Истребление и растворение среди других этносов могло ожидать и племена, о которых пойдёт речь ниже. Племена эти саук и фокс




страница1/11
Дата07.07.2016
Размер1.98 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
ПРЕДИСЛОВИЕ

Абенаки, беотуки, вампаноаги, гуроны, могикане, маскутен, мишигамеа, наррагансеты, ниписсинг, пассамакводи, пекоты, петуны, пианкашо, эри… - такова лишь часть списка лесных индейских племён, о которых кто-то из нас что-то слышал или читал, о некоторых же остались одни лишь названия. Большинство из них вымерли, теснимые цивилизацией белых, а подчас и другими индейскими общностями. Какая-то часть, в лице кучки отдельных представителей, разбавленных «полукровками», существует и по сию пору.

Истребление и растворение среди других этносов могло ожидать и племена, о которых пойдёт речь ниже. Племена эти – саук и фокс. Исторические судьбы благоволили им, и за героическими страницами прошлого не последовало полное уничтожение. Более того, нынешним саук и фокс есть чем гордиться – ведь история их племени осталась не только в реляциях европейских чиновников Нового времени, но и отразилась в американской литературе – на страницах «Жизни Чёрного Ястреба».

Автобиография выдержала у себя на родине, в США, уже не одно издание и пользуется спросом до сих пор. Будут ли интересны мемуары российскому читателю – судить ему самому. Смеем всё же надеяться, что ряд моментов, отражённых в повествовании, вызовет интерес у любителей истории, даже несмотря на пространственную и временную отдалённость приводимых событий.

К таковым моментам относится, например, война 1812 года, разворачивавшаяся … нет, не на просторах России, а на Американском востоке. Кроме одновременности событий, обе войны были «Отечественными», а в боевых действиях принимали участие «инородцы» (башкиры и калмыки при русских войсках против французов; индейские племена как при англичанах, так и при американцах).

Ещё одним, сквозным, моментом мемуаров индейского вождя, близким, как ни парадоксально, рядовому россиянину, являются «огораживания». Безграмотное аборигенное население разменивало на гроши миллионы гектаров своей земли. Уровень правовой грамотности у многих из нас, россиян, не многим выше таковой у индейца XIX века, не понимавшего, что за бумагу он подписывает, и к каким последствиям это приведёт. Оставшаяся же часть российского населения, напротив, за отсутствием правовой культуры и элементарных норм морали ведёт себя подобно дельцам-пройдохам на диком американском фронтире.

Примечательно упоминание старым вождём дорожной сети США, в том числе и железной дороги Балтимор-Огайо.

Ну и, конечно же, любознательному человеку интересно будет соприкоснуться с увлекательной и насыщенной событиями историей племён саук и фокс (мескуаки), существующих в США, в количестве нескольких тысяч человек, и поныне. Этому, помимо собственно автобиографии, поспособствует вступительный историко-этнографический очерк.

В воспоминаниях военного вождя мы встретим фигуры побывавших в разные годы в президентском кресле Эндрю Джексона, Уильяма Генри Гаррисона и Зэкери Тейлора, а также будущего главу Конфедерации южан Джефферсона Дэвиса. Небезынтересно будет отметить, что в Войне Чёрного Ястреба принимал участие (хоть и не боевое) будущий глава северян - молодой тогда ещё Авраам Линкольн.

В процессе работы над биографией возникли определённые трудности, связанные с корректной передачей индейских наименований, в связи с чем к ряду имён собственных и некоторых терминов в сносках прилагается их написание из англоязычного издания. Автор заранее приносит извинения за возможные неточности и отсылает читателя к первоисточнику на английском языке. Желающим ознакомиться с иной версией перевода советуем последовать на сайт «Месоамерика»1.

Текст перевода, по мере возможности, был обогащён иллюстрациями. Как правило, это фотографии, изображения индейцев в исполнении художников XIX века, зарисовки из журналов и газет того времени.

ИСТОРИКО-ЭТНОГРАФИЧЕСКИЙ ОЧЕРК


Племя саук, или сауков (the Sauks, Sacs), относится к алгонкинской семье народов. Наименование проистекает из языка племени - осакивук (Osakiwuk) или асакиваки (Asakiwaki), и означает «люди у стока», так как долгое время саук обитали на полуострове Мичиган, в бухте Сагино (Saginaw Bay), при слиянии рек Флинт и Сагино1. Окружавшие племена называли сауков по-разному: хотинестакон (онондага), осауги (оджибве), кватокеронон или сатоероннон (гуроны), заке (дакота), заги (виннебаго).

Мескуаки (the Mesquakie), или фоксы (the Fox). Хотя исторически указанное племя принято именовать фоксы, истинное самоназвание его - мескуаки, что значит «люди красной земли». Дело в том, что французские первопроходцы ошибочно приняли название одного из кланов (вагош (Wagosh) – клан лисы), за название всего племени, соответственно, прозвали этих индейцев "Renard" (фр. лисица). Англичане и американцы скопировали в свой язык эту ошибку и по сей день называют племя фоксами. Окружавшие племена употребляли к фоксам следующие названия: оутагами или одугамиг – «люди с другого берега» (оджибве), бешдеке (дакота), скенчиу (ирокезы), скенчиоронон (гуроны), мешквакита (шауни), васереке (виннебаго), вакушег (потаватоми).

Саук и мескуаки наиболее близки таким племенам, как кикапу, маскутен и шауни.



Экономика, хозяйство. У сауков и фоксов традиции и быт лесных индейцев дополнялись устоями жизни номадов прерий. Важным фактором, определявшим их хозяйственную жизнь, являлась и торговля с белыми.

Саук и мескуаки, в отличие от многих окружавших племён, жили довольно большими селениями (пример тому – деревня Саукенук). Жилища же их по типу были сходны с таковыми у других племён данного региона (длинные дома с несколькими очагами, ок. 20 м длиной, а также хижины-вигвамы). Индейцы объединённого племени существовали в основном за счёт земледелия, большую часть их диеты составляли блюда из кукурузы, бобов, кабачков, тыквы. Выращивали табак. Летом на полях племени хозяйствовали женщины, хлопотавшие преимущественно над кукурузой. Пользовались популярностью и плодовые культуры – сауки в саду на Рок-Айленде выращивали ягоды и орехи, различные сорта яблок и слив. Дикий рис, в отличие от чиппева и, например, меномини, саук и мескуаки собирали в меньших количествах.

Поздним летом - осенью заготавливали в закрома урожай кукурузы и прочую провизию. Затем часть деревни занималась ловлей рыбы и плетением циновок; женщины и старики отправлялись в свинцовые рудники; мужчины же устраивали большие коллективные охоты на бизона, что обеспечивало племя мясом на зиму. Бизоньей охоте поспособствовал факт приобретения лошадей где-то в 1760-е годы. В начале XIX века саук и фокс проводили лошадиные бега; лошади выступали ставкой во время игры лакросс. Осенью, помимо охоты, отряды мужчин, особенно юноши, вступали в стычки с враждебными племенами (сиу и т.д.).

По истечении около 40 дней все трудовые партии возвращались в деревню, сообща распределялись добытые блага, проводились празднества и развлечения (упомянутые лошадиные бега, игра в мяч).

Поздней осенью индейцы с прибывавшими к ним белыми торговцами обсуждали цены на пушнину. Торговцы зачастую давали товары (ружья, порох и т.д.) в долг – до грядущей весны, когда индейцы расплачивались добытыми мехами.

Зимой саук и фокс покидали деревню и, разбившись на малые партии, проводили охоту на пушного зверя в охотничьих угодьях. Лучшие меха оставлялись торговцам. Зимний период саук и фокс проживали отдельными семьями, в вигвамах (ок. 5м диаметром).

Весной индейцы возвращались с зимовий в основное селение и приступали к посеву кукурузы. Ремонтировали вигвамы, провеивали осенние запасы зерна. Охотились на бобра, енотов, ондатр. На лесных делянках вываривали из кленового сока сироп и сахар1.

В этот же период проводились захоронения останков погибших за год соплеменников, прочие работы на кладбище, поминки по усопшим.

В наши дни кроме сельского хозяйства (выращивание кукурузы) немалую статью доходов саук и фокс составляют прибыли от функционирования игровых заведений.

Социально-политическое устройство. Особенности хозяйственной жизни саук и фокс во многом определяли их социально-политическое устройство. Как отмечает Хикерсон, «индейцы фокс и саук были земледельцами, живя полуосёдлыми деревнями, которые были уязвимы для нападений и грабежа мстительных французов, а позднее и американских поселенцев …, расширявших свои территории»2. Военная угроза заставляла объединяться деревнями, выставлять сильные отряды.

Чтобы усилиться в борьбе с французами, мескуаки в 1733 г. вступили в союз с проживавшими по соседству сауками. В договорах с Соединёнными Штатами оба этноса упоминаются уже как единое целое – объединённое племя саук и фокс (Sauks and Foxes). Несмотря на тесный союз, каждое из племён и после 1733 г. имело своих вождей и ряд традиций; в договорах с США подписи представителей саук стоят в одной колонке, подписи фокс – в другой3. В целом же племена саук и фокс, оба – центрально-алгонкинской ветви, были родственны культурно и лингвистически.

Существовала система патрилинейных кланов: Медведя, Бобра, Оленя, Рыбы, Лисицы, Волка, Моря, Картофеля, Снега, Грома (клана, из которого происходил Чёрный Ястреб).

Организация власти была уже развита, и наблюдалась, как и у некоторых других племён, дифференциация вождеских функций. Можно выделить три типа вождей: (1) обычные вожди, главы селений (civil chiefs или village chiefs); (2) военные предводители (war chiefs), к которым принадлежал и Чёрный Ястреб; (3) церемониальные (ceremonial chiefs). Наследственной была лишь позиция гражданского вождя. Военные и церемониальные вожди занимали своё место исходя из своих военных либо сакральных способностей. Важные военные и прочие дела решал совет племени, пользовавшийся огромным авторитетом.



Военное дело. Родственные этносы сауков и мескуаков за период своего исторического существования контактировали с целым рядом индейских племён – как лесных, так и обитателей прерий. Зачастую контакты эти носили характер конфронтации. Данное обстоятельство способствовало развитию военного искусства саук и фокс и доведению его до совершенства.

Военные походы, как уже отмечено, возглавляли специальные военные вожди. Рядовые члены племени на тропе войны выступали воинами (англ. braves). Cуществовали военные общества (у фоксов, например - Kiyagamohag). После вынесения советом племени решения о войне высылались гонцы к союзным народностям, принимались их ответные делегации. Как и прочие алгонкинские племена, при встрече дорогих гостей саук и фокс закалывали собаку и подавали на пиршественный стол собачье мясо (т.н. dog feast).

Приводилось в состояние готовности оружие. Когда-то это были луки и копья, боевые дубины, томагавки и т.п., но уже очень рано сауки и мескуаки обзаводятся ружьями. Во второй половине XVII в. племена через французов получают лёгкий и дешёвый ударно-кремневый мушкет (fusil-court) – где-то по 30 ливров за единицу4. Англичане, как и их соперники, французы, везли индейцам преимущественно короткоствольные лёгкие мушкеты т.н. «коммерческие ружья» («ружья Гудзонова залива», «северо-западные ружья»). Британцы активно поставляли оружие и в войну 1812 года. Некоторые партии предоставлялись даже как подарки. Американское правительство также снабжало индейцев коммерческими ружьями. Делалось это Управлением торговли с индейцами централизованно, через систему фортов. Документы того времени отмечают требовальность индейцев к поставляемому им оружию. Как пишет Расселл, «Перед приёмкой ружья правительством или торговой компанией оно должно было пройти контрольные стрельбы…». Полностью укомплектованное изделие в описываемое время стоило порядка 10 долларов.

Военные партии сак и фокс перемещались как посуху (пешком, верхом), так и на лодках по рекам и озёрам. На примере действий Чёрного Ястреба мы можем наблюдать, что у индейцев довольно хорошо функционировала разведка. Они прекрасно осуществляли отвлекающие рейды, засады, организованный отход. Не разжигали костра, чтобы не быть замеченными. Когда отряд располагался на покой, молодые воины менялись в карауле, пока другие спали. Практиковались воззвания перед битвой.

Вытесненные американцами на запад, сауки и фоксы смогли довольно успешно противостоять местным племенам, применяя свою тактику и отличные навыки владения огнестрельным оружием. В связи с этим интересно будет процитировать следующий случай, приводимый отечественным исследователем Стукалиным: «В 1854 году около ста (по другим данным, двухсот) сауков и фоксов, включая нескольких потаватоми, были атакованы огромным отрядом шайенов, сиу, арапахо, команчей, кайовов, кайова-апачей и осейджей. Восточники успели занять хорошую позицию. Нападавшие атаковали со всех сторон. Их подпустили на сотню метров, дали сокрушительный залп, вслед за которым последовал второй, отбросивший нападавших. Союзники атаковали снова и снова, но не могли приблизиться достаточно, чтобы применить луки и старые ружья. Сауки и фоксы сражались так же, как потаватоми в прошлом году, - стреляя залпами попеременно. По словам шайенов, противник имел прекрасные ружья, и каждый выстрел поражал цель – человека или лошадь. Многие воины проявили храбрость в том бою – у шайена Старый Вихрь на головном уборе были отстрелены почти все перья, - но они ничего не могли поделать против восточников, совмещавших методы индейского боя с дисциплиной и тактикой европейских солдат»1.

Подобно прочим индейским племенам, во время военных экспедиций воины саук и фокс стремились добыть скальп своего противника. Об этом неоднократно идёт речь и в мемуарах Чёрного Ястреба. Случаи скальпирования у индейцев зафиксированы ещё для доевропейской истории Северной Америки2. Но особенно эта практика распространилась с приходом колонизаторов и достигла определённого пика в период противоборства английских и французских колоний.

Большое значение саук и мескуаки придавали обороне. К примеру, в XVII - XVIII вв. их селения окружались палисадом из брёвен. Во время длительного перемещения племени или военного отряда сооружались временные укреплённые лагеря.

История. Племенные предания саук и фокс повествуют о том, что изначальным местом обитания их народа было атлантическое побережье, но затем они наряду с некоторыми родственными алгонкинами мигрировали вверх по долине р. Святого Лаврентия. Новым домом для сауков стал район восточного побережья оз. Гурон, бухта Сагино. Рядом с ними, на юго-востоке Мичигана, проживали мескуаки. Неподалёку располагались владения близких по происхождению алгонкинских племён – маскутен, потаватоми и кикапу. Где-то в начале 1630-х гг. центральноалгонкинские племена, а именно мескуаки, подвергаются натиску гуронов, искавших новых охотничьих территорий для промысла бобра.

Бобровые шкурки гуроны прежде либо добывали на своей территории, либо выступали посредниками, скупая их у племён оттава, нейтральных и тиононтати. Шкурки реализовывались французам в обмен на изделия из стали и ружья. В альянсе с французами гуроны и некоторые другие племена противостояли союзу ирокезов (Ирокезской Лиги) с голландцами, а позже с англичанами. Этот конфликт, движимый погоней европейских колонистов за бобровыми шкурками, а индейских племён - за огнестрельным оружием, так и называется – Бобровые Войны (the Beaver Wars). Длился он более 70 лет (1628-1700). Разжившись ружьями от европейцев и усилившись, ирокезы потеснили гуронов и перекрыли их торговые коммуникации. К тому же, последние столкнулись с проблемой истощения популяции бобра в близлежащих землях. Всё это обратило их взгляд на Нижний Мичиган.

Первые столкновения случились около 1635г., и какое-то время местные алгонкины держали удар, а мескуаки (или кикапу?) даже потеснили эри, но техническое превосходство дало себя знать. Под давлением превосходящих союзных сил противника (нейтральные, ниписсинг, оттава, гуроны, тиононтати) первыми свои земли покинули потаватоми. Они добрались сначала до Грин Бэй, но холодно принятые виннебаго, нашли пристанище севернее – у оджибве. Мескуаки и сауки, кикапу и маскутен продолжали сопротивление, однако в 1642г. союзные силы оттава и нейтральных в количестве 2000 воинов уничтожили крупное укреплённое поселение маскутен, и противодействие ослабло. Мескуаки, кикапу и маскутен отошли на запад. Кикапу и маскутен осели на юго-западе Висконсина. Сауки же двинулись на север и обосновались на р. Висконсин к западу от Грин Бэй.

После некоторых трений с индейцами иллинойс мескуаки расположились по р. Фокс, между р. Висконсин и оз. Виннебаго. Тем временем на востоке Ирокезская Лига, вынудив французов к миру, в 1649г. нанесла смертельный удар по гуронам, затем расправилась с их союзниками тиононтати, алгонкинами, нейтральными и эри. Однако, уничтожение союзников Франции не облегчило участь центральных алгонкинов – на их территорию стали активно внедряться ирокезы. В результате на севере Висконсина скопилось порядка 20000 населения племён, покинувших свои территории. Они воевали как с ирокезами (во главе с потаватоми отразили их нападение 1653г.), так периодически и друг с другом. Мескуаки, в частности, на юге в союзе с кикапу и маскутен противостояли индейцам иллинойс, а на севере воевали с оджибве и дакота за контроль над бассейном р. Сен-Круа.

Франция, меж тем, решила перенести торговые связи севернее, с выходом на Великие Озёра, и даже смогла приобщить к торговле племя дакота. В это время, где-то в 1666 или 1667 г., французы впервые вступают в контакт с фоксами - миссию иезуитов под начальством отца Клода Аллуэ, расположенную в бухте Чекамегон (южный берег оз. Верхнее) посетила тогда торговая делегация мескуаки в 120 человек1. Спустившись южнее, в 1669 г. иезуиты познакомились с племенем саук.

Ирокезы после завершения мира с Францией принялись за систематические нападения на торговые коммуникации французов и их союзников, но в 1667г. были разбиты и вынуждены заключить выгодный французам мир. Однако межплеменная замятня в Висконсине продолжалась. Мескуаки в союзе с кевинав оджибве выступили против дакота и солто оджибве, пытавшихся взять контроль над торговлей с французами. А когда французские торговцы стали наведываться к дакота и приторговывать, саук вступили в антифранцузский союз с потаватоми. Впрочем, занятые вновь вспыхнувшими военными действиями с ирокезами (как к северу, так и к югу от озёр), французы замяли конфликт со своими алгонкинскими союзниками и в 1687 г. организовали поход против Лиги. В этой антиирокезской кампании среди прочих приняли участие саук и мескуаки, но последние ограничились минимальным присутствием. Французов они недолюбливали, но терпели, так как те поставляли оружие. Ружья, предоставлявшиеся им, чтобы биться с ирокезами, фоксы обращали против дакота и оджибве. Так, ещё в 1681 г. они отбили объединённую военную экспедицию последних (ок. 800 чел.), но и сами понесли немалые потери (более 50 чел.)1.

Конфликт в районе реки Сен-Круа отвлекал так нужных французам воинов оджибве, поэтому в 1685г. они устроили перемирие между оджибве и фокс. По истечении пяти лет возобновились военные действия за охотничьи территории в верховьях рек. Алгонкинские племена постоянно беспокоили французских торговцев, мешая им налаживать маршруты к дакота и снабжать своих врагов, сиу, оружием. Такой поворот событий не на шутку обеспокоил Николя Перро, пребывавшего начальником в Ля Байе (Грин Бэй), и тот в 1690 г. попросил оджибве как следует разобраться с мескуаки. В результате в союзе с дакота оджибве вытеснили фоксов с верховьев р. Сен-Круа; в то же самое время экспедиционные силы французов и оджибве напали на деревню мескуаки в Фокс-Портаж, что вынудило жителей покинуть её.

К описываемому времени цены на бобровые меха в Европе упали, а французское правительство в 1696 г. вообще запретило торговлю с племенами Великих Озёр. Таким образом, французы как союзники на какое-то время потеряли в глазах индейцев авторитет.

Серьёзного третейского судьи для племён Верхней Миссисипи не осталось, и конфликты продолжались. Помимо ставшей уже традиционной борьбы с дакота, мескуаки, объединившись с виннебаго, принялись вытеснять племя каскаскиа (конфедерация иллинойс) из южного Висконсина (1695-1700).

Тем временем торговые связи через оттава и оджибве начали успешно налаживать англичане, поток мехов поплыл не в Монреаль, а в британский Олбани. После долгих просьб французским торговцам удалось-таки добиться у Парижа разрешения на продолжение своей деятельности. В 1701 г. был построен Форт Понтшартрейн у Детройта (фр. Детруа), во главе дела стоял Антуан де Ла Мот Кадильяк (Antoine de La Mothe Cadillac). У нового торгового пункта он тут же пригласил поселиться оттава, вайандотов и прочие племена. Племена явились, но большая их концентрация здесь привела к очередному витку межплеменных конфликтов. Несмотря на это, Кадильяк продолжал зазывать к Детройту всё больше индейцев, в том числе и фокс. В 1710 г. порядка 1000 человек из мескуаки приняли это предложение и двинулись на восток, увлекая за собой союзных маскутен и кикапу. Оказавшись в местах своего прежнего обитания, мескуаки застали здесь 6000 индейцев разных племён, пришедших ранее их. Те явно не рады были видеть лишних конкурентов и принялись давить на французов, чтоб те как-нибудь отослали фоксов и их союзников назад в Висконсин. Кадильяк ничего не ответил, но и определённых земель пришедшим не выделил, а вскоре и вообще был отозван со своего поста. Исполняющим обязанности после него был назначен Жак-Шарль Рено Дюбуссон.

Часть переселившихся фоксов открыто хвастала дружбой с ирокезами и англичанами, к тому же они злословили над верховным вождём оттавов Сагуимой. Настроив против себя окружавшие племена, эти мескуаки, в итоге, всей деревней вынуждены были переселиться к ирокезам-сенека.

Улучив момент, потаватоми и оттава весной 1712 г. напали на охотничью партию племени маскутен у р. Сен-Жозеф и в результате упорной битвы истребили 210 человек. Оставшиеся маскутен бежали к союзным им фоксам, пребывавшим у Детройта. Два племени, уже давно имевшие зуб на французов, подозревали их теперь в потворстве своим обидчикам.



Первая война с фоксами (The First Fox War) (1712-16) разразилась как раз когда в мае 1712 г. фокс, кикапу и маскутен подвергли осаде форт Понтшартрейн, гарнизон которого состоял лишь из 30 французских солдат. На помощь французам подоспело коалиционное войско, состоявшее из отрядов оттава, потаватоми, вайандотов, чиппева и миссиссауга, сауков, меномони, иллинойс, миссури, осейджей. Союзные войска возглавляли уже упомянутый Сагуима (Saguima, Saguina, Sakima) и вождь потаватоми Макисаби (Makisabi). Прибывшие обратили осаждавших в осаждённых – блокада лагеря фоксов длилась 19 дней. Вождь фоксов Пемусса (Pemoussa) неоднократно пытался предложить условия мира, но враги не собирались вести переговоры. Под покровом дождя и темноты мескуаки и их союзники тайно снялись из своего лагеря и успели добраться до местечка Преск-Иль, в нескольких милях к северу от Детройта. Здесь их настигли коалиционные индейцы и французы. В последовавшей резне было уничтожено 1000 фоксов, кикапу и маскутен (в т.ч. женщины и дети); потери противника – 60 индейцев, 1 француз1. 100 фоксов из числа спасшихся нашли прибежище у ирокезов. Небольшое количество фоксов (в том числе Пемусса), кикапу и маскутен вернулись к своим сородичам в Висконсин. В течение трёх лет они убивали попадавшихся в их краях французских торговцев и вели борьбу с союзными им индейцами, но у французов не хватало сил и влияния расправиться с ними. Положение изменилось, когда в 1715 г., после смерти Людовика XIV, торговцам, наконец, разрешено было расширить сеть факторий в Америке. Удовлетворив чаяния своих союзников и консолидировав их силы, французы обрушились на фоксов и их альянс. В 1715 г. потаватоми-вайандот-французские экспедиционные силы напали на племена кикапу и маскутен, предав огню их деревню, уничтожив более 100 их воинов и 47 взяв в плен2. Мескуаки (несколько сот воинов), вступившиеся за союзников, ввязались в отчаянное сражение с силами врага, а затем сообща с кикапу и маскутен организованно отступили к своей укреплённой деревне. В экспедицию 1716 г. французам так и не удалось захватить твердыню мескуаков. Командующий Де Лувиньи (Louis de La Porte de Louvigny) предложил фоксам мир, и те согласились. Мировое соглашение на французских условиях подписали и кикапу с маскутен. Так закончилась первая война с фоксами.

Мир с французами развязал фоксам руки для продолжения борьбы с индейцами пеориа (конфедерация иллинойс). До этого пеориа подвергли пыткам фоксов, захваченных при Детройте в 1712 г., фоксы в отместку таким же образом обошлись с пленниками-пеориа. В 1716 г. племя пеориа отказалось вернуть фоксам пленных. Война меж двумя племенами возобновилась. Молодые воины мескуаки, кикапу, виннебаго и маскутен стали совершать систематические вторжения во владения иллинойс, чтоб поохотиться на бизона. В 1721 г. не на шутку разозлённые иллинойс захватили Миншилая, племянника Оушала, вождя фоксов, и заживо сожгли его, что обратило против них коалицию мескуаки, кикапу, маскутен, виннебаго. Пеориа сочли за лучшее ретироваться в свою крепость у Старвд Рок (Утика, шт. Иллинойс). Их окружили и отрезали от доступа к реке, вследствие чего осаждённые вынуждены были сдаться, освободив пленных. Оушал, несмотря на недовольство многих соплеменников, счёл разумным не раздражать французов расправой над иллинойс.

Одновременно с вышеописанными событиями к западу от Миссисипи мескуаки в союзе с айова вступили в борьбу против осейджей, ото и миссури. Конфликт этот подрывал только-только налаживавшуюся торговлю мехами вдоль р. Миссури, поэтому французы Иллинойса приложили все усилия и в 1723г. провели встречи с канза, пауни, команчами, янктон сиу, осейджами, миссури, ото, айова, фоксами и дакота. В итоге племена на Миссури какое-то время пребывали в мире. Но так продолжалось недолго. Очередной конфликт вспыхнул на р. Де Мойн (ю-в. Айовы) между альянсами фокс-айова и осейдж-миссури. Более того, фоксам удалось заключить союз с их, казалось бы, извечными врагами дакота, с которыми они воевали уже более 70 лет.

Стоит отметить, что незадолго до того времени земли Иллинойса были переданы из подчинения генерал-губернатора Новой Франции Водрея (Philippe de Rigaud de Vaudreuil) властям Луизианы. Это настроило против последних не только его самого, но и торговцев Новой Франции. Соответственно, французы с севера не только не пытались притушить военные акции фоксов в южном направлении (против иллинойс, ото, миссури, оседжей), но и «поддували огонь». Однако в 1725 г. из Парижа поступил строгий наказ поставить фоксов на место, кроме того, умер Водрей. В 1727г., после кончины миротворца-Оушалы, молодые горячие воины мескуаки продолжили изничтожать иллинойс и французов. Были опасения, что фоксы вообще переметнутся к англичанам, и это послужит дурным примером для других племён. Так что новый генерал-губернатор Новой Франции, Шарль де Богарнуа (Charles de La Boische, marquis de Beauharnois), приступил к активным действиям.

В 1728 г. Богарнуа отправил против мескуаки экспедицию Констана де Лигнери (Constant Le Marchand de Lignery), включавшую 400 солдат и «лесных бродяг», а также несколько сотен союзных индейцев, но фоксы успели отступить, во многом благодаря медлительности французского военачальника1. В следующем году французы начали применять политику полного уничтожения, геноцида, племени. Прежде чем перейти к прямым военным действиям, они дипломатическими путями изолировали фоксов от их союзников: меномини отказали в помощи и добавили, что в случае войны примкнут к французам; дакота, виннебаго и айова также отвернулись; хоть и с неохотой, но навстречу французам пошли даже сауки у Грин Бэй.

В начале Второй войны с фоксами (the Second Fox War) (1728-37) мескуаков поддерживали лишь кикапу и маскутен. Однако вскоре мескуаки повздорили и с теми немногочисленными союзниками, что у них оставались. Когда кикапу и маскутен отказались выдать удерживаемых среди них пленников-французов, группа молодых фоксов, объятых гневом, покончила с двумя индейцами этих племён, промышлявшими в лесу. Взбешенные подобным поступком, кикапу и маскутен перешли в стан врага.

Оставшись без союзников, мескуаки подверглись нападению со всех сторон. Зимой 1729 г. соединённые силы виннебаго, меномини, оджибве атаковали охотничий стан фоксов и уничтожили не менее 30 их воинов, а также 70 человек женщин и детей. Немного позже они снова атаковали одну из охотничьих партий фоксов, убили многих воинов и захватили пленных. Фоксы ответили тем, что осадили укреплённое поселение племени виннебаго на озере Батт де Морт (близ р. Фокс), но вскоре вынуждены были снять осаду перед угрозой приближавшихся от Грин Бэй военных сил французов и меномини.

К лету 1730 г. порядка 900 человек мескуаков решили покинуть Висконсин и найти прибежище среди ирокезов сенека. На пути туда пришлось бы пробиваться через земли индейцев иллинойс и уейа (the Wea), поэтому фоксы послали ко вторым своего посла с просьбой пройти через их территорию. Уейа дали согласие. Однако далее удача покинула фоксов. По дороге они наткнулись на охотничий отряд кахокиа (конфедерация иллинойс) и в результате завязавшейся стычки взяли в плен 17 человек, включая племянника одного из вождей кахокиа. Фоксы готовы были вернуть захваченных иллинойс, при условии что их беспрепятственно пропустят на восток, однако на переговорах один из воинов-кахокиа набросился на посла фоксов и нанёс ему ранение. Оскорблённые парламентёры устремились назад в походный лагерь, и молодые фоксы сгоряча расправились с пленными. Разозлённые иллинойс проследовали за походной колонной фоксов и совместно с подоспевшими потаватоми, кикапу и маскутен отрезали им путь к отступлению. Случилось это в прерии, к востоку от сегодняшнего Блумингтона (шт. Иллинойс). Мескуаки ретировались и соорудили временное укрепление для защиты женщин и детей1. Осаждавшие тем временем окружили их и выслали за подмогой к французам и союзникам. В августе из Форт де Шартра прибыл лейтенант Сен-Анж (Robert Groston de St. Ange) со 100 французами и 400 индейцами кахокиа, пеориа и миссури. Командующий, лейтенант Де Вилье (Nicolas-Antoine Coulon de Villiers) привёл 300 потаватоми, сауков и майами. Торговец Реме (Simon Reaume) явился из форта Уиатанон (Fort Ouiatanon) с 28 французами и 400 воинами уейа и пианкашо (the Piankashaw). 1 сентября на место события прибыл Де Нойель (Nicolas des Noyelles) с воинами вайандот, потаватоми и майами. От Богарнуа он привёз инструкции не заключать с фоксами никакого мира. Некоторые из сауков всё же, несмотря ни на что, снабжали фоксов продовольствием и даже приютили у себя какое-то количество их детей, но это не облегчало общего бедственного положения. В укреплённом лагере вскоре разразился дикий голод, осталось лишь 300 боеспособных мужчин, остальные – преимущественно женщины и дети. 8 сентября, по прошествии 23 дней осадного сидения, над местом события разразилась сильная гроза, образовался туман, и мескуаки, воспользовавшись этим, предприняли попытку прорваться и спастись. Однако французы и их союзники, в количестве 1200 человек, настигли и смогли уничтожить порядка 500 мескуаки. Остальных захватили в плен, из которых 40 человек были затем подвергнуты казни сожжением. Спастись смогло не более 50-60 фоксов2.

Таким образом, после данных трагических событий племя мескуаки сократилось до 600-400 человек, оставшихся в Висконсине плюс избежавших расправы. Но и эти бедолаги, с молчаливого согласия Богарнуа, в 1732 г. подверглись нападению военного отряда вайандотов и крещёных ирокезов.

В 1733 г., памятуя о братском отношении к ним сауков, «люди красной земли» попросили последних о помощи. Сауки не только приняли их, но и обратились к французам с просьбой заключить мир с оставшимися мескуаки. Однако в ответ к поселению сауков к западу от Грин Бэй явились французские войска во главе с Де Вилье и Жан-Батистом Репентиньи (Jean-Baptiste-Rene Legardeur de Repentigny), усиленные бойцами оджибве, оттава и меномини. Прибывшие потребовали выдачи оставшихся фоксов, но им было отказано. Во время последовавшего штурма оба французских военачальника были убиты, и среди наступавших возникло временное замешательство. Воспользовавшись этим, саук и фокс покинули селение и отошли на запад. Противники, среди которых находились и сыновья Де Вилье, попытались отомстить им, но, потеряв 20 человек (в том числе несколько французских офицеров и военного вождя оттавов), отказались от преследования. Саук и фокс потеряли 25-30 воинов3. Они перебрались через Миссисипи и в 1735 г. обосновались в восточной части будущего штата Айова. Французы в 1736 г. выслали к саукам и фоксам новую экспедицию, но их союзники (иллинойс и даже оттава) уже не собирались далее продолжать геноцид. Проводники-кикапу водили войска Де Нойеля кругами по болотам западного Висконсина, и французы в итоге вернулись ни с чем. Во время совещания в Монреале весной 1737 г. меномини и виннебаго попросили французов смилостивиться над оставшимися фоксами, а потаватоми вступились за сауков. Занятые конфликтами оджибве и дакота в Миннесоте, а также борьбой натчез и чикасо, блокировавшей торговые коммуникации по низовьям Миссисипи, французы пошли навстречу своим союзникам и неохотно согласились.

После мира 1737 г. сауки, с разрешения айова, оставались к западу от Миссисипи до 1743 г., мескуаки же не возвращались в Висконсин вплоть до 1765 г. Саук и фокс простили большинство из тех племён, что воевали с ними, за исключением иллинойс, меномини и оджибве.

Следующие четверть века объединённое племя саук и фокс продолжало оставаться для французов проблемой: оно вторглось в южную Айову и вступило в столкновения с осейджами и миссури, восточней Миссисипи саук и фокс в союзе с макинакскими оджибве (the Mackinac Ojibwe) вошли в конфронтацию с племенами у Детройта, возглавлявшимися военным вождём индейцев оттава Понтиаком1. Всё же, основным объектом активности саук и фокс оставались индейцы иллинойс. Давление на последних усилилось во время Войны короля Георга (the King George's War) (1744-48), когда французы оказались не в силах помочь своим союзникам. Перейдя на восточный берег р. Миссисипи в 1743 г., саук начали экспансию на юг и преуспели в захвате земель индейцев иллинойс. Пока французы были обеспокоены проникновением британских торговцев в Огайо, 1000 воинов саук спустились в июне 1752г. по Миссисипи и атаковали поселение индейцев мишигамеа к северу от Форт де Шартре. Они, кроме того, сожгли Кахокиа. Французы ничего не могли сделать. Сауки, конечно, принесли формальное извинение французам и вернулись в их альянс в 1753г., однако захваченные у иллинойс земли оставили себе.

В развернувшейся вскоре Франко-Индейской войне (the French and Indian War) (1755-63) саук и фокс не приняли деятельного участия, однако где-то в 1757-58 гг. успели подхватить оспу от тех союзных Парижу индейцев, что вернулись из-под Нью-Йорка. Эпидемия скосила тогда многих аборигенов среди племён Великих озёр и долины Огайо, в том числе половину саук и фокс в 1766 г.. В те же 1760-е годы, во время восстания Понтиака, саук и фокс наряду с айова, меномини, виннебаго и частью оттава выступили против него и послали свои вампумы в знак дружбы англичанам. Объединённое племя приняло также участие в коалиционном походе (вместе с оджибве, кикапу, оттава, виннебаго и потаватоми) на индейцев иллинойс. Результатом данного военного мероприятия стало почти полное истребление сильного когда-то племенного союза. Земли победители поделили, и саукам достались просторы между реками Иллинойс и Миссисипи.

В 1763 г., после поражения от британских войск, Париж передал территорию Луизианы западнее Миссисипи Испании. В Испанскую Луизиану, особенно в Сент-Луис, устремилось множество бежавших от англичан французов, в том числе и предпринимателей, продолжавших торговать с индейцами. Если французы снабжали индейцев с запада, то англичане – с востока (в 1765 г. они закрепились в Форт Гейдж, бывшем Форт Шартре, а также в прочих укреппунктах). Значительная конкуренция среди торговцев снижала цену поставляемых племенам товаров, причём поставки их были постоянны, а качество хорошим.

В этот период саук и фокс ведут периодические боевые действия против миссури и осейджей. Помощь им оказывают продвинувшиеся в северный и центральный Иллинойс кикапу и потаватоми. После 1780 г. саук и айова продвигаются южнее р. Де Мойн на север Миссури и вступают в более плотный конфликт с осейджами. В войнах с последними особо проявил себя военный вождь сауков Ма-ка-тай-ме-ше-киа-киак – известный нам как Чёрный Ястреб2. К 1800 г., теснимые племенами саук и фокс, кикапу и потаватоми, осейджи покинули свои селения к северу от р. Миссури.

Одновременно с этим фоксы принялись восстанавливать свои интересы в долине Сен- Круа, что привело их к столкновению с оджибве. В своё время (1740-е гг.) те вытеснили отсюда дакота. Мескуаки же воспользовались теперь этим обстоятельством и заключили с дакота союз. Упорная борьба шла три года, и оджибве удалось одержать верх только после победы у Водопадов Сен-Круа (St. Croix Falls). К 1783 г. побеждённые фоксы снова покинули Висконсин и, перебравшись через Миссисипи, направились в северо-восточную Айову. Эфемерный альянс с дакота вскоре развалился, и недавние союзники стали враждовать друг с другом за земли в верховьях Миссисипи.

В упоминаемые здесь годы саук и фокс, наряду с другими племенами Среднего Запада, вступают в контакт с новой силой, сыгравшей для них роковую роль – американцами.

З

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница