Карьера Валентина Волкова началась с открытия им, целой сети магазинов \Мир техники\. На протяжении нескольких лет рекламные ролики с его участием часто крутили по местному телевидению




страница1/4
Дата26.02.2016
Размер0.65 Mb.
  1   2   3   4
Душегубы по неволе- равновесие, это произведение, скорее всего близкое по жанру к криминальной драме, где переплетение множества судеб и разнообразие сюжетной линии постепенно захватывают, но сначала есть легкое ощущение, что некоторые персонажи вообще, не имеют между собой ничего общего, но это только кажется, и постепенно все выстраивается в вереницу прекрасно отслеживаемых событий. Главные герои повествования Денис и Сергей- обычные парни. Нет, они не бандиты, но методы, которым им приходиться действовать, зачастую граничат с криминалом. Действия этого произведения происходят в самом начале двухтысячных и еще живы те бандиты, да и сами реалии девяностых еще свежи в памяти. Помимо своей воли, друзья втягиваются в опасную игру, ставка в которой жизни и их близких. Вместе они попадают в опасные передряги, но благодаря смекалке, крепости духа, непосредственности, а также их нерушимой настоящей дружбе, приятелям удается преодолеть все возникающие на их пути трудности. А вот люди, поступающие недостойно получают по заслугам. Автор предупреждает, что все совпадения не являются случайными.

R

ПРОЛОГ.


Возмездие.
Карьера Валентина Волкова началась с открытия им, целой сети магазинов \Мир техники\. На протяжении нескольких лет рекламные ролики с его участием часто крутили по местному телевидению. Смахивающий на бандита парень, в кожаной куртке и с короткой стрижкой, все же вскоре примелькался. И уже совсем скоро занял свое место в борьбе за кресло мера, вызывая у обывателя образ некоего небожителя. Иногда, правда, просачивались слухи, что он, не вполне порядочный работодатель. Да чего там, попросту жмот, готовый сэкономить на мизерной зарплате рабочих. Но кого волнуют такие мелочи, разве только тех, кому эту зарплату не платят?

Однако когда, город неожиданно всколыхнула весть о том, что этот вполне еще, себе молодой человек, попался на совращении малолетних, это уже был совершенно другой разговор. Волков всячески пытался откреститься и выкрутиться, но уголовное дело было заведено и даже с его большими деньгами, сделать уже ничего было нельзя. Как водиться сразу объявилась куча недовольных и когда то им обиженных людей, ну, и конечно вскрылись новые эпизоды с участием многочисленных малолетних Лолит. Шумиха тогда поднялась нешуточная, а на волне все общей борьбы с педофилией находились те, кто и вовсе требовал открытого линчевания бизнесмена.


В тюрьме, вопреки общепринятому сложившемуся мнению, Валентину жилось не плохо. Сыграли роль богатые передачи, да и поселили его в особенную камеру, к проворовавшемуся следователю и зам прокурора, который сбил на машине женщину с ребенком. В общем, компания подобралась достойная. Они мало общались между собой, не задавая неудобных вопросов и не глядя друг другу в глаза.

Однако оставаться, в таких, пусть даже и приемлемых условиях Волкову не хотелось и поэтому, он все время пытался о чем- то договориться с молодым следователем. Бедный парень в погонах оказался, словно между двух огней. С одной стороны немалые деньги, сулившие ему дальнейшее безбедное существование, а с другой, наседавшее и мытарившее его начальство. Да еще, и доставали прознавшие о нем репортеры, постоянно поджидавшие парня в погонах, у собственного подъезда.


Молодой следователь, почти ровесник Валентина, проникся к своему подопечному пониманием и где то даже симпатией и искренне желал ему помочь. Они ночами, при свете лампы, снова и снова заваривая чай, пытались придумать способ избежать огромного срока, Дамокловым мечом, нависшим над Валентином. В конце концов, они поняли, что наказания не избежать, как только устроить побег.

Так раздав все, что у него было, Валентин Волков бежал прямо со следственного эксперимента, воспользовавшись непонятным замешательством и вопиющим разгильдяйством, со стороны нерадивых сотрудников правоохранительных органов. Каким- то невероятным образом ему удалось, незамеченным добежать до ждавшего его в подворотне автомобиля и скрыться в неизвестном направлении. Понятное дело, что устраивать план перехват никто не стал, да и упорно разыскивать тоже, он ведь не какой ни будь там, серийный убийца. Неизвестно осталось одно, кому достались осколки его империи в виде множества офисов и торговых площадей с оставшимся там товаром, и молодым персоналом в придачу.


Уехав в самую далекую деревеньку, которую только смог найти, Валентин зажил новой для себя жизнью. Обрив голову и отрастив бороду, он с трудом теперь узнавал сам себя в зеркальном отражении. Ему пришлось свыкаться с такой жестокой и неприятной до умопомрачения реальностью.

Первое время в деревне, к нему как, к чужаку относились настороженно и ему самому, пришлось осваивать все прелести деревенской жизни. Даже ходить с удочкой на рыбалку. -Вот наиглупейшее занятие- думал Валентин, когда спускался по крутому склону к речке. Что бы сварить рыбной похлебки, ему пришлось спрашивать у местных мужиков, где здесь хороший клев. Те, улыбаясь, показали ему место, даже специально оборудованное воткнутыми рогатинами для поддерживания удилищ. Но вот странность. Ловились на этом месте только крохотных размеров караси, да ершики, о которых Валентин, проколол все пальцы. Но как же так? Ведь он сам не раз видел, как эти самые рыбаки возвращались домой, с куда более внушительным уловом. Когда же в магазинчике или где- то еще ему удавалось, с кем ни будь переброситься парой фраз, то приходилось быть аккуратным, дабы неосторожным словом, ненароком себя не выдать. Теперь, когда свободного времени у него, было более чем предостаточно, Валентин, одиноко сидя в саду за столом, гонял пальцем капли воды по клеенке и смотрел на замысловатые тени, отбрасываемые ветками. Вот ты можешь встать и сходить куда- то там по своим делам, а придя заметить, что тень, только немного сдвинулась. В такие минуты ему казалось, что он в АДУ.


Шло время. И прожив в плохо отапливаемом доме всю зиму, Валентин изрядно осунулся и помужичел. Плюс ко всему, он изрядно износился и отличить теперь его ото всех других мужиков деревни было, уже наверное и не возможно. И только дорогая электробритва, оставшаяся от лучших времен, бесполезным хламом валялась на полке. В доме попросту отсутствовали розетки. Валентину особо, нечем было заниматься и он много, и подолгу размышлял. Корил себя за то, что так необдуманно и беспечно вел себя, в той прошлой жизни. Будь он внимательней и осторожней, то и сейчас бы жил припеваючи. Нет, он нисколько не раскаивался в том, что привел тогда к себе домой ту девчушку. Она без сомнения стоила того. Это чистое, невинное тело с только начинающимися формироваться, всеми этими женскими атрибутами. Его сладостные размышления, прервали какие- то звуки. Выглянув в окно, он почувствовал, как в миг, вспотели его ладони, а дыхание перехватило. Соседская девочка- совсем еще подросток, прыгала со скакалкой по дороге, мимо его дома. Накинув телогрейку Валентин, зачерпнул из сахарницы горсть конфет и выскочил во двор.

Девочка испугалась малознакомого мужчины, вдруг появившегося из ни откуда и никак не хотела идти на какой либо контакт. Волков прерывисто дыша, нависал над ней, пока она, пятившись, не зашла в сарай. Он никак не ожидал такого яростного сопротивления, а может быть, это он так ослаб? Срывая с нее одежонку, Валентин почувствовал, как ее маленькие ноготки царапают его небритое лицо. Наконец скрутив трепещущее тельце, он почувствовал власть над ней. Теперь- то уж, он не станет ни куда торопиться и сделает все основательно, и как нужно. На секунду, он выгнулся назад и переводя дыхание, глубоко вздохнул. Но вдруг Валентин ощутил, как его грудную клетку что то пропороло. Именно ощутил, потому, что какой то сверх- боли в тот момент он не почувствовал. Опустив глаза, Валентин увидел четыре, торчащих наружу из груди, поблескивающих матовым светом, штыря. И только теперь ему стало нестерпимо больно. Кровь тугими ручьями потекла вниз, когда вилы вышли из его тела. Упав, он перевернулся на спину и попробовал уползти. Убежать, уйти, скрыться, как это ему когда то удалось. Но еще один удар теперь, уже пришелся в живот. -Вот чудак- человек, говорят же тебе, маленькая она еще совсем. -Ну куда ты? Куда? Волков продолжал ползти, пока его шею не пригвоздило к земляному полу.


Валентина Волкова наспех закопали на берегу лесной речушки, под зарослями камыша. Его никто не искал. Говорили, что якобы кто-то видел его стоявшим на остановке. Кто- то из селян даже предположил, что он пошел за грибами, да заблудившись, сгинул в здешнем бескрайнем лесу. И лишь один куривший в сторонке мужик в порванном на рукаве ватнике, плюнув, растоптал свой окурок и поправив кепку, взял за руку девочку и повел ее в сторону сельпо, чтобы купить там ей карамелек.
Оладья.
Сам точно не зная, зачем и почему, но он любил, спрятавшись, замаскироваться в укромном уголке квартиры. Делая это с таким расчетом, что если кто ни- будь, неожиданно, посетил бы его обитель, то этому гостю, его самого сразу заметить бы не удалось. Хотя такое, было попросту исключено, так как единственный, кто иногда к нему заходил- это была его мама. Уместным будет объяснить такое ее поведение. Дело в том, что когда родился такой долгожданный ребенок, они с мужем были безмерно рады. Однако, когда врачи сообщили им, что их такой желанный сыночек очень серьезно болен, их восторг сменился... Нет не отчаянием. Это было что- то совсем другое. И они еще долго боролись, пытаясь сохранить отношения, но что- то все- таки произошло, что- то безвозвратно надломилось в самих семейных отношениях. Отец сначала охладел к матери, потом перестал интересоваться ребенком, а вскоре и вовсе ушел из семьи. Но она мать, продолжала выхаживать безнадежного инвалида. Таская его по врачам и нанимая бесчисленных сиделок и репетиторов, она где то в глубине души надеялась, что когда ни будь ей скажут нечто подобное. –Милочка, а вы что не заметили? Ваш сын в полном порядке.

Но чудес не происходило. И вот когда Артемию исполнилось двадцать два, она сняла для него квартиру, где все было обустроено специально для его комфортной и безопасной жизни. Так он и жил в одиночестве, с отключенным газом и решетками на окнах. Дни напролет, Артемий сидел за столом, или же бродил по квартире, рассматривая видимые ему одному рисунки на потолке, и на полосатых обоях. А если вдруг случалось, что кто ни будь, перепутав адрес, звонил к нему в дверь, то для Артемия, это было целым событием. Громыхая ногами, будто заправский слон, он, подбежав к двери, пробовал беседовать с не видимым оппонентом. Но, как правило, длилась такая беседа совсем не долго. И поняв, что там за дверью мычит кто- то неадекватный, случайный человек спешил поскорее избавиться от назойливого собеседника. Но даже когда, за дверью уже целый час как никого не было, Артемий, все еще продолжал стоять, прижавшись щекой к двери, надеясь, что вот сейчас вернется, заинтересовавшийся беседой с ним, добрый человек.


Сам Артемий был- выше среднего роста и весящий за сотню килограммов, молодым человеком. Его гладких розовых скул бритва еще не касалась, хотя по возрасту, уже было бы наверное и положено. Его любимая одежда- старый, растянутый бежевый свитер не снимался даже летом, а пижамные брючата были все в пятнах от чая. Когда все остальные занятия ему надоедали, он начинал играть сам с собой в прятки. И если в такой момент, вдруг приходила мама, то она, пугаясь, вздрагивала, обнаруживая Артемия в самых неожиданных местах. Но самым его излюбленным местом был закуток за спинкой дивана. Спрятавшись там, он мог часами так сидеть и ждать, ждать, ждать. Там он зачастую и засыпал.
Так было и в этот раз, когда до его чуткого слуха донеслись знакомые звуки, он затаился и приготовился напугать маму. В замке долго ковырялись, но Артемий не узнал человека, на мгновение отразившегося в зеркале прихожей. Превозмогая нахлынувшее нервное возбуждение и сопутствующий тремор, Артемий стойко ждал, пока человек в натянутой на глаза лыжной шапочке рыскает по квартире. Но какие ценности могли быть в доме больного инвалида. Маленькая хрустальная вазочка и какие- то еще мелочи, сохранившиеся в серванте от прежних владельцев, уже перекочевали в безразмерную спортивную сумку, когда вор услышал позади себя какой- то шорох. Повернувшись, он успел заметить только, приближающийся к его лицу тяжелый валик от дивана. Затем последовал удар, а потом темнота.

Очнувшись, с трудом припоминая, а главное, с трудом веря в происходящее Валера, а именно так звали горе-вора, поворачивал голову из стороны в сторону, желая увидеть, кто же собственно его пленил. И только когда, мимо него, покачиваясь прошел человек, обдав Валеру запахом оладьев и несвежей слюны, а потом усевшись напротив, как ни в чем не бывало, начал собирать пазл- Валера наконец то понял, что попал в такую переделку, в которой, бывать ему еще не доводилось.


Валере вдруг, стало обидно до слез, потому, что он всего неделю назад освободился по амнистии из мест заключения. И чифирный налет на зубах, как в прочем, и желтые подтеки на кончиках пальцев от окурков, еще не успели полностью сойти. Эти немые свидетельства того, что и за решеткой ему жилось не сладко. До того как попасться на краже ящика мыла \Дуру\ из местного сельпо, Валера обворовал всех своих родственников и поэтому посылок ему никто не слал. Здоровье у него было слабеньким и все, на что мог он рас читывать в тюремной иерархии, это убирать в бараках и стирать одежду других, более привилегированных зэков. Намыливая замерзшими руками в маленькой, неудобной раковине очередные чьи- то штаны и отмахиваясь от других шнырей, кричавших на него за обильно летевшие на них брызги, он лелеял надежду, что когда выйдет на волю, то обворует богатую квартиру. И вот тогда- то он заживет, не в чем себе не отказывая. И вот тебе на! Теперь он, сидит накрепко привязанный бельевой веревкой к стулу. Хорошо, хотя бы рот свободен и Валера сосредоточенно продумывал пламенную речь, после которой его обязательно отпустят. Может быть, поколотят, но все же, непременно отпустят. Длиннющая и душещипательная тирада осталась без ответа, и только заметив инфантильный взгляд толстяка, сидевшего напротив Валера заключил, что все гораздо серьезней, чем он первоначально предполагал и выбраться будет совсем не просто. Однако он несколько не сомневался, что ему удастся, перехитрить глупую детину. Тянулись секунды, минуты, часы. Артемий бродил вокруг, мастеря поделки из прищепок и ниток, не обращая на гостя, ровным счетом, никакого внимания. Через два дня, терпение Валеры иссякло и он, стал громко кричать, призывая хоть кого ни- будь на помощь, прикинув. Что уж лучше будет еще раз отсидеть, чем оставаться здесь наедине с этим глупым юношей. -Дай хоть водички то попить, изверг. Но Артемий оставался глух, к мольбам нерадивого домушника и продолжал складывать свой бесконечный пазл. Утром, он приволок с кухни большущую чашку с оладьями и глотая их, один за одним, молча глядел куда то за спину Валеры. Не аккуратным движением Артемий, задел тарелку и остатки булочек рассыпались по столу. Одна из них подкатилась совсем близко и Валера ртом, почти дотянулся до желанного хлебушка, когда толстяк, проявив необычную проворность, выхватил оладышек, буквально из его рта. Еще через день, Артемий затеял новую игру, для которой, ему понадобилось больше места и он, перенес бедного, обмочившегося Валеру вместе со стулом на диван. После трех дневного сидения в однообразной позе, возможность полежать принесла удовольствие, от которого по телу Валеры побежали мурашки. Тем временем Артемий, подставив стул, рылся где-то на верхних полках комода. Обнаружив белый пластиковый пузырек, он сразу вспомнил, что после тех таблеток, которые давала мама, ему становилось хорошо, а играть становилось еще интересней и узоры на потолке становились цветными, а иногда, даже начинали двигаться.
Валере из положения лежа, если он поворачивал голову, была видна часть окна, а в нем кусочек синего неба и иногда пролетающие мимо птицы. -Как в тюрьме, на прогулке- вспомнил Валера. Пустой пузырек валялся на полу, а Артемий, явно переборщивший с положенной дозой, начал подпрыгивать, визжать и кружиться на месте, пугая Валеру. Что- то промычав, он навис над Валерой, рассматривая его, будто видит в первый раз. Валеру сейчас волновали не слюни капающие ему на лицо, а все более затуманивающийся взгляд увальня. Когда координация в конец ослабела, Артемий, всей своей массой рухнул на связанного человека. Отвратительный запах, пропахшей вонючим потом одежды, мгновенно вызвал приступ рвоты, но огромный живот надежно перекрывал доступ к воздуху. Валера, еще какое- то время боролся за жизнь, трепыхаясь и стараясь выбраться, но туша казалась просто каменной.
Когда в положенный срок, в конце недели пришла мама, что бы проведать Артемия, она обнаружила в квартире, неизвестно как, туда попавшего, мертвого человека. Он сидел за столом, а в руке и во рту у него были надкусанные оладья. Мама, хотела было расспросить Артемия о случившемся, но ему было стыдно за взятые без проса таблетки. И поэтому он сидел, опустив голову, и только молча, пальцем передвигал части своего пазла. А силуэт Артемия и сейчас иногда можно увидеть в окнах третьего этажа. Он все так же бесцельно бродит по квартире и от кого- то прячется.

Душегубы по не воле- равновесие.

1Часть.

Лишние волнения.

Это только в кино бывает, когда один человек избивает, трех и более противников, и с легкостью с ними расправляясь, эффектно раскидывает их по сторонам. На самом же деле шансы выстоять в схватке с несколькими агрессивно настроенными хулиганами, зажавшими тебя в узком пространстве невелики, даже если ты несколько лет упорно занимался боксом, или каким- то другим видом единоборств. Так произошло и с Денисом. Едва он вошел в подъезд дома, где всего неделю назад снял комнатенку, парень успел лишь только заметить, метнувшуюся в его сторону тень. И в ту же секунду почувствовал сильнейший удар по переносице. Однако, он смог устоять на ногах и Сухой- так прозвали его в части из-за фамилии Сухомяткин, отпрянул назад к выходу. Но тут, же споткнувшись о чью- то выставленную ногу, оказался на полу, ощущая лишь сыплющиеся со всех сторон удары и вспышки света, мелькающие в голове, с регулярностью секундной стрелки. Его, били долго и молча. Однако молодое, натренированное тело не желало сдаваться так просто. Попытки подняться на ноги ни к чему не приводили и в каком- то остервенелом отчаянии, он попытался ухватить руками, хотя бы за что ни будь. И вот когда, это ему удалось, Сухой с криком отчаяния, впился в чью- то лодыжку и со звериной яростью сжал челюсти. Звуки драки, наконец-то, привлекли внимание кого- то из адекватных жильцов и где- то наверху громыхнула дверь. Негодяи всполошились и выбегая из подъезда, один из них разбил лампочку. Сквозь кровавую пелену Денис, смог заметить, что один из них хромает, посылая проклятия в его адрес. Кровь заливала глаза, сердце выскакивало из груди, а голова страшно кружилась и отказывалась, что- либо соображать. Повинуясь инстинкту, Денис все же продолжал, куда- то ползти, хватаясь руками за перила и ступени. Словно во сне, далекий женский голос затянул над ухом, протяжно и громко. –Милиция! На какое- то время, Сухой отключился. Пришел он в себя, от голосов, разговаривающих рядом милиционеров. -Похоже у него глаз выбит. Давай скорую вызывай.

Как оказалось позже, глаз то был на месте, но травмы полученные Денисом в драке, все же оказались далеко не шуточными. Вывихнутое плечо, три сломанных ребра и распухшее, просто до не вероятных размеров лицо с, не открывающимися, из-за гематом глаз. К тому же он, с такой силой укусил, в тот вечер кого то из напавших за ногу, что один из передних зубов у него разломился. Но страшнее всего этого оказалось то, что у него отсутствовали полис, деньги и вообще какие либо документы. Все это находилось в сумке, на которую, видимо и позарились злоумышленники. В результате пьяная и вечно на кого- то кричащая техничка, постелила ему на сгондобеленной из стульев постельке, рядом с туалетом. Денис повернулся к стенке и заплакал, нет, не от боли, ее он умел терпеть. Ему было обидно от того, что он не достоин даже того, что бы его положили вместе со всеми в общую палату. Денис плакал впервые после того, как узнал, что его родителей больше нет в живых. Это случилось чуть больше года назад. Его письма вдруг стали приходить назад со штампом на конверте- адресант выбыл. Как позже оказалось, пенсионеры стали жертвами не чистых на руки и на все остальное, новоявленных и расплодившихся риэлторов. Тогда он несмотря ни на что, Денис заставил себя жить дальше и сейчас тоже, сдаваться не собирался. -Прежде всего- решил Денис. -Надо отдохнуть и привести мысли в порядок. Утром, наконец- то пришел врач, его Денис, кое как, видел одним глазом. Наскоро осмотрев его, доктор объявил, что угрозы жизни нет. Потом спросил, кому можно позвонить и сообщить, что он находиться здесь- в больнице. А узнав, что таковых нет сказал. –Ну, на нет и суда нет. И не спеша удалился. Что это означают такие слова доктора, Сухой понял на следующий день, когда обдав его перегаром, все та же уборщица срываясь на крик сообщила. –А ну вставай! Мне надо здесь полы мыть, а ты разлегся еще. В уборной у окна курили, какой- то не знакомый дед, с перевязанной головой и подросток в проклепанной кожаной куртке, который молча, протянул Денису сигарету и дал прикурить. От горького дыма голова закружилась и еле- еле устояв на ногах, Денис щелчком метнул окурок в открытое окно. Вернувшись на свое место в коридор, он увидел один единственный стул с сиротливо стоявшей на нем миской. Железная тарелка дымилась, но никак не пахла. Денис никогда не был привередливым в еде, но съесть больше двух ложек без вкусной жижи, он не смог и сказав в слух. -Спасибо Господу и вам пацанам- чему- то улыбнулся и направился к выходу, шаркая по коридору обрезанными под сланцы, кирзовыми ботинками.



Две, или три недели Денису пришлось жить на берегу маленькой речки и питаться в основном ракушками, которыми было усеяно не глубокое дно. Опухоль с лица постепенно сходила и рука благодаря ежедневным тренировкам, уже двигалась вполне приемлемо. А вот ребра все еще сильно болели и каждый раз, когда приходилось наклоняться, он слышал неприятные характерные щелчки. Прошло еще пару недель и как то рано утром, его разбудил не понятный шум. Выбравшись из шалаша, Денис прополз несколько метров и раздвинув ветки, увидел такую картину. В метрах ста от него, заехав передними колесами в речку, стоял джип, двери которого были настеж открыты. Из салона доносились звуки гитары, а хриплый голос вещал о прелестях тюремной жизни. Несмотря, на обещавший быть жарким день, все равно горел костер и вокруг, суетилось несколько молодых людей. Один из них забравшись по пояс в воду, резвился, плескался там, словно малое дитя. Скоро, к нему присоединились не менее трезвые девицы и уже вместе, они визжали так, будто в первый раз теряют невинность. Сухой подполз поближе, к кустам дикой смородины и добравшись до цели, Денис снова затаился, и продолжил наблюдать за компанией. Молодежь веселилась от души, то и дело, ныряя в багажник за спиртным. Потом начались танцы, во время которых, парни иногда уходили в ближайшие заросли, в сопровождении хохотавших и шатающихся проституток. День и вправду оказался жарким и к полудню всю компанию сморило. Самым стойким оказался молодчик, который вначале праздника, первым залез в воду. Он с трудом забрался в машину, но вскоре и он тоже затих. Музыка по прежнему оглашала округу, никак не мешая отдыхать уставшим людям. Выждав некоторое время, Денис, встал на четвереньки и вгляделся в распластанные на песку тела. По всему выходило, что разбудить их теперь будет делом не легким. Подкравшись к машине Сухой, заглянул в салон. Бритый лежал, в какой то не вероятной позе. Одна его нога была на руле, вторая же находилась между сиденьями. Руки плетьми болтались, а голова и вовсе свисала вон из салона. Внимание Дениса привлекла одежда, кучей, лежавшая на заднем сиденье. Выбрав светлые брюки, синюю майку с длинными рукавами и взяв первые попавшиеся туфли, он хотел было удалиться, но почувствовав на себе чей- то взгляд, обернулся. Повернув голову, Денис увидел, что тот, который только, что безмятежно спал, теперь смотрит на него мутным наглым взглядом. Секунду, они смотрели друг на друга. Затем, лысый пошевелился и его рука потянулась в сторону панели управления. Денис среагировал мгновенно. Урекен, был его коронным ударом и был отработан до автоматизма, но в туже секунду Сухой схватившись за плечо, с трудом удержался, что бы, не закричать от пронзившей руку боли. Бритый парнишка же, уже спал дальше и только свисавшая из уголка рта розовая слюна, свидетельствовала о том, что на сей раз его погрузили в сон намеренно и уже надолго. Когда боль утихла, Сухой перегнувшись через сиденья, открыл дверку бардачка. Засунув руку поглубже он, нащупал ремешок и намотав его на запястье вытащил наружу сумочку- барсетку. Через минуту, он уже бежал, на сколько, только мог быстро, в сторону ближайших деревьев. Там, Денис не надолго остановившись, оделся и двинулся в направлении виднеющихся пятиэтажек. Войдя в первый попавшийся подъезд, Сухой поднялся на четвертый этаж и все еще, дрожавшими от волнения руками, открыл барсетку. Наконец то ему повезло. -Так паспорт- это сразу в задний карман брюк. А вот и деньги в портмоне, да столько, как будто они собирались не на местную речку пьянствовать, а куда ни будь в Гагры. -Что здесь еще? Ага, вот мобильный телефон, связка ключей и... По телу Дениса прошла теплая волна. На самом дне лежал пистолет \ Макарова \,а рядом завернутая в тетрадный листок, трубка глушителя, а на самом дне барсетки, запасная обойма. -На все пустые бутылки все равно не хватило бы- подумал Денис. -Несколько купюр в карман, остальное пусть лежит отдельно. Спускаясь по ступенькам, Денис уже знал, что будет делать дальше.

Спросив у прохожего, где находиться автовокзал, он зашагал в указанном направлении размышляя. –М, город маленький, лучше поздно чем раньше, но меня все равно вычислят, если не милиция так бандиты мной ограбленные, так что мне лучше поскорее бы уехать из этого гостеприимного городка. -Но вот куда ехать? Взгляд Дениса привлек щит с расписанием ближайших автобусных рейсов. И когда он пробежал взглядом по перечню городов, то остановил взгляд на одном из них, а в памяти вдруг сплыло. -Сухой брателла! Будешь в Волгограде, жду в гости- говорил армейский его друг Серега- Сомик. -Почему Сомик? Да все просто, он и в правду был похож мордой лица на аквариумного сомика. Высокий лоб и полные губы, нос картофелиной и короткие рыжие волосы, а так же безмерная наглость- вот отличительные черты, присущие армейскому товарищу Дениса- Сергею. На купленном билете, стояло время отправления и эти полтора часа нужно было, как то провести, не спалившись. Вокзальные цыганки продавали всякую мелочевку, приставая к не знавшим, куда им деться от вездесущей жары и ожидавшим своего рейса пассажирам. Обычно Денис даже не разговаривал с этими, похожими на индийцев, пестро одетыми людьми. Он помнил как когда то в детстве, их соседка молодая, но уже тогда, очень серьезная девушка, работавшая заместительницей начальницы в местном ЖЕУ, рассказывала. Что как то раз, сама отдала, вот таким вот кудесникам ладони, все свои деньги и золотые украшения. На этот раз Сухой решил сделать исключение и сам подошел к цыганке, что бы купить очки с затемненными стеклами. -Не хорошо это, когда люди обращают внимание на твои еще не до конца сошедшие синяки под глазами. А еще он удивил скучавшую и отгоняющую от товара, картонкой надоедливых мух, продавщицу пирожков, когда купил сразу половину всей ее вкусной продукции. Когда подошло время он, забравшись в автобус, устроился на пустующих задних сиденьях и начал с удовольствием поглощать теплые, ароматно пахнущие пирожки. А потом он уснул безмятежным и быстрым сном, каким не спал уже давно. Если бы он только знал, навстречу, каким злоключениям, мчал его сейчас этот полупустой старенький \ Львив \.

  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница