К. А. Михайлов-Горыня. Эссе о языковых играх. Часть Материалистическая апологетика революции – конструктивная сила




Скачать 122.89 Kb.
Дата25.07.2016
Размер122.89 Kb.
К.А. Михайлов-Горыня.
Эссе о языковых играх. Часть 6.

Материалистическая апологетика революции – конструктивная сила.

(Акрограммы и ропалоны).
От тавтограммных мотивов совсем недалеко и до мотивов акрограммных. Многие наверняка слышали о таком необычном жанре поэтического творчества, как акростихи – тексты, в которых, к примеру, первые буквы каждой строчки образуют некое осмысленное слово или словосочетание. Например:
Тщательно подумай, все взвесь и не спеши.

Если сомневаешься, еще раз напиши.

Будешь ты в почете и славе по уму,

Если догадаешься, послание кому.


Ответ на загадку, содержащуюся в этом тексте, прост. Более того, он содержится (простите за тавтологию) в форме этого самого же стиха. Первые буквы строк, если прочитать их сверху вниз, образуют слово «тебе».
Мне лично очень нравится вот это стихотворение Николая Гумилева, адресованное некоей Кате Кардовской («Бойка» – кличка ее собаки):
Когда Вы будете большою,

А я негодным стариком,

Тогда, согбенный над клюкою,

Я вновь увижу Ваш альбом.
Который рифмами всех вкусов,

Автографами всех имен –

Ремизов, Бальмонт, Блок и Брюсов –

Давно уж будет освящен.
О, счастлив буду я напомнить

Вам время давнее, когда

Стихами я помог наполнить

Картон, нетронутый тогда.
А Вы, Вы скажете мне бойко:

«Я в детстве помню только Бойку».


«Шифровать» слова «акрометодом» можно и не только так. Можно последними буквами каждой строки («телестихи»), можно буквами в середине («мезостихи») по диагонали, можно многократно (разными способами одновременно – суперакростихи, термин С. Федина). Большую подборку акропоэтических произведений можно найти здесь http://slovomir.narod.ru/slovarevo/leftA.html, «Акротексты». А творчество современных поэтов-любителей этого жанра представлено здесь: http://www.stihi.ru/poems/list.html?topic=44.

Если же речь идет о первых буквах уже не строк, а каждого слова в тексте, то мы имеем дело с акрограммами, как блестяще назвал эти конструкции маэстро жанра Валентин Загорянский.


Вот так он поздравил одну девушку с 19-летием:

Сей день – Елены!

Ветви яблонь тихо

Нависали…

Аромат дразнит царевну,

Аукает,

Томит истомой летней!

Едва течет

Июль её медовый…
* * *
Случилось! Девятнадцать!

Если верить –

Январь,

Тиха небес алмазных даль!

Цель авторства:

Терять, искать, лелеять

Единственную ту –

И есть медаль!
19-буквенный текст «С девятнадцатилетием» был зашифрован двумя различными, осмысленными, стилистически выдержанными, и более того – семантически релевантными (т.е. по содержанию относящимися к делу) акрограммами. Мастерство автора неоспоримо!
Акрограммы я очень люблю. Позвольте познакомить Вас с образцами моей «логической криптоакрографии», как я называю жанр, в котором сочиняю соответствующие задачки.
* * *
Жеглов и Шарапов обсуждают логические способы шифрования сообщений.
<…>
– Так что, Шарапов, приемов не счесть. Вот тебе самый простой из этой серии. С мотивом самоприменимости заодно. Представь, что имеется шифрованная фраза: «Запомни, егерь, маленькая лесная ягода необходима исключительно кинологам Алабамы». Какая именно ягода имеется в виду?
Понятное дело, земляника. А вот парный пример из архива нашего творчества:
Имеется шифрованная фраза: «Лениво оглядывая неказистый домик охотника на медведей, авиатор долго ругался, игнорируя девушек». Назовите маршрут последнего рейса этого авиатора. (Лондон – Мадрид).
Очевидно, акрограммы идеально подходят для синтеза их с идеей самореференции. Смотрите, какой красивый пример нам удалось обнаружить:
«Моя гастрольная поездка включала пять городов, четыре из которых я вам назову. Это Маэбаши, Неймеген, Иерусалим, Санта-Фе. А какой город должен завершить этот список и почему? И в какой город я возвратился домой после гастролей?»
Ответ: Копенгаген. В Минск. Объяснение см. ниже:
Маэбаши – Япония

Иерусалим – Израиль

Неймеген – Нидерланды

Санта-Фе – Аргентина

Копенгаген – Дания
При таком ответе по вертикали по первым буквам сверху вниз (при надлежащей перестановке названий городов) получается Минск, по последним снизу вверх – Дания. Поэтому фактически нам нужно найти город на «К» из страны, которая начиналась бы на «Д». Ответ напрашивается, пожалуй, однозначный – Копенгаген. А Дания, выходит, к тому же и «сама себя породила».
А вот как еще можно использовать «акрореференцию» (содержательный фрагмент из одной нашей задачи на другую тему):


  1. Материалистическая апологетика революции – конструктивная сила (Маркс, писавший об этом).




  1. Государство образуется без божественной силы (Гоббс, автор соответствующей теории происхождения государства).




  1. Субстанция представляется имманентно необходимыми законами атрибутов (Спиноза, который вполне мог сформулировать такой тезис).




  1. Кенигсбергский аскет направляет тугодумов (Кант, о котором вполне можно так сказать)

* * *
Конечно же, можно найти акрограммные мотивы и в знаменитой «картотеке преступников-интеллектуалов» Глеба Жеглова. Приведем несколько самых ярких примеров («досье»), иллюстрирующих красоту языковых игр с акрограммами. При этом представим их – как это очень любит делать (и делал) сам капитан Жеглов – в виде задач (но с ответами).



Слово самому Глебу Егоровичу.
Задача 1.
– Вот, знакомься, Шарапов, – и Жеглов протянул напарнику очередную карточку. – Валентин-«Люцифер» Трубадуров-Чечневский по прозвищу «…». В юности во время учебы на историческом факультете МГУ подавал большие надежды, даже поступил в аспирантуру (сейчас, Шарапов, в это даже не верится, когда читаешь о его уголовных “подвигах”) и собирался писать кандидатскую диссертацию об идеологической роли трубадуров в истории Среднего Средневековья. Но, что называется, Володя, у него не срослось, поселившиеся у него в сердце тяга к приключениям, романтика странствий, любовь к непредсказуемости оказались сильнее. Он бросил университет и пошел в армию. Участник двух чеченских войн, что, как ты видишь, отразилось в его второй фамилии. По возращении из армии домой не смог найти себя в мирной жизни и прямиком пошёл по кривой дорожке. Преступную школу проходил под руководством знаменитого вора и завзятого театрала Евстигнея Дурова по кличке (…) – все, наверное, помнят, его знаменитую напарницу по театральным приключениям по прозвищу «Иерихонская труба». Но сам Валентин, к тому времени уже заслуживший от «малины» кличку «Люцифер» за поистине дьявольскую изобретательность и аккуратность в делах, стал «специализироваться», если так можно сказать, в другой уголовной сфере. А именно, он прославился в определенных кругах как непревзойденный (…). Примерно в то же время в качестве ностальгии по безвозвратно ушедшему университетскому прошлому наш Валентин сменил фамилию – с оригинальной «Ледорубов» на псевдоним «Трубадуров». Его никто не мог поймать, он улетучивался тотчас же, как только на его след выходили оперативники. Поэтому его вторая (после «Люцифер») кличка (кстати, в силу удивительного совпадения, его точно так же прозвали и в МУРе) была совершенно заслуженной.
Итак, вопросы, Шарапов! Надеюсь, ты понял, что у легенды нашего Люцифера есть и второе дно.
Какова была эта вторая кличка г-на Трубадурова-Чечневского? Какова была кличка (разумеется, более чем знаменитая) его учителя Евстигнея Дурова? Какова была уголовная специализация самого Трубадурова?
– Не пугайся, Володя, все не так сложно. Так уж и быть, подскажу тебе, что все три твоих ответа, которые, я не сомневаюсь, ты дашь мне достаточно быстро – это три стороны некоего одного и того же механизма их порождения… Точнее, правильный ответ на любой из этих трех вопросов сразу же прояснит ситуацию и с двумя остальными – настолько они взаимосвязаны. Надеюсь, Шарапов, что замысловатость этих фраз не введет тебя в заблуждение. Будь внимателен, я тебе уже практически все сказал, уж прости меня, старого МУРовца, за тавтологию, открытым текстом…
<…>

Ответ: «Икар». «Ручечник». Валютчик.
Ответы на все вопросы получаются практически одновременно – недаром сказано, что мы имеем дело с единым принципом, с порождением всех ответов фактически сразу с помощью любого из них. Ответ на третий вопрос образуют первые буквы в именах и кличках (от 1-го, 2-го и 5-го слов берется по 2 первые буквы). Смотрите: «ВАлентин-ЛЮцифер Трубадуров-Чечневский Икар – валютчик.

На Икара указывает также оборот «улетучивался». Вор-учитель – это, конечно же, знаменитый Ручечник. Его кличка зашифрована следующим образом: Трубадуров-Чечневский Икар – «Ручечник». То есть там, где это было возможно, не нарушая принципа порождения слова «валютчик», Валентин-Люцифер использовал для «отдания дани учителю» несколько первых букв в своих фамилиях и кличке, в противном случае (со словом «Трубадуров») – ближайшие к уже «занятым». И ностальгия по прошлому и ненаписанной диссертации тут совершенно ни при чем – просто совпадение! Ручечник – персонаж фильма «Место встречи изменить нельзя», что неудивительно, ведь речь идет о картотеке Жеглова. На Ручечника указывают и его выдуманное здесь имя Евстигней (роль Ручечника в фильме исполнил Евгений Евстигнеев), и упоминание о «театральных приключениях», и указание на его напарницу (Ручечник по сюжету фильма воровал в театре у «небедных людей» номерки от гардероба, а его напарница получала по ним дорогую верхнюю женскую одежду). Фамилия Трубадуров, кроме того, по частям содержится в фамилии учителя – Дуров, а также в кличке его напарницы, как она здесь представлена – «Труба». А упоминание о чеченских конфликтах – ложный след , хотя и красивый.


Задача 2.
– А вот, Шарапов, рекомендую. Ева-Рита Стойка по кличке «…», она же обладательница легендарного фальшивого паспорта на имя Светланы Аллилуевой, впрочем, больше известная в блатных кругах как (…). Это прозвище ей дали начитанные воры в законе в честь одной из достаточно известных (хотя и «второго плана») героинь Шекспира, ибо Ева-Рита прославилась в «малиновых» (точнее, «малинных») кругах соответствующим талантом. Урожденная румынка, училась в университете Бухареста, собиралась заниматься египтологией. Сокурсники поговаривали, что, дескать, это немудрено, ведь она вылитая (…) – знаменитая богиня египетского пантеона, во всяком случае, как та выглядит на сохранившихся памятниках египетской культуры. Поэтому соответствующую кличку наша Ева-Рита носила еще со студенческой скамьи.
А теперь ответь, Шарапов, что это была за кличка и какое «шекспировское прозвище» она получила позже? Как думаешь, Володя, что это был у нее за «талант», который она, увы, поставила на службу уголовному миру?
Ответ: «Изида». Нерисса. Переодевание.
Смотрите:
Ева

Рита

Изида


Стойка

Нерисса


Светлана

Аллилуева


Каждое последующее слово (если соответствующим образом их выстроить) на одну букву длиннее предыдущего. Длины известных слов дают нам ряд 3-4-6-8-9. Очевидно, что не хватает слов (искомых «кличек») из 5 и 7 букв. Египетские богини на 5 и 7 букв: Изида, Иунит, Сатис, Сешат, Таурт, Нефтида. Скорее всего, нам нужна Исида или Сатис. Недаром было указание на «знаменитая». А вот с героинями Шекспира на 5 и 7 букв ситуация сложнее. На ум приходят Нерисса («Венецианский купец») и Титания («Сон в летнюю ночь»). Примем наличие у Евы-Риты клички «Исида» в качестве рабочей гипотезы. Тогда как выбрать между Нериссой и Титанией?
Вот какое красивое решение придумала Ева-Рита:
Нерисса

Ева

Рита

Изида

Стойка

Светлана

Аллилуева
Иными словами, если ее вторая кличка – Нерисса, то это же имя получается и из первых букв всех (включая саму «Нериссу») семи имен и кличек, если переставить их в определенном порядке. Тогда понятно, почему не проходит вариант с Сатис (и с Титанией заодно!). Ведь тогда трюк в стиле акрограмм не пройдёт, поскольку имя богини должно начинаться на «и» (чтобы семь первых букв были именно «н», «е», «р», «и», «с», «с», «а»)! Формально тогда подходит еще Иунит, но в известности она не сравнится с Исидой. А талант, который можно поставить на службу уголовному миру, – видимо, виртуозное переодевание. Ведь шекспировская Нерисса отличилась (вместе со своей хозяйкой Порцией) именно трюком с переодеванием, да так успешно, что ее не узнал даже родной муж!
* * *
Следующей разновидностью языковых игр, к рассказу о которой вполне логично сейчас перейти, являются так называемые ропалоны – языковые конструкции, в которых каждое последующее слово (строка) длиннее (короче) предыдущего (предыдущей) на одну букву (слог). Например: «Я не был дома, сынуля, поэтому попробуй пообедать консервами» (буквенный ропалон С. Федина1), «Кто вчера потерял зеленые полуботинки?» (слоговый). Ясное дело, не могли пройти мимо этой идеи поэты. Произведения, написанные ими в соответствии с подобными языковыми ограничениями, стали называть ропалическими стихами. Например:
Пусть мечта рыдает горестными восклицаньями.

Даль горит, сверкает радостными ожиданьями!

Ты, опять доверяясь обольщенью вековечному,

Жизнь предать согласен сновиденью бесконечному.


(Автор этого мини-шедевра Валерий Брюсов был большим мастером ропалической поэзии).
А вот что предлагает сам С. Федин («треугольная поэзия», хотя при «выравнивании по центру» она превращается в «ромбическую»):

Я

Был



Тьмою

Господа,


Вселенной

Одиночества,

Ничтожной

Горстью


Праха

Был


Я.

* * *
Конечно же, не могли пройти мимо столь замечательного вида языковых игр и капитан Жеглов с лейтенантом Шараповым. Вот соответствующий эпизод очередной «тренировки»:


<…>


  • Вот тебе фраза: «Бог сдавал в багаж бегемота». Одна гражданка маленькую собачонку, а Бог целого бегемота. У него, как известно, Шарапов, и масштабы другие. Он же Бог как-никак. Но сейчас не об этом, как говорили в одном известном фильме. Что ты видишь в этой фразе, кроме того, что в ней пять слов, три из которых – существительные?

  • Как что, Глеб? Что все они начинаются на «б», а вторая согласная у них «г».

  • Весьма тонкое наблюдение, Володя, – с сардонической усмешкой заметил Жеглов. – Ну а если без детских игрушек?

  • А без детских, Глеб, так это то, что количество слогов у них возрастает. «Бог» – один слог, «ба-гаж» – два, «бе-ге-мот» – три. Как в ропалических стихах. Или текстах. Кстати, можно не обязательно количество слогов увеличивать, – торопливо заговорил Шарапов, надеясь выиграть время. – Можно количество букв. Можно увеличивать. А можно уменьшать, а можно и то, и другое. Вот смотри, что я придумал третьего дня на эту тему, – и, не давая Жеглову сказать ни слова, Шарапов выпалил на одном дыхании: «А ее лев, едва живой, громко фыркнул, отчаянно вздрогнул, неожиданно развернулся, предсказуемо забеспокоился, проголодавшись. Заколдованный, исцарапанный, изможденный, несомненно, известный косматый охотник издали жертв чуял. Там ад, о!»

  • Отлично, Шарапов, только у тебя схема одна и та же – наречие-глагол, наречие-глагол, а потом одни прилагательные идут. Вот если бы все это вперемешку, как в знаменитых примерах Главного Магистра нашего цеха Сергея Федина по типу «Я не был дома вчера, сынуля, поэтому попробуй пообедать консервами» или «О, ты мой Боже сущий, умоляю, помилуй грешника, бредущего закоулками, измученного, отверженного человечеством», то было бы красивше, Шарапов. Но зато у тебя длиннее и в обе стороны. Хотя и ты не взял рубеж «до 15 и обратно», у тебя самое длинное слово из 14 букв… Такие примеры есть, я знаю.


<…>
Капитан Жеглов не блефовал. Судя по всему, он имел в виду следующий пример В. Кислова (с одной маленькой натяжкой в конце, приведен в книге С. Федина):
«В ту эру Отец всего сущего являлся огромным, хаотичным, непонятным, неосязаемым, неконкретным, неоформленным, неопределенным, непознаваемым, несообразным; озадачились, задумались маленькие человеки, нашлись, однако, сдали Сына Его на ».
* * *

Следующая очевидная, на наш взгляд, идея – попытаться синтезировать идеи акрограмм и ропалонов. Для начала мы рассмотрели вариант «алфавитного текста» как пример «квазиакрограммы». Алфавитным называется текст, в котором первые буквы слов образуют алфавитную последовательность. И вот что у нас получилось (ё,й пропущены):


«А бы вот Геру драть ехидно! Жалость заковать, истребить кардиналов легкомыслие! Мужественную, нечеловечески очаровательную программистку расколдовать. Самовольных тамплиеров урезонить. Фирменно хихикая, ценить червя шаха щук. Эх, ю!]». [Подпись]: «Я».
Следующий шаг – придумать буквенный ропалон, первые буквы которого образовывали бы уже осмысленный текст. Первая попытка привела к такому результату:
«Я ли юга брег люблю? Юродив, тосклив, европеец бесстыжий, являющийся несомненным евгемеристом, непрошибаемым авиамоделистом, горнолыжником, Лиллехаммера ясновидящую добродушно наставлял (активно): «Японцам – лежать! Олово – готу! Иди-ка, а!».
«Дополнительный текст»: «Я люблю тебя, ненаглядная логика».
В виде треугольника:

Я

Ли



Юга

Брег


Люблю

Юродив,


Тосклив,

Европеец

Бесстыжий,

Являющийся

Несомненным

Евгемеристом,

Непрошибаемым

Авиамоделистом,

Горнолыжником,

Лиллехаммера

Ясновидящую

Добродушно

Наставлял

Активно:


Японцам –

Лежать!


Олово –

Готу!


Иди-

Ка

А!


В общем, здесь, по нашему мнению, открывается широкое поле для изысканий и различных забав (особенно для детей!).

Продолжение следует…



1 Если добавить слова «прогорклыми, забродившими» и т.д., то ропалон станет длиннее… И прилагательные в нем появятся…





База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница