Кант (1724-1804), всю жизнь провёл в Кенигсберге. Два периода: докритический (1746-1770) и критический (с 1770). Докритический период




Скачать 39.77 Kb.
Дата13.08.2016
Размер39.77 Kb.
Иммануил Кант (1724-1804), всю жизнь провёл в Кенигсберге.

Два периода: докритический (1746-1770) и критический (с 1770).



Докритический период:

В этот период выступает в качестве эмпирика.

Вместе с Лапласом создаёт концепцию о возникновении Солнечной системы из газопылевого облака и другими вопросами естествознания. Учение о приливном трении.

Мир представляет в состоянии простейшего хаоса, а порядок в природе объясняет 2 фундаментальными силами – притяжения и отталкивания. Природа не терпит пустоты. Мир стремится к самоуничтожению, и как только мир уничтожается, то где-то во вселенной новый мир возникает.

2 проблемы - проблемы органической жизни и начала мира. «Дайте мне материю, и я покажу вам, как из неё мог возникнуть мир». Возникновение жизни – сложнее, нельзя объяснить на законах механики. Материя подчиняется определённым законам, ведущим материю к совершенству. Бог – сущность всех сущностей. Природе развивается сама, но направление развитие задаётся Богом. Мир состоит из атомов, но они соединяются не случайно , а по законом, за которыми стоит Бог.
Критический период.

Агностицизм в этом билете, по-видимому связан с идеей вещи-в-себе, во вс. Случае нигде кроме я этой идеи не обнаружил, явного упоминания агностицизма в словарных статьях о Канте нету.

К 18 веку науки стали отпочковываться от философии, поле деятельности философии стало сужаться. Философия не даёт никакого позитивного знания, её предмет высосан из пальца. Критика: 1) точное установление познавательной способности и 2) исследование границ теоретического и практического разума. 18 век, по его времени, век критики.

«Критика чистого разума» - не критика философских систем, не книг, а критика способностей разума. Не знания должны соотноситься с предметами, а предметы со знаниями. Надо ограничить знания и освободить место вере, то есть мы можем принять на веру существование вещеё вне нас. Мы допускаем существование мира до того, как он нам дан в чувственном восприятии.

В сознании всегда существуют априорные и апостериорные знания.



  1. Наличие априорных знаний (то есть знаний, не зависящих от всякого опыта), главными признаками являются необходимость и всеобщность: все положения математики, что всякое изменение должно иметь причину. Все наши суждения могут быть либо аналитическими (утвердительные суждения, в которых связь предиката с субъектом мыслится через тождество, «объясняющие»: все тела протяжённы), либо синтетическими (тоже, но без тождества, «расширяющие»: все тела имеют тяжесть).

  2. Мы всегда имеем всегда дело только с явлениями, а они сами относятся к чему-то, отличному от этих явлений. То есть они предполагают наличие «вещи-в-себе», которое является нам. Есть феномен – вещь-для-нас и ноумен – вещь-в-себе. А поскольку вещи-в-себе могут стать нам известными только так, как они на нас воздействуют, то мы никогда не можем знать, что они такое сами по себе. Мы изучаем только их воздействие на нас.

Как возможна чистая математика. Математика имеет отношение к нашим чувственным восприятиям. Геометрия и арифметика имеют свои основания в пространстве и во времени, а последние – необходимая форма чувственности, то есть R3 и t – не атрибуты материи, а способ нашего восприятия этого мира. Пространство охватывает все вещи, которые даны нам в ощущениях. Время – тоже условие человеческого восприятия. Во всех суждения, которые расширяют знание, связь сказуемого с подлежащим не аналитическая, а синтетическая. Утверждение «прямая есть кратчайшее расстояние между двумя точками»: понятие прямизны синтетически присоединяется к понятию кратчайшего расстояния. Условием такого синтеза является чувственное представление, а представление пространства не может быть представлением пространства эмпирического, то есть таким, каким каждый из нас его воспринимает, так как иначе истины геометрии не имели бы универсального всеобщего значения. Речь не о персональном, эмпирическом пространстве-времени, а об идеальном пространстве, которое и есть априорная форма чувственности. «7+5=12»: счёт – последовательность во времени. Значит, математика основывается на априорных идеальных понятиях пространства и времени.

Мы рождаемся со способностью воспринимать мир, как цепочку причинно-следственных связей.

Любое знание есть синтез чувственного (не может мыслить) и рассудка (не может чувствовать). Для того чтобы мыслить предмет, доступный в обществе, надо иметь в рассудке заранее заданная система понятий. Такими понятиями он считает категории – чистые понятия рассудка: количество, качество, отношение (причины, следствия…) и модальность (возможность/невозможность…). Понятие вещи-в-себе по определению проблемно: мы не можем сказать, существует она или не существует, возможна или не возможна.

Метафизика – сфера разума. Трансцендентальные идеи (то есть то, что относится к априорным формам понятия): психологическая идея (идея о душе как единстве всех душевных процессов), космологическая идея (идея о мире как единстве всех явлений) и теологическая идея (идея о Боге как безусловной причине, единство всего сущего и мыслящего)

Все попытки применения разума в теологии являются никчёмными. Задача состоит в том, чтобы положить в основу разумной деятельности моральные законы. Отвергает все доказательства бытия Бога по Аквинскому, так как они все сводятся к одному – онтологическому (коли мы мыслим о Боге, то он существует). Выдвигает моральное доказательство бытия Бога. Определение нравственного закона может быть только формальным, то есть не может содержать рекомендаций по действиям в конкретной ситуации, так как он при этом теряет универсальность. Чистые практические законы должны быть продуктом чистого разума.

Практический разум – это основание воли, он говорит человеку о необходимости действия вне зависимости от результатов этого действия.

В рамках практического разума можно обнаружить лишь императивы (повеления), заставляющие действовать человека вне зависимости от будущего результата.



Категорический императив: «Поступай только согласно такой максиме, руководствуясь которой, ты хотел бы, чтобы она стала всеобщим законом». То есть поступай так, как ты бы хотел, чтобы поступали все люди.

Практический императив: человек и любое разумное существо существует как цель сама по себе. То есть во всех своих поступках ты можешь рассматривать себя только как цель, но никогда как средство.


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница