Как маша стала большой е пермяк




Скачать 312.27 Kb.
Дата13.08.2016
Размер312.27 Kb.
Произведения по художественной литературе для детей средней группы по программе «Детский сад 2100» (в соответствии с ФГТ)

КАК МАША СТАЛА БОЛЬШОЙ Е Пермяк

Маленькая Маша очень хотела вырасти. Очень. А как это сделать, она не

знала. Все перепробовала. И в маминых туфлях ходила. И в бабушкином капоте

сидела. И прическу, как у тети Кати, делала. И бусы примеряла. И часы на

руку надевала. Ничего не получалось. Только смеялись над ней да

подшучивали.

Один раз как-то Маша вздумала пол подметать. И подмела. Да так хорошо

подмела, что даже мама удивилась:

- Машенька! Да неужели ты у нас большая становишься?

А когда Маша чисто-начисто вымыла посуду да сухо-насухо вытерла ее,

тогда не только мама, но и отец удивился. Удивился и при всех за столом

сказал:


- Мы и не заметили, как у нас Мария выросла. Не только пол метет, но и

посуду моет.

Теперь все маленькую Машу называют большой. И она себя взрослой

чувствует, хотя и ходит в своих крошечных туфельках и в коротеньком

платьице. Без прически. Без бус. Без часов.

Не они, видно, маленьких большими делают.


САМОЕ СТРАШНОЕ Е Пермяк

Вова рос крепким и сильным мальчиком. Все боялись его. Да и как не

бояться такого! Товарищей он бил. В девочек из рогатки стрелял. Взрослым

рожи строил. Собаке Пушку на хвост наступал. Коту Мурзею усы выдергивал.

Колючего ежика под шкаф загонял. Даже своей бабушке грубил.

Никого не боялся Вова. Ничего ему страшно не было. И этим он очень

гордился. Гордился, да недолго.

Настал такой день, когда мальчики не захотели с ним играть. Оставили

его - и все. Он к девочкам побежал. Но и девочки, даже самые добрые, тоже

от него отвернулись.

Кинулся тогда Вова к Пушку, а тот на улицу убежал. Хотел Вова с котом

Мурзеем поиграть, а кот на шкаф забрался и недобрыми зелеными глазами на

мальчика смотрит. Сердится.

Решил Вова из-под шкафа ежика выманить. Куда там! Ежик давно в другой

дом жить перебрался.

Подошел было Вова к бабушке. Обиженная бабушка даже глаз не подняла на

внука. Сидит старенькая в уголке, чулок вяжет да слезинки утирает.

Наступило самое страшное из самого страшного, какое только бывает на

свете: Вова остался один.

Один-одинешенек!



Ю. Тувим «Овощи»


Хозяйка однажды с базара пришла,
Хозяйка с базара домой принесла:
Картошку,
   Капусту,
       Морковку,
          Горох,
              Петрушку и свёклу.
                Ох!...
Вот овощи спор завели на столе -
Кто лучше, вкусней и нужней на земле:
Картошка?
   Капуста?
       Морковка?,
          Горох?
              Петрушку иль свёклу?
                Ох!...
Хозяйка тем временем ножик взяла
И ножиком этим крошить начала:
Картошку,
   Капусту,
       Морковку,
          Горох,
              Петрушку и свёклу.
                Ох!...
Накрытые крышкой, в душном горшке
Кипели, кипели в крутом кипятке:
Картошка,
   Капуста,
       Морковка,
          Горох,
              Петрушка и свёкла.
                Ох!...
И суп овощной оказался не плох!

Стихотворение «Фрукты»

Мы за столик сели,
Фартучки надели,
Будем есть мы фрукты –
Вкусные продукты

Ай да груша! Что за диво!


И румяна, и красива.
Очень просит груша:
«Съешь меня, Ванюша».

Яблочко родное,


Наше, наливное.
Вырастет у нас в саду,
Осенью за ним пойду.

А малинка так мала:


Только в рот ее взяла,
Тут же все растаяли
Маленькие шарики.

Слива лиловая,


Наша – садовая,
Вкусная, нежная,
Очень полезная.
А еще из сливы спелой
Мы повидло можем сделать!

Спелый, сочный апельсин —


В фруктах первый витамин.
До чего же он хорош
И на солнышко похож.

Посмотрите-ка, арбуз,


Вот забавный карапуз!
Сверху важный, гладкий,
А внутри-то сладкий.

Дыня, дыня – герцогиня,


Не растет у нас тут дыня.
К нам эта подруга
Приезжает с юга.

Ананас, ананас,


Скажем прямо, без прикрас –
Фрукт ты заграничный,
Но на вкус отличный.

В Африке растут бананы,


Их едят там обезьяны.
А мы когда едим бананы,
То тоже похожи… на обезьянок!

Виноград, виноград,


Много ягодок подряд
Выросло на ветке —
Объеденье, детки!

Абрикос, абрикос,


Сколько ж ты на юге рос?
А до нас добрался —
В ротик к нам попался.

«Маша и медведь»

Жили-были дедушка да бабушка. Была у них внучка Машенька. Собрались раз подружки в лес по грибы да по ягоды. Пришли звать с собой и Машеньку.

Дедушка, бабушка, — говорит Машенька, — отпустите меня в лес с — подружками!

Дедушка с бабушкой отвечают:

Иди, только смотри от подружек не отставай, не то — заблудишься.

Пришли девушки в лес, стали собирать грибы да ягоды. Вот Машенька — деревце за деревце, кустик за кустик — и ушла далеко-далеко от подружек. Стала она аукаться, стала их звать, а подружки не слышат, не отзываются. Ходила, ходила Машенька по лесу — совсем заблудилась. Пришла она в саму глушь, в саму чащу. Видит — стоит избушка. Постучала Машенька в дверь — не отвечают. Толкнула она дверь — дверь и открылась. Вошла Машенька в избушку, села у окна на лавочку. Села и думает: «Кто же здесь живет? Почему никого не видно?..»

А в той избушке жил большущий медведь. Только его тогда дома не было: он по лесу ходил. Вернулся вечером медведь, увидел Машеньку, обрадовался.

Ага, — говорит, — теперь не отпущу тебя! Будешь у меня жить. — Будешь печку топить, будешь кашу варить, меня кашей кормить.

Потужила Маша, погоревала, да ничего не поделаешь. Стала она жить у медведя в избушке. Медведь на целый день уйдет в лес, а Машеньке наказывает никуда без него из избушки не выходить.

А если уйдешь, — говорит, — все равно поймаю и тогда уж — съем!

Стала Машенька думать, как ей от медведя убежать. Кругом лес, в какую сторону идти — не знает, спросить не у кого... Думала она, думала и придумала. Приходит раз медведь из лесу, а Машенька и говорит ему:

Медведь, медведь, отпусти меня на денек в деревню: я бабушке да — дедушке гостинцев снесу.

Нет, — говорит медведь, — ты в лесу заблудишься. Давай — гостинцы, я их сам отнесу.

А Машеньке того и надо! Напекла она пирожков, достала большой-пребольшой короб и говорит медведю:

Вот, смотри: я в этот короб положу пирожки, а ты отнеси их — дедушке да бабушке. Да помни: короб по дороге не открывай, пирожки не вынимай. Я на дубок влезу, за тобой следить буду!

Ладно, — отвечает медведь, — давай короб! —

Машенька говорит:Выйди на крылечко, посмотри, не идет ли дождик! —

Только медведь вышел на крылечко, Машенька сейчас же залезла в короб, а на голову себе блюдо с пирожками поставила. Вернулся медведь, видит — короб готов. Взвалил его на спину и пошел в деревню.Идет медведь между елками, бредет медведь между березками, в овражки спускается, на пригорки поднимается. Шел-шел, устал и говорит:

Сяду на пенек, — Съем пирожок!

А Машенька из короба:

Вижу, вижу! — Не садись на пенек,

Не ешь пирожок! Неси бабушке, Неси дедушке!

Ишь какая глазастая, — говорит медведь, — все видит! —

Поднял он короб и пошел дальше. Шел-шел, шел-шел, остановился, сел и говорит:

Сяду на пенек, —Съем пирожок!

А Машенька из короба опять:

Вижу, вижу! — Не садись на пенек,

Не ешь пирожок! Неси бабушке, Неси дедушке!

Удивился медведь:

Вот какая хитрая! Высоко сидит, далеко глядит! —

Встал и пошел скорее. Пришел в деревню, нашел дом, где дедушка с бабушкой жили, и давай изо всех сил стучать в ворота:

Тук-тук-тук! Отпирайте, открывайте! Я вам от Машеньки гостинцев — принес.

А собаки почуяли медведя и бросились на него. Со всех дворов бегут, лают. Испугался медведь, поставил короб у ворот и пустился в лес без оглядки. Вышли тут дедушка да бабушка к воротам. Видят — короб стоит.

Что это в коробе? — говорит бабушка. —

А дедушка поднял крышку, смотрит — и глазам своим не верит: в коробе Машенька сидит, живехонька и здоровехонька. Обрадовались дедушка да бабушка. Стали Машеньку обнимать, целовать, умницей называть.

«Осень» А. Ерикеев

Наступила осень, пожелтел наш сад.

Листья на берёзе золотом горят.

Не слыхать весёлых песен соловья.

Улетели птицы в дальние края.

В Москве на улицах Б. Житков

Мы ехали в такси, и я всё смотрел и смотрел... Дома двух сторон высокие. В них много окон. На улицах трамваи звенят, автомобили гудят, а люди ходят по тротуарам.

Вдруг сзади как загудит!

Наш шофёр сразу повернул в сторону и остановил такси. Нас перегнал автомобиль. Он был похож на маленький вагончик.

Вагончик был белый, а на нём красный крест. Шофёр обернулся ко мне и говорит:

- Скорая помощь. За больным поехали. Там в автомобиле и кровать есть.

Мы опять поехали. Нас нисколько не трясло.

В Москве на улицах очень гладко, будто пол, только тёмный. Мама сказала, что это асфальт.

Потом я увидел: впереди нас едет длинная бочка и брызгает вода.

Я закричал:

— Ай-ай-ай! Как смешно! Вот и выбежит вся вода. А мама говорит:

— Это нарочно улицы поливают водой, чтобы пыли было.



СВЕТОФОР



Папа Свету в детский сад
Провожать всегда был рад.
Вдруг увидели они
Разноцветные огни:
Словно праздничный убор,
Показался светофор.
И спросила папу Света:
«Для чего ему три цвета?
Почему они горят
Друг за другом, не подряд?»
Папа ей сказал в ответ:
«Коль горит ЗЕЛЁНЫЙ свет,
Можешь ты вперед идти
И дорогу перейти».
«Стоп, дороги больше нет!» —
Говорит нам ЖЁЛТЫЙ свет.
Если не остановились ноги,
Посреди постой дороги.
Жди, когда пошлёт привет
Тебе вновь зелёный свет.
И совсем идти опасно,
Если загорелся КРАСНЫЙ.
Принесёт он много бед
Не послушавшим совет».
И опять спросила Света:
«Ну, а если нету света?
Вовремя не починил монтёр
Неисправный светофор?
Мы ж не можем долго ждать —
Можно в садик опоздать!»
Отвечая на вопрос,
Папа громко произнёс:
«Что ж, идти, конечно, надо,
Светофор ведь не преграда.
Только, дочка, умной будь —
Посмотреть не позабудь
Прежде, чем идти, — НАЛЕВО,
А потом шагай ты смело,
Если близко нет машин
И не слышно шума шин.
Правила для всех едины,
И дойдя до середины,
Выполняй ты их исправно —
Сразу посмотри НАПРАВО.
Ты про это не забудь
Прежде, чем продолжишь путь».
Так они за разговором
Поравнялись с светофором.
Он, как будто бы для Светы,
Заиграл зелёным светом.



Кто важнее всех на улице В.Клименко

Катя крепко спала. И снился ей сон. Будто идёт она по улице, а рядом машины проносятся – легковые, грузовые, автобусы, мотоциклы, мотороллеры. Даже велосипед один проехал, и все без водителей. Ну прямо как в сказке! И вдруг Катя услыхала, что машины разговаривают между собой. Да ещё самым настоящим человеческим голосом.

«Разойдитесь! Пропустите!» - кричала спешившая куда-то машина с шашечками – такси.

«Вот ещё! Мне тоже некогда», - пробурчал грузовик, нагруженный кирпичом.

«Кому торопиться, так это мне, - заявил остановившийся на остановке автобус. – Я важнее всех. Людей вожу с работы и на работу».

«А я письма и телеграммы развожу, - пропищал проезжавший мотоцикл. – Разве это не важно?»

«Важно, важно, но пропустите меня, - заявил мотороллер с кабиной, на которой было написано «Сосиски». Мне в школу. Дети там ждут завтрака».

«Все важны, все важны! – вдруг щелкнул на перекрёстке светофор. – Но давайте ехать по порядку, по правилам».

И он посмотрел на них сердито красным глазом.

Все машины разом остановились у светофора и притихли. А светофор мигнул жёлтым глазом, а затем сказал: «Пожалуйста, езжайте!» - и зажег зелёный глаз. Машины поехали.

«Вот оно как. Все важны, а подчиняются светофору. Выходит, - подумала Катя, - как сказал светофор, важнее всего порядок на улице».

А вы как думаете, ребята?



Агния Барто РЕЗИНОВАЯ ЗИНА



Купили в магазине

Резиновую Зину,

Резиновую Зину

В корзинке принесли.

Она была разиней,

Резиновая Зина,

Упала из корзины,

Измазалась в грязи.

Мы вымоем в бензине

Резиновую Зину,

Мы вымоем в бензине

И пальцем погрозим:

Не будь такой разиней,

Резиновая Зина,

А то отправим Зину

Обратно в магазин.



В. Драгунский «Что я люблю»

Я очень люблю лечь животом на папино колено, опустить руки и ноги и вот так висеть на колене, как белье на заборе. Еще я очень люблю играть в шашки, шахматы и домино, только чтобы обязательно выигрывать. Если не выигрывать, тогда не надо.

Я люблю слушать, как жук копается в коробочке. И люблю в выходной день утром залезать к папе в кровать, чтобы поговорить с ним о собаке: как мы будем жить просторней, и купим собаку, и будем с ней заниматься, и будем ее кормить, и какая она будет потешная и умная, и как она будет воровать сахар, а я буду за нею сам вытирать лужицы, и она будет ходить за мной, как верный пес.

Я люблю также смотреть телевизор: все равно, что показывают, пусть даже только одни таблицы.

Я люблю дышать носом маме в ушко. Особенно я люблю петь и всегда пою очень громко.

Ужасно люблю рассказы про красных кавалеристов, и чтобы они всегда побеждали.

Люблю стоять перед зеркалом и гримасничать, как будто я Петрушка из кукольного театра. Шпроты я тоже очень люблю.

Люблю читать сказки про Канчиля. Это такая маленькая, умная и озорная лань. У нее веселые глазки, и маленькие рожки, и розовые отполированные копытца. Когда мы будем жить просторней, мы купим себе Канчиля, он будет жить в ванной. Еще я люблю плавать там, где мелко, чтобы можно было держаться руками за песчаное дно.

Я люблю на демонстрациях махать красным флажком и дудеть в "уйди-уйди!".

Очень люблю звонить по телефону.

Я люблю строгать, пилить, я умею лепить головы древних воинов и бизонов, и я слепил глухаря и царь-пушку. Все это я люблю дарить.

Когда я читаю, я люблю грызть сухарь или еще что-нибудь.

Я люблю гостей.

Еще очень люблю ужей, ящериц и лягушек. Они такие ловкие. Я ношу их в карманах. Я люблю, чтобы ужик лежал на столе, когда я обедаю. Люблю, когда бабушка кричит про лягушонка: "Уберите эту гадость!" - и убегает из комнаты.

Я люблю посмеяться... Иногда мне нисколько не хочется смеяться, но я себя заставляю, выдавливаю из себя смех - смотришь, через пять минут и вправду становится смешно.

Когда у меня хорошее настроение, я люблю скакать. Однажды мы с папой пошли в зоопарк, и я скакал вокруг него на улице, и он спросил:

- Ты что скачешь?

А я сказал:

- Я скачу, что ты мой папа!

Он понял!

Я люблю ходить в зоопарк! Там чудесные слоны. И есть один слоненок. Когда мы будем жить просторней, мы купим слоненка. Я выстрою ему гараж.

Я очень люблю стоять позади автомобиля, когда он фырчит, и нюхать бензин.

Люблю ходить в кафе - есть мороженое и запивать его газированной водой. От нее колет в носу и слезы выступают на глазах.

Когда я бегаю по коридору, то люблю изо всех сил топать ногами.

Очень люблю лошадей, у них такие красивые и добрые лица.

Я много чего люблю!



Кто как зимует Г. Скребицкий и В. Чаплина

Погляди в окно. Все стекло разрисовано белыми узорами - это мороз его так разрисовал. Холодно на дворе. Все кругом покрыто снегом - и земля и крыши домов, даже на деревьях - снег.

Январь - самый холодный месяц, середина зимы. Пруды и реки скованы льдом, занесены снегом поля и леса. Ночи стоят длинные. В восемь часов утра еще темно, к девяти только солнышко встает. А дни зимою совсем короткие. Не усеешь на улицу выйти побегать, поиграть - глядишь, и опять стемнело.

Загляни зимним утром во двор. По снегу прыгают воробышки, от холода нахохлились, распушились, на шарики стали похожи. Прыгают, крошки подбирают. Тут же важно, вперевалочку разгуливают вороны, между ними суетятся галки - так и смотрят, чем бы им поживиться.

Вынесут собаке миску с едой, только поставят, а галки, вороны уж тут как тут: вокруг собаки прыгают, стараются из-под самого носа кусочек выхватить. Не выдержит пес, бросится за птицей, а другие уже в миску лезут. Схватит кто хлеб, кто косточку - и прочь улетят.

В деревне зимой возле дома не только этих птиц увидеть можно. Сюда и синицы, и овсянки, и даже осторожные сороки прилетают. Голодно им зимой в лесу, вот они и летят поближе к жилью человека, чтобы покормиться.

Звери лесные в теплые норы забрались.

Волки, лисы на охоту выходят, а медведь с осени как заляжет в берлогу, так и спит до весны.

Зимой все стараются укрыться от мороза, от холодного, ледяного ветра, и каждый по-своему зимовать приспособился.

А. Барто К детям елочка пришла


К детям ёлочка пришла,

Снег на ветках принесла.

Нужно ёлочку согреть

Платье новое одеть.

Ярко звёздочки блестят,

Ярко лампочки горят,

Бусы разные висят -

Замечательный наряд!

Музыканты, поскорей

Заиграйте веселей!

Станем дружно в хоровод,

Здравствуй, здравствуй, Новый год!



Три медведя (Лев Толстой)

Одна девочка ушла из дома в лес. В лесу она заблудилась и стала искать дорогу домой, да не нашла, а пришла в лесу к домику.

Дверь была отворена; она посмотрела в дверь, видит: в домике никого нет, и вошла. В домике этом жили три медведя. Один медведь был отец, звали его Михаил Иваныч. Он был большой и лохматый. Другой была медведица. Она была поменьше, и звали ее Настасья Петровна. Третий был маленький медвежонок, и звали его Мишутка. Медведей не было дома, они ушли гулять по лесу.

В домике было две комнаты: одна столовая, другая спальня. Девочка вошла в столовую и увидела на столе три чашки с похлебкой. Первая чашка, очень большая, была Михаилы Ивановичева; вторая чашка, поменьше, была Настасьи Петровнина, третья, синенькая чашечка, была Мишуткина. Подле каждой чашки лежала ложка: большая, средняя и маленькая.

Девочка взяла самую большую ложку и похлебала из самой большой чашки; потом взяла среднюю ложку и похлебала из средней чашки; потом взяла маленькую ложечку и похлебала из синенькой чашечки; и Мишуткина похлебка ей показалась лучше всех.

Девочка захотела сесть и видит у стола три стула: один большой - Михаилы Иванычев, другой поменьше - Настасьи Петровнин и третий маленький, с синенькой подушечкой, - Мишуткин. Она полезла на большой стул и упала; потом села на средний стул, на нем было неловко; потом села на маленький стульчик и засмеялась: так было хорошо. Она взяла синенькую чашечку на колена и стала есть. Поела всю похлебку и стала качаться на стуле.

Стульчик проломился, и она упала на пол. Она встала, подняла стульчик и пошла в другую горницу. Там стояли три кровати: одна большая - Михаилы Иванычева, другая средняя - Настасьи Петровнина, третья маленькая - Мишенькина.

Девочка легла в большую - ей было слишком просторно; легла в среднюю - было слишком высоко; легла в маленькую - кроватка пришлась ей как раз впору, и она заснула.

А медведи пришли домой голодные и захотели обедать. Большой медведь взял свою чашку, взглянул и заревел страшным голосом:

- КТО ХЛЕБАЛ В МОЕЙ ЧАШКЕ?

Настасья Петровна посмотрела свою чашку и зарычала не так громко:

- КТО ХЛЕБАЛ В МОЕЙ ЧАШКЕ?

А Мишутка увидал свою пустую чашечку и запищал тонким голосом:

- КТО ХЛЕБАЛ В МОЕЙ ЧАШКЕ И ВСЕ ВЫХЛЕБАЛ?

Михаило Иваныч взглянул на свой стул и зарычал страшным голосом:

- КТО СИДЕЛ НА МОЕМ СТУЛЕ И СДВИНУЛ ЕГО С МЕСТА?

Настасья Петровна взглянула на свой стул и зарычала не так громко:

- КТО СИДЕЛ НА МОЕМ СТУЛЕ И СДВИНУЛ ЕГО С МЕСТА?

Мишутка взглянул на свой сломанный стульчик и пропищал:

- КТО СИДЕЛ НА МОЕМ СТУЛЕ И СЛОМАЛ ЕГО?

Медведи пришли в другую горницу.

-КТО ЛОЖИЛСЯ В МОЮ ПОСТЕЛЬ И СМЯЛ Ее? - заревел Михайло Иваныч страшным голосом.

- КТО ЛОЖИЛСЯ В МОЮ ПОСТЕЛЬ И СМЯЛ Ее? - зарычала Настасья Петровна не так громко.

А Мишенька подставил скамеечку, полез в свою кроватку и запищал тонким голосом:

- КТО ЛОЖИЛСЯ В МОЮ ПОСТЕЛЬ?

И вдруг он увидал девочку и завизжал так, как будто его режут:

- ВОТ ОНА! ДЕРЖИ, ДЕРЖИ! ВОТ ОНА! ВОТ ОНА! АЙ-Я-ЯЙ! ДЕРЖИ!

Он хотел ее укусить. Девочка открыла глаза, увидела медведей и бросилась к окну. Окно было открыто, она выскочила в окно и убежала. И медведи не догнали ее.



Корней Чуковский Федорино горе

1

Скачет сито по полям,А корыто по лугам.



За лопатою метла Вдоль по улице пошла.

Топоры-то, топоры Так и сыплются с горы.

Испугалася коза, Растопырила глаза:

"Что такое? Почему? Ничего я не пойму".

2

Но, как чёрная железная нога,



Побежала, поскакала кочерга.

И помчалися по улице ножи:

"Эй, держи, держи, держи, держи, держи!"

И кастрюля на бегу

Закричала утюгу:

"Я бегу, бегу, бегу,

Удержаться не могу!"

Вот и чайник за кофейником бежит,

Тараторит, тараторит, дребезжит...

Утюги бегут покрякивают,

Через лужи, через лужи перескакивают.

А за ними блюдца, блюдца -

Дзынь-ля-ля! Дзынь-ля-ля!

Вдоль по улице несутся -

Дзынь-ля-ля! Дзынь-ля-ля!

На стаканы - дзынь!- натыкаются,

И стаканы - дзынь!- разбиваются.

И бежит, бренчит, стучит сковорода:

"Вы куда? куда? куда? куда? куда?"

А за нею вилки, Рюмки да бутылки,

Чашки да ложки Скачут по дорожке.

Из окошка вывалился стол

И пошёл, пошёл, пошёл, пошёл, пошёл...

А на нём, а на нём, Как на лошади верхом,

Самоварище сидит И товарищам кричит:

"Уходите, бегите, спасайтеся!"

И в железную трубу:

"Бу-бу-бу! Бу-бу-бу!"

3

А за ними вдоль забора Скачет бабушка Федора:



"Ой-ой-ой! Ой-ой-ой! Воротитеся домой!"

Но ответило корыто: "На Федору я сердито!"

И сказала кочерга: "Я Федоре не слуга!"

А фарфоровые блюдца Над Федорою смеются:

"Никогда мы, никогда Не воротимся сюда!"

Тут Федорины коты Расфуфырили хвосты,

Побежали во всю прыть. Чтоб посуду воротить:

"Эй вы, глупые тарелки, Что вы скачете, как белки?

Вам ли бегать за воротами С воробьями желторотыми?

Вы в канаву упадёте, Вы утонете в болоте.

Не ходите, погодите, Воротитеся домой!"

Но тарелки вьются-вьются, А Федоре не даются:

"Лучше в поле пропадём, А к Федоре не пойдём!"

4

Мимо курица бежала И посуду увидала:



"Куд-куда! Куд-куда! Вы откуда и куда?!"

И ответила посуда: "Было нам у бабы худо,

Не любила нас она, Била, била нас она,

Запылила, закоптила, Загубила нас она!"

"Ко-ко-ко! Ко-ко-ко! Жить вам было нелегко!"

"Да,- промолвил медный таз,- Погляди-ка ты на нас:

Мы поломаны, побиты, Мы помоями облиты.

Загляни-ка ты в кадушку -И увидишь там лягушку.

Загляни-ка ты в ушат -Тараканы там кишат,

Оттого-то мы от бабы Убежали, как от жабы,

И гуляем по полям, По болотам, по лугам,

А к неряхе-замарахе Не воротимся!"

5

И они побежали лесочком, Поскакали по пням и по кочкам.



А бедная баба одна, И плачет, и плачет она.

Села бы баба за стол, Да стол за ворота ушёл.

Сварила бы баба щи, Да кастрюлю поди поищи!

И чашки ушли, и стаканы, Остались одни тараканы.

Ой, горе Федоре, Горе!

6

А посуда вперёд и вперёд По полям, по болотам идёт.



И чайник шепнул утюгу: "Я дальше идти не могу".

И заплакали блюдца: "Не лучше ль вернуться?"

И зарыдало корыто:"Увы, я разбито, разбито!"

Но блюдо сказало: "Гляди, Кто это там позади?"

И видят: за ними из тёмного бора Идёт-ковыляет Федора.

Но чудо случилося с ней: Стала Федора добрей.

Тихо за ними идёт И тихую песню поёт:

"Ой вы, бедные сиротки мои,Утюги и сковородки мои!

Вы подите-ка, немытые, домой,Я водою вас умою ключевой.

Я почищу вас песочком,Окачу вас кипяточком,

И вы будете опять,Словно солнышко, сиять,

А поганых тараканов я повыведу,Прусаков и пауков я повымету!"

И сказала скалка:"Мне Федору жалко".

И сказала чашка:"Ах, она бедняжка!"

И сказали блюдца:"Надо бы вернуться!"

И сказали утюги:"Мы Федоре не враги!"

7

Долго, долго целовала И ласкала их она,



Поливала, умывала. Полоскала их она.

"Уж не буду, уж не буду Я посуду обижать.

Буду, буду я посуду И любить и уважать!"

Засмеялися кастрюли, Самовару подмигнули:

"Ну, Федора, так и быть, Рады мы тебя простить!"

Полетели, Зазвенели Да к Федоре прямо в печь!

Стали жарить, стали печь,-

Будут, будут у Федоры и блины и пироги!

А метла-то, а метла - весела -Заплясала, заиграла, замела,

Ни пылинки у Федоры не оставила.

И обрадовались блюдца: Дзынь-ля-ля! Дзынь-ля-ля!

И танцуют и смеются -Дзынь-ля-ля! Дзынь-ля-ля!

А на белой табуреточке Да на вышитой салфеточке

Самовар стоит, Словно жар горит,

И пыхтит, и на бабу поглядывает: "Я Федорушку прощаю,

Сладким чаем угощаю. Кушай, кушай, Федора Егоровна!"



Николай Носов Живая шляпа

Шляпа лежала на комоде, котенок Васька сидел на полу возле комода, а Вовка и Вадик сидели за столом и раскрашивали картинки. Вдруг позади них что-то плюхнулось - упало на пол. Они обернулись и увидели на полу возле комода шляпу.

Вовка подошел к комоду, нагнулся, хотел поднять шляпу - и вдруг как закричит:

- Ай-ай-ай! - и бегом в сторону.

- Чего ты? - спрашивает Вадик.

- Она жи-жи-живая!

- Кто живая?

- Шля-шля-шля-па.

- Что ты! Разве шляпы бывают живые?

- По-посмотри сам!

Вадик подошел поближе и стал смотреть на шляпу. Вдруг шляпа поползла прямо к нему. Он как закричит:

- Ай! - и прыг на диван. Вовка за ним.

Шляпа вылезла на середину комнаты и остановилась. Ребята смотрят на нее и трясутся от страха. Тут шляпа повернулась и поползла к дивану.

- Ай! Ой! - закричали ребята.

Соскочили с дивана - и бегом из комнаты. Прибежали на кухню и дверь за собой закрыли.

- Я у-у-хо-хо-жу! - говорит Вовка.

- Куда?

- Пойду к себе домой.



- Почему?

- Шляпы бо-боюсь! Я первый раз вижу, чтоб шляпа по комнате ходила.

- А может быть, ее кто-нибудь за веревочку дергает?

- Ну, пойди посмотри.

- Пойдем вместе. Я возьму клюшку. Если она к нам полезет, я ее клюшкой тресну.

- Постой, я тоже клюшку возьму.

- Да у нас другой клюшки нет.

- Ну, я возьму лыжную палку.

Они взяли клюшку и лыжную палку, приоткрыли дверь и заглянули в комнату.

- Где же она? - спрашивает Вадик.

- Вон там, возле стола.

- Сейчас я ее как тресну клюшкой! - говорит Вадик. - Пусть только подлезет ближе, бродяга такая!

Но шляпа лежала возле стола и не двигалась.

- Ага, испугалась! - обрадовались ребята. - Боится лезть к нам.

- Сейчас я ее спугну, - сказал Вадик.

Он стал стучать по полу клюшкой и кричать:

- Эй ты, шляпа!

Но шляпа не двигалась.

- Давай наберем картошки и будем в нее картошкой стрелять, - предложил Вовка.

Они вернулись на кухню, набрали из корзины картошки и стали швырять ее в шляпу" Швыряли, швыряли, наконец Вадик попал. Шляпа как подскочит кверху!

- Мяу! - закричало что-то. Глядь, из-под шляпы высунулся серый хвост, потом лапа, а потом и сам котенок выскочил.

- Васька! - обрадовались ребята.

- Наверно, он сидел на полу, а шляпа на него с комода упала, - догадался Вовка.

Вадик схватил Ваську и давай его обнимать!

- Васька, миленький, как же ты под шляпу попал?

Но Васька ничего не ответил, Он только фыркал и жмурился от света.



С.Я. Маршак В ТЕАТРЕ ДЛЯ ДЕТЕЙ

Народу-то! Народу! Куда ни кинешь взгляд, -

По каждому проходу Идет волна ребят.

Сажают их на стулья И просят не шуметь,

Но шум стоит, как в улье, Куда залез медведь.

Из длинного колодца - Невидимо для глаз -

То флейта засмеется, То рявкнет контрабас.

Но вдруг погасли лампы, Настала тишина,

И впереди за рампой Раздвинулась стена.

И увидали дети Над морем облака,

Растянутые сети, Избушку рыбака.

Внизу запела скрипка Пискливым голоском -

Заговорила рыбка На берегу морском.

Все эту сказку знали - О рыбке золотой, -

Но тихо было в зале, Как будто он пустой.

Очнулся он, захлопал, Когда зажгли огонь.

Стучат ногами об пол, Ладонью о ладонь.

И занавес трепещет, И лампочки дрожат -

Так звонко рукоплещет Полтысячи ребят.

Ладоней им не жалко... Но вот пустеет дом,

И только раздевалка Кипит еще котлом.

Шумит волна живая, Бежит по всей Москве,

Где ветер, и трамваи, И солнце в синеве.

Самый лучший (О. Чусовитина)


Может он в футбол играть,

Может книжку мне читать,

Может суп мне разогреть,

Может мультик посмотреть.

Может поиграть он в шашки,

Может даже вымыть чашки,

Может рисовать машинки,

Может собирать картинки.

Может прокатить меня

Вместо быстрого коня.

Может рыбу он ловить,

Кран на кухне починить.

Для меня всегда герой –

Самый лучший Папа мой!



Как Миша хотел маму перехитрить Е.Пермяк

Пришла Мишина мама после работы домой и руками всплеснула:

— Как же это ты, Мишенька, сумел у велосипеда колесо отломать?

— Оно, мама, само отломалось.

— А почему у тебя, Мишенька, рубашка разорвана?

— Она, мамочка, сама разорвалась.

— А куда твой второй башмак делся? Где ты его потерял?

— Он, мама, сам куда-то потерялся.

Тогда Мишина мама сказала:

— Какие они все нехорошие! Их, негодников, нужно проучить!

— А как? — спросил Миша

— Очень просто, — ответила мама. — Если они научились сами ломаться, сами разрываться и сами теряться, пусть научатся сами чиниться, сами зашиваться, сами находиться. А мы с тобой, Миша, дома посидим и подождем, когда они это все сделают. Сел Миша у сломанного велосипеда, в разорванной рубашке, без башмака, и крепко задумался. Видимо, было над чем задуматься этому мальчику



Играющие собаки Ушинский К

Володя стоял у окна и смотрел на улицу, где грелась на солнышке большая собака, Полкан.

К Полкану подбежал маленький Мопс и стал на него кидаться и лаять: хватал его зубами за огромные лапы, за морду и, казалось, очень надоедал большой и угрюмой собаке.

— Погоди-ка, вот она тебе задаст! — сказал Володя. — Проучит она тебя.

Но Мопс не переставал играть, а Полкан смотрел на него очень благосклонно.

— Видишь ли, — сказал Володе отец. — Полкан добрее тебя. Когда с тобою начнут играть твои маленькие братья и сестры, то непременно дело кончится тем, что ты их приколотишь. Полкан же знает, что большому и сильному стыдно обижать маленьких и слабых.



Чир Чирыч : Г.Скребицкий

Вечером папа принёс из сарая доску, распилил её и сколотил домик. Вместо окон и дверей в одной из стенок выпилил круглую дырочку, а вместо крыльца внизу, у входа, палочку прибил.

— Готово, — сказал папа. — Ну-ка, теперь отгадай загадку: на колу дворец, во дворце певец — кто это?

— Скворец! — закричал я.

— Правильно. Вот мы для него квартиру и смастерили. Завтра утром скворечник в саду пристроим. Добро пожаловать, дорогие гости!Один раз зовёт меня папа в сад:

— Погляди, какие гости к нам заявились.

Прибежал я, смотрю — на крыше скворечника сидит скворец и распевает. Потом другой скворец к нему подлетел и прямо в домик юркнул.

Поселились в домике скворцы, только почему-то всё один скворец летает. По вечерам сядет на веточку и поёт, а скворчихи и не видать.

Как-то раз стояли мы с папой под яблоней. Смотрим — скворец к домику подлетел, в клюве у него что-то белеется, наверное, какая-то большая, толстая личинка. Сел он на жёрдочку, вдруг видим — из домика высовывается головка скворчихи. Открыла она клюв, скворец сунул ей в рот личинку, а сам засвистел, затрещал и опять улетел.

— Видишь, — говорит папа, — как скворец о своей скворчихе заботится! Даже кормит её, чтобы она с гнезда не улетала. Ведь она теперь яйца насиживает.

Скоро у скворцов вывелись птенцы. Тут уж оба — и отец и мать — начали детям корм носить. Ходят, бывало, по грядкам и высматривают добычу. Заметит скворец гусеницу, схватит её и тащит детям. Так это здорово получалось! Скворчатам еда — и нам с папой помощь. За день, бывало, всех гусениц с огорода соберут.Вот как-то под вечер сидели скворец со скворчихой на яблоне. Вдруг из-за веток — ястреб! Схватил скворца и потащил

Мы с папой в саду были. Закричали, вдогонку бросились. Я во весь дух бегу, кричу:

— Брось, брось, брось!

Ястреб испугался, бросил добычу и улетел. Подбежал я: лежит скворушка на земле, клюв открыт, дышит тяжело; наверно, ястреб его здорово помял. Принёс я его домой, настелил в клетку свежей травы и положил скворца. Наутро он немного оправился — не лежал, а сидел в уголке. Дал я ему гусениц, червей. Одного червяка он съел, а больше не стал.

Папа сказал:

— Ничего, поправится. Только уж он теперь в семье не работник — ему самому сил набираться нужно. Придётся тебе помогать скворчихе детей растить. Ей одной такую семью не прокормить.

Взяли мы с папой фанерный ящичек, поставили его в саду на дорожку, недалеко от старой яблони, и каждый день я в него стал разных личинок и гусениц приносить. Скворчиха это живо приметила. Только, бывало, я принесу еду, отойду в сторону, а она уж тут как тут, подлетит, сядет на край ящика, схватит гусеницу — и прямо в скворечник. В один миг всё детям перетаскает.Скворец скоро совсем поправился. Стал я его понемногу из клетки выпускать. Летает он по комнате, а как проголодается, спешит назад в клетку. Ручной, ничего не боится, на плечо сядет, на голову. Как только соберёмся обедать, загремят тарелки, он прямо на стол летит, крошки со скатерти собирает. Видно, не на шутку, бедняжка, проголодался!

Очень любил он мясо. Подадут котлеты — скворец так и норовит со сковородки клюнуть. Мама, бывало, смеётся, гонит его: «Обожжёшься ведь!» А он на маму сердится: что, мол, не даёшь! Пёрышки топорщит, кричит: «Чир-чиррр!» Мы его Чир Чирычем и прозвали Накрошат ему котлету на тарелку, остудят и дадут. Он в один миг всё подберёт.

Наутро открыл я окно и снял с него сетку. Скворец мигом из клетки выскочил, слетел на подоконник и не знает, куда же дальше лететь — в комнату или в сад. А тут солнце выглянуло. Отряхнулся скворец, расправил крылья и полетел на волю. Уселся в саду на дерево, начал пёрышки чистить, охорашиваться, довольный такой.Посидел он на дереве, потом вспорхнул и полетел куда-то. А я совсем загрустил, весь день места себе найти не мог.

Наконец позвали меня обедать. Все сели за стол. Только застучали тарелками, вдруг слышим за окном: «Чир-чиррр!» Летит мой скворец прямо в окно — и на стол.С этого дня Чир Чирыч получил полное право разгуливать всюду, где ему только заблагорассудится: хочет — по саду летает, хочет — по комнате. Но как только, бывало, завечереет, так уж он обязательно к себе в клетку спешит.

Наступила осень. Пожелтел сад, в полях убрали хлеб, а на лугах у речки, как огромные зелёные кочки, выросли стога сена. Скворцы собрались в стаи; целые дни летали по полям и лугам или сидели на стогах.

Скворушка мой тоже стал пропадать по целым дням, иногда и ночевать домой не возвращался. То ночь, то две, а потом и совсем не вернулся. Может, ястреб его поймал, а может, улетел с другими скворцами в тёплые страны.Наконец и зима кончилась. В саду появились огромные синие лужи. В полдень солнышко припекало совсем по-летнему, и тогда в столовой даже отворяли окно.

Как-то возился я у себя в комнате со своими удочками. Вдруг слышу за дверью: «Чир-чиррр!» Я даже вздрогнул: что такое? Выскочил в столовую и глазам не верю: сидит на подоконнике мой скворушка, так и заливается, так и поёт.

— Скворушка! Скворушка! Откуда же ты прилетел?

Хотел я к нему подойти, а он — назад в окно и уселся в саду на яблоню. Отвык, значит, за зиму от нас.

Опять поселился мой скворец в своём старом скворечнике. И скворчиха с ним, только не знаю, старая или новая.



"Первая рыбка" Е. Пермяк

Юра жил в большой и дружной семье. Все в этой семье работали. Только один Юра не работал. Ему всего пять лет было.

Один раз поехала Юрина семья рыбу ловить и уху варить. Много рыбы поймали и всю бабушке отдали. Юра тоже одну рыбку поймал. Ерша. И тоже бабушке отдал. Для ухи.

Сварила бабушка уху. Вся семья на берегу вокруг котелка уселась и давай уху нахваливать:

- От того наша уха вкусна, что Юра большущего ерша поймал. Потому наша уха жирна да навариста, что ершище жирнее сома.

А Юра хоть и маленький был, а понимал, что взрослые шутят. Велик ли навар от крохотного ершишки? Но он всё равно радовался. Радовался потому, что в большой семейной ухе была и его маленькая рыбка.



Пришла весна Толстой Лев Николаевич

Пришла весна. По мокрым улицам журчали торопливые ручьи. Все стало ярче, чем зимой: и дома, и заборы, и одежда людей, и небо, и солнышко. От солнца майского жмуришь глаза, так оно ярко. И по-особому оно ласково греет, точно гладит всех.

В садах пухнули почки деревьев. Ветви деревьев покачивались от свежего ветра и чуть слышно шептали свою весеннюю песню.

Шоколадные чешуйки лопаются, как будто выстреливают, и показываются зеленые хвостики. И лес, и сад по-особому пахнут — зеленью, оттаявшей землей, чем-то свежим. Это почки с разных деревьев разными запахами перекликаются. Понюхаешь черемуховую почку — горьковато-вкусный запах напоминает тебе белые кисточки ее цветов. А у березы свой особый аромат, нежный и легкий.

Запахи наполняют весь лес. В весеннем лесу дышится легко и свободно. И уже зазвенела короткая, но такая нежная и радостная песня малиновки. Если прислушаться к ней, то можно разобрать знакомые слова: «Славься, славься все кругом!» Свистит, переливается на все лады молодой, зеленеющий лес.

Радостно, молодо и на небе, и на земле, и в сердце человека.



Басня Крылова СТРЕКОЗА И МУРАВЕЙ

Попрыгунья Стрекоза

Лето красное пропела;

Оглянуться не успела,

Как зима катит в глаза.

Помертвело чисто поле;

Нет уж дней тех светлых боле,

Как под каждым ей листком

Был готов и стол и дом.

Всё прошло: с зимой холодной

Нужда, голод настает;

Стрекоза уж не поет:

И кому же в ум пойдет

На желудок петь голодный!

Злой тоской удручена,

К Муравью ползет она:

"Не оставь меня, кум милый!

Дай ты мне собраться с силой

И до вешних только дней

Прокорми и обогрей!"-

"Кумушка, мне странно это:

Да работала ль ты в лето?"-

Говорит ей Муравей.

"До того ль, голубчик, было?

В мягких муравах у нас -

Песни, резвость всякий час,

Так что голову вскружило".-

"А, так ты..." - "Я без души

Лето целое всё пела".-

"Ты всё пела? Это дело:

Так пойди же, попляши!"



Чтение сказки «Кто вырастил ягодку?»

Однажды девочка нашла в траве красную сладкую ягодку, съела ее и сказала:

- Спасибо, ягодка, что угостила меня.

- Почему ты мне не говоришь спасибо? - послышался тоненький голосок.

- Ой, кто это? - испугалась девочка.

- Я водичка, я поила твою ягодку, чтобы она выросла большая пребольшая.

- И мне забыли сказать спасибо, - прогудел толстый голос.

- Кто это говорит таким толстым голосом? - удивилась девочка.

- Я земля, я кормила твою ягодку, чтобы стала сладкой пресладкой.

- Мне тоже никто не сказал спасибо, - раздался звонкий голос.

- А ты кто? - спросила девочка в ответ.

- Я солнышко, я грело твою ягодку, чтобы была она красная прекрасная.

- Спасибо вам всем: и тебе, водичка, и тебе, земля, и тебе, солнышко, за то, что вырастили для меня красную, большую и сладкую ягодку, - сказала девочка и весело побежала домой.

А водичка, земля и солнышко снова стали работать и вырастили много новых ягодок, яблочек и орешков. А что еще они вырастили, догадайтесь сами?!

Вопросы для обсуждения:

За что девочка сказала «спасибо» ягодке?

Кому девочка забыла сказать «спасибо»?

Как вода помогала вырастить ягодку?

Как земля помогала вырастить ягодку?

Как солнышко помогало вырастить ягодку?

Что еще, кроме ягодки, могут вырастить водичка, земля и солнышко?

И. Сенченко «Хлеб святой».

Принесла бабушка хлеб из магазина. А Катюша не была голодна, откусила кусок и даже нос сморщила:



  • Фу, какой плохой хлеб!

Бабушка рассердилась и стала поучать внучку:

  • Так про хлеб нельзя говорить. Его уважать надо. если невкусный, говорят: хлеб плохо выпечен…

  • А Юра тоже хлеб не уважает. На улице не доел кусочек и бросил на землю. Потом с Петей стали его футболить.

  • Ах, как нехорошо, - разгневалась бабушка.

  • Ты так не делай и Юре не позволяй. Не доела, в хлебницу положи, после доешь. А если кто бросит хлеб на землю, вели поднять. Ведь без хлеба –голод, смерть. Сколько на свете людей умерло без хлеба. Хлеб святой.

Катюша задумалась. Потом прижалась к бабушке и сказала:

  • Я больше никогда так не буду говорить про хлеб. И разбрасывать не буду. Юре тоже не позволю. Только не сердись на меня.

Бабушка ласково погладила внучку и обняла ее.

Рассказ Н.Н. Носов «Автомобиль»

Когда мы с Мишкой были совсем маленькими, нам очень хотелось покататься на автомобиле, только это никак не удавалось. Сколько мы ни просили шофёров, никто не хотел нас катать. Однажды мы гуляли во дворе. Вдруг смотрим - на улице, возле наших ворот, остановился автомобиль. Шофёр из машины вылез и куда-то ушёл. Мы подбежали. Я говорю:

- Это “Волга”.

А Мишка: - Нет, это “Москвич”.

- Много ты понимаешь! - говорю я.

- Конечно, “Москвич”, - говорит Мишка. - Посмотри, какой у него капор.

- Какой, - говорю, - капор? Это у девчонок бывает капор, а у машины - капот! Ты посмотри, какой кузов. Мишка посмотрел и говорит:

- Ну, такое пузо, как у “Москвича”.

- Это у тебя, - говорю, - пузо, а у машины никакого пуза нет.

- Ты же сам сказал “пузо”.

- “Кузов” я сказал, а не “пузо”! Эх, ты! Не понимаешь, а лезешь!

Мишка подошёл к автомобилю сзади и говорит:

- А у “Волги” разве есть буфер? Это у “Москвича” - буфер.

Я говорю: - Ты бы лучше молчал. Выдумал ещё буфер какой-то. Буфер - это у вагона на железной дороге, а у автомобиля бампер. Бампер есть и у “Москвича” и у “Волги”.

Мишка потрогал бампер руками и говорит: - На этот бампер можно сесть и поехать.

- Не надо, - говорю я ему.

А он: - Да ты не бойся. Проедем немного и спрыгнем. Тут пришёл шофёр и сел в машину. Мишка подбежал сзади, уселся на бампер и шепчет:

- Садись скорей! Садись скорей! Я говорю:

- Не надо!

А Мишка: - Иди скорей! Эх ты, трусишка! Я подбежал, прицепился рядом. Машина тронулась и как помчится!

Мишка испугался и говорит: - Я спрыгну! Я спрыгну!

- Не надо, - говорю, - расшибёшься! А он твердит:

- Я спрыгну! Я спрыгну!

И уже начал опускать одну ногу. Я оглянулся назад, а за нами другая машина мчится. Я кричу: - Не смей! Смотри, сейчас тебя машина задавит! Люди на тротуаре останавливаются, на нас смотрят. На перекрёстке милиционер засвистел в свисток. Мишка перепугался, спрыгнул на мостовую, а руки не отпускает, за бампер держится, ноги по земле волочатся. Я испугался, схватил его за шиворот и тащу вверх. Автомобиль остановился, а я всё тащу. Мишка наконец снова залез на бампер. Вокруг народ собрался. Я кричу:

- Держись, дурак, крепче!

Тут все засмеялись. Я увидел, что мы остановились, и слез.

- Слезай, - говорю Мишке.

А он с перепугу ничего не понимает. Насилу я оторвал его от этого бампера. Подбежал милиционер, номер записывает. Шофёр из кабины вылез - все на него набросились:

- Не видишь, что у тебя сзади делается? А про нас забыли. Я шепчу Мишке:

- Пойдём!

Отошли мы в сторонку и бегом в переулок. Прибежали домой, запыхались. У Мишки обе коленки до крови ободраны и штаны порваны. Это он когда по мостовой на животе ехал. Досталось ему от мамы!

Потом Мишка говорит: - Штаны - это ничего, зашить можно, а коленки сами заживут. Мне вот только шофёра жалко: ему, наверно, из-за нас достанется. Видал, милиционер номер машины записывал?

Я говорю: - Надо было остаться и сказать, что шофёр не виноват.

- А мы милиционеру письмо напишем, - говорит Мишка.

Стали мы письмо писать. Писали, писали, листов двадцать бумаги испортили, наконец написали:

“Дорогой товарищ милиционер! Вы неправильно записали номер. То есть Вы записали номер правильно, только неправильно, что шофёр виноват. Шофёр не виноват: виноваты мы с Мишкой. Мы прицепились, а он не знал. Шофёр хороший и ездит правильно”.

На конверте написали: “Угол улицы Горького и Большой Грузинской, получить милиционеру”.

Запечатали письмо и бросили в ящик. Наверно, дойдёт.



ВРЕМЕНА ГОДА А. Кузнецова

Придумала мать дочерям имена,

Вот Лето и Осень, Зима и Весна.

Приходит Весна — зеленеют леса,

И птичьи повсюду звенят голоса.

А Лето пришло — всё под солнцем цветет,

И спелые ягоды просятся в рот.

Нам щедрая Осень приносит плоды,

Дают урожаи поля и сады.

Зима засыпает снегами поля.

Зимой отдыхает и дремлет земля





База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница