Колтун В. М. Стеклянные или шестилучевые губки северных и дальневосточных морей СССР (класс Hyalospongiae) Л. 1967



Скачать 172.42 Kb.
Дата07.07.2016
Размер172.42 Kb.
по: Введение - Колтун В. М. Стеклянные или шестилучевые губки северных и дальневосточных морей СССР (класс Hyalospongiae) Л. – 1967 (Определители по фауне ... № 94) – с. 8-23

Текст приводится без авторских ссылок и рисунков. Нет и списка литературы.


ВВЕДЕНИЕ

Стеклянные, или шестилучевые, губки — сравнительно немногочисленная группа морских организмов, насчитывающая в своем составе около 500 видов. Поскольку большинство этих своеобразных животных обитает на значительной глубине, детальное их изучение началось относительно недавно, со времени организации и проведения первых глубоководных океанографических экспедиций на судах «Челленджер» (1873—1876 гг.), «Вальдивия» (1898—1899 гг.), «Альбатрос» (1887—1892 гг.) и др. Коллекции стеклянных губок, собранные этими экспедициями, были подробно изучены и описаны Шульце (Schulze, 1887, 1899, 1904 и др.), которого но праву можно считать основоположником классификации современных Hyalospongiae. Существенные дополнения в изучение этих животных были сделаны японским спонгиологом Ийма (Ijima, 1897, 1901, 1903, 1904, 1926), опубликовавшим ряд сводок по отдельным разделам шестилучевых губок. До настоящего времени исследования названных авторов остаются непревзойденными и служат основным источником наших представлений о строении и биологии рассматриваемой группы губок. Достаточно подробно эти сведения изложены в соответствующем разделе «Руководства по зоологии» Кюкенталя, составленном Гентшелем (Hentschel, 1923).


АНАТОМО-МОРФОЛОГИЧЕСКИЙ ОЧЕРК СТЕКЛЯННЫХ ГУБОК

Внешний вид. Среди стеклянных губок встречаются бокаловидные, мешковидные, бочонкообразные, овальные, трубчатые и грибовидные формы (семейства Rossellidae, Caulophacidae, Euplectellidae и др.). Гораздо реже (семейства Euretidae, Farreidae и др.) они имеют вид неправильных колониальных образований, возникающих в результате неравномерного разветвления трубчатых, воронковидных и иных форм.

Губки прочно прирастают основанием к твердому субстрату, либо при помощи пучков игл укореняются в илистом грунте. Тело у многих из них мягкое, мало эластичное, легко рвущееся, а у некоторых, наоборот, жесткое и хрупкое благодаря мощному развитию внутреннего скелета. Поверхность редко когда совершенно гладкая и ровная, обычно же в той или иной степени игольчатая, иногда щетинистая. Окрашены эти губки весьма однообразно: чаще всего в коричневый или желтый цвет, реже в светло-серый, когда пигмент почти совершенно отсутствует.

В целом стеклянные губки относятся к числу довольно крупных беспозвоночных животных; большинство их вырастает до 10—50 см высоты. Иногда встречаются особи, достигающие 1 м и более. Именно к этой группе губок относится знаменитый Monorhaphis chuni с осевой прикрепительной иглой до 3 м длины при толщине 8.5 мм, которая пронизывает цилиндрическое тело, имеющее около 1 м в высоту.

Анатомия. В наиболее простом и типичном случае тело губки содержит внутри обширную атриальную, или парагастральную, полость, которая открывается на вершине широким устьем. В толще стенок в один слой, простой или складчатый, располагаются жгутиковые камеры, чаще всего мешковидной формы. С внешней стороны они при помощи приводящих каналов сообщаются с наружной средой, а изнутри отводящие каналы соединяют жгутиковые камеры с атриальной полостью. Таким образом, ирригационная система стеклянных губок имеет лейконоидное устройство упрощенного типа, при котором жгутиковые камеры собраны в один слой, а не рассеяны в толще губки с образованием сложной сети разветвленных каналов, как это наблюдается у многих представителей четырехлучевых и кремнероговых губок.

Стенки тела снаружи обычно покрыты тонкой дермальной мембраной, сквозь которую просвечивают многочисленные поры, ведущие в ирригационную систему губок. Подобная же картина может наблюдаться со стороны атриальной полости, выстланной гастральной мембраной, прикрывающей отверстия отводящих каналов. Устья обычно округлые или овальные, иногда затянуты ситовидной решеткой (семейство Euplectellidae), что несомненно имеет защитный характер и предохраняет полость губки от засорения. Очевидно, эта же цель достигается сокращением устьевого отверстия до щелевидного, либо крайним его разрастанием, когда тело губки приобретает вид неглубокой воронки. В некоторых случаях (семейство Caulophacidae) атриальная полость совершенно отсутствует и отверстия отводящих каналов сообщаются непосредственно с внешней средой. При этом гастральная мембрана покрывает верхнюю часть тела, тогда как дермальная — локализована на нижней его стороне.

Промежуточное вещество — мезоглея, столь характерное для других губок, здесь полностью отсутствует или представлено крайне незначительно. Ее место занимают разного рода синцитиальные структуры — многоядерные образования, возникающие в результате слияния клеток. Эти синцитии имеют вид тяжей, мембран, перемычек и сплетений, занимающих участки тела между слоем жгутиковых камер и дермальной и гастральной поверхностями. В теле губок, кроме воротничковых клеток (хоаноцитов), отмечают также амебоидные клетки, или археоциты, склеробласты и особые клетки — тезоциты, наполненные питательными веществами. Плоские кроющие клетки отсутствуют, поскольку гастральная и дермальная мембраны представляют собой синцитиальные образования. Вообще склонность к образованию синцитиев очень характерна для Hyalospongiae. Даже хоаноциты нередко сливаются друг с другом своими основаниями, так что стенки жгутиковых камер имеют вид синцитиальной сети, в узлах которой расположены ядра этих клеток.

Скелет. Мягкие части тела губки поддерживаются скелетом, состоящим из кремневых игл и достигающим здесь особого развития и разнообразия. Эти иглы, в основе своей гексактины, у которых из одного центра в трех взаимно перпендикулярных плоскостях расходятся шесть лучей. Поэтому-то стеклянные губки называют еще шестилучевыми (Hexactinellida), или трехосными (Triaxonida). Лучи гексактин имеют специальные названия; один из них, направленный наружу или в сторону поверхности, называется дистальным, противоположный ему — проксимальным, а четыре боковых — тангентальными лучами. Путем различного видоизменения такой иглы получается все разнообразие скелетных элементов у Hyalospongiae. Очень часто один или несколько лучей гексактины становятся значительно короче остальных или совершенно исчезают, редуцируются. В результате получаются иглы пятилучевые (пентактины), четырехлучевые (тетрактины) вплоть до однолучевых. Как правило, лучи тетрактин и триактин расположены в одной плоскости, и такие иглы получили специальное название стаурактин и тауактин. Наиболее многочисленными и часто встречающимися иглами являются диактины наряду с гексактинами и пентактинами. О происхождении диактин, т. е. обычных одноосных игл, от гексактин свидетельствуют небольшие вздутия или бугорки, нередко наблюдаемые на месте исчезнувших лучей. Подобные рудименты могут встречаться также у игл с тремя-пятыо лучами. Поверхность многолучевых игл обычно мелкошиповатая или шероховатая, тогда как диак-

тины чаще всего гладкие; лишь концы их бывают покрыты мелкими шипи-ками. Дистальные лучи пентактин и гексактин иногда резко отличаются от остальных лучей, будучи снабжены длинными шипами. Такие иглы называются пинулярными или просто пинулами. Реже встречаются пинулярные диактины обычно с рудиментами четырех тангентальных лучей. Известны еще очень характерные одноосные иглы, развивающие на одном из концов придатки, загнутые кверху или вниз. Это так называемые скоцулы или клавулы. Некоторым губкам свойственны унцинаты — также одноосные иглы, равномерно покрытые косо направленными в одну сторону зубцами. Изредка наблюдаются якорьковые иглы, имеющие на одном конце лопастевидные придатки в количестве двух-пяти и более. Все перечисленные иглы относятся к числу макросклер, образующих основную массу скелетных элементов губок, и часто различимы простым глазом; длина их варьирует от сотен микронов до нескольких сантиметров и более.

Микросклеры подразделяются на две группы: гексастры и амфидиски. Первые представляют собой маленькую шестилучевую иглу особого устройства. У нее различают шесть основных лучей, от концов которых отходят чаще всего по 2—3 конечных луча. Во многих случаях такие гексастры имеют укороченные основные лучи, и игла главным образом состоит из длинных конечных лучей, радиально расходящихся от центральной ее части. Если концы лучей заострены, игла называется оксигексастрой; у стронгилогексастр и тилогексастр концы лучей соответственно тупые или слегка расширенные, головчатые. Иногда число конечных лучей оксигексастр значительно увеличивается. Когда они отходят от основных лучей параллельно друг другу, мы имеем графиокомы. У паппоком и трихастр эти лучи расходятся веерообразно от дисковидно расширенных концов основных лучей. Лучи оксигексастр обычно тонкие, иногда шероховатые или мелкошиповатые. В редких случаях конечные лучи утолщаются, приобретая коническую форму при почти полной редукции основных лучей, — такую иглу можно назвать звездчатой оксигексастрой. Кроме оксигексастр, очень характерны дискогексастры, имеющие на концах лучей дисковидные расширения. Среди них различают обычные, сферические и лучистые дискогексастры, а также лофодискогексастры. У последних основные лучи хорошо развиты, а конечные — направлены более или менее параллельно друг другу. Напротив, лучистым дискогексастрам свойственно слияние основных лучей в компактную округлую массу, от которой радиально расходится множество длинных конечных лучей. Несколько промежуточное положение занимают сферические дискогексастры с короткими основными и многими вееровидно расположенными конечными лучами; в целом эти иглы имеют сферическое очертание. Особо следует отметить флорикомы — гексастры с изогнутыми лучами, концы которых своеобразно расширены и снабжены зубцами, а также плюмикомы, сходные с только что рассмотренными иглами, но с разной длины лучами, лишенными к тому же уцомянутых расширений на концах.

Все перечисленные виды микросклер относятся к числу нормальных, или полных, гексастр. Но нередко среди них встречаются и неполные гексастры, образующиеся в результате редукции ряда конечных лучей. В особенности это явление свойственно обычным окси- и дискогексастрам,. т. е. иглам с немногими конечными лучами. При полной редукции этих лучей гексастра превращается в гексактину. Отсюда несомненно, что гексастры — усложненные гексактины; дискогексастры же — производные оксигексастр, о чем свидетельствуют такие переходные формы, как онихастры, у которых вместо дисков на концах лучей имеются два-три (или больше) коротких усика или зубца.

Производными гексактин считаются также особые восьмилучевые иглы — дискоктастры; у них от центральной утолщенной части отходят восемь основных лучей вторичного происхождения, получающихся при срастании оснований конечных лучей на большем или меньшем их протяжении.

Другая группа микросклер более однообразного вида — амфидиски. Они представляют собой небольшие иголочки якорькового типа, состоящие из стерженька, на обоих концах которого располагаются венчики однородных лопастей. Лопасти противоположных венчиков направлены концами навстречу друг другу. Амфидиски варьируют по длине, толщине и степени изогнутости лопастей, а также но количеству их. Иногда концы противоположных лопастей почти соприкасаются друг с другом; при этом амфидиски приобретают овальную или сферическую форму.

Величина микросклер колеблется в среднем от 15 до 300 мк, лишь в редких случаях они достигают 1 мм в диаметре.

Разные сорта игл располагаются в теле стеклянных губок довольно закономерно, составляя скелет, достигающий высокой степени дифференциации. Так, основной, или главный, скелет образован большими гексактинами либо диактинами иногда в сочетании с гексактинами или их производными. В первом случае гексактины срастаются концами своих лучей, формируя прочный решетчатый остов (диктиональную решетку) внутри губки. В наиболее простом виде диктиональная решетка состоит из одного слоя сросшихся гексактин. Чаще же она многослойная и представляет собой густую сеть из квадратных, прямоугольных, треугольных или неправильных петель. Подобная решетка может иметь особые каналы, диаметр которых значительно превосходит ширину ее петель. Эти каналы обычно идут в поперечном направлении. Они либо слепо заканчиваются то на одной, то на другой стороне решетки, располагаясь таким образом в чередующемся порядке, либо пронизывают ее насквозь. В последнем случае диктиональная решетка приобретает характерный вид пчелиного сота. Иногда каналы направлены под небольшим углом к поверхности решетки и, простираясь в ее толще, ветвятся и анастомозируют. Гораздо чаще иглы основного скелета лежат в теле губки свободно, изолированно друг от друга или в пучках. Очень характерен скелет дермальной и гастральной мембран, образованный преимущественно небольшими гексактинами, пентактинами или стаурактинами, а иногда диактинами.

Обычно эти иглы располагаются таким образом, что составляют правильную однослойную сеть из четырехугольных нетель. Различают также субдермалышй и субгастральный скелеты. Они образованы более крупными иглами — пентактинами и диактинами, реже гексактинами. Эти иглы располагаются непосредственно под соответствующими покровами стенок тела, частично могут входить в состав дермального и гастрального скелетов или даже выступать над поверхностью губки. Имеющиеся здесь пентактины отличаются не только большими размерами, но еще и тем, что непарный луч их направлен внутрь губки, т. е. проксимально, тогда как у дермальных и гастральных пентактин — обычно наружу, дистально. Канальные мембраны поддерживаются скелетом, состоящим из игл, подобных дермальным и гастральным. Многие стеклянные губки имеют наружное опушение из крупных игл-диактин; в его образовании, как уже упоминалось, могут участвовать гиподермальные пентактины. Иногда эти иглы составляют опушение или бахрому вокруг устьевого отверстия. У некоторых губок от основания тела отходят длинные иглы якорькового типа, служащие для прикрепления этих животных к рыхлому субстрату. Одноосные иглы — скопулы и клавулы — располагаются преимущественно радиально вблизи поверхности тела, слегка выступая наружу. Микросклеры встречаются как в дермальной и гастральной мембранах, так и внутри губки.

Устройство скелета и форма игл имеют исключительное значение в диагностике губок и их классификации. В особенности важны микросклеры, а также дермальные и гастральные иглы.


КРАТКИЕ СВЕДЕНИЯ ПО БИОЛОГИИ СТЕКЛЯННЫХ ГУБОК

Ввиду глубоководного образа жизни стеклянных губок и трудности культивирования их в искусственных условиях аквариума некоторые стороны биологии этих животных до сих пор остаются мало изученными. Так обстоит дело, например, с половым размножением и развитием. Известны лишь отдельные случаи нахождения у них яиц, подобных таковым других губок, а также ресничной плавающей личинки; у двух видов (Leucopsacus orthodacus и Vitrolula fertilis) описаны более поздние личиночные стадии с уже дифференцированным клеточным материалом и сформированными иглами. Относительно же метаморфоза личинки и ее превращения в губку ничего не известно.

Гораздо больше данных получено о бесполом размножении. У стеклянных губок отмечают три способа такого размножения. Прежде всего это наружное почкование. Отдельные археоциты скапливаются под дермальной мембраной в виде компактной массы, которая, постепенно разрастаясь, выпячивается наружу, все более и более обособляясь от поверхности тела губки. Одновременно происходит процесс дифференциации клеток. Молодая губочка отделяется от материнского организма уже на стадии сформированных жгутиковых камер и устья. В северных и дальневосточных морях случаи подобного почкования особенно часто наблюдаются у Scyphidium septentrionale и Acanthascus alani. При этом процесс образования почек обычно носит множественный характер, когда на поверхности тела в большом количестве заметны низкие бугорки или выросты.

Другой способ бесполого размножения, известный как внутреннее почкование, связан с формированием соритов — округлых образований синцитиального характера, возникающих чаще всего вблизи жгутиковых камер в результате слияния археоцитов. Подобные же сориты встречаются у кремнероговых губок, и дальнейшая судьба их довольно подробно прослежена. При развитии сорита зародыш возникает из одной клетки, а остальная масса синцития служит в качестве питательного материала. В итоге формируется свободноплавающая личинка, совершенно сходная с личинкой, возникающей в результате полового размножения.

Наконец, последний известный способ бесполого размножения стеклянных губок происходит путем выпячивания стенок их тела. Вначале обычно в нижней части губки образуются пальцевидные полые выросты, которые затем открываются на дистальном их конце устьевым отверстием. Постепенно обособляясь от материнского организма, такая особь может приступить к самостоятельному существованию. Но часто полного отделения не происходит, и дочерняя особь продолжает существовать совместно с материнским организмом, образуя колонии из 2—3 и более индивидуумов. Подобное не доведенное до конца бесполое размножение у некоторых стеклянных губок становится нормой. Таковы многие представители семейств Euretidae, Farreidae, Aphrocallistidae и др., встречающиеся в виде неравномерно разросшихся трубчато- или воронковидно разветвленных колониальных образований.

Многочисленные полости и каналы, имеющиеся в теле стеклянных губок, нередко используются другими животными в качестве надежного убежища. Очень часто такие квартиранты встречаются среди ракообразных. В атриальной полости Euplectella aspergillum, например, постоянно поселяется равноногий рачок Aega spongiophilla; а внутри Eu. marshalli и Eu. oweni парочка (самец и самка) десятиногого рака Spongicola venusta проводит всю свою жизнь, залезая в атриальную полость губки еще в раннем возрасте. Некоторые сидячие животные используют тело губки как подходящий субстрат для поселения. Таковы коралловые полипы Epizoanthus, а также различные усоногие рачки Scalpellum, Verruca и др., сидящие на корневых пучках игл Hyalonema. Иногда на теле губок встречается очень большое количество самых разнообразных животных. У берегов Японии, например, был обнаружен экземпляр Chonelasma calyx, на котором росли 17 других губок, свыше 70 плеченогих, несколько мшанок и других животных.

Как и все губки, Hyalospongiae относятся к числу интенсивных биофильтраторов. Вся их жизнедеятельность тесно связана с непрерывным процеживанием через стенки тела морской воды. Из нее губки извлекают кислород для дыхания, кремний для построения своего скелета; пищей им служат мелкие частицы детрита, бактерии и простейшие, попадающие с током воды в ирригационную систему губок.

Будучи организмами сидячими, обычно прикрепленными и к тому же неподвижными, губки находятся в тесной зависимости от грунта. Очень большую отрицательную роль в их жизни играет илистый субстрат, мельчайшие частицы которого способны вызвать закупорку каналов и отверстий, ведущих к жгутиковым камерам. Это вызывает прекращение фильтрации воды, неизбежную гибель животного. Поэтому не случайно большинство губок растет на камнях или на каком-нибудь другом твердом субстрате, тем или иным способом стремясь приподнять жизненно важные отверстия над уровнем дна. Лишь немногие губки, в особенности стеклянные, приспособились к существованию на илистых грунтах (семейства Hyalonematidae, Caulophacidae и др.). Тело их, как правило, снабжено вытянутой ножкой или пучком длинных игл, при помощи которых губка укореняется на илистом дне.

Стеклянные губки — исключительно океанические формы и, если встречаются в морях, то только там, где имеется достаточно тесная и глубокая связь с водами океана. Это очень тонкие индикаторы наличия в водоемах

водных масс океанического происхождения. Как уже упоминалось, Hyalospongiae — преимущественно глубоководные организмы. Редко, когда они встречаются на глубине менее 100 м; только в Антарктике это довольно обычное явление. В остальных же районах массового развития стеклянные губки достигают на глубине 200—1000 м; некоторые из них (род Hyalonema и др.) встречаются до глубины порядка 8000 м, и нет оснований сомневаться, что эти губки склонны опускаться до максимальных глубин океана.


РАСПРОСТРАНЕНИЕ СТЕКЛЯННЫХ ГУБОК В СЕВЕРНЫХ И ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫХ МОРЯХ СССР

До настоящего времени о составе и распространении стеклянных губок в Северном Ледовитом океане и в северо-западной части Тихого океана имелись лишь фрагментарные данные, содержащиеся в работах Шульце (Schulze, 1899, 1900), Хансена (Hansen, 1885), Фриштедта (Fristedt, 1887), Бронштедта (Brøndsted, 1914, 1916, 1933), Резвого (Rezvoi, 1925), Топсана (Topsent, 1913), Гентщеля (Hentschel, 1929), Окада (Okada, 1932), Бертона (Burton, 1928, 1934, 1959), Колтуна (1964). Этот список почти полностью исчерпывает всю литературу, касающуюся стеклянных губок рассматриваемой акватории.

Сведения, полученные в результате изучения коллекций Зоологического института АН СССР и изложенные в систематической части определителя, дают возможность представить общую картину распространения этих губок в северных и дальневосточных морях СССР и некоторых смежных районах.

После проведенной ревизии фауны стеклянных губок в Северном Ледовитом океане отмечается всего 7 видов; из них только два вида встречаются в Баренцевом море, четыре — в Карском и три — в море Лаптевых.

В Восточно-Сибирском, Чукотском и Белом морях стеклянные губки вообще не обнаружены. В Арктическом бассейне и Гренландском море их шесть, а в Норвежском море — пять видов. В соответствии с океанической природой этих губок они обитают здесь главным образом на глубинах и склоне Арктического бассейна, Гренландского и Норвежского морей и частично проникают с севера в желоба моря Лаптевых, Карского и северной части Баренцева моря; лишь один вид Asconema setubalense несколько выходит за пределы этой схемы, встречаясь также в юго-западной части Баренцева моря (у Кольского полуострова) на глубине 180— 340 м.

В целом фауна стеклянных губок Северного Ледовитого океана отличается значительным видовым эндемизмом; по крайней мере три вида из семи — Scyphidium septentrionale, Trichasterina borealis, Anoxycalyx laceratus — ограничены в своем распространении только водами Северного Ледовитого океана. Это формы арктическо-батиальные. К ним вполне можно присоединить также Schaudinnia rosea (рис. 8) — арктического автохтона, который, следуя за холодным восточногренландским течением отчасти проникает в Атлантический океан и встречается там у юго-восточных берегов Гренландии. Один вид — Asconema setubalense — широко распространен на батиали как Северной Атлантики, так и Арктики, a Mellonympha velata — североатлантический батиальный вид, заходящий в Норвежское море. Из всех рассматриваемых губок только одна —- Caulophacus arcticus — может быть отнесена к числу настоящих абиссальных форм Северного Ледовитого океана с диапазоном вертикального распространения от 1450 до 4374 м. Некоторые авторы (Burton, 1928) склонны рассматривать этот вид как биполярный, отождествляя его с антарктическим С. latus.

Кроме бедности и значительного эндемизма, фауна стеклянных губок Северного Ледовитого океана характеризуется также однообразием состава; кроме С. arcticus, все остальные виды губок относятся к одному семейству Rossellidae. Полностью отсутствуют в арктической фауне губок представители отряда Amphidiscophora. Что касается цодотряда Hexactinosa, то по нахождению остатков скелета (фрагментов диктиональной решетки) можно предположить, что какой-то вид губки из семейства Farreidae проникает из Северной Атлантики в южную часть Норвежского моря.

В северо-западной части Тихого океана фауна стеклянных губок значительно богаче и разнообразней; она содержит 30 видов, относящихся к 7 семействам. Оба отряда Hyalospongiae Amphidiscophora и Нехаsterophora — имеют здесь своих представителей. Как и в Арктике, в дальневосточных морях распространение стеклянных губок тесно связано с проникновением сюда вод открытого океана. Берингово море благодаря широким и глубоким проливам, соединяющим его с океаном и расположенным к тому же в меридиональном направлении, находится в этом отношении в более выгодном положении. Соответственно фауна губок в нем обильно представлена и содержит 26 видов, тогда как в Охотском море, более замкнутом, обнаружено всего 9. Хотя у восточного побережья Курильских островов известно только 12 видов, не следует забывать, что обследование здесь было проведено лишь до глубины 2000 м. В Японском море стеклянные губки до сих пор не найдены. Вполне вероятно, что они вообще отсутствуют в этом водоеме, изолированном от глубин океана мелководными проливами. Во всяком случае спикульный анализ грунтов северной и центральной частей Японского моря, проведенный специально для выявления содержания в них игл стеклянных губок, дал отрицательные результаты. В Беринговом и Охотском морях рассматриваемые губки обитают преимущественно в их глубинных центральных районах, на склонах и прилежащих к ним участках шельфа. В мелководных и достаточно удаленных от океана северных частях этих морей стеклянные губки не встречаются.



Все обнаруженные в северо-западной части Тихого океана виды стеклянных губок четко делятся на две группы: на формы батиальные и абиссальные. Первые, составляющие большинство видов, населяют батиаль и нижние горизонты сублиторали. К ним относятся такие характерные для данной фауны и широко распространенные в северной части Тихого океана виды, как Aphrocallistes vastus и Chonelasma calyx. Типично абиссальные губки представлены родами Caulophacus, Hyalonema и Bathydorus.

Фауны стеклянных губок дальневосточных морей и Арктики (различаются между собой не только разнообразием и богатством форм. Это совершенно различные по своему происхождению фауны, имеющие очень мало общего и, очевидно, никогда не вступавшие в контакт друг с другом.

Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница