Жанровое многообразие прозы А. Блока >10. 01. 01 русская литература




Скачать 326.69 Kb.
Дата07.03.2016
Размер326.69 Kb.
На правах рукописи

Бурукина Анна Фадеевна
Жанровое многообразие прозы А. Блока


10.01.01 – русская литература


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Астрахань – 2007


Работа выполнена на кафедре русской литературы ХХ века


Астраханского государственного университета

Научный руководитель: доктор филологических наук,

профессор Глинин Геннадий Григорьевич
Официальные оппоненты: доктор филологических наук,

доцент Егорова Ольга Геннадьевна;

кандидат филологических наук

Руденко Светлана Георгиевна

Ведущая организация: Волгоградский государственный университет

Защита состоится 12 ноября 2007 г. в 10.00 на заседании диссертационного совета КМ 212.009.04 в Астраханском государственном университете по адресу: 414056, г. Астрахань, ул. Татищева, 20 а, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Астраханского государственного университета.

Автореферат разослан 12 октября 2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат филологических наук,

доцент Л.В. Евдокимова



общая характеристика работы

Жанровое многообразие прозы А. Блока в современных научных исследованиях изучено не в полной мере. Выделение отдельных жанровых образований (статья, обзор, критический этюд, очерк-зарисовка) в творчестве поэта, которое эпизодически представлено в предшествующих работах, не сопровождается их комплексным анализом. Между тем вопрос о жанровом своеобразии прозаического наследия А. Блока на сегодняшний день один из наиболее проблемных. В то же время творчество писателя воссоздает культурную атмосферу эпохи, отражает субъективный авторский взгляд на литературную и социально-политическую ситуацию в России конца XIX – начала ХХ вв., дает представление об эволюции историко-литературного процесса. Многоуровневый анализ прозаических произведений А. Блока с точки зрения проблемы жанра демонстрирует продуктивность подхода, позволяющего сформировать динамическую концепцию творчества автора и существенно расширить представление о поэтике его текстов, что и обуславливает актуальность диссертационного исследования.



Научная новизна работы заключается в системном подходе к прозе Блока с точки зрения проблемы жанровой идентификации, в определении доминирующих черт поэтики А. Блока-прозаика, в выявлении особой роли авторского сознания в формировании жанровой структуры прозаических произведений поэта. Впервые предпринята попытка выделить жанровые признаки статьи (в многообразии ее разновидностей и модификаций), эссе, биографии, литературного портрета, этюда, миниатюры, фрагмента, исповеди и др. в прозе А. Блока.

Объектом исследования является проза А. Блока.

В качестве основного материала используются критические, биографические и публицистические произведения А. Блока, за границами исследования остаются дневники, записные книжки и письма поэта.



Предмет исследования – своеобразие прозы А. Блока с точки зрения проблемы жанровой идентификации.

Цель работы – установить закономерности, которые определяют поэтику прозы А. Блока, особенности жанровой структуры его произведений, различные формы авторского присутствия в текстах. Поставленная цель предполагает решение следующих задач:

  • исследовать проблемно-тематические доминанты прозы А.Блока, раскрыв авторскую концепцию литературного развития в результате системного анализа произведений разных жанровых форм;

  • выделить конститутивные свойства прозы поэта, обнаружить типологическое сходство мотивов и образов в его прозаическом наследии с основными тенденциями в символистской критики конца XIX – начала ХХ вв., раскрыв характер контекстного соотнесения;

  • выявить единство авторского сознания, определив его инвариантные черты в различных повествовательных ситуациях и установить соответствие между формами авторского присутствия и жанровыми моделями в прозе А. Блока;

  • определить критерии жанровой идентификации прозаических текстов поэта, составить классификацию жанров в прозе Блока.

Теоретико-методологическую основу диссертации составляют теория диалогизма и развития жанровых форм М. Бахтина, принципы жанровой истории Д. Лихачева и С. Аверинцева, понимание жанрового феномена как результата историко-литературной эволюции Ю. Тынянова, методика анализа публицистического текста Е. Почкай, И. Саморуковой, работы, посвященные изучению отдельных жанров художественно-документальной и критической прозы М. Андрониковой, В. Барахова,
Н. Бугриной, В. Гречнева, Л. Гроссмана, Б. Егорова, Г. Елизаветиной,
Г. Краснова, Е. Лимонова, Ю. Лотмана, Ю. Манна, В. Шкловского и др.

В работе мы также опираемся на исследования В. Орлова, Б. Соловьева, Д. Максимова, Л. Долгополова, П. Громова, М. Пьяных, Г. Глинина,


Д. Поцепни и других отечественных авторов, изучавших отдельные аспекты поэтики прозы А. Блока.

В диссертации использованы историко-типологический, структурный и интертекстуальный методы.



Теоретическая значимость проведенного исследования обусловлена разработкой принципов классификации жанровых форм в прозе А. Блока, внутривидовых модификаций жанра статьи, выявлением принципов повествования в прозе поэта, определением конститутивных особенностей поэтики произведений А. Блока с точки зрения проблемы жанровой идентификации.

Практическое значение диссертации состоит в возможности использования ее результатов в вузовских и школьных курсах по истории русской литературы конца XIX – начала ХХ вв., а также спецкурсах и спецсеминарах, посвященных теоретической проблеме жанра и творчеству
А. Блока.

На защиту выносятся следующие положения:



  1. Проза А. Блока является литературным феноменом, представляющим собой совокупность произведений различных жанров, связанных отношениями цикличности и проблемно-тематического единства.

  2. Такие идейно-художественные свойства прозы А. Блока, как лиризм, синтетичность, ассоциативность, фрагментарность, незавершенность, эскизность, субъективизм, эссеизм, поэтическая образность и другие рассматриваются в контексте художественных исканий символико-импрессионистической критики конца XIX – начла ХХ вв.

  3. Организующим началом структуры прозаических произведений А. Блока являются формы авторского присутствия в их взаимодействии с различными субъектами речи. В большинстве критических и биографических жанров доминирующее положение занимает эксплицитный автор, лирическое «я» поэта, тогда как в аналитических и публицистических текстах, как правило, преобладает «мы»-повествование и безличное повествование.

  4. Проза А. Блока поддается определенной жанровой классификации (проблемная, обзорная, юбилейная, теоретическая, критическая разновидности статьи, статья-манифест, статья-трактат, панегирик, эссе, критический этюд, лирическая рецензия, заметки, литературный портрет, этюд-миниатюра, путевой, биографический и новеллистический очерки, исповедь, автобиография, портрет-силуэт), в то же время «чистых» жанровых форм у А. Блока нет, их своеобразие определяется тем, что они совмещают в себе различные жанровые установки.

Апробация диссертации. Основные положения диссертации изложены в форме доклада на Всероссийской научной конференции «Проблемы интерпретации художественного произведения» (Астрахань, 2007 г.), а также отражены в трех публикациях, в том числе две работы опубликованы в журналах, включенных в перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертации на соискание ученой степени доктора и кандидата наук.

Структура диссертации обусловлена поставленными целью и задачами исследования. Работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы, насчитывающего 260 наименований.

Во введении сформулированы цель и задачи исследования, отмечается его актуальность и научная новизна, определяются объект, материал и предмет, указывается методологическая база, представлен обзорный анализ литературоведческих источников по проблеме жанра.

В первой главе «Проза А. Блока как феномен русской литературы начала ХХ века» выявляются проблемно-тематические доминанты прозы А. Блока в соотнесении со сквозными мотивами и лейтмотивными образами его поэзии, рассматриваются основные композиционные приемы в прозаических текстах поэта. Отдельный аспект исследования представляет характеристика художественных свойств прозаической системы А. Блока в контексте эстетических исканий в критике символистов рубежа веков. Подробно анализируется соотношение «своего» и «чужого» слова, рассматриваются различные модуляции авторского голоса, выделяются формы авторского присутствия.

Проза А. Блока как историко-литературный феномен характеризуется относительной монолитностью и целостностью, которая обусловлена, с одной стороны, ее тесной связью с поэтическим наследием автора, с другой – тенденцией к формированию тематических или проблемных циклов, организующих, в свою очередь, единство высшего порядка (с этой позиции можно говорить о своеобразной архитектонике прозаической системы поэта).

Издатели прозы А. Блока сталкиваются с проблемой расположения, классификации и разделения литературного материала. В частности, выделение тематических групп или циклов, с одной стороны, представляется достаточно продуктивным, поскольку отражает авторскую логику построения и соответствует нереализованному замыслу десятитомника, план которого в 1917 году обдумывал А. Блок, с другой стороны, членение прозаических произведений по циклам противоречит провозглашаемой поэтом идее пути, которую он признавал самым важным моментом своего творчества. Таким образом, вступают в противоречие тематический и хронологический принципы структурирования, производные от доминанты какого-то одного критерия.

Вместе с этим, вызывает сомнение представленная в исследовательских работах хронология прозаического творчества А. Блока, амплитуда которой колеблется в зависимости от выбранной точки отсчета – октябрьская революция 1917 года: на этом основании выделяют дооктябрьский (1903 – 1917 гг.) и послеоктябрьский (1917 – 1921 гг.) периоды. Однако подобный подход носит ярко выраженный политический и во многом формальный характер. Целесообразно рассматривать раннюю прозу А. Блока в контексте «трилогии вочеловечения», включая четвертый послеоктябрьский период; таким образом можно проследить эволюцию эстетических взглядов поэта: 1901 – 1904 гг.; 1904 – 1908 гг.; 1908 – 1917 гг.; 1917 – 1921 гг.

Круг тем и проблем, которые поднимает А. Блок в своих статьях, очерках, рецензиях, эссе и этюдах, перекликается и «согласуется» с его поэтическим творчеством. Темы Родины, поэта и поэзии, народа и интеллигенции, революции, стихии, культуры и цивилизации раскрываются одновременно, параллельно в целом ряде лирических, поэтических, драматических и прозаических текстах, образуя ассоциативно связанные цепочки, внутри которых динамика развития, варьирование образного ряда отражают идею пути как поэтическую доминанту творчества А. Блока.

Своеобразие прозы поэта обусловлено ее принадлежностью к импрессионистическому течению и ориентацией автора на эстетические открытия критики символистов, можно даже говорить о символистском импрессионизме А. Блока. Идея импрессионистов о неразрывности «формы и красок» находилась в непосредственной связи с постижениями тайны жизни, а теория тонов приобретала углубленное значение в символическом понимании слов «цвет», «свет» и «тень». Мысль, что «цвет и тень меняются от преломления лучей света» (К. Моклер), приводит к осознанию необходимости нового взгляда на вещи, причем опирается на индивидуальное видение, на внутренний опыт отдельного человека. Показательной в этом отношении представляется статья А. Блока «Краски и слова» (1905), где автор использует большое количество цветовых и эмоционально-оценочных эпитетов («словарь пестрый, выразительный и гармонический»), различные виды тропов, основанных на игре с цветовой семантикой («цветовая радуга»), особое место занимает развернутая метафора («сухие деревья» современной поэту критики, «которые бессильно приподнимают священную ткань неба…»).

Импрессионистское сочетание «я так вижу» одновременно акцентирует все три слова. Важен субъект – тот, кто воспринимает анализируемый текст (критик и читатель); функционально значимым представляется «так» – особенности личностного взгляда на мир, реализующегося в стиле статей, воссоздающих художественное произведение как целостность; особую роль играет визуальный («вижу») способ мировидения, связанный с мировоззренческими установками критика.

Особенностью импрессионистского мировидения А. Блока является опора на впечатление и настроение, возникающие при прочтении художественного текста. Примерами подобных импрессионистских и лирических «зарисовок» в прозе поэта могут служить литературные портреты «Судьба Аполлона Григорьева», «Рыцарь-монах», этюды «Памяти Августа Стринберга», «Памяти Врубеля» и очерки «Бальмонт», «Душа писателя».

Выделяя ряд признаков, сближающих прозаическое творчество
А. Блока с импрессионизмом: ассоциативность и эскизность, стилизация и ирония, фрагментарность и синэстетизм как доминирующие средства критического осмысления произведения – необходимо отметить, что «субъективность» и «индивидуальность» являются имманентными свойствами его критической прозы.

Отсюда многие структурные и стилевые особенности прозаических произведений Блока: диалогичность, контрастность, риторичность, образность, метафоричность и, шире, – тропеизация, стилевая многослойность, экспрессивность – обуславливают обращение поэта к таким приемам, как амплификация, со- противопоставление, повтор, трехчастное строение, стилизация, ирония, оксюморон, риторические вопросы и восклицания, которые являются способами выражения субъективного начала. Интимность и камерность, свойственные некоторым прозаическим текстам А. Блока, «приглашают» читателя внимательно-напряженно, не столько путем логических умозаключений, сколько инстинктом эстетически настроенных ощущений, следить за речью автора, соучаствовать в интерпретации литературного произведения.

Одна из особенностей прозы А. Блока – синтетизм, который проявляется на тематическом, образном (в стремлении воссоздать картину мира на основе звуковых, зрительных и осязательных ассоциаций), повествовательном (лейтмотивный способ организации как выражение лирического сознания) и жанровом (в формировании жанровой структуры текстов) уровнях.

В каждом из прозаических текстов А. Блока просматривается некоторое структурное единство: в первой части автор обозначает идею-инвариант и как иллюстрацию к ней воссоздает некий образ, ассоциирующийся с реальной действительностью, затем поэт воспроизводит свои впечатления – вариации, раскрывающие идею-инвариант, с тем, чтобы активизировать читательское восприятие, и в заключение переходит к новой наполненности первоначального образа, обогащенного впечатлениями критика и читателя. В то же время эссеистичность и этюдность как имманентные свойства прозы А. Блока основываются на доминировании принципов свободной композиции. Установка на мыслеобразную целостность влечет за собой парадигматический способ организации текста, согласно которому актуализируются вертикальные связи между частями текста, что свидетельствует о наличии инвариантного смысла. Среди формально отдаленных, прямо не связанных элементов выделяются объединенные общей идеей фрагменты. Логическая цепочка «ключевой образ – размышления-ассоциации – авторское восприятие», трехчастное строение и кольцевой принцип соответствуют структуре мифа.

Эссеистичность прозы А. Блока обуславливает и его ориентацию на живописность образа, получившую свое развитие в тяготении текстов поэта к жанровым признакам этюда, зарисовки, заметок на полях и др. «Этюд» предполагает незаверщшенность, мгновенность впечатления, он потом может стать элементом метажанрового образования. По этому принципу А. Блок создает свои статьи об отдельных авторах, литературные памятки и некрологи («Творчество Федора Сологуба», «Судьба Аполлона Григорьева», «Генрих Ибсен», «Рыцарь-монах» и некоторые другие).

Своеобразие прозаических произведений А. Блока – в их лиризме, который делает жесткую структуру текста более подвижной. Статьи, рецензии и очерки приобретают силой своего лиризма и особой образности не только отличительный «содержательно-стилевой», но и индивидуальный жанровый характер, тяготея к стиховой лирике.

При кажущейся, на первый взгляд, моносубъектной организации проза А. Блока, вне зависимости от жанровой принадлежности, характеризуется множественностью субъектов речи и субъектов сознания, кроме того, со- противопоставление различных точек зрения, позиций, голосов становится отличительной чертой его текстов. Обилие иноречевых включений отражает амбивалентность авторского сознания и сознания «героя», нацеливает на восприятие авторской позиции как гетерогенной целостности. В критических и публицистических текстах А. Блока одним из важных средств выражения авторской позиции становится прямая авторская характеристика. Группируя языковые элементы произведения вокруг тех или иных авторских характеристик, писатель акцентирует внимание на функционально-семантической зоне субъективности, раскрывающей коннотативные (дополнительные) смыслы в тексте.

Следующими способами проявления авторской позиции служат соотношение «своего» и «чужого» слова, корреляция заглавия публицистических произведений с их содержанием («Рыцарь-монах», «Девушка розовой калитки и муравьиный царь»), прием подмены денотата, подразумевающий ассоциативный переход от темы к теме, приемы затрудненного синтаксиса, насыщенная тропеическими средствами речь, обилие оксюморонных и антитетических сочетаний, обращение к «чужим» текстам. Все это делает язык автора насыщенным различного рода ассоциациями, формирует широкий культурно-исторический контекст, благодаря которому авторское слово приобретает статус всеобщности и доказуемости, воздействует на читателя во всем многообразии потенциальных значений.

Другой особенностью прозы А. Блока является ее тяготении к лексически и синтаксически выраженным смысловым повторам, которые вносят в статьи и очерки поэта элементы музыкальности, орнаментальности, словесного узора. Эти повторы, разнообразные и разнотипные по структуре, появляются в различных частях блоковской прозы, создавая в ней сложные семантические и ритмические вариации.

Проза А. Блока как литературный феномен характеризуется такими конститутивными свойствами, как субъективизм, лиризм, эссеистичность, мозаичность, ассоциативность, недосказанность, незавершенность, дискретность, генетически связанные с художественными открытиями критики символистов. Импрессионистские тенденции в русской критике конца XIX – начала XX века определяют стилевые и композиционные особенности критической прозы К. Бальмонта, И. Анненского, А. Блока, А. Белого, Д. Мережковского, Ю. Айхенвальда и др. Поэтика прозы А. Блока во многом ориентирована на эстетическую систему символистского импрессионизма.

Импрессионистская установка на воспроизведение непосредственного впечатления от объекта и субъективность оценки обуславливает обращение А. Блока к жанру эссе. Свободная композиция, ослабленность причинно-следственных связей, дедуктивный принцип построения критических произведений позволяют сделать вывод об эссеистичности как жанровой доминанте прозы А. Блока.

Во второй главе «Жанровая типология прозы А. Блока» представлена классификация жанровых форм художественно-критической, биографической и публицистической прозы поэта. Особое внимание уделяется синтетическим жанровым образованиям. В рамках проблемы жанра исследуется своеобразие авторской позиции и способы ее выражения в текстах. Предметом самостоятельного изучения становится соотношение документального и фиктивного в биографической прозе А. Блока. В работе акцентируется внимание на способах конструирования биографической модели в жизнеописании.

Проза А. Блока широка по тематическому охвату и жанровому диапазону. Жанровая система прозы поэта, обладая определенной целостностью, представлена тремя группами жанров: художественно-критическими (статья, эссе, рецензия, критический очерк, включая новеллистические очерки и этюды, очерк жизни и творчества и др.), мемуарно-биографическими (литературный портрет, биографический очерк, эссе, литературные воспоминания, автобиография и др.) и лирико-публицистическими (лирическая статья в ее многообразии жанровых разновидностей: политическая, философская, полемическая, обзорная, проблемная, юбилейная и др.).

Отличительным свойством жанровых форм в прозе А. Блока становится их синтетический характер. Взаимопроникновение жанров, наличие в границах одной жанровой структуры признаков нескольких жанров, жанровая модальность как сопряжение различных жанровых установок – все эти явления так или иначе формируют индивидуальные жанровые образования, которые в исследовательской литературе номинативно обозначают как гибридные формы.

Другая особенность прозы, затрудняющая создание обобщенной схемы ее жанрового состава, – лирическое начало, стихийное стремление к образному построению, которое становится доминантой, смещающей возможные жанровые границы. Тот факт, что многие прозаические тексты
А. Блока первоначально были рассчитаны на речевое воспроизведение (они были подготовлены в форме докладов, речей, лекций), обуславливает ряд структурных и стилевых особенностей, которые генетически связаны с приемами риторики.

Литературно-критические жанры отличаются от художественно-документальных, в первую очередь, той целью, которую ставит перед собой автор. В критическом эссе, критической статье или очерке жизни и творчества позиция критика предполагает акцентирование на анализе творческого пути художника, на выявлении законов его творческой эволюции и т.д. В художественно-документальных жанрах автор занимает позицию очевидца, а элементы анализа или, точнее, оценки творческого наследия художника носят факультативный характер и подчинены основной задаче – созданию целостного облика портретируемого.

В наследии А. Блока сохранилось свыше пятидесяти произведений, которые представляют собой разновидности жанра статьи. А. Блок писал о многих крупных мастерах слова XIX века: Л. Толстом, А. Пушкине,
М. Лермонтове, Н. Гоголе, Ф. Достоевском, А. Чехове, а также о своих современниках: К. Бальмонте, Г. Ибсене, А. Стринберге, Ф. Сологубе, А. Белом, Д. Мережковском, Вяч. Иванове и др.

Наиболее продуктивной жанровой моделью в критической прозе


А. Блока является статья, которая представлена несколькими жанровыми разновидностями. Прежде всего, можно выделить обзорную статью, к разряду которой относятся такие произведения поэта, как «О лирике», «О реалистах», «Литературные итоги 1907 года», «О списке русских авторов», «О критике», «О театре», «О драме» и др. Обзорная статья может ретроспективно освещать литературные события, привлекая внимание к проблеме, объединять различные точки зрения («О списке русских авторов» (1919)).

Ярким примером обзорной статьи служит произведение А. Блока «О лирике» (1907), в котором критик систематизирует разрозненные факты литературной жизни, раскрывающие авторское представление о состоянии современной лирики; они объединены единством темы, хронологическими рамками и общей идеей. Текст строится как развернутая система доказательств, раскрывающая идею, в символико-аллегорической форме высказанную в начале статьи.

Композиционно текст разбит на отдельные пронумерованные (первая, вторая и седьмая) и озаглавленные (третья, четвертая, пятая и шестая) главки, что соответствует трехчастному строению статьи (вступление, основная часть и заключение). Неозаглавленные главки вступления носят характер развернутого обобщающего умозаключения, а главки основной части, условно обозначенные нами как «критические» («Бальмонт. «Жар-Птица», «Бунин. Стихотворения, том третий», «Сергей Городецкий. «Перун», «Сергей Соловьев. «Цветы и ладан»), представляют собой критический анализ вынесенных в заглавие лирических произведений. В заключительной главке приведен обзор журнальных и книжных новинок авторов.

Таким образом, основной принцип, лежащий в основе его построения, – последовательная реализация сюжетно-композиционной схемы: идея-инвариант – идея-вариант – варианты – примеры, восходящая к парадигматике эссеистического жанра. Следуя этой диалектической логике – тезис (вступительная часть) – антитезис (основная часть) – синтез (заключение), А. Блок нанизывает ряд однородных конструкций, таким образом иллюстрируя общую идею, вынесенную в сильную позицию текста – в его начало, в начало каждой главки, в начало абзаца. В качестве идей-вариантов выступает ряд тезисов, изложенных в виде поэтических формул: «Лирик ничего не дает людям», «Лирик «нищ и светел», «Лирика есть лирика, и поэт есть поэт».

Организующим началом структуры критических текстов поэта становится образ автора и его интенции, обращенные к осмыслению современной поэзии.

Наличие конкретной темы сочетается у А. Блока, как в большинстве обзорных статей, с характерной типологической моделью заглавия («О лирике», «О реалистах», «О театре» и др.). Примечательно, что эта продуктивная для данной жанровой структуры модель коррелирует с подзаголовками главок, которые, в отличие от своих жанровых прототипов, являются своеобразной конкретизацией и персонификацией общей идеи, вынесенной в заглавие. Таким образом, тема творчества, истинного художника, признания его роли в обществе, которая изначально носила абстрактно-философский характер, воспринимается как частная, предметно очерченная (отсюда активное привлечение цитат из творческого наследия анализируемых поэтов).

Другим примером обзорной статьи является статья «О реалистах» (1907). Критическая полемика вокруг имени М. Горького служит для
А. Блока своеобразным толчком к рассуждениям о реалистическом течении в современной ему русской литературе, в частности, его внимание сосредоточено на обзоре произведений молодых писателей, входивших в объединение «Знание».

А. Блок аналитически разграничивает такие смежные литературные явления, как реализм и натурализм. В то же время интерес к вопросам формальной организации текста и изучению словесного материала, созданию интерпретационного ряда, который отличает работы большинства критиков-символистов, для А. Блока становится второстепенным и факультативным, на передний план выступают эстетические критерии.

Статью А. Блока отличает обильное цитирование и пересказ критических источников (приводятся фрагменты рецензий и статей Д. Мережковского, В. Розанова, А. Белого, Д. Философова) и художественных произведений (А. Пушкина, М. Горького, Л. Андреева и др.), что обусловлено ее жанровой разновидностью, позволяет выйти за границы узколитературных споров.

«О реалистах» А. Блока ориентировано на воспроизведение жанровых признаков философской статьи, среди которых доминирующим является аналитическая схема, основанная на индуктивном принципе – от частного к общему: от критической оценки творчества М. Горького, Л. Андреева, Скитальца, А. Серафимовича и других «знаньевцев» к экзистенциальным размышлением о «громадной тоске», «страдании современной души», о «безверии пустынной души».

«О лирике», «Литературные итоги 1907 года», «О реалистах» представляют собой пример полемической статьи, жанровыми доминантами которой выступают, с одной стороны, стремление к обоснованию собственно-авторской позиции и опровержение позиции оппонента (в данном случае Д. Философова, А. Белого, Д. Мережковского), с другой –поставленные задачи определяют логическую структуру статей, ориентированную на создание ситуации диалога, которая формируется на основе доказательного рассуждения, включающего в себя аргументацию в пользу главного тезиса автора публикации и опровержение рассуждений, содержащихся в выступлении оппонента.

Следующей продуктивной жанровой разновидностью статьи в критической прозе А. Блока является проблемная статья («Творчество Вячеслава Иванова», «Безвременье», «Без божества, без вдохновенья»), представляющая собой развернутую, четко сформулированную, хорошо аргументированную авторскую концепцию, раскрывающую эстетические взгляды поэта на проблему взаимодействия художника и толпы, раскола народа и интеллигенции, соотношения стихии, лирического начала и культуры. Основные особенности разработки концепции в проблемных статьях А. Блока – цикличность, системность, комплексность, дискуссионность, привлечение широкого дополнительного материала.

В качестве самостоятельной видовой формы можно выделить теоретическую статью, которая в творчестве А. Блока представлена текстом «О современном состоянии русского символизма» (1910). В структуре этого жанра преобладает осмысление самой теоретической проблемы (общеэстетической, литературно-критической), в текст включены и программные декларации, и эстетические трактаты, и статьи-предисловия. Можно говорить о совмещении в тексте А. Блока двух жанровых разновидностей теоретической статьи – статьи-трактата и статьи-манифеста.

К литературно-критическому манифесту следует отнести те жанровые образования, в которых ставится задача определения перспектив развития литературы и критики. В статье-манифесте А. Блока доминирует прогностический, даже пророческий пафос «гадания на будущее», в ней автор в метафорической форме говорит о переломном кризисном этапе в истории русского символизма. В то же время в произведении поэта, как и в статье-трактате, представлено теоретическое обобщение уже свершившегося, подведены некоторые итоги развития русского символизма.

Между тем такие отличительные особенности блоковской статьи, как синэстетическая метафоричность и суггестивная образность, разветвленная система ассоциативных связей, явно выраженное лирическое начало, отсутствие обширной, развернутой философской, публицистической, историко-литературной аргументации, отказ от рационалистичности, свидетельствуют о трансформации жанра теоретической статьи.

Еще одной разновидностью жанра статьи в критической прозе


А. Блока является модифицированная юбилейная статья («Солнце над Россией» (1908)), которая по своим жанровым характеристикам близка к литературному портрету, с одной стороны, к этюду – с другой, и, наконец, к панегирику.

Особый интерес с точки зрения проблемы жанровой идентификации представляет эссе А. Блока «Катилина» (1919). В исследовательской литературе не сложилось единого представления о жанровой природе этого произведения, которое именуют или статьей, или очерком.

Жанрообразующие признаки эссе, такие, как «направленность слова на самого говорящего», парадоксальность эссеистического мышления (со- противопоставление общепризнанной оценки (филологами) личности Катилины и «справедливой оценки»), амбивалентность, «синтетичность» самого образа Катилины, смешение разных типов суждения (субъект высказывания оказывается в числе его объектов), свободная композиция, построенная на ассоциативной логике («Любой парадокс в эссе сломан» –
М. Эпштейн), произвольность течения мысли с возвратом к уже сказанному (образ Христа, к которому возвращается автор в различных вариациях), наконец, «многожанровость» характеризуют структуру текста А. Блока «Катилина».

Синтетическая природа эссе, нередко определяемая как «интегральная словесность» (М. Эпштейн), диктует особую форму «реагирования» на включение элементов других жанров. Можно говорить применительно к эссе «Катилина» о признаках жанров статьи, критической рецензии, биографии, исторической хроники, философского фрагмента, параболы-парадокса (подзаголовок «Страница из истории мировой Революции» – курсив мой – А.Б.). В качестве жанровых составляющих в тексте функционируют пословицы, поговорки, воспоминания, комментарий к сочинениям других авторов, афористическое обобщение.

Своеобразие эссеистического жанра «Катилины» А. Блока состоит в том, что «я» здесь берется не как непрерывная, целиком вмещенная в повествование тема, а как некая фрагментарная сущность: не случайно принципы дискретности и монтажа становятся основополагающими в построения текста. «Первое лицо» может отсутствовать (в первых трех частях, например): «я» не является темой, подобной всем остальным, «оно не может быть охвачено как целое именно потому, что само все охватывает и приобщает к себе»1. Формальный отказ от «я»-повествования и установка на его условную и относительную объективность и документальность в первых трех главках позволяет рассматривать авторский голос, проявляющийся в отборе и расположении материала, как своеобразную призму, сквозь которою изложение фактов предстает в функции автокомментария.

Одним из продуктивных жанровых образований в прозе А. Блока является критическая статья, синтезирующая признаки смежных и родственных жанров: критического этюда («Творчество Федора Сологуба»), рецензии («Пламень»), рецензии и обозрения («Противоречия»), рецензии на критическую работу («Педант о поэте»), заметок («Душа писателя»), литературного портрета («Мережковский») и др.

А. Блок оставил большое количество рецензий, которые являются откликом на произведения как уже известных авторов, так и начинающих: А. Белый, В. Брюсов, А. Ягодин, И. Анненский, А. Зарин, В. Сиповский,
Д. Мережковский, Л. Андреев, М. Пришвин, С. Городецкий и др. Среди рецензируемых произведений – книги разных жанров: художественные, критические, автобиографические, исторические, историко-биографические, причем явно прослеживается приоритетный интерес к произведениям художественно-документальным. Есть немногочисленные рецензии на зарубежные произведения (Г. Ибсен, Э. По, Э. Верхарн, ). Отдельную группу составляют театральные рецензии («Пеллеас и Мелизанда»).

Своеобразие рецензий А. Блока – в их лиризме. Критик может уделить внимание не всему сюжету или композиции, а выделить лишь один – но наиболее значимый, по его мнению, эпизод, отметить одного (подчас второстепенного) персонажа или остановиться на одной только фразе, раскрывающей глубинную суть произведения. Вследствие этих особенностей рецензии А. Блока лишаются строгой композиции, могут быть или конспективно-сжатыми, или развернутыми, или даже составлять часть более объемного произведения. Некоторые рецензии содержат мемуарные фрагменты, как, например, отзывы о книгах В. Брюсова и Д. Мережковского.

Многие рецензии тяготеют к жанру эссе. Они входят составной частью в лирический очерк, посвященный какой-либо нравственно-психологической или религиозно-философской проблеме, и имеют обобщенные заглавия («Противоречия»). Рецензии А. Блока можно рассматривать как комментарий к его собственному творчеству, когда он пишет о книгах, тематически или в жанровом отношении близких его произведениям. Ряд обзорных статей А. Блока («О лирике», «О драме») также включает рецензию в качестве фрагмента.

Эскизность и этюдность некоторых критических работ А. Блока позволяют соотнести их с такими маргинальными жанровыми формами, как фрагмент и миниатюра. Так, произведение «Вечера «искусств», посвященное «реформированному представлению «Вечер северной свирели», совмещает признаки двух архитекстуальных источников. С одной стороны, прослеживается ориентация на жанровую модель миниатюры, со свойственными ей импрессионистической передачей художественного впечатления и интересом к единичному и конкретному; принципом индуктивного психологизма, заключающимся в переосмыслении обыденного факта, частной детали повседневной жизни, доведении их до эстетических категорий. С другой стороны, некоторая незаконченность и предварительность позволяют рассматривать данное произведения в жанровых рамках фрагмента.

В критическом наследии А. Блока можно выделить ряд текстов, которые в жанровом отношении представляют собой явления, близкие к художественной прозе («Сказка о той, которая не поймет ее», «Дневник женщины, которую никто не любил», «Девушка розовой калитки и муравьиный царь»).

Ярко выраженное повествовательное начало, наличие элементов событийного сюжета, намеченного пунктиром («Сказка о той, которая не поймет ее»), включение в текст диалогов («Дневник женщины, которую никто не любил»), описание портрета, пейзажа и интерьера («Девушка розовой калитки и муравьиный царь»), актуализация автобиографической схемы (мотив личной встречи в «Дневнике женщины…», стилизованное повествование от первого лица в «Девушке розовой калитки…») – особенности, определяющие жанровое своеобразие новеллистического очерка.

Общие свойства биографической прозы А. Блока, к которым относятся, прежде всего, авторская субъективность, установка на достоверность, эстетическая непреднамеренность (принципиальная незавершенность текста, возможность его дополнить какими-то новыми фактами), фермент недостоверности (наличие неточностей, элементов вымысла, обусловленные авторским видением изображаемого), дифференцируются в литературно-критических (критическое эссе, критический очерк, критическая статья, очерк жизни и творчества) и художественно-документальных жанрах (биография, автобиография, литературные воспоминания, литературный портрет). В то же время ведущее положение личности автора, как одного из основных жанрообразующих факторов, обеспечивает неустойчивость жанровых границ отдельных форм внутри биографической литературы.

Переходным явлением, находящимся на стыке художественно-критической (очерк жизни и творчества) и художественно-документальной (биография) литературы, представляется «Судьба Аполлона Григорьева». Объединение в тексте А. Блока двух интенций (художественно-условной и биографической) соотносимо с оксюморонным сочетанием самой жанровой номинации – жизнеописание, обращенного к уже завершившейся жизни на основе документальных свидетельств других лиц.

В произведении А. Блока на жизнь биографического персонажа как бы накладывается некая «сетка», определяющая порядок изложения и принцип отбора событий; тем самым для биографии изложение событий в хронологической последовательность и становится фикцией, поскольку это всего лишь один из вариантов такой «сетки», модель сознания, конституирующая биографию. Поэт намеренно останавливается на определенных переломных, по его мнению, биографических эпизодах: детство (вторая главка), бегство в Петербург (третья главка), приезд в Москву.

Жанровое своеобразие «Судьбы Аполлона Григорьева» обусловлено прежде всего предметом художественного изображения, «степенью правдивости» отражения действительности или вариантом авторской оценочности, а не типом внутренней организации текста. Установка на достоверность и документальность является жанровой доминантой, которую автор декларирует в тексте: «Вот те скудные воспоминания и письма, рассказы и анекдоты, которые я собрал, стараясь как мог меньше прибавлять от себя; ибо я хотел рассказать правдиво (Курсив мой. – А.Б.) собственно о судьбе этого человека, о внутреннем пути Аполлона Григорьева» (5, С. 512). Этой установкой продиктовано стремление А. Блока, которое он активно демонстрирует, к обращению к «первоисточникам» – лирическим стихотворениям, статьям и письмам Григорьева, свидетельствам и воспоминаниям близких ему людей (М. Погодина, А. Фета, Н. Страхова и др.).

Биографическое начало в «Судьбе Аполлона Григорьева» – это своего рода программа по конструированию единства жизни на протяжении некоторого времени. Извне кажется, что это единство создается причинно-следственной цепочкой событий, но на самом деле структурирующая роль принадлежит неким общим сквозным мотивам (мотив судьбы, мотив борьбы), темам (например, тема любви к Родине), схемам (становления личности), благодаря которым в очерке жизни и творчества воссоздается и начинает функционировать особое «жизненное поле», «пейзаж души», «государство души».

Создавая противоречивый, неоднозначный образ Аполлона Григорьева, А. Блок отказывается от его идеализации, от агиографической традиции, сложившейся в русской литературе и литературной критике, определяющейся стремлением к канонизации художника после его смерти. Существенным признаком очерка А. Блока можно назвать тягу к парадоксальности, что определяется стремлением поэта воссоздать амбивалентный образ биографического персонажа. Противоречие как особый способ выражать свои мысли становится основным логическим принципом у А. Блока. Парадоксальность суждений определяет композиционную структуру произведения, которая строится в соответствии с техникой монтажа, связанной со спонтанностью художественной рефлексии. Само же повествование состоит из отдельных микросюжетов, разнообразных вставок, отступлений, внешним выражением подобного «разрозненного повествования», похожего на «киноленту воспоминаний», становится «покадровая разбивка», смена картин в соответствии с движением мысли повествователя, нередко структурно и графически обозначенное. Образ героя соединяяет в себе черты индивидуальной личности, которая становится объектом воссоздания и изображения А. Блока, и обобщенной концепции мира художника.

Особую роль в композиционной структуре очерка «Судьба Аполлона Григорьева» играют внесюжетные элементы: лирические и авторские отступления, обращения к читателю, пояснения, ремарки, а также вставные конструкции (вставки документального характера, заметки, реконструкции снов, истории о второстепенных персонажах).

Сложность в определении жанроразличительных признаков другого произведения Блока – «Рыцаря-монаха» – связана с аморфностью и интегрированностью самой его структуры, которая мотивирована взаимодействием нескольких жанровых моделей – литературных воспоминаний, литературного портрета и философского эссе.

Моменты автобиографии, переплетающиеся с приемами создания образа портретируемого – В. Соловьева, сочетаются с общими установками аналитического жанра. Широко привлекается дополнительный материал (упоминание статей А. Белого, Е. Трубецкого, самого В. Соловьева), позволяющий противопоставить восприятие личности В. Соловьева современниками авторскому восприятию, а интерпретацию его учения А. Блоком поднять на высокий уровень теоретического обобщения.

А. Блок обращается к приемам мифотворчества, с помощью которых формируется авторское мифологизированное восприятие личности портретируемого. Чертами сказочного, легендарного рыцаря наделяет А. Блок образ В. Соловьева, целый комплекс фольклорных мотивов (чудесного происхождения, борьбы с драконом, освобождения пленной Царевны-Мировой Души) создает атмосферу мистической тайны и загадки, в контексте которой образ поэта ассоциируется с «колдуном, ведуном, чародеем» и накладывается на миф о Персее и Андромеде. Отождествление личности В. Соловьева с монахом и рыцарем соответствует парадигматике мифа, воспроизводящего цикл: рождение – смерть – возрождение. Ассоциативный фон проводимой автором параллели (рыцарь / поэт) раскрывается в сопоставлении пересказа сюжета поэмы В. Соловьева «Три свидания» со средневековой надписью на гробнице.

А. Блок создал ряд произведений, жанровую принадлежность которых можно определить как биографический очерк («Дитя Гоголя», «Михаил Александрович Бакунин», «Генрик Ибсен», «От Ибсена к Стринбергу» и др.).

Показательным в жанровым отношении является текст «Дитя Гоголя», который совмещает факультативные признаки биографического очерка (прямое описание и лирический монтаж действительности) и этюда. В очерке-этюде лишь контурно обозначены какие-то общие черты характера Гоголя. В соответствии с особенностями сюжетно-композиционной организации текста можно определить его жанровую принадлежность как портрет-силуэт. «Дитя Гоголя» отличается некоторой эскизностью, структурообразующими принципами в нем становятся принципы монтажа и калейдоскопа.

Отельную группу в мемуарно-биографической прозе А. Блока составляют тексты «на память», представляющие собой отклик на смерть современника («Памяти В.Ф. Коммиссаржевской», «Памяти Врубеля», «Памяти Августа Стринберга», «Памяти Леонида Андреева»). Смерть человека в каждом из текстов является основным конструирующим фактором.

Особый интерес представляет «Исповедь язычника» с подзаголовком «Моя исповедь». С одной стороны, структурообразующим началом становится личность художника, его автобиография. Отсюда факультативные признаки жанра (ретроспективный ракурс изображения, мотивированный воспоминаниями о детстве (достаточно большая дистанция между временем рассказа и событийным временем); значительная временная протяженность, фигура автобиографического героя, вмонтированная в повествовательную структуру; наличие сюжетных элементов, составляющих более или менее хронологическую последовательность) образуют жанровую парадигму автобиографии.

С другой стороны, ряд признаков, характеризующих особенности создания образа автобиографического героя, позволяет сделать вывод о типологическом сходстве произведения с исповедальной литературой. Речь, прежде всего, идет о таких свойствах художественного текста как интроспективность в изображении внутреннего мира автора-персонажа, раздвоенность его сознания, разнообразие приемов психологизма, актуализация концепта страдания, приобретающего черты экзистенциального лейтмотива.

Таким образом, биографические произведения А. Блока, являясь синтетическим жанровым образованием, аккумулирующим признаки различных жанровых вариаций, в какой-то степени продуцирует жанровые признаки автобиографии.

Публицистика Блока носит ярко выраженный лирический характер. Образ автора образует центр публицистического высказывания и становится своего рода организующим компонентом повествовательной структуры: автор как повествовательная инстанция выполняет моделирующую функцию.

Одна из отличительных особенностей публицистической прозы Блока, которая отмечалась выше, связана с синтетической природой жанровых образований и может быть обозначена как эссеистичность: большинство жанровых моделей в публицистике поэта продуцирует, наряду с ориентацией на аналитическую форму, жанровые признаки эссе.

Наиболее продуктивным жанром в публицистике Блока является жанр проблемной статьи, к которому в той или иной степени тяготеют «Народ и революция», «Интеллигенция и революция», «Стихия и культура», «Горький о Мессине», «Крушение гуманизма», «Три вопроса», «Вопросы, вопросы, вопросы» и др.

Статья «Интеллигенция и революция» формально начинается с тезиса, в котором содержится основная мысль, положение, истинность которого требуется доказать в основной части: «Россия гибнет», «России больше нет», «вечная память России» (6, С. 9). Однако аргументы, которые приводит автор статьи, опровергают данное утверждение. А. Блок строит статью на диалогическом столкновении «чужого слова», которое выражает точку зрения определенной части интеллигенции, и «своего» – авторского, лирически окрашенного. Обращаясь к приему амплификации, поэт нанизывает цепочку литературных ассоциаций и организует текст по музыкальному принципу крещендо, кульминационной точкой которого служит афоризм («Россия – буря»). Однако диалогичность приведенного фрагмента не исчерпывается указанной оппозицией «своего» и «чужого» слова: авторский голос расслаивается во временном потоке – на «я» в прошлом и «я» в настоящем. Прием ретроспективного взгляда на себя со стороны позволяет автору дистанцироваться от собственных «мыслей и предчувствий» и увидеть изменения, произошедшие не только в его сознании, но и в России в целом.

В публицистике Блока отельное место занимает цикл путевых очерков «Молнии искусств». В книге совмещаются два принципа циклизации: хронологический или кумулятивный (когда за основу берется сюжетное развитие, не обязательно, впрочем, строго последовательное) и тематический (тема культуры и цивилизации, заявленная в предисловии, в контексте которой каждый очерк может рассматриваться как иллюстрация-зарисовка к основному тезису). Поэт во вступительной части предпринимает попытку определить жанровое своеобразие произведения, которое некоторым образом соотносимы с авторской жанровой номинацией «записки», актуализируя мотивы непреднамеренности, эскизности, незавершенности. Пространственные перемещения автора-повествователя позволяют воссоздать широкую панораму современной ему культуры и выразить авторское отношение к той сфере действительности, которая оказалась в центре внимания. Использованный автором очерковый стиль допускает введение в повествование большого количества персонажей, число которых не ограничивалось строгими сюжетными рамками, и позволяет автобиографическому герою в свободной форме излагать первоначальные впечатления от увиденного, включать в произведение и рассказы разных людей, услышанные во время путешествия, и собственные размышления обобщающего характера. Описание в главках этого типа наполнено точными фактами, архитектурными наблюдениями и названиями, различными цитатами.

Музыкальность текста усиливается графическим делением на абзацы, напоминающим деление на строфы, повтором отдельных фрагментов, слов, образов, синтаксических конструкций, лейтмотивным движением сюжета, который можно обозначить как лирический. Музыкальная организация статьи обусловлена развитием двух главных тем – музыки и революции, которые объединяются в финальной строке, которая представляет собой императивный призыв

В заключении формулируются основные выводы:


  1. Многообразие жанровых форм в прозе А. Блока представлено тремя тематическими группами: критическая проза, мемуарно-биографическая проза и лирическая публицистика.

  2. Синтетическая природа жанровых образований в прозе поэта, основанная на сопряжении различных жанровых установок, во многом определяет взаимодействие лирического начала и дискурсивного мышления, соотношение установки на достоверность и художественного вымысла, повествовательного и ассоциативного принципов организации лирического сюжета.

  3. Поэтическая образность, лиризм и метафоричность обуславливают нечеткость жанровых границ и эссеистичность как основу жанровой модальности.

Основное содержание диссертации

отражено в следующих публикациях:


  1. Бурукина, А.Ф. Проблема народа и интеллигенции в прозе А. Блока 1900-х гг. / А.Ф. Бурукина // Южно-Российский вестник геологии, географии и глобальной энергии – 2006 - №6(19). – С. 144-148. (0,3 п.л.)

  2. Бурукина, А.Ф. Тема старообрядчества и сектантства в ранней прозе А. Блока / А.Ф. Бурукина // Проблема интерпретации художественного произведения: материалы Всероссийской научной конференции, посвященной 90-летию со дня рождения Н.С. Травушкина, 27-28 августа 2007 г. / АГУ; сост.: М.Ю. Звягина, И.В. Иванова; вст. ст. И.В. Колесовой. – Астрахань: Издательский дом «Астраханский университет», 2007. – С. 139-143. (0,3 п.л.)

  3. Бурукина, А.Ф. Формы авторского присутствия в прозе А. Блока / А.Ф. Бурукина // Гуманитарные исследования : журнал гуманитарных и прикладных исследований. – 2007 - №4(24). – С. 56-62. (0,4 п.л.)

Научное издание
Бурукина Анна Фадеевна
Жанровое многообразие прозы А. Блока

10.01.01 – русская литература


Автореферат диссертации на соискание

ученой степени кандидата филологических наук




1 Эпштейн М. .Парадоксы новизны. – М.: «Советский писатель», 1988. – С. 339.


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница