Жиронкина юлия евгеньевна




Скачать 277.69 Kb.
Дата05.08.2016
Размер277.69 Kb.
На правах рукописи

Исх. №

от «__»_________ 2013 г.

ЖИРОНКИНА ЮЛИЯ ЕВГЕНЬЕВНА


СООТНОШЕНИЕ ПРАВА НА ИНФОРМАЦИЮ И ПРАВА НА ОХРАНУ ТАЙНЫ ЛИЧНОЙ ЖИЗНИ ПО КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Специальность 12.00.02 –

конституционное право;

конституционный судебный процесс;

муниципальное право




АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени


кандидата юридических наук

Москва – 2013

Работа выполнена на кафедре конституционного и муниципального права Московского университета МВД России.

Научный руководитель: Заслуженный юрист Российской Федерации,

доктор юридических наук, профессор



Барщевский Михаил Юрьевич.
Официальные оппоненты: Бондарь Николай Семенович

Заслуженный юрист Российской Федерации,

Заслуженный деятель науки Российской Федерации,

доктор юридических наук, профессор,

Конституционный Суд Российской Федерации, судья.
Плигин Владимир Николаевич

Заслуженный юрист Российской Федерации,

кандидат юридических наук, профессор, Комитет Государственной Думы Российской Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству, председатель.

Ведущая организация: ФГНИУ «Институт законодательства и

сравнительного правоведения при

Правительстве Российской Федерации»
Защита диссертации состоится «10» декабря 2013 г. в 11 часов на заседании диссертационного совета ДК 203.019.02, созданного на базе Московского университета МВД России, по адресу: 117997, г. Москва, ул. Академика Волгина, д. 12.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского университета МВД России.


Автореферат разослан «___»___________2013 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент А.Г. Мамонтов



ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационной работы определяется особой значимостью и недостаточностью исследований, проведенных в данной области на современном этапе развития нашего общества и государства. Проблема фактической реализации прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в России сложна, многопланова и является одной из самых острых. В настоящее время в Конституции Российской Федерации основной приоритет отдается человеку, его основным правам и свободам. Данное обстоятельство подтверждает и закрепленная в тексте статьи 2 Конституции Российской Федерации норма о том, что права и свободы человека и гражданина – высшая ценность. Их признание, соблюдение, а также защита является обязанностью государства.

Президент Российской Федерации В. В. Путин в ежегодном послании Федеральному Собранию Российской Федерации от 12 декабря 2012 года обратил внимание на особую значимость внедрения нашего государства в мировое информационное пространство, а также необходимость признания, соблюдения, охраны и защиты личных прав и законных интересов1.

Одним из важнейших личных и политических благ является право граждан на информацию. Часть 4 статьи 29 Конституции Российской Федерации закрепляет юридическую возможность свободного поиска, приобретения, передачи, производства и распространения информации каждым управомоченным субъектом любым способом, не запрещенным законом. Отдельно уточняется, что перечень сведений, которые составляют государственную тайну, определяется федеральным законом. Нормами российского законодательства предусмотрены и другие ограничения в рамках рассматриваемого права, например в деятельности средств массовой информации, в условиях пенитенциарной системы.

Полноценная практическая реализация права на информацию, создание благоприятных условий свободного доступа к общезначимым сведениям, информационная открытость государственных властных структур – существенные обстоятельства и критерии функционирования государства как конституционно-правового института. Использование каждым предусмотренного законом информационного права обеспечивает фактическое, а не только формальное участие граждан в жизни своего государства, проявление принципа народовластия (статья 3 Конституции Российской Федерации).

Необходимо отметить, что исследуемое нами право является связующим элементом всей системы основных прав, свобод и законных интересов. Лишь при условии соблюдения права на информацию можно говорить о фактической реализации личных, политических, экономических, экологических, социальных, а также культурных прав, свобод, законных интересов.

В этой связи можно сделать вывод о том, что в случае отсутствия у лиц открытого доступа к сведениям, при информационной закрытости государственно-властных структур все демократические институты могут приобрести декоративный имитационный характер с принципами-декларациями, а народ Российской Федерации как суверенный и единственный источник власти может превратиться в манипулируемый электорат. Учитывая эти обстоятельства, целесообразно упомянуть об общественной дискуссии, которая затрагивает вопрос, касающийся характера политического процесса в России на современном этапе развития. Обозначенная полемика ведется как в нашей стране, так и за рубежом, и, по сути, сконцентрирована на проблемах «прозрачности» власти в лице ее уполномоченных государственных органов и должностных лиц, а также реализации гражданского права на информацию. В этой связи вполне уместно будет отметить, что в России с целью обеспечения информационной открытости были созданы и функционируют общественные советы при министерствах, прямые линии, Общественная палата Российской Федерации.

Несмотря на это, в сегодняшней российской действительности право гражданина на информацию, нашедшее свое отражение в Международном пакте о гражданских и политических правах, Европейской конвенции о защите прав человека, Конституции Российской Федерации, а также в отраслевом законодательстве нашего государства, продолжает оставаться самым нарушаемым. Причина этого не только в том, что законодатель четко не регулирует процесс реализации этого права, но еще и потому, что нарушение этого права не кажется правоохранительным органам, да и нередко самим гражданам, чье право нарушается, опаснейшим из способов покушения на гражданские права. Подобные посягательства, как правило, не влекут сколько-нибудь ощутимого материального ущерба. Незначительное число примеров судебной практики по делам данной категории обусловлено несоизмеримостью судебных издержек и незначительностью нарушенного информационного права.

Право на информацию неразрывно связано с конституционными принципами, такими как равноправие граждан, равный доступ к информации, непосредственное действие прав и свобод, гарантированность права на информацию, соответствие международно-правовым актам, запрет на незаконное ограничение права на информацию, принцип приоритета, принцип единства прав и обязанностей, принцип динамизма.

Помимо права на информацию, в Основном законе нашего государства предусмотрены принципы информационной охраны, благодаря которым удается обеспечить права обладателей сведений и индивидуальных субъектов, чьи законные интересы эта информация затрагивает. В состав отмеченных выше принципов входят: тайна личной жизни, тайна усыновления, медицинская тайна, адвокатская тайна, тайна следствия, банковская тайна и ряд других.

Тем не менее, одновременно закрепляя право на информацию и конституционные принципы ее охраны, российский законодатель создает условия для возникновения дисбаланса прав, свобод и законных интересов человека и гражданина. Закрепляя право одних на информацию, свободный доступ к ней, нарушается право других субъектов на сохранение в тайне сведений о частной жизни, обстоятельств усыновления, а также обращения в медицинские учреждения или за квалифицированной юридической помощью и т.д. Как следствие, возникает правовое неравенство, а положение, предусмотренное в части 3 статьи 17 Конституции Российской Федерации, о том, что реализация человеком и гражданином своих прав и свобод не должна нарушать права и свободы других субъектов, остается всего лишь декларацией.

Высокая практическая значимость и повышенный интерес к данной теме обусловили внимание к ней со стороны как практиков, так и ученых. Рассматриваемые проблемы получили свое отражение в трудах О. В. Афанасьевой, А. Ю. Беллевича, А. И. Чучаева, А. П. Рожнова, Д. Д. Невирко, Н. Ю. Корченковой, Г. А. Алтуховой, Н. Б. Барановой, М. К. Башаратьяна, О. В. Богославской, О. У. Калабаева, А. А. Одринского, A. M. Пшукова, С. Н. Шевердяева и др.

Интерес к выбранной теме на современном этапе развития нашего общества вызван и данными о возбужденных уголовных делах по фактам нарушения охраняемых государством тайн. Так, например, в начале 2010 года впервые в стране к ответственности привлечен высокопоставленный чиновник за нарушение личной тайны граждан. Прокуратура Ульяновской области возбудила дело в отношении регионального министра здравоохранения В. А. Петрова, предоставившего коммерческой организации по электронной почте данные государственного реестра о гражданах, которые имели право на получение государственной социальной помощи, что обеспечило свободный доступ практически к полной информации о человеке.

При всей актуальной значимости выбранной темы она изучена не в полной мере. Существует лишь несколько работ, посвященных рассматриваемой проблематике. Однако конкретных путей решения исследуемого вопроса данные научные труды не содержат.

Описанные выше обстоятельства, освещающие проблему в сфере соотношения права на информацию и права на охрану тайны личной жизни по Конституции Российской Федерации, весьма обоснованно подтверждают актуальность диссертационного исследования, его теоретическую и практическую значимость. Выработка решений по рассматриваемым в диссертации вопросам требует комплексного теоретического осмысления на основе норм российского и зарубежного законодательства в данной сфере с учетом судебной практики.



Степень разработанности темы исследования. Основу исследования составляют труды ученых, отражающие различные аспекты соотношения права на информацию и права на охрану тайны личной жизни.

В числе авторов, которые коснулись в своих работах проблем, связанных с конституционными принципами охраны информации, а также вопросов соотношения прав и свобод человека и гражданина, были: В.В. Лапаева, О.Е. Кутафин, И. М. Хужокова, И. Б. Григорьев. Отдельные аспекты права на информацию рассматриваются в трудах Е. А. Миндрова, В. Г. Елизарова, В. А. Авраменко, Л. А. Нудненко.

Отдельные вопросы, затрагивающие права и свободы человека и гражданина, в том числе в сфере информации, а также конституционных принципов ее охраны, рассматривали в научных работах следующие ученые: С. А. Авакьян, С. С. Алексеев, П. А. Астахов, М. В. Баглай, М. Ю. Барщевский, Д. Н. Бахрах, Н. С. Бондарь, А. В. Бриллиантов, О. Н. Булаков, В. А. Вайпан, Н. В. Витрук, В. Ф. Воробьев, Т. М. Гандилов, К. К. Гасанов, И. Н. Глебов, Е. В. Гриценко, М. Д. Давитадзе, A. В. Ендольцева, В. В. Еремян, Е. Ю. Зинченко, В. Д. Зорькин, И. Н. Зубов, С. М. Зырянов, А. А. Иванов, О. Ю. Ильина, Е. И. Козлова, Н. А. Колоколов, Р. А. Курбанов, О. Е. Кутафин, Л. В. Лазарев, С. С. Маилян, Н. П. Майлис, В. П. Малахов, А. В. Малько, А. Г. Мамонтов, Т. Г. Морщакова, В. Н. Плигин, Е. Д. Проценко, А. С. Прудников, В. Н. Фадеев, Е. Н. Хазов, С. О. Харламов, О. В.Химичева, А. Г. Чепурной, В. И. Червонюк, С. М. Шахрай, Н. А. Шевелева, Н. Д. Эриашвили и др.



Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в сфере правового регулирования информации и ее охраны.

Предмет исследования составляет эффективное соотношение конституционного права на информацию и права на охрану тайны личной жизни.

Целью диссертации является разработка путей достижения разумного баланса права на информацию и права на охрану тайны личной жизни на основе комплексного исследования проблем их соотношения и совместной реализации.

Для достижения указанной цели были поставлены следующие задачи:



  • обосновать основные теоретические подходы к определению сущности права на информацию и права на охрану тайны личной жизни, их признанию, закреплению, охране и защите;

  • провести сравнительно-правовой анализ нормативно-правового обеспечения реализации конституционного права на информацию и права на охрану тайны личной жизни;

  • рассмотреть международно-правовую охрану и защиту, а также судебную практику в сфере обеспечения права на информацию и права на охрану тайны личной жизни;

  • исследовать конституционно-правовые механизм и гарантии обеспечения и защиты права на информацию и права на тайну усыновления (удочерения), выявить проблемы достижения разумного баланса, сформулировать предложения по их устранению;

  • рассмотреть особенности соотношения права на получение, использование, распоряжение информацией и права на медицинскую тайну, а также их конституционно-правовые гарантии;

  • исследовать практику адвокатской деятельности в области охраны и защиты информации, а также разработать предложения по совершенствованию законодательства в этой сфере.

Методологической основой диссертационного исследования являются общенаучные (анализ и синтез, дедукция и индукция, абстрагирования, логический метод), частнонаучные методы научного познания (историко-правовой, сравнительно-правовой, структурно-функциональный, социологический, статистический), посредством которых была осуществлена теоретическая интерпретация научного и эмпирического материала для формирования выводов и предложений.

Теоретическая основа исследования. В ходе диссертационного исследования были проанализированы труды по теории и истории государства и права, конституционному праву, гражданскому праву, уголовному праву.

На общетеоретическом и на отраслевом уровнях тем или иным аспектам правового статуса личности посвящены труды С. С. Алексеева, И. А. Бобракова, А. В. Бриллиантова, В. А. Вайпана, Ш. Х. Замана, В. Д. Зорькина, А. Н. Кайль, В. А. Копылова, Л. В. Лазарева, Г. Д. Лихачева, А. А. Телегина, Т. В. Ткаченко и др.

Вопросы, непосредственно связанные с темой диссертационного исследования, нашли отражение в опубликованных работах следующих авторов: В. В. Гущина, Ю. С. Пилипенко, С. Л. Сергеева, У. М. Стансковой, Н. А. Шевелевой и др.

Особое место занимают справочные источники, позволившие уточнить понимание существенного круга юридических понятий и их определений в целях преодоления множественности толкования и дальнейшего использования в процессе теоретического осмысления и правового регулирования.



Нормативно-правовую базу диссертационной работы составили положения Конституции Российской Федерации, международно-правовых актов, отраслевого законодательства.

Эмпирическая основа диссертационного исследования представлена опубликованными материалами следственной и судебной практики по конкретным уголовным делам, возбужденным по факту нарушения конституционных прав человека и гражданина; данные опубликованной статистики по теме диссертации.

Научная новизна исследования определяется как самой постановкой проблемы, так и предложениями по ее решению.

Диссертационная работа является самостоятельным исследованием, в котором на основе обобщения и систематизации научно-теоретических и практических материалов осуществлен системный специально-правовой анализ конституционных прав, на примере права на информацию и конституционно охраняемой тайны личной жизни, которая, в свою очередь, является широким понятием и включает тайну усыновления, медицинскую тайну, адвокатскую тайну и другие. Права на охрану обозначенных тайн также были исследованы во взаимодействии с правом на информацию. Выработано представление об особенностях соотношения и условиях совместного уравновешивания рассматриваемых прав.

В работе проведено исследование российского и зарубежного законодательства, а также судебной практики в сфере реализации конституционного права на информацию и права на охрану тайны личной жизни, что позволило сформулировать научно обоснованные выводы относительно возможности достижения разумного баланса конституционных прав в сфере информации в Российской Федерации.

В частности, в диссертационном исследовании автором сформулированы и уточнены определения некоторых правовых категорий в рассматриваемой сфере. Диссертационное исследование содержит конкретные предложения по совершенствованию законодательства Российской Федерации, а также пути решения правового дисбаланса.



На защиту выносятся следующие основные положения:

    1. Авторская интерпретация понятий «право уполномоченного лица на сбор информации о частной жизни» и «право уполномоченного лица на распространение информации о частной жизни». Право уполномоченного лица на сбор информации о частной жизни – это юридически закрепленная волевая возможность, а также документально оформленная процедура поиска, получения на законных основаниях управомоченным на то лицом интересующих сведений, необходимых для осуществления им своей профессиональной деятельности, путем активных действий (бездействия – в случае, когда информация становится известной не по инициативе лица, обладающего данным правом).

    1. Право уполномоченного лица на распространение информации о частной жизни – это мера юридически возможного поведения управомоченного субъекта, заключающаяся в процессе предоставления информации ограниченного доступа в законодательно установленном порядке и допустимом объеме неограниченному кругу лиц, а также создание условий, способствующих получению ими охраняемой законом информации.

  1. Современное состояние правоприменительной практики в сфере реализации права на информацию обусловливает необходимость принятия специального постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, обеспечивающего правильное и единообразное практическое применение указанного права с учетом предусмотренных конституционных ограничений.

  1. Автор сформулировала вывод о том, что формирование единообразной правоприменительной практики российских судов, направленной на устранение неравенства судебной защиты права на информацию и права на охрану тайны личной жизни, достижимо посредством  выработки правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, раскрывающей конституционную природу исследуемых прав и особенности их соотношения.

  1. Авторский вывод о необходимости ослабления тайны усыновления (удочерения) и отнесения ее к информации, причиняющей вред здоровью и развитию детей. При этом диссертантом предлагается установить допустимые границы доступа к такой информации посредством установления возрастного ценза (с момента достижения усыновленным (удочеренной) 21 года) и включения в статью 139 Семейного кодекса Российской Федерации «Тайна усыновления ребенка» части 3 следующего содержания: «Информация, составляющая тайну усыновления ребенка, может быть доведена до сведения усыновленного (удочеренного) лица с момента наступления 21-летнего возраста по его письменному запросу». Также предлагается внести в часть 3 статьи 5 Федерального закона «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», содержащую перечень информации, распространение которой среди детей определенных возрастных категорий ограничено, дополнения следующей редакции: «5) содержащая тайну усыновления (удочерения)».

  2. Предложение о законодательном закреплении мер административной ответственности за непредоставление информации по запросу адвоката, а именно внесение изменений в диспозицию статьи 13.11 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации в следующей редакции: «Нарушение установленного законом порядка сбора, хранения, использования или распространения информации о гражданах (персональных данных), а равно непредоставление адвокату (адвокатскому образованию) информации по письменному запросу (требованию), предусмотренному законодательством Российской Федерации».

6.1. Автор предлагает внести дополнения в часть 1 статьи 8 Федерального закона № 63-ФЗ от 31 мая 2002 года «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» относительно обстоятельств ограничения адвокатской тайны, а именно: «Адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю, кроме информации о готовящемся тяжком и (или) особо тяжком преступлении».

6.2. Вывод о целесообразности внесения коррективы в пункт 5 части 1 статьи 17 «Прекращение статуса адвоката» Федерального закона № 63-ФЗ от 31 мая 2002 года «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», а именно: указать отсутствие оснований прекращения статуса адвоката при нарушении адвокатской тайны по мотивам защиты общественных интересов, признав это обстоятельство законным и не являющимся поступком, порочащим честь и достоинство адвоката или умаляющим авторитет адвокатуры.



Теоретическая значимость исследования состоит в том, что обобщение научных идей и взглядов, выводы, сделанные в процессе данного обобщения и углубленного изучения выбранной темы позволили всесторонне подойти к вопросу соотношения права на информацию и права на охрану тайны личной жизни, а также раскрыть проблему совместной реализации данных конституционных прав. Все это способствовало конкретному определению путей решения существующих проблем, перспектив обеспечения доступа к информации, находящейся под охраной Конституции Российской Федерации, достижению разумного баланса прав в сфере информации.

Практическая значимость исследования. Выводы и предложения, полученные в ходе диссертационного исследования, могут быть использованы при проведении дальнейших исследований по данной проблематике, в учебном процессе образовательных учреждений юридического профиля, а также в процессе совершенствования российского законодательства.

Апробация и внедрение результатов исследования. Диссертация была выполнена, обсуждена и одобрена на кафедре конституционного и муниципального права Московского университета МВД России.

Основные положения диссертации неоднократно докладывались автором на научных и научно-практических конференциях международного и всероссийского уровнях: VIII Международной научной конференции «Образование, экономика, право в современном информационном обществе» (Москва, 2012 г.); Международной заочной научно-практической конференции «Вопросы образования и науки: теоретический и методический аспекты» (Тамбов, 2012 г.); Международной заочной научно-практической конференции «Наука и образование в жизни современного общества» (Тамбов, 2012 г.); Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы в научной работе и образовательной деятельности» (Тамбов, 2013 г.), VI Всероссийской конференции «Правопорядок в России: проблемы совершенствования» (Москва, 2011 г.), а также были отражены в научных статьях, опубликованных в сборниках и изданиях, одобренных Высшей аттестационной комиссией при Министерстве образования и науки Российской Федерации («Вестник Орловского государственного университета. Серия: новые гуманитарные исследования», Орел, 2012 г.; «Ученые записки Орловского государственного университета. Серия: гуманитарные и социальные науки», Орел, 2012 г.; «Адвокатская практика», Москва, 2012 г.; «Вестник Московского университета МВД России», Москва, 2012 – 2013 гг.).

Материалы диссертационного исследования внедрены в учебный процесс Орловского юридического института МВД России и Московского университета МВД России, научно-исследовательскую деятельность Научно-исследовательского института Федеральной службы исполнения наказания России, а также учреждения образования «Академия Министерства внутренних дел Республики Беларусь», практическую деятельность Советского районного суда г. Орла, законотворческую деятельность Комитета Государственной Думы Российской Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству.

Структура диссертационной работы включает: введение, две главы (шесть параграфов), заключение, библиографический список.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность исследуемой проблемы, степень ее научной разработанности, определяются объект и предмет, цель и задачи, методология исследования, его теоретическая основа, научная новизна, теоретическая и практическая значимость, формулируются основные положения, выносимые на защиту, а также приводятся сведения об апробации и внедрении материалов диссертации, структуре работы.

Первая глава – «Теоретико-правовое обеспечение соотношения конституционного права на информацию и права на охрану тайны личной жизни» посвящена теоретическим положениям, основывающимся на изучении понятийного аппарата рассматриваемых конституционных прав, их правовой природе, определении места и значения реализации права на информацию и права на охрану тайны личной жизни не только в рамках российского законодательства, но и в законодательстве зарубежных стран, а также рассмотрении судебной практики по вопросам диссертационного исследования.

В первом параграфе«Теоретические основы и положения по признанию, закреплению, охране и защите права на информацию и права на охрану тайны личной жизни» приводятся определения основных понятий, дается общая характеристика права на информацию и права на охрану тайны личной жизни.

Диссертант обращает внимание на то, что в быстро развивающемся информационном пространстве многие общественные отношения остаются неурегулированными. Ярким примером тому является правовой дисбаланс, в частности дисбаланс права на информацию и права на охрану тайны личной жизни.

Действующее законодательство трактует тайну как определенного рода сведения, разглашение (передача, утечка) которых может нанести ущерб ее обладателю. Тайну личной жизни, таким образом, можно определить как сведения (информацию) о различных сторонах индивидуальной жизнедеятельности человека, разглашение (передача, утечка) которых может нанести гражданину имущественный ущерб или моральный вред.

По своей сути, право гражданина на тайну личной жизни выступает как абсолютное право, в силу которого управомоченное лицо может требовать сохранения в тайне информации, полученной с его согласия либо в силу закона без его согласия, а также прекращения ее распространения. Предъявление управомоченным лицом требований в защиту этого права не препятствует возможности требовать возмещения ущерба, возникшего в результате нарушения права на тайну личной жизни.

Частная жизнь человека имеет общественную значимость, поэтому свобода личности и свобода частной жизни признаются и уважаются обществом. В то же время государство не затрагивает многие стороны частной жизни, если это не вызывается доминированием общественных интересов.

Правовая охрана неприкосновенности частной жизни осуществляется установлением конституционных гарантий. Информация, затрагивающая неприкосновенность частной жизни и ставшая известной на законных основаниях другим лицам, должна охраняться в режиме профессиональной или служебной тайны.

Реализация права граждан на информацию зачастую ущемляет право на тайну личной жизни. Проблема соотношения указанных прав не имеет четкого решения. Автором была обоснована необходимость выработки единообразной судебной практики Конституционным Судом Российской Федерации путем определения приоритетности конкретной информации, конкретизации перечня органов и должностных лиц, имеющих право на ее сбор, хранение и использование, и закрепление их персональной ответственности. По мнению автора, данное предложение позволит избежать неравенства и решить проблему правового дисбаланса.

Во втором параграфе – «Нормативно-правовое обеспечение реализации конституционного права на информацию и права на охрану тайны личной жизни» автор диссертационного исследования отмечает, что система нормативного обеспечения прав в области информации в России до сих пор не разработана. Из-за отсутствия специального закона, регламентирующего универсальный порядок доступа к информации и обязанности органов государственной власти и органов местного самоуправления по его обеспечению, отдельные положения, в той или иной мере регулирующие право на информацию, рассредоточены в самых разных федеральных законах, законах субъектов Российской Федерации, подзаконных актах, ведомственных инструкциях. При этом большинство указанных положений либо декларативны, либо носят отсылочный характер, а самое главное — не содержат конкретного механизма реализации и ответственности.

В диссертации отмечается, что, принимая во внимание международно-правовые акты, опираясь на международные стандарты и учитывая особенность государственной политики, многие зарубежные страны, как и Российская Федерация, включили в национальное законодательство право на информацию и право на охрану тайны личной жизни, определив объем и границу их реализации. Так, право на неприкосновенность частной жизни в США не имеет законодательного закрепления на федеральном уровне. Единственным основанием вмешательства государства и общества в частную жизнь граждан является существенный очевидный публичный интерес в этой сфере, направленный на создание гарантий безопасности общества в целом и отдельных его представителей.

Достаточное широкое распространение и законодательное закрепление право на информацию и право на охрану тайны личной жизни получили в Федеративной Республике Германия. Основной закон ФРГ заявляет ограничения, касающиеся права на информацию, которое включает поиск, получение, обработку и распространение информации, а также защиту информанта, в таких областях, как защита личного достоинства граждан, защита личности, защита предприятия и защита государства. Автор отмечает, что в ФРГ при реализации норм, затрагивающих право на информацию и право на охрану тайны личной жизни, стремятся к их гармоничному взаимодействию и, принимая решение по конкретному делу, анализируют общественный и частный компоненты, учитывая уже имеющиеся прецеденты.

Вместе с тем, диссертант обращает внимание на то, что на современном этапе права развиваются в условиях существующих противоречий, как сохранившихся от прежних этапов развития, так и вновь возникающих. Это сказывается на процессе утверждения прав человека, осложняет их реализацию в различных регионах мира. Ярким примером фактической несовместимости прав и свобод человека и гражданина, а также существования острой проблемы практической реализации права на информацию и права на охрану тайны личной жизни является Корейская Народно-Демократическая Республика (Северная Корея), где конституционные положения в минимальной степени соответствуют складывающейся объективной действительности.

Таким образом, автор сформулировала вывод о том, что объем правового закрепления, признания, а также реализации права на информацию и права на охрану тайны личной жизни в различных странах мира неодинаков. Несмотря на это, существует общая тенденция, по которой вмешательство в частную жизнь оправданно лишь в двух случаях, когда это диктуют соображения общественной безопасности, а также когда чья-то частная жизнь становится препятствием для реализации права на информацию. В обоих случаях границы частной жизни являются подвижными и устанавливаются с учетом ситуации.

В третьем параграфе «Международно-правовая охрана и защита, судебная практика в сфере обеспечения права на информацию и права на охрану тайны личной жизни» обращено внимание на то, что в международной практике существуют разнообразные уровни защиты права на неприкосновенность частной жизни. Если это публичное лицо, то критика и повышенный интерес к его частной жизни должны восприниматься терпимее.

Анализ российской судебной практики показал, что судами при рассмотрении дел данной категории в основном обеспечивается равновесие между правом граждан на защиту чести, достоинства, деловой репутации и неприкосновенности частной жизни, с одной стороны, и иными гарантированными Конституцией Российской Федерации правами и свободами с другой. При этом суды не только следуют нормам законодательства Российской Федерации, но и учитывают правовую позицию Европейского суда по правам человека, выраженную в его постановлениях и затрагивающую вопросы толкования и применения Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Автор диссертационного исследования отмечает необходимость усиления мер юридической ответственности в целях защиты права на охрану тайны личной жизни, которое должно идти с одновременным укреплением норм, гарантирующих право на получение общественно значимой информации. По мнению диссертанта, необходимо создать условия, при которых права одной личности защищались бы без ущерба прав других членов общества.

Вторая глава – «Конституционно-правовые гарантии обеспечения конституционного права на информацию и права на охрану тайны личной жизни и их соотношения: проблемы теории и практики»посвящена исследованию особенностей взаимодействия и совместной реализации права на информацию и права на охрану тайны личной жизни на примере тайны усыновления (удочерения), медицинской и адвокатской тайн.

В первом параграфе «Конституционно-правовые механизм и гарантии обеспечения и защиты права на информацию и права на тайну усыновления (удочерения): проблемы достижения разумного баланса» раскрывается содержание гарантий и механизма обеспечения и защиты рассматриваемых прав, исследуются правовые коллизии, возникающие в процессе взаимной реализации права на информацию и права на тайну усыновления (удочерения).

Анализируя Федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», диссертант пришла к заключению о том, что к числу информации, причиняющей вред здоровью и развитию детей, можно отнести и сведения о факте усыновления (удочерения), охраняемые тайной, так как они вполне могут спровоцировать указанные в законе последствия.

Как показывает практика, тайна усыновления (удочерения) в Российской Федерации охраняема, но не сохранима. По мнению автора, на практике в России тайна усыновления (удочерения) – не что иное, как фикция. В этой связи в диссертации предложено ее либо вовсе отменить, либо ослабить, предусмотрев допустимые границы доступа к данной информации через установление возрастного ценза.

Диссертант заключила, что лицо, достигшее 21 года, может получить персональный доступ к информации на основе своего письменного запроса и уже самостоятельно решить вопрос о необходимости поиска и установления контакта со своими биологическими родителями. При этом сводится к минимуму возможность психологического потрясения и, как следствие, получения моральной травмы, а также повышается вероятность более адекватного восприятия ситуации. Тем не менее, в отношении третьих лиц тайна должна сохраняться в полном объеме. Это позволит защитить семью от вмешательства посторонних, не нарушая права заинтересованных лиц.

Во втором параграфе «Конституционно-правовые гарантии права на получение, использование, распоряжение информацией и права на медицинскую тайну: особенности соотношения» предпринята попытка решения правового дисбаланса между правом на информацию и медицинской тайной. Диссертант отмечает, что Европейский суд по правам человека признает возможными разумные и обоснованные ограничения личных прав и свобод в пользу общественных законных интересов. В этой связи, законодательством России не только предусмотрена защита сведений, составляющих медицинскую тайну, но и закреплены исключительные случаи возможности ее нарушения. Закон допускает ограниченные случаи, когда сведения о болезни граждан в общественных интересах должны быть сообщены, а именно когда этого требуют интересы охраны здоровья населения либо когда поступают законные требования следственных и судебных органов.

Автором диссертационного исследования сделан вывод о том, что в случае возникновения конфликта между правом на информацию и правом на медицинскую тайну, учитывая права, свободы и законные интересы участвующих лиц, следует исходить из целесообразности реализации того или иного права в каждой конкретной ситуации при определенных существующих обстоятельствах.

Третий параграф «Практика адвокатской деятельности по охране и защите права на информацию: проблемы и пути их решения» содержит авторские определения понятий «право на сбор информации» и «право на распространение информации». Диссертант акцентирует внимание на том, что современная российская действительность порождает проблему непредоставления требуемых сведений по запросу адвоката. Это, в свою очередь, актуализирует необходимость создания и законодательного закрепления мер административной ответственности за непредоставление запрашиваемой информации.

Автор рассмотрела ряд правовых коллизий, связанных с адвокатской тайной. В диссертационной работе определено, что одним из оснований нарушения адвокатской тайны является ситуация, при которой адвокату стало известно от доверителя, получающего квалифицированную юридическую помощь, например, о готовящемся террористическом акте. В этом случае частные (личные) права вступают в конфликт с общественными интересами. В связи с этим обстоятельством необходимо отдавать приоритет публичным интересам в силу масштабности возможного причинения вреда.

Диссертант сформулировала и обосновала вывод о том, что в процессе осуществления своей профессиональной деятельности адвокат должен действовать в интересах своего доверителя, собирая законным способом всю необходимую для защиты клиента информацию, при этом сохраняя адвокатскую тайну. Исключением из этого правила по соблюдению адвокатской тайны, как полагает диссертант, могут быть лишь наличие информации, имеющей большое общественное значение и порождающей обстоятельства, не терпящие отлагательств, и острая необходимость ее обнародования.



В заключении подводятся итоги диссертационной работы, формулируются основные теоретические выводы и положения проведенного диссертационного исследования, а также рекомендации практического характера.

Основные положения диссертации отражены в следующих опубликованных работах автора:

В ведущих рецензируемых научных журналах, входящих в перечень ВАК Минобрнауки России:

  1. Жиронкина Ю. Е. Дисбаланс права на информацию и права на тайну личной жизни // Вестник Орловского государственного университета. Серия: новые гуманитарные исследования. – 2012. – № 3. – С. 284-285 (0,3 п.л.).

  2. Жиронкина Ю. Е. Проблема реализации права на информацию при соблюдении тайны усыновления // Вестник Московского университета МВД России. – 2012. – № 6. – С. 24-27 (0,4 п.л.).

  3. Жиронкина Ю. Е. Проблемы защиты медицинской тайны в деятельности органов внутренних дел // Ученые записки Орловского государственного университета. Серия: гуманитарные и социальные науки. – 2012. – № 4(48). – С. 329-331 (0,2 п.л.).

  4. Жиронкина Ю. Е. К вопросу об адвокатской тайне // Адвокатская практика. – 2012. – № 5. – С. 39-41 (0,4 п.л.).

  5. Жиронкина Ю. Е., Барщевский М. Ю. Особенности развития и законодательного закрепления права на неприкосновенность частной жизни в Соединенных Штатах Америки // Вестник Московского университета МВД России. – 2013. – № 6. – С. 15-18 (0,3 / 0,25 п.л.).

В иных изданиях:

  1. Жиронкина Ю. Е. Понятие и содержание права на информацию и права на охрану тайны личной жизни // Материалы VIII Международной научной конференции «Образование, экономика, право в современном информационном обществе». М.: Московский университет им. С.Ю. Витте, 2012. ч. 2. С. 82-87 (0,3 п.л.).

  2. Жиронкина Ю. Е. Правовые основы защиты персональной информации // Сборник научных трудов по материалам Международной заочной научно-практической конференции «Вопросы образования и науки: теоретический и методический аспекты». Тамбов: ТРОО «Бизнес – Наука – Общество», 2012. ч. 7. С. 63-64 (0,1 п.л.).

  3. Жиронкина Ю. Е. К понятию «неприкосновенность частной (личной) жизни» // Наука и образование в жизни современного общества: сборник научных трудов по материалам Международной заочной научно-практической конференции 29 октября 2012 года: в 12 частях. Часть 5; Министерство образования и науки Российской Федерации. – Тамбов: Издательство ТРОО «Бизнес–Наука–Общество», 2012. ч. 5. С.52-53 (0,1 п.л.).

  4. Жиронкина Ю. Е. Право на информацию и право на тайну личной жизни по Конституции Российской Федерации: проблема соотношения // Материалы VI Всероссийской научно-практической конференции курсантов, слушателей, студентов, аспирантов и молодых ученых. М.: МосУ МВД России, 2012. С. 22-25 (0,1 п.л.).

  5. Жиронкина Ю. Е. О соблюдении врачебной тайны // Актуальные вопросы в научной работе и образовательной деятельности: сборник научных трудов по материалам Международной научно-практической конференции. Тамбов: ТРОО «Бизнес – Наука – Общество», 2013. ч. 4. С . 36-37 (0,1 п.л.).




1 Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации от 12 декабря 2012 г. // Российская газета. – 2012. – 13 декабря.


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница