовке специалистов по внешнеэкономической деятельности и других специальностей, чья профессиональная деятельность предполагает контакт с представителями рассматриваемых культур. Возможно использование выводов и материалов исследования при подготовке специалистов филологического и педагогического профиля, а также для ориентационных программ студентов, преподавателей и учителей, участвующих в программах культурного обмена.

На защиту выносятся следующие положения:



  1. Этнокультурная специфика коммуникативного поведения в конфликтных ситуациях общения может быть прослежена через использование коммуникативных стратегий кооперации, конфронтации и дистанцирования. Среди языковых средств реализации коммуникативных стратегий в русском языке и американском варианте английского языка следует отметить лексико-семантические и грамматические единицы, в которых этнокультурные особенности конфликта отражаются наиболее ярко.

  2. Спецификой интерпретации понятия «конфликт» в американском языковом сознании является акцент на динамической плоскости данного понятия, характеризующей взаимодействие, направленное на разрешение противоречия с приоритетом вербальной формы. Особенность интерпретации понятия «конфликт» в русском языковом сознании заключается в доминировании статической плоскости с акцентом на причине и следствии конфликта с наличием агрессивной линии поведения, имеющей выражение, как в вербальной, так и физической форме.

3. В конфликтных ситуациях общения в рамках профессионального педагогического дискурса русским коммуникантам свойственно обращение к коммуникативной стратегии дистанцирования, в то время как спецификой американского коммуникативного поведения является обращение к стратегии кооперации.

4. В конфликтных ситуациях общения в рамках обиходно-бытового дискурса как американские, так и русские коммуниканты обращаются к конфронтационным коммуникативным стратегиям чаще, чем в профессиональном педагогическом дискурсе. Выбор коммуникативной стратегии в обиходно-бытовом дискурсе является гендерно-зависимым: в американской лингвокультуре представители женского пола более склонны к реализации конфронтационной стратегии, а представители мужского пола придерживаются стратегии дистанцирования. В русской лингвокультуре ситуация обратная: представительницы женского пола чаще обращаются к реализации коммуникативной стратегии дистанцирования и кооперации, в то время как российские мужчины более склонны к конфронтационной стратегии коммуникативного поведения.

5. Специфика интерпретации принципа вежливости, границы зон приватности и дистанцирования, выбор способов выражения несогласия, а также ролевой образ партнера по коммуникации в профессиональном педагогическом дискурсе русской и американской лингвокультур определяет характер коммуникативных взаимоотношений в стратегических плоскостях кооперации, конфронтации или дистанцирования.

Основные положения диссертации прошли апробацию в выступлениях и докладах в рамках работы международной школы-семинара по психолингвистике и когнитологии в г. Москва (2008г.), областной научной конференции «Молодые ученые Кузбассу» (г. Кемерово, 2002г.), международных научных конференциях «Наука и образование» г. Белово (2004, 2005, 2006 гг.), международной научно-практической конференции «Социальные, экономические и культурные проблемы устойчивого развития современной России» г. Новосибирск (2005г.), всероссийской научной конференции «Язык. Человек. Ментальность. Культура» г. Омск (2008г.), межвузовских научных конференциях «Студент и экономический потенциал Кузбасса», г. Кемерово (2004г.), областной научно-методической конференции «Интенсификация процесса обучения иностранным языкам в современных условиях» г. Кемерово (2004г.), VI региональном научном семинаре по проблемам систематики языка и речевой деятельности г. Иркутск (2001г); обсуждались на научных семинарах кафедры иностранных языков ГОУ ВПО «РГТЭУ» Кемеровский филиал, кафедры теории и практики перевода ГОУ ВПО «Кемеровский Государственный Университет».



Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, трех глав, заключения, списка используемой литературы и приложения, содержит 181 страницу, 16 рисунков и 4 таблицы.
Основное содержание работы

Во введении дано обоснование актуальности исследования, определены его цель, задачи, методологическая и теоретическая основы исследования, сформулирована научная новизна и теоретическая значимость диссертации, изложены основные положения, выносимые на защиту, дана характеристика эмпирической базы исследования.



В первой главе «Конфликт в коммуникации» рассмотрен феномен конфликта в коммуникации, его социальные и психологические основы. Обозначена проблематика изучения конфликтного дискурса с позиции этнопсихолингвистики, отрывающей перспективы его изучения в соответствии с национально-культурной спецификой. Психолингвистический подход к изучению конфликта позволяет анализировать причины конфликтного речевого поведения, выявлять специфику способов вербального выражения конфликтной коммуникации, а также проследить выбор коммуникантами стратегических направлений при вступлении в конфронтационную межличностную коммуникацию. Однако перспективным, но недостаточно разработанным направлением в исследовании конфликта в коммуникации является этнопсихолингвистический подход, позволяющий проанализировать специфику коммуникативного поведения в ситуации конфликта представителей различных лингвокультур. Этнопсихолингвистика является наукой «интегративного типа, объединяющая разноаспектное изучение речевой деятельности как одного из видов психической деятельности в аспекте ее национально-культурной вариантности» [Пищальникова, 2007, с. 14]. Среди важнейших постулатов этнопсихолингвистики, актуальных для данного исследования, называются следующие: национальная культура существует в ментальной, предметной и деятельностной формах; национально-культурная специфика сознания социума специфически обнаруживается в речевой деятельности, репрезентируя когнитивные структуры и механизмы смыслообразования, свойственные данной культуре. Наряду с изучением особенностей языкового сознания, представителями этнопсихолингвистического направления [А. А. Леонтьев 1997; В. А. Пищальникова 2007] подчеркивается актуальность проблемы отражения специфики национальных культур в речевой деятельности индивида, а также вопросы дискурсивных практик. Конфликтный дискурс, как предмет этнопсихолингвистического исследования, представляет собой интерес в плане детального изучения. Дискурсивный подход в исследованиях позволяет рассматривать связь между языковым общением, человеком, культурой и обществом и способствует созданию новых возможностей в исследовании коммуникативных процессов. Под дискурсом понимается «связный текст в совокупности с экстралингвистическими – прагматическими, социокультурными, психологическими и другими факторами» [Арутюнова, 1990]. В рамках конфликтного дискурса могут иметь место различные речевые конфликтные ситуации, в том числе коммуникативный конфликт. В исследовании под коммуникативным конфликтом понимается речевое столкновение, основанное на агрессии, выраженной языковыми средствами [Седов, 2002]. Соответственно, ситуация, в которой может иметь место коммуникативный конфликт, является конфликтной ситуацией общения и представляет собой особое коммуникативное поведение ее участников. Коммуникативный конфликт как особый тип речевого поведения характеризуется направленным и, как правило, осознанным противодействием коммуникантов. Кроме того, в данной главе приводится анализ основных конфликтообразующих факторов в коммуникации, среди которых следует отметить следующие: несовпадение когнитивных систем собеседников, специфика интерпретации сообщения реципиентом, зависящая от социальных, культурных и внутриличностных установок, соблюдение или нарушение принципов бесконфликтного общения, а также несовпадение культурно-обусловленных характеристик коммуникативного поведения. Важным для данного исследования является выделение двух типов дискурса: институционального и личностного [Карасик 1998]. К институциональному типу относится профессиональный педагогический дискурс, который характеризуется рядом дифференциальных признаков и отличается ограниченностью во временном и пространственном отношении. В данном исследовании под профессиональным педагогическим дискурсом, понимается объективно существующая динамическая система, функционирующая в образовательной среде вуза, включающая участников дискурса, педагогические цели, ценности, содержательную составляющую образования, отражающая специфику взаимодействия субъектов и обеспечивающая формирование ключевых компетентностей участников образовательного процесса (социокультурной, коммуникативной, межкультурной, информационной) [Ежова, 2006]. Под обиходно-бытовым типом дискурса в данном исследовании, в отличие от профессионального дискурса, понимается процесс живого вербализированного общения, реализуемого в неофициальных ситуациях [Сиротина, 1994].Обиходно-бытовой дискурс относится к личностному типу, является ситуативно-зависимым и стилистически неоднородным.

Во второй главе «Этнокультурные стратегические особенности коммуникативного поведения в конфликтных ситуациях общения» рассмотрены понятия коммуникативной стратегии и тактики, а также предложена классификация коммуникативных стратегий и тактик применительно к конфликтному дискурсу. В рамках изучения этнической картины мира рассмотрены и описаны культурно-обусловленные факторы русского и американского коммуникативного поведения, способствующие реализации определенных стратегических линий в конфликтных ситуациях общения. Основываясь на определениях О. С. Иссерс [Иссерс, 2002], В. С. Третьяковой [Третьякова, 2003], под коммуникативной стратегией в данном исследовании понимается план речевого и невербального поведения, способствующий достижению цели коммуникации, а коммуникативные тактики рассматриваются как практические способы достижения плана, выбираемые или комбинированные в зависимости от коммуникативной стратегии.

По результатам анализа коммуникативных стратегий в отечественных и зарубежных исследованиях с учетом полученных эмпирических данных рече-ситуативного поведения российских и американских респондентов была составлена классификация основных коммуникативных стратегий с соответствующим арсеналом тактических приемов реализации применительно к конфликтному дискурсу. Принципом данной классификации является основание, учитывающее вектор направленности на партнера по коммуникации: на собеседника, против него или на его игнорирование. Соответственно можно говорить о стратегических линиях коммуникации конструктивной, конфронтационной или нейтральной направленности. Тремя базовыми видами коммуникативных стратегий в настоящем исследовании являются: конфронтационная стратегия, стратегия дистанцирования и стратегия кооперации. Каждая из названных стратегий имеет определенный арсенал тактик, представленных на рис.1.

Выделение автоагрессии как отдельного вида коммуникативной стратегии мы считаем необходимым в рамках данного исследования, т.к. несмотря на то, что автоагрессия причисляется к видам речевой агрессии «направленной на самого себя» [Левитов, 1972, с.170] и может препятствовать процессу эффективного общения, однозначное причисление данной стратегии к коммуникативной стратегии конфронтации, на наш взгляд, не является обоснованным, поскольку вербальная автоагрессия может способствовать предупреждению ответной грубости адресата и нейтрализации конфронтации, «выступая ритуальным способом смещения настоящего словесного нападения» [Щербинина, 2008, с.20].

Рассмотрение особенностей коммуникативного поведения представителей русской и американской культуры, позволяет выделить культурно-обусловленные различия выбора коммуникативных стратегий, базирующиеся на основных дифференциальных проявлениях культур: ориентации на коллективизм или индивидуализм, ценности демократичности или авторитаризма, высокой или низкой контекстуальности и степени эмоциональности. Анализ теоретических исследований национальных особенностей коммуникации [И. А. Стернин 2000; К. М. Шилихина 2000; Т. В. Абрамова 2000; М. А. Токарева 2007; С. Г. Тер-Минасова 2000] позволяет сделать вывод о возможности обращения к конфронтационным коммуникативным стратегиям в русской лингвокультуре, в частности, к стратегии манипулирования и речевой агрессии. Коммуникация отличается повышенной эмоциональностью межличностного общения, апелляцией к оценке как конфликтообразующему фактору в речевой деятельности и склонностью к конфронтационным стратегиям в целом. Рассмотренные характеристики американского коммуникативного поведения обусловливают приоритет обращения к коммуникативной стратегии кооперации как в профессиональном, так и в обиходно-бытовом дискурсах. Этим обусловливается минимизация обращений к стратегиям речевой агрессии и манипулирования, ставящим под угрозу принцип сохранения «лица» речевого партнера.





Рис. 1 Классификации стратегий и тактик в конфликтном дискурсе



Принципы позитивности и вежливости способствуют реализациям конструктивных моделей коммуникативного поведения. Индивидуализм как основная черта американской культуры реализуется в коммуникации с помощью коммуникативной стратегии дистанцирования. Далее в исследовании рассмотрены возможные лингвистические маркеры коммуникативных стратегий в русском и английском языках. Для иллюстрации языковых реализаций коммуникативных тактик были отобраны примеры из практического материала, полученного при проведении экспериментального исследования. Наиболее сильными лексическими маркерами конфронтационной стратегии в русском языке является употребление оскорбительной лексики или инвектив, функция которых заключается в стимулировании негативных эмоций у речевого партнера. Коммуникативная стратегия манипулирования нередко достигается через кодовый конфликт: через разницу кодов адресант сознательно стремится к тому, чтобы собеседник его не понимал и не мог возразить, такое речевое поведение следует квалифицировать как имплицитное «лишение слова». В качестве языковых средств могут быть использованы узкоспециальная терминология, малоизвестные заимствования, жаргон, переход на другой язык, которым владеют не все коммуниканты и т.п. [Воронцова, 2006]. Показателями конфронтационных тактик возмущения, упрека, критики в русском языке могут служить усилительные частицы (например, «же», «ведь», «все-таки»), употребление которых может подчеркивать отрицание или несогласие, усиливая эмоциональную нагрузку речевого сообщения в конфликтном дискурсе: «Но сейчас же весна!», «Я же не робот, я живой!». Междометия также используется коммуникантами при реализации различных тактик конфронтационной стратегии общения: «Ой, ну, пожалуйста, не надо!!!», «Ой, ужас!!! Тройку не ставьте, умоляю!!!». Маркерами конфронтационных тактик критики, давления, иронии могут выступать различные виды тропов (метафора, гипербола, метонимия и др.). При анализе эмпирических данных было отмечено использование тропов в конфронтационном виде стратегии у русских коммуникантов, например, в реакциях на замечание со стороны преподавателя: «Тогда я сойду с ума», «Ага, хорошо, хотя проще сдохнуть, у трупов - то нет личной жизни» и др. В русском языке вербальные реакции манипулятивного плана часто характеризуются использованием модальных глаголов или повелительного наклонения: (студент в ответ на замечание преподавателя): «Преподаватель должен учить человека знаниям, а не обсуждать его внешний вид!», «Вы должны оценивать ум, а не внешний вид!», «Посмотрите на себя!». Дифференциальное использование местоимений «ты» и «Вы» в русской лингвокультуре может являться реализацией как кооперативной, так и конфронтационной коммуникативной стратегии. Их употребление определяется этнокультурными факторами и степенью вежливости и может варьироваться в зависимости от эмоциональной нагрузки и социальной роли. Языковыми маркерами реализации стратегии дистанцирования может выступать неагентивность говорящего, выражаемая посредством пассивного залога или возвратных глаголов (например: «Никуда не деться. Буду ждать другой автобус», «Все уладится само собой»). Нейтральная позиция обычно выражается короткими или односложными предложениями с отсутствием эмоциональной нагрузки, что выражается на письме отсутствием пунктуационных выделений, например: (студент в ответ на замечание преподавателя о внешнем виде другого студента) «Мне абсолютно все равно», «Это не мое дело», «Промолчу. Спорить себе дороже». Языковые средства, посредством которых может происходить реализация конструктивного общения в рамках стратегии кооперации многообразны, однако необходимо отметить, что в русском языке реализацией конструктивной модели общения зачастую служат глаголы со смыслом совместной направленности действия, например: (преподаватель студенту) «Давайте еще раз объясню», «Давайте вместе разберемся». Реализация тактики обещания в рамках стратегии кооперации способствует употребление будущего времени и перформативных глаголов в русском языке: «Я постараюсь», «Извините, я больше не буду отвлекаться», «Я помогу вам разобраться», «Извините, я исправлюсь. В английском языке маркерами конфронтационной стратегии коммуникации на уровне лексических единиц может выступать использование слов с широкой семантикой. В английской, а особенно, американской коммуникации данные единицы могут заменять практически любое понятие, одушевленный или неодушевленный предмет, а также целую ситуацию: (студент преподавателю) I dont understand the stuff you were talking about. Использование данного заменителя может иметь нейтральную окраску, а может служить сигналом пренебрежительного отношения к речевому партнеру в рамках коммуникативной стратегии конфронтации. В плане грамматики, инверсия используется как эффективный способ выражения эмоциональности в рамках как конфронтационной, так и кооперативной стратегии коммуникации. С целью продемонстрировать уважение и избежать конфликтогенность в речи, в английском языке часто используются стратегии отдаления для подчеркивания взаимного уважения. Языковыми средствами зачастую служат такие конструкции как I think, I guess, I suppose и др. Условное наклонение и использование модальных глаголов увеличивает косвенность высказывания, и, соответственно, степень вежливости: I dont think this statement was really professional. I would appreciate some respect”, “Do you think I could redo this test?”, “I am afraid you didn’t reach your full potential”. Маркерами стратегии дистанцирования в американской коммуникации могут служить односложные короткие реакции, посредством использования которых коммуникант избегает дальнейшего развития конфликта: Fine”, “I understand”.“You are right”,“ok, I agree”,“Yes, Sir!”. Перформативные глаголы, употребление будущих глагольных времен и глагола “to let” могут служить маркерами реализации кооперативной стратегии коммуникации, например: (студент преподавателю) “I am sorry, I know I shouldn’t let my personal life influence my academic life”, “Оk, I will listen to your advice”.

Таким образом, в английской коммуникации нарушение определенных грамматических конструкций, предполагающих смягчение высказывания, а также использование маркеров вежливости и уважения к речевому партнеру способствует минимизации конфликтогенности в речевой деятельности. В ситуации сознательного выбора языковых конфликтогенных средств, коммуникант выражает негативное отношение или отрицательные эмоции речевому партнеру, а также игнорирует принцип диалогичности общения, реализуя коммуникативные стратегии манипулирования или речевой агрессии в рамках конфронтационной коммуникативной стратегии.



Третья глава исследования «Специфика стратегического рече-ситуативного поведения в конфликтном дискурсе» посвящена анализу результатов экспериментального исследования коммуникативного поведения в конфликтных ситуациях общения в рамках профессионального педагогического и обиходно-бытового дискурсов среди представителей русской и американской лингвокультуры. В целях выявления специфики выбора коммуникативных стратегий (конфронтации, кооперации или дистанцирования) в конфликтном дискурсе результаты проведения экспериментальной части исследования рече-ситуативного поведения были условно разделены на следующие части:

  1. Специфика интерпретации понятия «конфликт» в русском и американском языковом сознании.

  2. Специфика проявления коммуникативных стратегий в конфликтном обиходно-бытовом дискурсе.

  3. Специфика проявления коммуникативных стратегий в конфликтном профессиональном педагогическом дискурсе.

  4. Анализ особенностей коммуникации, определяющих выбор стратегической формы коммуникативного поведения в конфликтном профессиональном педагогическом дискурсе в диаде «преподаватель-студент»: выражение несогласия как одна из форм, способствующая коммуникативному конфликту; границы приватности и дистанцированности, особенности ролевого образа преподавателя.

Проведенный анализ эмпирических данных рече-ситуативного коммуникативного поведения российских и американских респондентов позволяет сделать следующие основные выводы:

  1. Особенностью интерпретации понятия «конфликт» в русском языковом сознании является доминанта статического компонента, подчеркивающая причинно-следственные связи. Значительная эмоциональная нагруженность с приоритетом признака вербальной или физической агрессивности: конфликт это… спор с несовпадением мнений, противостояние интересов разных людей; ситуация, возникающая вследствие несовпадения мнений; сложное взаимоотношение между людьми, ситуация непонимания между людьми; нежелание принимать чужую точку зрения; злость, напряжение; несовпадение понятий двух людей, проявляющееся в грубой форме; несогласие, переход на повышенные тона; агрессивный спор. Анализ данных эксперимента показал, что конфликт ассоциируется в американском языковом сознании не только с наличием противоречия, но и с необходимостью разрешения, на что во многих вариантах определения понятия «conflict», данных американскими респондентами, делается акцент: conflict is…. some uncomfortable situation that needs resolving; a situation which arises between two or more people which pushes them to seek a resolution; a situation in which two parties disagree, usually has a resolution, which may or may not be mutual (конфликт это…неприятная ситуация, которую необходимо преодолеть; это ситуация, которая возникает между двумя или более людьми, подталкивающая их к поиску решения; ситуация в которой две стороны имеют разногласия, обычно имеющая решение, которое может быть взаимным или нет). Интерсубъективность отмечена в качестве основной черты в интерпретации понятия «конфликт» в межличностном общении русскими респондентами. Отличительной характеристикой понятия «конфликт» в русской коммуникации является признак агрессивной линии поведения, выражающейся в вербальном или физическом агрессивном взаимодействии.

2. Результаты исследования стратегического коммуникативного поведения российских и американских респондентов в конфликтном обиходно-бытовом и профессиональном педагогическом дискурсах представлены на рис. 2, 3.

Рис. 2. Стратегическое коммуникативное поведение россиян и



американцев в конфликтном обиходно-бытовом дискурсе

Рис. 3. Стратегическое коммуникативное поведение россиян и американцев в конфликтном профессиональном педагогическом дискурсе

Проведенный анализ эмпирических данных рече-ситуативного поведения показал приоритетное обращение американских респондентов к реализации коммуникативной стратегии кооперации в конфликтных ситуациях в рамках обиходно-бытового и профессионального педагогического дискурсов. В русской стратегической линии коммуникативного поведения, выявленной в результате эксперимента, существенной оказалась доля агрессивной линии коммуникативного поведения, реализуемой различными тактиками в рамках конфронтационной стратегии коммуникации. Склонность к проявлению конфронтационных коммуникативных стратегий речевой агрессии и манипулирования присуща американским коммуникантам в случае конфликта в сфере сервиса и торговли, а также, если достоинство личности или личная зона говорящего подвергается унижению или угрозе. Результаты анализа свидетельствуют о гендерных особенностях реализации коммуникативных стратегий как российских, так и американских респондентов. Российские студенты женского пола склонны к реализации коммуникативных стратегий кооперации, дистанцирования и автоагрессии в ситуациях «человек-человек» и в конфликте «человек-предмет». Российские студенты мужского пола склонны к реализации конфронтационной коммуникативной стратегии в виде грубой и умеренной вербальной агрессии. В американском коммуникативном поведении прослежена обратная ситуация: большинство американских респондентов, предпочитающих реализацию коммуникативной стратегии конфронтации, являются женщинами, к реализации коммуникативной стратегии дистанцирования более склонны американцы мужского пола. При анализе стратегических предпочтений в конфликтном профессиональном педагогическом дискурсе подобной дифференциации не выявлено. Анализ стратегического вербального поведения в ситуации участия в коммуникативном конфликте в качестве третьего лица показал, что как американские, так и русские коммуниканты предпочитают поведение в рамках коммуникативной стратегии дистанцирования.

3. Согласно базовым коммуникативным стратегиям кооперации, конфронтации и дистанцирования, проанализированным по данным экспериментального исследования, можно говорить о проявлении кооперативного, конфликтного и центрированного типов языковой личности. В терминологии К. Ф. Седова языковая личность в конфликте может иметь инвективную, куртуазную и рационально-эвристическую направленность [Седов, 1996, 2002]. Анализ вербальных стратегических предпочтений в конфликтных ситуациях общения показал значительную дифференциацию языковых личностей в зависимости от их лингвокультурной принадлежности, а также дифференциацию в зависимости от биологического пола коммуниканта. Особенности стратегических предпочтений американцев позволили сделать вывод о проявлении куртуазного типа языковой личности, характеризующейся склонностью к непрямым средствам выражения несогласия и сохранения «лица» речевого партнера, соответственно, позволяя избегать конфликта в общении. Кроме того, представители американской лингвокультуры придерживаются коммуникативных стратегий в рамках кооперативно-конформистского и кооперативно-актуализаторского типа языковых личностей в конфликтных ситуациях общения. Представители русской лингвокультуры демонстрируют склонность к проявлению кооперативно-конформистского типа языковой личности, однако наблюдаются также черты центрированного и агрессивно-конфликтного типов языковой личности. При установке на участие в коммуникативном конфликте в качестве третьего участника и американскими, и российскими коммуникантами был выбран пассивно-центрированный тип языковой личности. Американские респонденты женского пола более склонны к проявлению конфликтно-агрессивного типа языковой личности, в то время как российские респонденты-женщины проявляют большую склонность к пассивно-центрированному и кооперативно-конфромисткому типу языковой личности с приоритетом выбора стратегической линии коммуникативного поведения в пользу стратегии дистанцирования. Носители американского языкового сознания мужского пола обнаруживают склонность к центрированному типу языковой личности в конфликтном обиходно-бытовом дискурсе, придерживаясь стратегической линии дистанцирования. Российские мужчины-респонденты тяготеют к реализации как центрированного типа языковой личности, так и агрессивно-конфликтного, зачастую склонного к инвективному типу. В коммуникации в рамках профессионального педагогического дискурса подобной гендерной дифференциации не наблюдается.



4. По результатам экспериментальных данных можно сделать вывод о существенном стратегическом различии особенностей выражения несогласия в русской и американской лингвокультурах: вне зависимости от распределения статусных и ролевых позиций в коммуникации в рамках профессионального педагогического дискурса в русской коммуникативной культуре вербальное выражение несогласия не является запрещенной формой общения в диаде «преподаватель-студент», в то время для американской лингвокультуры она не свойственна. Этнокультурная обусловленность вариативности зон приватности и комфортного расстояния при акте коммуникации определяет особенности пространственного дистанцирования для русского и американского кодекса коммуникативного поведения. Основываясь на результатах эмпирических данных, можно сделать вывод о более жестком разграничении зон приватности в американской коммуникации и нестабильности пространственных границ, свойственной русскому общению. Анализ зон приватности и особенностей дистанцирования показал, что российским студентам свойственна нестабильность границ пространственных зон, а несомненным нарушением принципа приватности считаются лишь резкие проявления конфронтационных коммуникативных стратегий со стороны речевого партнера. Правило невмешательства в личную зону и отсутствие давления на собеседника составляют основу особенностей американского общения. Результаты эксперимента подтвердили данный тезис, показав, что безусловным нарушением принципа вежливости и этикета большинством американских респондентов расценивается вербальное проявление конфронтационной коммуникативной стратегии и отсутствие доброжелательного настроя на коммуникацию со стороны речевого партнера. Особенностью интерпретации принципа вежливости российскими студентами является допустимость реализации конфронтационной коммуникативной стратегии вне зависимости от особенностей ролевого и статусного положения интерактантов. Интенциональная направленность американской стратегии общения на сохранение «лица», даже при необходимости реализации конфронтационной стратегии, подразумевает соблюдение формальностей на языковом и метаязыковом уровне для реализации конструктивной линии коммуникации, не предполагающей вторжения в зону приватности или нарушения принципа вежливости. Доминантами стратегического поведения российских респондентов являются активная позиция в коммуникации, готовность к вербальному выражению позиции, отсутствие страха перед возможным конфронтационным исходом. Результаты эксперимента позволяют сделать вывод о многоаспектности образа речевого партнера в диаде «преподаватель-студент» в сознании российских и американских студентов. Подавляющее большинство американских студентов воспринимают преподавателя как источник знаний, наставника и вышестоящего. Схожими ролевыми образами преподавателя в сознании российских респондентов являются роли наставника, эксперта и источника знаний. Выделение доминирующей роли вышестоящего (superior) в образе преподавателя американскими респондентами говорит о важности ролевой и социальной дифференциации в педагогическом общении, однако не мешающей строить коммуникацию на принципе позитивизма. Наименее привлекательной ролью речевого партнера как для американских, так и для российских респондентов, является роль родителя, предполагающая реализацию манипулятивной коммуникативной стратегии, тактик критики, навязывания мнения и других проявлений коммуникативного давления.

В Заключении подводятся общие итоги исследования. Перспективами дальнейшего исследования проблематики стратегического коммуникативного поведения следует считать более детальное изучение и описание причин возникновения конфликта в коммуникации, возможные классификации конфронтационных проявлений в языке, описание коммуникативного конфликта в других видах дискурса: деловом, политическом и др. Исследование конфликтной коммуникации может способствовать определению тактик и навыков бесконфликтной коммуникации, что представляется особо актуальным в различных сферах социального взаимодействия.


Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:
Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

  1. Певнева, И.В. Особенности реализации коммуникативных стратегий в конфронтационных ситуациях педагогического общения [Текст] / И.В. Певнева // Вестник Челябинского государственного университета. Серия филология и искусствоведение. Вып. 25. – № 26 (127) . – 2008. – с. 109-113.

Публикации в прочих изданиях:

  1. Певнева, И.В. Конфликтный дискурс в социальном и профессиональном общении [Текст] / И. В. Певнева, А. Г.Фомин // Лингвистика: теоретические и методические исследования: сборник научных трудов. Вып. 1 / отв. ред. А.Г. Фомин; ГОУ ВПО «КемГУ». –Кемерово, 2007. – С. 119-124.

  2. Певнева, И.В. Некоторые аспекты языка конфликта [Текст] / И.В. Певнева // Лингвистика: теоретические и методические исследования: сборник научных трудов. Вып. 1/ отв. ред. А.Г. Фомин; ГОУ ВПО «КемГУ».–Кемерово, 2007.–С.117-119.

  3. Певнева, И.В. Особенности конфликта в межкультурной коммуникации [Текст] / И.В. Певнева, А.Г. Фомин // Проблемы права и правоприменения: сборник научных статей / отв. ред.С.П. Звягин. –Кемерово, 2005.– С. 20-22.

  4. Певнева, И.В. О некоторых причинах коммуникативного конфликта и его маркерах [Текст] / И.В Певнева // Язык. Человек. Ментальность. Культура. Материалы Всероссийской научной конференции с международным участием. 14-16 декабря 2007 г. Ч. 2.–Омск: Омск.гос.ун-т им. Ф.М. Достоевского, «Вариант-Омск» 2008.– С.55-58.

  5. Певнева, И.В. Национальные особенности проявления коммуникативных стратегий в бытовых ситуациях конфликта [Текст] / И.В. Певнева, А. Г. Фомин // Филологические науки. Вопросы теории и практики [Текст].– Тамбов: «Грамота», 2008.–№ 1 (1).– В 2ч.– Ч. 1. –С.135-139.

  6. Певнева, И.В. Коллективизм как основа русского национального характера / И.В. Певнева // Социальные, экономические и культурные проблемы устойчивого развития современной России. Материалы Международной научно-практической конференции 23-24 марта 2005г, г. Новосибирск: Изд-во «Архивариус-Н», 2005г. –С.142-146.

  7. Певнева, И.В. Конфликтообразующие факторы в коммуникации [Текст] / И.В. Певнева //Языковое бытие человека и этноса: психолингвистический и когнитивный аспекты. Материалы IV Международных Березинских чтений. Вып. 14.–М.: ИНИОН РАН, МГЛУ, 2008.–С. 179-185.

  8. Певнева, И.В. Некоторые аспекты конфликтного дискурса [Текст] / И.В. Певнева // Теория и практика инновационных стратегий региона: [Межвуз. сб. науч.тр.] / Отв. Ред. Ю.Н. Клещевский. – Вып. 1. – Кемерово: Кемеровский институт ( филиал) ГОУ ВПО «РГТЭУ», 2005.–С. 175-179.

  9. Певнева, И.В. Особенности языковой личности в ситуации конфликта [Текст] / И.В. Певнева, А.Г. Фомин //Наука и образование: Материалы VI Международной научной конференции ( 2-3 марта 2006г.): В 4 ч./ Кемеровский государственный университет. Беловский институт (филиал). – Белово: Беловский полиграфист, 2006. –Ч.3. –С.192-195.

  10. Певнева, И.В. Некоторые особенности национальных стереотипов [Текст]/ И.В. Певнева //Наука и образование: Материалы V Международной научной конференции (26-27 февраля 2004 г.): в 4 ч./ Кемеровский государственный университет. Беловский институт (филиал). Белово: Беловский полиграфист, 2004. Ч. 4. – С. 149-151.

  11. Певнева, И.В. О роли национальных концептов «коллективизм-индивидуализм» в русской и американской картине мира [Текст] / И.В. Певнева, А. Е. Леванова // Материалы IV регионального научного семинара по проблемам систематики языка и речевой деятельности. – Иркутск: ИГЛУ, 2001.–С.89-94.

  12. Певнева, И.В. Проявление национальных концептов в языке / И.В. Певнева // II Областная научная конференция «Молодые ученые Кузбассу»: Сборник трудов. – Кемерово: Полиграф, 2003. – С. 93-94.




База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница