Книга представляет интерес для всех, кто интересуется историей становления и развития советской науки



страница1/69
Дата20.07.2016
Размер4.58 Mb.
ТипКнига
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   69


Письма о науке. 1930—1980

Пути развития советской науки, ее роль в социалистическом государстве, практика становления научных коллективов, задачи воспитания талантливой творческой смены, всемерной поддержки и стимулирования новаторства — лейтмотив обширного многогранного эпистолярного наследия выдающегося советского ученого, лауреата Нобелевской премии П. Л. Капицы.

Среди адресатов ученого — партийные и государственные деятели, видные ученые: И. В. Сталин, В. М. Молотов, Г. М. Маленков, Н. С. Хрущев, В. И. Межлаук, С. И. Вавилов, А. Н. Несмеянов, Эрнест Резерфорд, Нильс Бор, Поль Дирак и другие.

Книга представляет интерес для всех, кто интересуется историей становления и развития советской науки.
Петр Леонидович Капица
Составление, предисловие и примечания П. Е. Рубинина




О письмах Петра Леонидовича Капицы


Письма Петра Леонидовича Капицы — это письма-разговоры, письма-беседы. Даже самые порой деловые, как ни странно. Когда человек, с которым ему нужно было поговорить, был в далеких краях или недоступен по другим причинам, он садился за стол и писал письмо.

Первый цикл таких писем-бесед возник весной 1916 года. Капица был тогда студентом Петроградского политехнического института. Его невеста, Надежда Кирилловна Черносвитова, уехала в Китай, сопровождая детей своего брата, который работал в конторе Русско-Азиатского банка в Шанхае.

Капица пишет почти ежедневно, он рассказывает о своих учебных делах, о работе в лаборатории, о своем учителе А. Ф. Иоффе... И раз в неделю примерно отправляет свои письма-дневники в Китай. «Перечитывая это письмо,— пишет он 17 апреля 1916 года,— я нашел, что благодаря тому, что пишу отрывками, получается немного винегрет. Так что не знаю, может быть, было бы лучше писать сразу все письмо. Но мне так хочется с тобой поговорить, что садишься за письменный стол и пишешь пару слов...» Этот цикл писем завершается в конце мая 1916 года — Капица уезжает за своей невестой в Китай...

9 декабря 1919 года Петр Леонидович теряет отца. 13 декабря умирает его сын Иероним. В голодном и холодном Петрограде свирепствует эпидемия гриппа, печально знаменитая «испанка»... Надежда Кирилловна, жена Капицы, лежит в больнице, ждет ребенка. 6 января 1920 года родилась дочка Надежда. 8 января, в 3 часа ночи, умирает Надежда Кирилловна. Два часа спустя уходит из жизни новорожденная девочка... Петр Леонидович тоже был болен, и жить ему не хотелось, но родные спасли его.

Он был в очень тяжелом состоянии, не мог работать. Его нужно было вырвать из той среды, в которой все напоминало погибшую семью... Весной 1921 года академик Иоффе включает его в состав комиссии Академии наук, которая отправляется в страны Западной Европы, чтобы восстановить научные связи, прерванные в годы войны и революции, и закупить научное оборудование и литературу.

В Ревеле (Таллинн), где Капица в течение полутора месяцев ожидает немецкую или английскую визу, начинается второй большой цикл его писем — письма к матери. В середине мая 1921 года Капица получает английскую визу и пароходом отправляется в Лондон. В июле он вместе с Иоффе едет в Кембридж, и Абрам Федорович представляет своего ученика Резерфорду и просит принять его на стажировку в Кавендишскую лабораторию. 22 июля Капица приступает к работе в этой знаменитой физической лаборатории.

Работает «с остервенением», как пишет он своей матери. Работой стремится заглушить тоску по ближним, по утраченной семье.

Он очень одинок. «Вечера действительно подчас очень тоскливы,— пишет он матери 1 ноября 1921 года.— Но что поделаешь. Я занимаюсь, пишу тебе письма, и мне кажется, что расстояние между нами сокращается».

Примерно раз в неделю уходит из Кембриджа письмо в далекий Петроград. Большая подборка писем Капицы к матери была опубликована в «Новом мире» (1986, № 5 и 6). Письма эти проникнуты удивительной теплотой, исповедальной искренностью и в то же время заботой о том, чтобы читать их было интересно. Эту заботу о своих читателях и слушателях, кто бы они ни были — родные и близкие, студенты, коллеги-ученые, руководители государства,— Петр Леонидович сохранил до конца своей жизни. В этом может убедиться каждый, кто прочитает настоящую книгу.

Кембриджский период жизни Капицы продолжался тринадцать лет, и за эти годы из безвестного молодого петроградского физика он превратился в ученого с европейским, как тогда говорили, именем.

Раскроем справочник «Физики» Ю. А. Храмова, и посмотрим, что там сказано о научных достижениях Капицы тех лет:

«Первый в 1923 поместил камеру Вильсона в магнитное поле и наблюдал искривление треков альфа-частиц. В 1924 предложил новый метод получения импульсных сверхсильных магнитных полей (напряженностью до 500 000 эрстед). Получив рекордное значение магнитного поля, изучал его влияние на различные физические свойства вещества. Установил в 1928 закон линейного возрастания электрического сопротивления ряда металлов от напряженности магнитного поля (закон Капицы). Создал новые методы ожижения водорода и гелия...»

Таков научный вес блестящей карьеры Капицы в Англии. А вот и «служебные ступеньки» этой карьеры:

1923.— Получил стипендию имени Максвелла (750 фунтов стерлингов на три года). Защитил диссертацию на степень доктора философии Кембриджского университета.

1925.— Назначен заместителем директора Кавендишской лаборатории по магнитным исследованиям. Избран членом Тринити-колледжа.

1926.— В марте состоялось торжественное открытие Магнитной лаборатории П. Л. Капицы при Кавендишской лаборатории. В церемонии принял участие канцлер Кембриджского университета бывший премьер-министр Великобритании лорд Бальфур.

1929.— Избран действительным членом Лондонского королевского общества (Британская академия наук). Почти одновременно Академия наук СССР избирает П. Л. Капицу своим членом-корреспондентом.

1930.— Назначен профессором-исследователем Королевского общества и директором Мондовской лаборатории при Кембриджском университете.

3 февраля 1933 года состоялось торжественное открытие Мондовской лаборатории. Средства на строительство и оборудование этой лаборатории были выделены Королевским обществом. Она создавалась специально для работ П. Л. Капицы в области сильных магнитных полей и низких температур.

На торжественной церемонии эту лабораторию от имени Кембриджского университета «принял» канцлер университета известный государственный деятель Великобритании Стэнли Болдуин (премьер-министр страны в 1923 г., с 1924 по 1929 г. и с 1935 по 1937 г.). В своей речи он сказал: «Это событие чрезвычайной важности. В наше время положение страны зависит не только от ее вооруженных сил и развития ее промышленности, но и от завоеваний ее науки. Мы счастливы, что у нас директором лаборатории работает профессор Капица, так блестяще сочетающий в своем лице и физика, и инженера. Открытие этой лаборатории является предзнаменованием того, что Англия сможет снова занять ранее принадлежавшую ей ведущую роль в этой важнейшей области научных исследований».

О торжественном открытии Мондовской лаборатории сообщили газеты Великобритании и ее доминионов. Научные обозреватели «Таймс» и «Манчестер гардиан» подробно рассказали об этой церемонии, сопроводив свои репортажи фотографиями. Советским читателям об этом событии рассказал журнал «Огонек», откуда мы и взяли приведенную выше цитату из речи Болдуина.

Работая в Англии, Капица постоянно был связан с Родиной. По-видимому, не будет преувеличением сказать, что все эти годы он фактически исполнял обязанности советского научного полпреда на Западе. Немало ленинградских и московских молодых ученых благодаря его ходатайствам получили стипендию Рокфеллеровского фонда и смогли пройти стажировку в ведущих научных центрах Западной Европы. Кавендишская лаборатория была открыта для советских физиков, и в этой лучшей в те годы физической лаборатории мира продолжительное время работали 10. Б. Харитон, К. Д. Синельников, А. И. Лениунский... Среди первых книг «Интернациональной серии монографий по физике» издательства Оксфордского университета, основанной П. Л. Капицей и Р. Фаулером,— монографии Я. И. Френкеля, Г. А. Гамова и Н. Н. Семенова.

О работе своей в Кавендишской лаборатории, о своем учителе Резерфорде, об успехах своих и неудачах Капица пишет матери в Ленинград. Письма эти полны живых и ярких подробностей академической и университетской жизни тех лет, и историки науки долго еще будут находить в этой переписке очень важный и интересный для себя материал. Но одно обстоятельство, несомненно, поставит их в тупик — с середины 1927 года письма П. Л. Капицы к матери становятся все менее и менее интересными, все более и более «житейски-бытовыми», то есть такими, какими и бывают обычно письма, которые любящие взрослые сыновья пишут своим родителям...

Дело в том, что весной 1927 года Капица познакомился в Париже с дочерью академика А. Н. Крылова от первого брака — Анной Алексеевной, и они вскоре поженились. Теперь у Капицы появился в Кембридже родной и близкий человек, с которым можно было поделиться своими мыслями и заботами, своими радостями и сомнениями. Выговориться, одним словом.

Вот почему так потускнели вдруг письма, которые он писал матери в последние свои «английские» годы...

В августе 1934 года, по примеру прошлых лет, Капица отправился на родину, чтобы повидать близких и друзей и посетить Украинский физико-технический институт в Харькове, консультантом которого он был с 1929 года... Капицы на автомобиле пересекли Норвегию и Финляндию и в начале сентября приехали в Ленинград, где вскоре состоялся международный конгресс, посвященный 100-летию со дня рождения Д. 11. Менделеева. Капица принял участие в этом конгрессе… А в конце сентября Петру Леонидовичу официально сообщили, что вернуться в Англию он не сможет.

Он остается в Ленинграде, у своей матери, Анна Алексеевна возвращается в Англию, к детям, к малолетним сыновьям Сергею и Андрею. Три дня спустя после ее отъезда уходит в Кембридж из Ленинграда первое письмо нового большого цикла писем Капицы — письмо № 1. (Все свои письма Петр Леонидович и Анна Алексеевна нумеровали. За полтора года разлуки с женой он отправил в Кембридж 132 письма. Много лет спустя они были перепечатаны на пишущей машинке. 562 страницы составили письма Петра Леонидовича жене в Кембридж.)

В Англии, в недосягаемом теперь Кембридже созданная Капицей лаборатория, его ученики, сотрудники, любимый его учитель и друг Резерфорд, но которому он очень скучает. «Думаю о Крокодиле тоже,— пишет он жене 14 октября 1934 года.— Скажи ему, что я теперь чувствую, что он для меня был как отец родной, и надеюсь, он хоть немножечко любит меня, как я его...» В Кембридже семья Капицы.

В своих первых письмах жене Петр Леонидович просит ее передать своим помощникам в лаборатории разные деловые указания — то-то сделать, тому-то написать и т. д. Затем подобные указания из писем исчезают — он понимает, что вернуться в Кембридж уже не сможет.

Письма, которые Петр Леонидович писал жене в 1935 году, читать тяжело. Этот год был, по-видимому, самым трудным в его жизни. Порой даже кажется, что он был на грани нервного заболевания. Больше всего Капица страдает из-за того, что не может «копошиться в своей лаборатории». В апреле 1934 года разработанный им и построенный под его руководством в Мондовской лаборатории гелиевый ожижитель дал первые литры жидкого гелия, и Петр Леонидович наметил серию экспериментов, к которым он собирался приступить осенью того же года, сразу после возвращения из Советского Союза... «Ты мне присылаешь Nature, который приходит регулярно,— пишет Петр Леонидович Анне Алексеевне 21 мая 1935 года.— Те статьи, которые касаются моих работ, я не могу читать, а то впадаю в полусумасшедшее состояние. Ты знаешь, мне понятно состояние тех наркоманов, которых насильно оставляют без гашиша. Я понимаю, что люди могут сойти с ума, но я никогда не думал, что до такого полуисступленного состояния я мог бы быть доведен сам, будучи оставлен без моей научной работы...»

И он страшно одинок. Мы теперь хорошо знаем, что это был за год — 1935-й. Ведь 1 декабря 1934 года был убит С. М. Киров... Петра Леонидовича боялись, боялись с ним встречаться — он был оттуда, из-за границы, из Англии... В Ленинграде тех лет страх был особенно ощутил!, почти осязаем. Люди жгли старые письма и дневники. Одна из самых близких подруг цервой жены Капицы, которой он писал из Кембриджа, сожгла в те годы все его письма...

Капица мучительно страдал без работы в лаборатории, и этой мукой пронизаны многие письма его к жене. Но вот страха в этих письмах не чувствуется совершенно. «Мне все больше и больше кажется, что я совсем здесь одинок, и не будет удивительно, если меня растерзают и заклюют, но я все жe не могу изменить свою позицию,— пишет он Анне Алексеевне 14 марта 1935 года.— Оказывается, меня не так-то легко запугать. Я боюсь только одной вещи...— это щекотки, и пока меня не начнут щекотать, я не сдам позиции». «Ты можешь быть уверена,— пишет он жене 24 июля,— что ...никаких компромиссов со своей совестью я не делал и уверен, что не сделаю. Все время говорю, что думаю, хотя бы я и был в единственном числе. ...Ничем меня не запугаешь и ничем не соблазнишь. Я чувствую себя очень сильным, так как у меня совесть совсем чиста. У меня нет ни малейшего поступка, за который я мог бы краснеть перед нашим народом, страной, правительством и даже компартией...»

«Я не чувствую простых и добрых отношений к себе,— пишет он Председателю Совета Народных Комиссаров СССР В. М. Молотову 7 мая 1935 года.— Не чувствую доверия (это главное) и симпатии, не чувствую настоящего серьезного и глубокого уважения к науке и к ученому. И, не преувеличивая, мне кажется, что в создавшихся условиях мою попытку восстановить свою научную работу здесь можно уподобить желанию проковырять каменную стену перочинным ножом».

Он требует, чтобы его допустили к переговорам с Резерфордом о продаже Советскому Союзу оборудования Мондовской лаборатории «Я раз и навсегда Вам говорю,— пишет он Молотову 5 июля 1935 года,—что со школьной скамьи паинькой быть не умел. ...Если вместо всех этих дрессировок Вы попытались бы меня вовлечь в жизнь страны, которая у нас более замечательная, чем Вы сами это думаете, то, наверное, мы бы давно были друзьями. Так вот, если Вы бросаете меня дрессировать и мы становимся друзьями, то, мне кажется, что теперь еще не поздно, а может быть, как раз и [самое] время получить лабораторию и ликвидировать все по-хорошему с англичанами, так что все паши престижи будут в целости и сохранности...»

Такие же «решительные» письма Капица пишет И. В. Сталину и заместителю председателя Совнаркома, председателю

Госплана В. И. Межлауку, который ведал в те годы в правительстве наукой.

Благодаря энергии, бесстрашию и напористости Капицы здание Института физических проблем, которое начали строить на Воробьевых горах в Москве в мае 1935 года, уже в декабре (того же года!) было принято Правительственной комиссией, а в Ленинградский порт в это же время, в декабре, стали прибывать первые ящики с оборудованием Мондовской лаборатории...

О том, как строился Институт физических проблем, как помогал Резерфорд Капице возобновить свою работу на родной земле, вы узнаете, прочитав эту книгу. И «что было дальше» — об этом вы тоже узнаете. Потому что книга эта — не просто собрание писем о науке большого ученого. Это история его драматической и поразительно плодотворной жизни, рассказанная им самим. Даже не рассказанная — прожитая на ваших глазах.



* * *

Мне хотелось бы рассказать теперь немного о том, как писал Петр Леонидович свои письма.

Я работал с ним последние двадцать девять лет его жизни — был его личным референтом. Сейчас я разбираю его архив, готовлю к публикации рукописи его неизданных статей, стенограммы докладов и лекций, изучаю и привожу в порядок его огромное эпистолярное наследие. Письма сугубо деловые, а также «благодарственные» или «вежливые» (после возвращения, скажем, из какой-нибудь поездки) Петр Леонидович обычно диктовал. (Замечу, кстати, что даже советские его друзья получали от него деловые письма из Англии на английском языке! Он диктовал их своей секретарше. А в конце письма просил иногда прощения и объяснял: так получается быстрее... Вот почему несколько писем в начале этой книги (№ 2 и 6) нам пришлось перевести с английского.) Диктовал Капица, как правило, сразу несколько деловых писем — одно за другим. У него была папка, в которой он держал письма, требующие ответа. И папка эта не давала ему покоя. Он постоянно помнил, что есть письма, на которые надо ответить. Тут, по-видимому, сказывалось и его домашнее воспитание — его мать, Ольга Иеронимовна, приравнивала неответ на письмо к уголовному преступлению... И вот в один прекрасный день Капица раскрывал эту папочку и начинал диктовать. Откинется на спинку кресла, задумается и вдруг быстро так начнет диктовать. По-русски, по-английски, снова по-русски... А я стенограф был неважный, не успевал иной раз за ним, и тогда я говорил: «Петр Леонидович, я не успеваю...» Он замолкал, ждал, пока я не допишу продиктованное им, а когда я переставал строчить и вопросительно-ожидающе смотрел на него, он спрашивал: «А на чем мы с тобой остановились? Прочитай последнюю фразу...»

Иногда вдруг усмехнется и скажет: «Вread and butter letter» — «бутербродное письмо», то есть письмо, в котором деловое содержание (хлеб) прослаивается «любезными» или просто «бытовыми», «житейскими» фразами (маслом), что делает любое письмо, даже самое деловое, более человечным. Продиктует, скажем, письмо в ответ на приглашение принять участие в научной конференции на другом конце земного шара. Поблагодарит, сообщит, что приехать не сможет, пожелает успехов конференции. И добавит, что врачи не советуют ему, в его возрасте, такие дальние поездки... Улыбнется: «Должна же быть какая-то польза от старости...» Глаза молодые, озорные. А ведь ему за восемьдесят, и порядочно за восемьдесят!..

Когда я приношу ему на подпись письма, подготовленные сотрудниками института, его заместителями, он никогда не подписывает их «не глядя». «Подмахивает» он лишь характеристики для так называемых «выездных дел». Вот эти характеристики, которые он считает никчемными и бессмысленными, он подписывает действительно не глядя и как-то нарочито неразборчиво... «Четыре экземпляра надо подписать»,— говорю я с тоской в голосе. И он терпеливо ставит свою закорючку на всех четырех экземплярах... А вот письма, любые письма он подписывал всегда очень старательно и разборчиво: «П. Капица». Да и не так уж много было писем, которые он подписывал. Надо сказать, что Петр Леонидович к своей подписи относился довольно «бережно». «А зачем Я должен это письмо подписывать? — скажет он.— Вполне достаточно будет подписи кого-нибудь из заместителей». И он тут же объяснит, почему надо «беречь» его подпись. «Ведь это как шагреневая кожа,— скажет.— Чем больше подписываешь разных писем с мелкими просьбами, тем меньше твоя подпись значит...»

А бывало и так, что письмо он не подписывал потому, что оно было написано суконным языком. Поморщится и скажет: «Надо писать по-человечески. Так нельзя...» И брезгливо отодвинет письмо в сторону — пусть, мол, над- ним поработает еще тот, кто его сочинял... Но бывало и так, что Капица сам приводил плохо написанную, но важную бумагу в человеческий образ. Что-то зачеркнет, что-то допишет, поменяет местами абзацы... И ты вдруг с изумлением видишь, как текст, совершенно прежде неудобоваримый, становится теплым, человеческим, хотя, может быть, и слегка корявым, небезупречным с точки зрения канцелярски-бюрократической стилистики... Необструганным и неотшлифованным. Но понятным зато и очень убедительным. А главное, ты видишь, что текст этот, слова эти — его слова, и шероховатость — его, Капицы, шероховатость. И это, несомненно, почувствует и тот руководитель, тот министр, скажем, которому адресовано письмо. Ко мне обращается сам Капица, подумает он. Не снабженец его и не бойкий молодой человек, подсунувший «своему» академику быстро состряпанную бумажку,— сам Капица нуждается в помощи.. И министр с удовольствием выводит «разрешающую» резолюцию. («Вот для чего и нужна бывает слава,— сказал мне как-то Петр Леонидович.—Она помогает получить уникальный станок или очень редкий прибор».)

Одно из любимых изречений Капицы: «Говорят о любви, о делах — пишут». А писать деловые письма надо уметь, это своего рода искусство. Этим искусством Петр Леонидович владел в совершенстве.

«Каждое письмо,— говорил он мне,— должно быть посвящено одному вопросу. Нельзя в одном письме писать о разных вещах...» И вот как он объяснял, почему не надо так делать: «Начальство,— говорил он,— должно поставить на письме резолюцию, кому-то поручить разобраться и доложить. А если в письме ты пишешь об одном, о другом и о третьем, то и начальству приходится думать о том, кому же поручить разобраться и доложить. Вот почему такие письма обычно пропадают. Исчезают в канцеляриях...»

Петр Леонидович этого правила придерживался неукоснительно. Бывали случаи, когда он в один день одному человеку отправлял два отдельных письма — по двум разным вопросам.

Этому правилу он следовал и тогда, когда писал статью — публицистическую — или выступал с докладом. Одна главная, сквозная тема пронизывает любое его выступление. В этом, я думаю, один из главных секретов поразительной глубины, цельности и убедительности многих статей и докладов Капицы...

Значительную часть настоящей книги составляют письма, которые Капица писал руководителям страны и Академии наук. И в этих письмах, как и во всем, что делал Капица, мы видим стремление к действенности, к «конечному результату», как мы любим сейчас говорить. Руководители страны, руководители Академии наук — аудитория весьма влиятельная, от нее много зависит и в жизни науки, и в жизни страны. Вот почему и работал Капица над письмами «наверх» не менее серьезно и ответственно, чем над статьей или докладом.

Письма «наверх» он не диктовал. Первый набросок, первый вариант писал от руки в тетради или блокноте большого формата. Анна Алексеевна «расшифровывала» этот черновик, причем даже она не всегда могла разобрать его стремительный почерк. Она оставляла пропуск в машинописном тексте, а неразборчивое слово подчеркивала красным карандашом. Петр Леонидович вписывал пропущенные слова и правил машинописный текст, причем правил весьма решительно, вычеркивая страницы и абзацы и вклеивая большие куски, написанные от руки. Анна Алексеевна снова все перепечатывала. Петр Леонидович снова правил. К адресату уходил обычно четвертый или пятый вариант письма. Отвозили эти послания личные курьеры Капицы — Анна Алексеевна, постоянный его помощник в научных исследованиях Сергей Иванович Филимонов, а с лета 1955 года — автор этих строк. В экспедиции Кремля или ЦК партии мы получали расписку: «Дана в том, что от академика П. Л. Капицы получен пакет на имя товарища такого-то...» Бумажка эта подкалывалась затем к копии письма. Все эти расписки до сих пор хранятся в архиве Капицы. Так же как и все варианты и черновики отправленных (и не отправленных) им писем.

Некоторые письма Капицы «большому начальству» напоминают газетные или журнальные статьи — научно-популярные или публицистические. Одно из писем Сталину (оно не включено в эту книгу) предваряется даже эпиграфом: «Время дороже всего. Суворов». Есть письма, разбитые на главки.

«Пришлось писать длинно,— пишет Капица Н. С. Хрущеву 18 июня 1961 года,— а то получилось бы неубедительно».

Убедить, сделать руководящее лицо своим союзником в решении той или иной проблемы — вот к чему стремился Капица, обращаясь «наверх».

Многие письма, публикуемые в настоящей книге, писались в те годы, когда общественное мнение в нашей стране особой роли не играло. Решающим в те годы становилось «мнение» власть предержащих. «Есть мнение»,— говорили с таинственным и важным видом (да и сейчас еще говорят) аппаратные люди.

То было время Административно-командной Системы, как мы ее сейчас называем. И Петр Леонидович, человек мудрый и трезвомыслящий, прекрасно понимал, что в условиях этой системы чрезвычайно важно — для дела, для науки, для строительства социализма — умело воздействовать на «общественное» мнение высших эшелонов власти. На эту работу он не жалел ни времени, ни сил. Причем порой эта работа была смертельно опасной, сравнимой, пожалуй, только с работой сапера.

Академик Е. М. Лифшиц рассказал мне однажды о своем разговоре с Капицей. Петр Леонидович показал ему письма, которые он написал Сталину после ареста В. А. Фока и Л. Д. Ландау, и письма тому же адресату с резкой критикой Берии... Евгений Михайлович спросил Капицу, не испытывал ли он страха, когда писал эти письма, не казалось ли ему, что он входит в клетку с тигром. «Я об этом не думал,— сказал Петр Леонидович.— Я только знал, что это нужно сделать...»

Нужно сделать. Нужно написать. Прийти кому-то на помощь. Двинуть вперед дело, нужное стране...

Не проситель — гражданин, равноправный хозяин своей страны,— таким предстает Капица в своих письмах руководителям государства. «Вот смотрите сами,— пишет он В. И. Межлауку 27 апреля 1936 года.— Вы — правительство, я — ученый. Но мы оба граждане Союза и перед нами одна задача —добиться процветания страны...»

Добиться этой цели — процветания страны, процветания социалистической Родины — невозможно, по мнению Капицы, без передовой науки. «Двигать вперед нашу технику, экономику, государственный строй может только наука и ученые»,— пишет он Сталину 3 октября 1945 года.

Приведу еще одну характерную выдержку из писем Капицы. 13 декабря 1935 года, всего лишь год спустя после того, как он приступил к работе на родной земле, Петр Леонидович пишет жене в Кембридж:

«...Вчера играл в шахматы с Алексеем Николаевичем [Бахом]. Славный старик, но мы с ним не согласны в одном. ...Я ему говорю, что научное хозяйство в отвратительном состоянии, а он говорит: «Да, это правда, что поделаешь, сейчас есть более важные вещи, чем наукой заниматься...» И прочее. Вот тебе образчик, как может ученый добровольно отодвигаться на второй, а там [и на] третий план. Я считаю, что науку нужно считать очень важной и значительной, а такой inferiority complex (комплекс неполноценности) убивает развитие науки у нас. Ученые должны стараться занимать передовые места в развитии нашей культуры и не мямлить, что «у нас есть что-то более важное». Это уж дело руководителей разбираться, что самое важное и сколько внимания можно уделять науке, технике и пр. Но дело ученого — искать свое место в стране и в новом строе и не ждать, пока ему укажут, что ему делать...»

«Искать свое место в стране и не ждать, пока тебе укажут, что делать» — как поразительно злободневно звучит сейчас этот призыв большого ученого и гражданина, обращенный ко всем нам,



П. Е. Рубинин



Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   69


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница