Кафедра испанского языка




страница7/22
Дата26.02.2016
Размер2.12 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   22

Conocimientos extralingüísticos en la enseñanza de la traducción

Un postulado bien conocido pero que, a nuestro juicio, jamás se hará trivial ni obsoleto, dice: traducir significa no sólo traducir de una lengua a otra lengua, sino también traducir de una cultura a otra cultura. Cuanto queda dicho, implica que un traductor debe dominar, por lo menos, dos lenguas (la de partida y la de traducción) y dos esferas extralingüísticas. (“Por lo menos” quiere decir que el proceso de la traducción viene determinado por numerosos factores que no se reducen, ni mucho menos, a los aspectos idiomático y culturológico).

Los conocimientos extralingüísticos adquieren una significación especial al traducir los textos que reflejan las relaciones internacionales, economía mundial y derecho internacional. Sin embargo, no son raros los casos – fenómeno que no dejan de comprobar nuestras actividades docentes cotidianas – cuando justamente la escasez deplorable de los conocimientos extralingüísticos impide que los estudiantes entiendan el sentido o matices adicionales implícitos del texto original lo cual obstaculiza alcanzar el texto de la traducción adecuada.

Podemos enumerar varios terrenos conceptuales donde se le acechan al traductor incipiente las dificultades de índole extralingüística. En primer término, son personalidades. Así, por ejemplo, si el autor de un texto socio-político menciona la crisis Mónica el traductor ha de asociarla con el ex Presidente norteamericano Bill Clinton, la dama de hierro – con la ex Primera Ministra británica Margaret Thatcher, Tony Blair alemán – con el ex Canciller germanooccidental Gerhard Schröder. Pero no basta asociar semejantes denominaciones con sus portadores para lograr un texto de la traducción adecuada. Hace falta extraer algunas líneas semánticas adicionales y a veces ocultas que las acompañan y las cuales puedan tener mucha importancia en la toma de decisiones por parte del traductor.

A menudo los que traducen del castellano tropiezan con la ignorancia de los acontecimientos políticos recienties o hechos históricos cuyo escenario fueron España y América Latina. ¿Cómo traducir al ruso la expresión Presidencia discutida que fue empleada en un texto dedicado a Colombia de los años 90 cuando el mandatario de este país latinoamericano era Ernesto Samper y cuya llegada al poder se debía, según muchas opiniones, a la plata de los narcotraficantes?

¿Cómo debe actuar el traductor cuando en un texto español el nombre de Mario Vargas Llosa está vinculado con el de Alberto Fujimori? Primero, dudo – y no sin razón – que los estudiantes sepan que Mario Vargas Llosa es famoso escritor peruano, autor de magníficas obras literarias. Igualmente, pocos alumnos están al tanto de la trayectoria política escandalosa del mencionado ex Presidente peruano.

Mientras tanto, un traductor experimentado debería formular en situaciones semejantes un comentario politológico para los destinatarios rusos. Un ejemplo de tal comentario ofrecemos a continuación: Mario Vargas Llosa es un célebre novelista peruano de renombre universal, ex Presidente del Pen Club internacional quien en 1990 presentó su candidatura a las elecciones presidenciales pero perdió en las urnas a su rival Alberto Fujimori, un hombre de negocios de procedencia japonesa quien fue reelecto seis años después y postuló al tercer mandato presidencial vedado por la Constitución peruana; sin embargo, siendo reelecto otra vez, pidió el asilo político permaneciendo de visita oficial en Japón.

Otro ejemplo. ¿Por qué para los panameños el 31 de diciembre de 1999 ha sido y será para siempre una fecha mágica a la luz del Tratado sobre el Canal de Panamá cuyos protagonistas fueron Torrijos y Cárter?

Una traducción adecuada del español al ruso puede resultar imposible cuando un texto original contiene algunas realidades políticas e históricas peninsulares o latinoamericanas las cuales el traductor ignora: Grupo de Contadora, Tratado Tlatelolco, Grupo Río, geografía boliviana mediterránea, Títano de bronce.

Revisten especial interés los casos cuando se trata de nuevos o peculiares medios expresivos que suelen desconocer los estudiantes. Dichos vocablos se usan como respuesta a la aparición de nuevos fenómenos extralingüísticos. Así, el adjetivo comunitario denomina entes que corresponden a las actividades de la Unión Europea (legislación comunitaria, proyecto comunitario).



Criterios de convergencia designan varios requisitos que debe reunir un estado que aspira a la entrada en la Unión Europea, o un estado miembro que sueña con formar parte de una etapa nueva en las actividades de esta organización.

El sufijo –ista acompañado por una sigla-denominación de un partido político permite formar nuevos sustantivos o adjetivos, a saber: psoísta – militante del Partido Socialista Obrero Español (PSOE) o algo que se refiere a esta agrupación política; políticos europeístas son los que determinan las estrategias políticas en el seno de la Unión Europea.



Hablando de los conocimientos extralingüísticos que posee un traductor no podemos menos de abordar el problema género en el castellano de hoy pese a tan fuerte y tradicional espíritu machista de esta lengua y su reflejo en la traducción al ruso o, mejor dicho, falta de la traducción en cuanto a la diferencia gramatical del género en los casos como la presidenta (la presidente), la cancillera (la canciller), la almiranta, la generala. Este enfoque sociolingüístico alcanzó su apoteosis idiomático en 1999 con la aprobación de la nueva Constitución venezolana donde la mención de cada cargo o puesto viene acompañada (en paréntesis) de un vocablo en forma del género gramatical femenino. Veo obstáculos, a veces infranqueables, que se verá obligado a vencer el traductor quien se atrevería a traducir al ruso este texto jurídico.

Resumiendo, huelga hacer incapié en que hemos de incitar a nuestros estudiantes a que no dejen de enriquecer su caudal extralingüístico lo cual redundaría en provecho tanto para hacerse buenos traductores como para convertirse en verdaderos especialistas profesionales. Así que, es este el caso cuando gracias a la sabiduría y maestría del profesorado que imparte clases de la traducción es posible matar dos pájaros de un tiro.


Исенко И.А. (Россия)

Проблема введения национальных вариантов испанского языка в содержание обучения в аспекте формирования социолингвистической компетенции студентов языковых вузов
I.Isenko (Rusia)

Sobre el problema de cómo introducir variantes nacionales del español con el fin de formar la competencia sociolingüística de los estudiantes de las universidades lingüísticas
Цель обучения в языковом вузе сегодня – подготовка специалиста, который мог бы выступать в качестве посредника в процессе межкультурной коммуникации. Для выполнения данной функции будущий специалист должен обладать высоким уровнем коммуникативной компетенции, компонентом которой является социолингвистическая компетенция. Социолингвистическая компетенция определяется как «владение набором языковых средств и способность осуществить их выбор в зависимости от различных аспектов контекста, в котором протекает общение, а именно: от общепринятых, соответствующих традициям определенного социума правил использования языка и конкретной ситуации общения» (1). Данная компетенция предполагает знание стратификационных и территориальных вариантов изучаемого языка, в нашем случае испанского (далее ИЯ).

В случае с ИЯ дело осложняется тем, что он является одним из полинациональных (2) языков, а варианты испанского языка, существующие в разных странах Латинской Америки имеют статус «национальных вариантов» (далее НВ) (3). Сегодня уже не вызывает никаких сомнений факт существования различных языковых норм в Испании и странах Латинской Америки (4).

Связи России со странами Латинской Америки с каждым годом расширяются и укрепляются, отсюда возрастает необходимость подготовки специалистов, которые бы владели не только пиренейской языковой нормой. Проблема учета вариативности наиболее актуальна при обучении студентов языковых вузов. Однако проведенный анализ учебных материалов на предмет учета национальных вариантов ИЯ показал отсутствие последовательности и преемственности по данному вопросу.

Среди студентов 2-го курса испанского отделения факультета иностранных языков МПГУ был проведен опрос на предмет выявления их заинтересованности в изучении того или иного НВ ИЯ. Полученные данные свидетельствуют о том, что половина опрошенных практикует ИЯ преимущественно с носителями его латиноамериканских НВ. Четверть опрошенных общается как с носителями пиренейского, так и латиноамериканских вариантов. 80% утверждают, что им не безразлично, какому варианту ИЯ их обучают. Практически все опрошенные считают необходимым знакомство с другими НВ ИЯ, поскольку это может им пригодиться в будущем для работы.

Опрос, проведенный среди преподавателей того же вуза, посвященный учету НВ в содержании обучения, позволил сделать вывод о том, что, понимая важность изучения различных НВ ИЯ, но учитывая нехватку времени, большинство придерживается мнения о необходимости знакомства студентов с основными тенденциями, присущими латиноамериканским вариантам ИЯ. При этом 80% полагают, что детальное, серьезное знакомство с ними следует проводить, начиная с 3-го курса, а 40% считают, что общее представление о НВ можно начинать давать с 1-го курса. Один из респондентов отметил необходимость создания спецкурса, посвященного НВ ИЯ.

По нашему мнению, решение проблемы целенаправленного и систематического введения в содержание обучения студентов языковых вузов различных вариантов изучаемого языка, прежде всего, требует определения того, какие варианты следует включить. Для этого представляется целесообразным учитывать культурные, исторические и экономические связи России с испаноязычными странами. Сегодня, на наш взгляд, следует обращать пристальное внимание на мексиканский, чилийский и аргентинский НВ, поскольку Мексика, Чили и Аргентина являются одними из наиболее развивающихся в данном регионе, а экономические и культурные связи России с этими странами становятся с каждым годом все более тесными. Следующим шагом является выявление особенностей данных вариантов, прежде всего на уровне лексики, фонетики и грамматики. Наличие обширной литературы по данной проблематике облегчит работу преподавателей при подготовке соответствующих учебных материалов. Также необходимо определиться с вопросом о том, следует ли вводить отдельный спецкурс по НВ, или сделать более последовательным отражение особенностей НВ в учебных материалах и делать особый акцент на этом в аудиторной (внеаудиторной) работе. На наш взгляд, оптимальным было бы сделать и то и другое, поскольку речь идет о подготовке лингвистов, профессионалов в области межкультурной коммуникации. Кроме того, представляется перспективным использовать в работе над НВ возможности, которые предоставляет метод проектов.

Итак, сегодня необходимо обратить особое внимание на проблему учета НВ в содержании обучения ИЯ студентов языковых вузов и использовать при ее решении обширный теоретический и практический материал, накопленный лингвистикой, социолингвистикой, теорией и методикой обучения иностранным языкам и другими смежными науками.
Литература:


  1. Синица Ю.А. Формирование социолингвистической компетенции в процессе обучения устному иноязычному общению студентов неязыковых вузов: В контексте национальной культуры Франции: АКД: 13.00.02 Моск. гос. лингвистич. ун-т. – М. , 2000.

2. По данным World Almanac and Book of Facts. (N.Y., 1998. P. 700), насчитывается около 358 млн. говорящих на испанском языке. По данным ежегодного доклада Института Сервантеса за 2004 года, испанский язык является родным или вторым языком для около 400 млн. человек.

По данным Британской Энциклопедии, испанский занимает третье место по количеству говорящих на нем и по количеству стран, в которых он является государственным языком.



  1. См., например: Фирсова Н.М. Языковая вариативность и национально-культурная специфика речевого общения в испанском языке: Учеб. пособие. – М.: Изд-во РУДН, 2000.

  2. Степанов Г.В. Испанский язык в странах Латинской Америки. –М., 1963.

4. См., например: Actas del XI Congreso Internacional de ASELE (Zaragoza, 13-16 de septiembre de 2000): ¿Qué español enseñar? Norma y variación lingüísticas en la esnseñanza del español a extranjeros//Edición a cargo de M. A. Martín Zorraquino, C. Díaz Pelegrín. –Zaragoza, Sansueña Industrias Gráficas, S.A., 1999.


Исенко Л.А. (Россия)

Количественное распределение временных форм индикатива в языке уругвайской телерекламы
L. Isenko (Rusia)

La distribución cuantitativa de los tiempos de Indicativo en el lenguaje de la publicidad televisiva de Uruguay
Для выявления количественного распределения временных форм индикатива в языке уругвайской телерекламы нами были проанализированы 200 роликов, показанных по крупнейшему уругвайскому телеканалу TELEDOCE. Результаты представлены в нижеприведенной таблице:


Всего:

Настоящее

Будущее

простое


Будущее

сложное


Претерит

Перфект

Имперфект

Плюсквамперфект

608

518

19

0

62

1

8

0




85,2%

3,1%

0%

10,2%

0,2%

1,3%

0%

В языке уругвайской телерекламы предпочтение отдается простым временам индикатива: настоящему (Presente), претериту (Pretérito indefinido), имперфекту (Imperfecto) и будущему простому (Futuro simple). Отсутсвие сложных форм индикатива (будущего сложного (Futuro compuesto), плюсквамперфекта (Pretérito pluscuamperfecto), перфекта (Pretérito perfecto)) определяется свойственным языку рекламы принципом экономии и тенденцией к упрощению.

Значительное преобладание форм Presente обусловленно тем, что форма настоящего времени обладает большой смысловой емкостью: "время глагольного действия, передаваемого формой настоящего времени, может включать и элементы прошлого, и перспективу будущего; форма настоящего может также обозначать действия, осуществляющиеся вне времени." (Фирсова Н.М. Грамматическая стилистика современного испанского языка. Имя существительное. Глагол: Учеб. пособие. - М.: Изд-во РУДН, 2002. С.114) Используя всю палитру основных и частных стилистических значений Настоящего времени рекламодатели подчеркивают актуальность действия, стремятся приблизить покупателя к рекламируемому товару, реализуя при этом различные психологические установки: "живи настоящим", "здесь и сейчас", "не откладывай на завтра" и т.д.

Для обозначения действий, относящихся к будущему времени, в рекламных текстах часто вместо Futuro simple употребляется Presente. Это стилистическое значение Presente, известное как настоящее футуральное, придает будущим действиям дополнительный оттенок категоричности со стороны говорящего, его уверенность в их свершении.



  • Llegó enero y el Círculo Informático vuelve el 50% menos. Y si te inscribís ahora a las carreras que comienzan en Marzo también pagás la mitad. Informate 9010215. Círculo Informático. Un círculo para destacarte.

Формы Pretérito indefinido встречаюстя не только в своих основных значениях (40% от всех форм Pretérito indefinido), но и в значениях, свойственных Pretérito perfecto (60%).

  • ¿Cuántas veces seguiste hoy a tu naturaleza? SALUS.

  • Julio, ¿cómo le va?

  • Mal. Con problema de plata.

  • Y ¿por qué no pide el préstamo en FUCAC?

  • ¿FUCAC?

  • Seguro. Le prestan desde 2000 hasta 30000 pesos con cuotas bien bajitas.

  • No me diga.

  • Claro. Aparte sacarlo es bien fácil. ¿por qué no llame? 7127070.

  • ¿cómo dijo?

  • 7127070.

Следует отметить, что количественное преобладание в латиноамериканских национальных вариантах испанского языка форм претерита в ситуациях, в которых в пиренейском национальном варианте предпочтение отдается формам перфекта, отмечали многие испанисты, как отечественные, так и зарубежные (Г.В. Степанов, Н.М. Фирсова, Х. Лопе Бланш, С.Хили-и-Гайя, Х.К. Саморра Мунне и Х.М. Гитарт, М. Вакеро, Н. Донни де Миранде, Х. Фернандес Лопес, Х.Л. Мур и т.д.)

Futuro simple употребляется как в своем основном значении, так и в модальном, которое позволяет выразить вероятность, предположительность, а также различные эмоции с помощью одной временной глагольной формы, избегая употребления дубитативных наречий:

  • Los uruguayos tenemos la idea de que somos negativos. ¿Será el aire? - No, no creo. ¿Será como nos educaron? - No, tampoco. ¿Será la comida? - No me parece. ¿Será lo que tomamos? - No. Evidentemente sólo una idea. Conservemos los buenos sentimientos de las fiestas para que el 2005 sea un gran año. En Gautier trabajamos para mejorar la calidad de vida de todos los uruguayos. Pensé positivo.

Проведенный нами количественный анализ реализации временных форм индикатива позволил выявить их распределение в рассмотренном жанре. Присущее языку телерекламы использование временных форм индикатива способствует усилению прагматического воздействия рекламного текста на реципиента, нейтрализует определенные помехи на пути восприятия и запоминания информации, выполняет текстообразующую и эстетическую функции, способствуя созданию положительного образа товара в сознании потенциального покупателя.

Карпова Ю.А. (Россия)

Некоторые фонетические особенности каталонской

прозы конца XV века
Y. Karpova (Rusia)

Peculiaridades fonéticas de la prosa catalana del fin del siglo XV
Жуан Руис де Корелья (1433-43 – 1497) – яркий представитель особого литературно-эстетического направления каталонской гуманистической литературы, которое принято называть «валенсийской прозой». Проза Жуана Руиса де Корельи – особый вид повествования, многие исследователи единодушно характеризуют ее как «prosa poètica» («поэтическая проза»). Автор, cоздавая прозаические произведения, применяет те языковые средства выражения, которые традиционны для поэзии, а именно введение в повествовательный текст рифмы, использование аллитераций и ассонансов, особое синтаксическое, интонационное и ритмическое построение фразы. Одно из самых известных произведений автора новелла «Трагедия Калдезы» - ярчайший пример «поэтической прозы».

Проза, которая, по словам М.Л. Гаспарова, претендует на выразительность и запоминаемость, подчеркивает свое членение особыми средствами. Одним из них является рифма. Важно не забывать о том, что изначально рифма появилась именно в прозе. Поскольку четкость прозаической речи опирается на синтаксис, предпочтение отдавалось наиболее четким синтаксическим конструкциям – параллелизмам. Античная риторика выделяла параллелизм (исоколон) как основное стилистическое «украшение», со смысловой стороны подчеркнутое противоречием (антитезой), а со звуковой – подобием окончаний (гомеотелевтон).

В XIV-XV веках вслед за античными авторами этот прием используют гуманистически настроенные литераторы. Параллелизмы с созвучными флексиями встречаются и у Корельи: «En la feroce bel.licoosa província d'Espanya / en lo delitós ameníssim regne de València»; «Lo seu ésser en mi transpostava / i tot lo que a sa volenta, persona e viure s'esguardava».

Часто целые предложения в «Трагедии Калдезы» можно представить как стихотворные строки из-за имплицитной рифмы, содержащейся в них. При этом среди случаев употребления автором рифмы можно выделить две группы: с точной рифмой (когда совпадает несколько звуков) и неточной рифмой (приблизительное созвучие). Приведем примеры точной рифмы в «Трагедии Калдезы»: «…Dix l'avisada senyora / que, per aquella hora…»; «…Ma trista pensa combatia / esperant quina seria / la fi que de tan dolorós principi esdevendria…».

В тех случаях, где автор использует неточную рифму, эффект стихотворной строки тем не менее остается: «…La sua delicada persona maculada / semblant a roses ab blancs lliris mesclades…»; «…Fòn-me forçat / passejant / seguir la varietat / de mos trists e sol.lícits pensaments…»

Еще одной яркой фонетической характеристикой «поэтической прозы» Корельи является активное использование аллитераций, то есть повторений одинаковых согласных звуков или звукосочетаний, как правило, в начале слов с целью их выделения: «per aquella hora, esperava una persona»; «carregat per feixuga càrrega»; «llançant sobre el llit»; «món en nombre».

Экспрессивность достигается и в тех словосочетаниях, где повторяющиеся звуки находятся не в начале, а в середине или в конце слова: «vull ab llarguea»; «encarir crim»; «gentil filla d'Agenor»; «los meus cansats pensaments»; «concòrdia acordava»; «ab suaus passos passejava»;

Прозу Корельи отличает особый ритм и интонация. «Трагедия Калдезы» обладает четкой и мотивированной композицией, и важнейшим стилеобразующим фактором, который отличает одну часть новеллы от другой, является особое интонационно-ритмическое построение.

Каждое художественное произведение имеет свой собственный интонационный строй, свою тональность. С понятием тональности непосредственно связано понятие «основной тон». Высокий основной тон «Трагедии Калдезы», обусловлен возвышенным, «трагическим» пафосом новеллы. Другое важное для нас понятие - это ритм прозы, организующий движение соизмеряемых единиц текста: слов, синтагм, предложений, периодов, а также передающий экспрессивность произведения. Соизмеряемой единицей текста в прозе Корельи мы будем считать синтагму.

Проза Корельи легко воспринимается на слух. Это не вполне соответствует общей для гуманистической каталонской прозы тенденции, которая предназначалась для чтения. Если в ранней средневековой прозе доминируют короткие фразы, связанные непосредственно по смыслу и синтаксически, то в поздней средневековой прозе - это сложнейшие и многостепенные периоды, которые невозможно воспринять на слух. Корелья умело сочетает в своих произведениях оба эти принципа, благодаря чему его прозу можно слушать и наслаждаться ее гармоничностью.

Первая часть «Трагедии Калдезы» повествует о страданиях героя. Основную тон этой части можно определить как «патетический». Вступление изобилует риторическими вопросами, восклицаниями: «¿Com, doncs, serà causa de tanta dolor escriure's puga?; ¿Quin paper soferrà ésser tint de lletgea de tant crim?».

Текст делится на небольшие ритмообразующие группы, фразовое ударение, в которых падает преимущественно на предпоследний слог, что часто достигается путем переноса глагола в конец предложения: «Estiguen los rius segurs / e los monts cuitats córreguen; / bullint la mar, los peixos a la riba llance; / repose lo sol davall l'habitable terra / e nunca jamés en nostra vista / los seus daurats cabells estenga».

Подобное ритмическое построение вступления задает тон дальнейшему повествованию, создает предчувствие грядущей беды, подчеркивает серьезность и драматичность дальнейших событий.

Во второй части Корелья меняет тональность повествования на более спокойную, описывая когда и где происходит действие и рассказывая о любви героя к некой девушке, Калдезе. Восклицательная, аффективная интонация меняется на интонацию перечисления. Ритмообразующие группы становятся длиннее, а переходы от одной синтагмы к другой более ровными. Напряжение, заданное во вступлении, несколько спадает: «En la part del mon / a la qual encara de present de la gentil filla d'Agenor propi nom li resta, / en la feroce bel.licoosa província d'Espanya, / en lo delitòs ameníssim regne de València, / dins los murs de la sua major ciutat, / regnant aquell que a l'animós troià ha succeit en egual ànimo, rei don Joan».

Третья часть начинается, когда в ход событий вмешивается рок. Корелья подчеркивает, что судьба внезапно и совершенно неожиданно для героя ломает привычный ход событий, резко меняя интонацию повествования с размеренной и повествовательной на восклицательную. Внезапно увидев соперника, герой сразу же взывает к слушателям, а Корелья к читателям (так же, как человек внезапно вскрикивает от боли): «Dreçant los ulls a una poca finestra que en lo pati de la casa responia, viu un home que, ab continenca d'esperar algun altre, ab suaus passos passejava…O piadosos hoints!» (Tragèdia).

Герой превращается из наблюдателя в действующее лицо, и сразу же меняется ритм. Он опять убыстряется, как биение сердца героя, становится более напряженным, резким.

В заключении хотелось бы привести следующее высказывание В.В. Виноградова: «Язык литературно-художественного произведения может быть и непосредственно ориентирован на понимание его в плане звучащей речи – ораторской, сценической, декламации или рассказывания… Мыслимы и существуют такие случаи, когда моменты «фонической» характеристики или зрительно-динамического выражения выступают настолько ярко, что литературно-художественное произведение теряет в литературе полноту своего существования и сможет найти ее лишь в акте артистической реализации». Те немногие примеры, которые были нами рассмотрены, лишь подтверждают эту мысль, а прозу Корельи можно с полным основанием определить как «поэтическую прозу».

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   22


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница