Живая память




Скачать 124.86 Kb.
Дата02.08.2016
Размер124.86 Kb.
классный час

ЖИВАЯ ПАМЯТЬ
Звучит запись песни о войне на фоне слайдов...

Чтец: Что нам до жизни, коль служит расплатою Честь,



Та, что рубиться заставит и мертвые руки.

Что нам до смерти и муки если есть

Ради кого принимать даже смертные муки?

Тех, кто в жестоком бою не гадал, что почем?

Боги, бывает, хранят и своим ограждают мечом.

Кончится бой, и тогда только время найдешь

Каждому голосу жизни как чуду дивиться.

Тихо баюкает дерево дождь.

Звонко поет, окликая подругу, синица.

Вешнее солнце капель пробудило лучом...

Павших друзей помяни. И живи.

И не плачь ни о чем...
Ведущий: Здравствуйте, дорогие друзья! Мы рады Вас приветствовать

сегодня у нас в гостях и надеемся, что сегодняшняя встреча

останется в Ваших сердцах. Классный час мы назвали "Живая

память". Именно "живая" память, потому что живы те, кто воевал в

Афганистане, Чечне, других "горячих точках". "Живая", потому что

память о погибших свято хранят их товарищи по оружию, их семьи и

близкие. И память эта будет жива, пока мы об этом помним, пока мы

об этом говорим и поем.


Чтец: Я хочу, чтобы гордость была страну,

Чтоб красивым был прожитый день,

Чтоб заснуть у хорошего чувства в плену

Вспоминая хороших людей...
Ведущий: У этих войн еще нет истории. Она не написана. Мы знаем о них

ровно столько, сколько нам не опасно знать, чтобы не увидеть себя

такими, какие мы есть. Но у этих войн есть свидетели. Тысячи

свидетелей. И они хотят быть услышанными раньше, чем их

придумают такими, какими они будут удобны, и опять кому-то для

чего-то нужны. Они хотят быть нужными правде и памяти...



Стихотворение "Открываю дневник Афганский"
Ведущий: Десять лет продолжалась война в Афганистане, в 2,5 раза длиннее

ВОВ. И на этой войне воевали наши парни, выросшие под мирным

небом России. В ту пору мы узнали как опасна профессия

вертолетчика, что слово "дух" может означать не только что-то

возвышенное, но и немытое, бородатое существо с "калашниковым"

наперевес. Военный жаргон обогатился новыми словами "зеленка",

"вертушка", "груз-300", "груз-200"... Так уж повелось у русского

солдата защищать не только свою Родину, но помогать братским

народам
Чтец: Мы шли пружинисто и дружно,

Две сотни ног в единый шаг,

И слава русского оружия

Звенела в нервах и ушах.
Ведущий: Того, кто служил в Афганистане, мы узнаем не только по орденским

нашивкам на штатской одежде... Мы узнаем их по спокойным

твердым лицам. Это люди, на которых всегда можно положиться.

Каждому хотелось бы иметь таких друзей. Очень верно подмечено,

что человеческая жизнь измеряется не продолжительностью ее, а

тем, что ее наполняет. Сегодня на нашей встрече присутствует

человек, который был очевидцем Афгана - это мастер

производственного обучения нашего училища - Кузьминский Павел

Кенсоринович.

Уважаемый, Павел Кенсоринович, Вам слово.
Чтец: Мгновенье тоньше волоска,

Оно как искорки свеченье,

Но может быстрое мгновенье

Остаться славным на века...

Одно мгновенье и во мгле

Встает заря над прахом серым,

И ты становишься примером

Для миллионов на Земле!
Ведущий: Одним из таких примеров и стал наш верховажский парень, который

родился в д. Студенцово Сибирского с/с Валерий Кузнецов.

Валера был шестым ребенком в семье. Учился посредственно, да и

нелегко было парню: семья большая, много приходилось помогать

родителям. Каждый день бегал в школу за 2 км. Из школы

прямо к матери, на ферму. Любимым предметом Валеры в школе

был труд, особенно занятия, связанные с животноводством. Тогда

уже парень решил, что останется дома, будет работать в

сельском хозяйстве, и заранее готовил себя к этому. Помогая

матери на ферме, сам был мыслями возле тракторов, что пахали за

ближним лесом. Сколько раз он представлял себя в кабине железной

машины! Как завидовал трактористам, по-хозяйски чувствовавшими

себя за рычагами! Нет, старшие не отказывали, бывало дадут и

борозду пройти, и в моторе покопаться, но совсем другое дело, когда

ты трактору - полный хозяин. "Ничего" - думал Валера, - вот закончу

школу, тогда и посмотрим! И председатель обещал трактор дать...

Мало кто из его одноклассников задумывался о своем будущем, а

Валерий уже твердо знал: останется дома и будет работать в

колхозе. Торопился парень взрослеть, спешил стать нужным людям,

да и на шее у родителей сидеть не хотел. В Кадников уезжал

радостный: СПТУ-3 дает профессию механизатора широкого

профиля. Именно то, к чему он стремился. Годы учебы пролетели

незаметно, и вот снова он дома, теперь уже "дипломированный

специалист", полноправный член колхозного коллектива, поддержка

и опора отца с матерью. Отсрочка от армии была вынужденной, в

колхозе "Красносибирский" не хватало механизаторов и

председатель упросил дать возможность отработать парню 2 года...

Повестка пришла в сентябре. Самое напряженное время в колхозе:

страда, каждый человек на счету. С сожалением отпускали Валерия:

"После армии - опять к нам обязательно!" Но мог бы и не говорить

этого председатель. Уезжал Валерий, не сомневаясь, что отслужив

положенные 2 года, вновь вернется сюда, где родился и вырос, где

начал самостоятельную жизнь. Всякие слухи ходили тогда об

Афганистане, не было только точной и достоверной информации.

Это потом, чуть позже, когда и до Верховажья дошли похоронки,

когда люди своими глазами увидели запаянные намертво гробы, в

Афган стали провожать со слезами и причитаниями. А в 1983 году

отцы и матери еще даже и не предполагали, какая опасность грозит

их детям. Поэтому, родители Валеры радовались, когда получали

письма из Ленинграда, из Туркмении. И были сильно встревожены,

когда пришел солдатский прямоугольник из Кабула. Но

успокаивались, читая бодрые и оптимистичные вести от Валерия.

"Здравствуйте, мои дорогие, папа и мама! Служба моя идет

нормально, здоровье тоже. Коллектив хороший, земляков много.

Погода стоит здесь теплая, и снег увидели только в Кабуле.

А из Кабула поехали в Джеллалабад. И службу буду проходить здесь

до конца. За меня, пожалуйста не беспокойтесь, все будет

нормально, берегите свое здоровье..."

Откуда могли знать родители, что если Кабул считался "тылом", то

Джеллалабад был настоящей передовой. А в письмах сын лишь

изредка и очень скупо рассказывал о своей службе.



"Сейчас занимаемся, идут тактические учения, лазим по горам.

Так нормально, только жарко, температура под 30 тепла, а летом

еще жарче будет, но ничего, потихоньку привыкнем..."

"...Немного о себе. Служба и здоровье - нормально. Занимаемся

своим делом, ходим на задания. Погода стоит теплая, правда,

ночью похолодней. Но в палатках топим печки, так спать тепло.

С гражданским населением не общаемся, да их почти и не видим..."

Это уже потом, от других людей родители узнают, что значит

"нормально". Ранние подъемы, марш-броски, рейды, длившиеся по

нескольку суток подряд, ночевки, где придется, после которых

многоместные солдатские палатки казались родным домом;

постоянное напряжение в ожидании выстрела неизвестно откуда;

перестрелки, потеря товарищей, с которыми жили бок о бок. А кругом

- враждебные незнакомые горы и жаркий ветер среди зимы.

Одно из заданий (Валерий почему-то любил это выражение, часто

употреблял его в письмах) закончилось для него трагически.

Засада!.. Он еще жил, когда его на себе выносили товарищи из-под

огня мятежников, он еще жил, когда его положили на госпитальную

койку, он еще жил, когда врачи уже потеряли надежду спасти его. Он

жил еще сутки. Двенадцать гробов доставил в Вологду выполнивший

дальний рейс самолет, двенадцать похожих как близнецы гробов, и

только сопровождавшие могли сказать, в каком кто лежит.

Сотни верховажцев шли в тот день за машиной с гробом погибшего

земляка, шли, вместе с его родными и друзьями переживая горе. А с

фотографии на могильном памятнике улабался симпатичный парень

в лихо сдвинутой набок панаме с красной звездочкой. Эту его улыбку

видят теперь школьники Рогновской восьмилетней школы, когда

приходят в класс, где когда-то он учился. У Александра Федоровича

теперь два ордена Красной Звезды. Один свой, заслуженный во

время Великой Отечественной войны, другой - сына, которым тот

награжден посмертно за мужество и стойкость. Две почти

одинаковые эмалевые звездочки. Только между ними сорок лет

пролегло.
звучит песня под гитару "Пыль Афгана"
Ведущий: 15 февраля - особый день для тех, кто был связан с Афганом. Это

дата начала вывода войск из Афганистана. Кажется закончилось

время людских потерь... Но все новые и новые "горячие точки"

вспыхивают на карте... и среди них новая боль России - "Чечня".


Чтец: Ищу на карте крохотную точку,

Политую свинцом и солью кровяной

Чтоб вставить в поэтическую строчку

Короткое название - Хорсеной.

На сердце боль и тяжесть у меня.

Так вот она - та точка роковая,

Кто знал ее вчера? Она Чечня.

Чтец: Сумерки, снег, вертолет,



Зарево дальнего боя.

Вот и 2000 год стал нам судьбою

Высока, высока над землей синева,

Это мирное небо над Родиной,

Но простые и строгие слышу слова:

"Боевым награждается Орденом"
На фото вы видите Соколова Сергея из д. Наумиха. Когда-то он, как

и вы, сидел за этими партами, осваивая профессию. В 1998-1999 г.г.

Сергей проходил действительную службу на границе Чечни и

Дагестана. Во время боевой организации получил ранение, полгода

провел в госпитале. А за мужество в этом бою Сергей был

представлен к государственной награде, которая нашла его через 5

лет. Медаль Жукова ему вручили в военкомате. Много еще таких

ребят из нашего района воевали в Афгане и в Чечне и имеют за это

награды.

Ими гордится земля Верховажская...



Списки награжденных (слайд)
Чтец: Мы хороним любимых, но сколько бы

Не безмерна утрата была.

Нам дано отвлекаться от скорби

На веселые наши дела.

Возвращаются радость и гордость,

Осыпается траур с лица -

Лишь чеченская терпкая горечь

Не спеша покидает сердца.

Нам в ушедших нельзя воплотиться,

Возвратить им угаснувший свет.

И минута молчания длится

В тех, кто вынул счастливый билет.
Ведущий: Кто-то из великих сказал, что даже одна смерть-это просека в

человечестве. Афганская и чеченская войны выкосили целый лес

человеческих судеб. Люди ничего не знали об этих войнах. Газеты

молчали. Радио выплескивало в эфир ура-отчеты да шлягеры.

Потом, понемногу, как талая вода, просачивалась правда. Не могла

не просочиться, коль росли на погостах могильные холмики,

укрывавшие 20-летних парней. Военная терминология снова

ворвалась в нашу жизнь вместе со звучными, как автоматная

очередь, со словами "Афган" и "Чечня", спаянными с другим,

страшным, черным словом "смерть Война - противоестественное

явление для человека. Во всяком случае, для нормального человека.

Даже, если он верит не верит ни в бога, ни в черта. Грязь, пот, кровь,

смерть... И наши, еще совсем еще безусые парни, родившиеся в

60-е и 80-е, испили эту полную горечи чашу до дна.


Фото-слайд Олега Сухацкого

(рассказывает о нем ученик)




Ведущий: Посмотрите на фото, совсем молодой, юный, 20-летний парень. Ему

бы еще жить да жить...Таким он и останется в нашей памяти:

"не долюбивший, не докуривший последней сигареты"

Баллада (посвящается 20-летним)
Прожившим так много.

Я, словно в пропасть, в утренний туман

Ныряю, не задерживаясь долго.

Горит Чечня, горит Афганистан,

Как в 43 том горела Волга.

И улетают секунды в прошлое,

Им обратной дороги нет.

Что с того, что мы мало прожили,

Что с того, что нам двадцать лет.

Захватили житейские хлопоты,

Мы идем навстречу ветрам.

Нам порой не хватает опыта,

Не хватает нежности нам.

Не хватает написанной песни,

Не хватает непрожитых дней.

И еще никому не известно,

С чем я встречусь в жизни своей.

Может быть, через год, через месяц,

Через день, через час, через миг

Мне придется судьбу свою встретить,

Оценить, что узнал, что достиг.

Разграничить, что было и стало,

Разделить темноту и свет,

Что с того, что мы прожили мало,

Что с того, что нам двадцать лет.

Мы с рождением не опоздали,

И на нас хватает сейчас

И дорог безопасных едва ли,

И боев хватает на нас.

Тишина. Перебор гитарный...

А не за эту ли тишину

Погибают российские парни,

Не по песням узнав про войну.

Да возможно ль такое, возможно ли?

Да. Возможно. Сомнений нет.

Что с того, что мы мало прожили,

Что с того, что нам двадцать лет.

Мы порою грубы, простите.

В сердце каждого свой тайник

Но спросите у нас, вы спросите,

Что мы думаем в этот миг.

В миг, когда еще выжить пытаемся,

Замерзая в кровавом снегу,

И с последней гранатой взрываемся,

Чтоб живым не достаться врагу.

И сияет в глазах поблеклых

Отголоском счастливых снов

Небо синее, словно в окнах

Деревенских российских домов.

И поверьте словам, вы поверьте

Нашим мыслям в последнем бою.

Говорят, что в миг до смерти

Вспоминаешь всю жизнь свою.

Руки матери, запах хлеба,

Скрип калитки в ночной тишине,

Голубое российское небо

В небольшом деревенском окне.

Голубые снега России,

Разве есть что-нибудь родней,

Разве есть что-нибудь красивей,



Разве есть что-нибудь милей?
Чтец: 1. Я никогда не видела войны

И ужаса ее не представляю.

Но то, что мир наш хочет тишины,

Сегодня очень ясно понимаю.

2. Спасибо вам, что нам не довелось

Представить и узнать такие муки.

На вашу долю все это пришлось -

Тревоги, голод, холод и разлуки.

3. Спасибо вам за солнца яркий свет,

За радость жизни в каждом миге нашем,

За трели соловья, и за рассвет,

И за поля цветущие ромашек.


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница