История возникновения и развития наследования и наследственного права




Скачать 256.36 Kb.
Дата13.08.2016
Размер256.36 Kb.
Е. ФИЛИППОВА,

кандидат юридических наук, доцент


ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И РАЗВИТИЯ НАСЛЕДОВАНИЯ

И НАСЛЕДСТВЕННОГО ПРАВА

Как известно, римляне «трижды покоряли мир»: первый раз – легионами, второй –  христианством, третий раз – правом. Возведенное в ранг «писаного разума» (ratio scripta), римское право классического периода было широко воспринято феодальными государствами Западной Европы, оно и по сей день лежит в основе многих институтов буржуазного права. Зародилось оно в далекой глубине времени – тогда, когда Рим представлял едва заметное пятно на территории земного шара, маленькую общину среди многих других подобных общин средней Италии. Как и весь примитивный склад жизни этой общины, римское право являло собой тогда несложную, во многом архаическую систему, проникнутую патриархальным и узко национальным характером. И если бы оно осталось на этой стадии, конечно, было бы давным-давно затеряно в архивах истории.

Но судьба вела Рим к иному будущему. Борясь за свое существование, маленькая civitas Roma постепенно растет, поглощая в себя другие соседние civitates, и крепнет в своей внутренней организации. Чем далее, тем более расширяется ее территория, распространяясь на всю Италию, захватывая близлежащие острова, перебрасываясь на все побережье Средиземного моря, – и на сцене истории появляется огромное государство, объединившее под своей властью почти весь тогдашний культурный мир; Рим стал синонимом мира. Вместе с тем Рим изменяется и внутренне: «…старый патриархальный строй рушится, примитивное натуральное хозяйство заменяется сложными экономическими отношениями, унаследованные от древности социальные перегородки стесняют. Новая жизнь требует наивысшего напряжения всех сил, всех способностей каждого отдельного индивида». В соответствии с этим римское право меняет свой характер, перестраиваясь по началам индивидуализма: свобода личности, договоров и завещаний делаются его краеугольными камнями.

Развитию римского права способствовали многие обстоятельства. Раньше всего сказался высокий уровень товарных отношений, достигнутый Римом в периоды поздней республики и принципата. Одним из его последствий было стирание различий между категориями свободного населения империи. Не меньшее значение имел «всесветный» характер самой империи, породивший потребность «примирения» различных правовых систем, возникших и существовавших в завоеванных странах, прежде всего в Греции, Египте, Сирии. Римские юристы имели возможность пользоваться результатами правового развития культурных национальных частей империи, особенно Афин. Нельзя не отметить, наконец, то внимание, которое уделялось праву, и тот почет, которым была окружена деятельность юристов, особенно выдающихся, таких, как Гай, Ульпиан, Павел, Лабеон, Цельс.

Римское частное право оказало огромное влияние на развитие законодательства и правовых учений общества, основанного на частной собственности. Оно представляет собой одно из важнейших исторических явлений права. Среди отраслей римского права на первом месте с точки зрения разработанности и своего значения для Рима и для последующих веков стоит именно частное право. Хотелось бы сразу пояснить, что понималось в Риме под частным правом.

В Риме еще в древние времена различались две отрасли права – публичное и частное право, ius publicum и ius privatum. Классическое разграничение публичного и частного права, перешедшее в века, дает Ульпиан: публичное право есть то, которое относится к положению римского государства; частное – к пользе отдельных лиц.

Из этого определения следует, что под публичным правом следует понимать те нормы, которые непосредственно охраняют интересы государства и определяют правовое положение государства и его органов: строй государственных органов, компетенция учреждений и должностных лиц, акты, выражающие властвование государства (наказание преступников, взимание налогов и т.п.). Но этот список не является исчерпывающим. В ряде случаев публичное право понималось римскими юристами и в смысле норм, имевших, безусловно, обязательную силу и не могших быть измененными путем соглашений частных лиц. Вообще, характер норм публичного права имели нормы, защищавшие интересы класса рабовладельцев. Частное же право – это нормы права, защищающие интересы отдельного лица в его взаимоотношениях с другими людьми. В область римского частного права входят семейные отношения, собственность, наследование, обязательства и т.п. Частное право противопоставляется публичному праву и является областью, непосредственное вмешательство в которую регулирующей деятельности государства ограничено.

Римское наследственное право прошло долгий и сложный путь, связанный с развитием римских институтов собственности и семьи. Принцип свободы завещательных распоряжений зародился и развивался по мере того, как индивидуальная частная собственность освобождалась от пережитков собственности семейной.

В древней республике Рим все члены семьи считались, несмотря на широту прав, принадлежавших главе семьи (paterfamilias), участниками в существовавшей семейной общности прав. Поэтому после смерти главы семьи имущество оставалось за агнатской семьей в силу закона1. Ведь семья в древности признавалась единственной законной носительницей прав на имущество умершего гражданина. Таким образом, круг законных наследников первоначально определялся по признаку агнатского родства. Наследования по завещанию, получившее позднее широкое применение (так что наследование по закону носило название «наследование после лица, не оставившего завещания»), в древнейшую эпоху не существовало. По мере того как когнатическое родство вытесняло родство агнатическое, первое становилось основой наследования по закону2.

Римское право нашло способы сочетания свободы завещаний с интересами наследников по закону: за некоторыми из последних были признаны определенные права в имуществе наследодателя, которые нельзя было ни отменить, ни уменьшить завещанием. Это было так называемое необходимое наследование определенных разрядов наследников по закону.

Нормы наследственного права принадлежат к способам приобретения имущества, поскольку они регламентируют переход имущества к другим лицам в связи со смертью собственника. Понятие наследования включает в себя категорию универсального преемства, ибо для возникновения права наследования (у одного или нескольких лиц) недостаточно факта смерти наследодателя, а необходимо, чтобы на наследника переходили все права и обязанности умершего (но не отдельное правоотношение). Таким образом, наследование в римском частном праве (и в современном) характеризуется как универсальное преемство, иными словами, преемство всего комплекса имущественных прав и обязанностей наследодателя.

В своем развитии римское наследственное право прошло четыре этапа:



  1. наследственное право древнего цивильного права;

  2. наследование по преторскому эдикту;

  3. наследование по императорскому до-юстиниановскому законодательству;

  4. реформы Юстиниана.

Наследование по древнему цивильному праву. Основным документом того времени были Законы XII таблиц, по которым наследование осуществлялось по двум основаниям – по закону и по завещанию. Причем наследование по закону имело место только в том случае, если наследодатель не оставил завещания. Таким образом, уже в древнем Риме приоритет отдавался наследованию по завещанию (по принципу «воля умершего – закон») как нормальному, наиболее часто встречающемуся основанию наследования, и только при отсутствии завещания наследники призывались к наследованию по закону.

В наследовании по закону основными были правила, устанавливавшие круг законных наследников и размер наследственной доли каждого из них. По цивильному праву круг законных наследников соответствовал сущности агнатского родства и составлял три очереди (разряда).

 Первый разряд составляли лица, непосредственно находившиеся во власти наследодателя и становившиеся с его смертью наследниками по закону (жена умершего, его дети, усыновленные и внуки от ранее умерших сыновей). Жена, дети и усыновленные делили имущество поровну. Если же в наследовании участвовали внуки от ранее умерших сыновей, то имущество делилось поколенно: внуки наследовали по праву представления (получали все вместе долю наследства, которую получил бы их отец, если бы пережил наследодателя, а затем делили долю поровну между собой).

Например, после смерти главы семьи, не оставившего завещания, остались его жена, сын и два внука от умершего ранее второго сына. При наследовании по закону жена с сыном получат по 1/3 части наследственного имущества, а два внука – по 1/6 части наследства (разделят поровну оставшуюся 1/3 часть, которая причиталась бы второму сыну, если бы он был жив).

Наследованию в этом случае придавался особый характер, поскольку наследники не столько становились обладателями нового для них имущества, сколько вступали в управление своим имуществом, принадлежавшим им вместе с главой семьи на праве семейной собственности.

Если завещатель назначил наследника, например, к четверти своего имущества, то наследник имеет право и на остальную часть этого имущества, наследники по закону в этом случае остаются в стороне. Вероятно, это правило возникло на почве буквального толкования положения Законов XII таблиц, в силу которого наследование по закону могло иметь место при отсутствии завещания. Затем к этому положению привыкли, и оно стало одним из основных начал римского наследственного права.

Второй разряд, призываемый к наследованию при отсутствии первого, состоит из ближайших по степени восходящих родственников умершего (отец, мать, дед, бабушка умершего, а также его полнородные братья и сестры, дети ранее умерших братьев и сестер). Наследники этого разряда должны делить наследство поровну, а дети ранее умерших братьев и сестер получают долю, которая причиталась бы их умершему родителю. Если наследуют одни восходящие наследники, то наследство делится по линиям, т.е. одна половина идет восходящим родственникам с отцовской стороны, другая – восходящим с материнской стороны. Отметим, что женщины далее родной сестры к наследованию не призывались.

Третьим разрядом наследников считались остальные родственники по порядку близости.

Итак, в цивильном праве действовало правило, согласно которому призывались к наследованию в каждом случае только лица, состоявшие в ближайшем родстве к умершему гражданину. Если же наследников не было, либо они отказывались от наследства (при наличии права на отказ), либо умирали, не успев его принять, наследство признавалось выморочным (или бесхозяйным). Выморочное имущество поступало к фиску, а иногда к монастырям и церквям.

Законы XII таблиц выражают ту стадию развития римского наследственного права, когда принцип свободы завещаний, еще ведя некоторую борьбу с пережитками института семейной собственности, признан отчетливо и прочно.

Наследование по преторскому праву. Реформы, проведенные в области наследования претором, начались в республиканский период и завершились в эпоху принципата. Так называемое преторское наследование упоминается в сочинениях Цицерона.

Претор создал особый интердикт для ввода во владение наследственным имуществом. Первоначально интердикт давался лицам, которых претор, после рассмотрения их претензий, считал вероятными наследниками по цивильному праву. Это облегчало положение цивильных наследников, которые нередко были заинтересованы в изъятии наследственного имущества из рук посторонних лиц до разрешения спора о правах на наследство. В этих случаях претор служил интересам имущих слоев населения, так как наследниками, хотя бы и по завещанию, чаще всего были лица, связанные с наследодателем, обладателем наследственного имущества, кровной или иной личной связью3.

Однако скоро выяснилось, что интересы господствующих классов в области наследования сложны и разнообразны. Не всегда было приемлемо правило, по которому в случаях, когда ближайший наследник не принимал наследства, оно, не переходя к дальнейшему по порядку призвания к наследованию, становилось выморочным, т.е. бесхозяйным, а следовательно, могло быть присвоено любым лицом. Для устранения этой последней возможности претор стал отдавать преимущество следующему по порядку родственнику, действуя в целях восполнения цивильного права. Наряду с деятельностью претора существенное значение имела практика центумвирального суда, которому были подведомственны споры о наследовании.

Императорское законодательство до Юстиниана обобщило и закрепило основные начала преторской системы наследования:


  • агнатическое родство было постепенно вытеснено когнатическим в качестве основания наследования;

  • были расширены права детей на наследование после родственников с материнской стороны.

Все эти наслоения на старые постановления одновременно вносили в наследственное право столь необходимые для его развития новые тенденции, соответствовавшие интересам развивавшегося оборота, и в то же время чрезвычайно усложняли и запутывали порядок наследования.

Реформы Юстиниана. Развитие наследственного права было завершено в новеллах Юстиниана. В 543–548 гг. было проведено реформирование наследования по закону, а в 542 г. – реформа так называемого необходимого наследования. Новеллой 118 (в 543 г.) и несколько изменившей ее новеллой 127 (в 548 г.) Юстиниан существенно упростил систему наследования по закону, построив его исключительно на когнатическом родстве.

По системе Юстиниана к наследованию стали призываться четыре разряда наследников:



  1. нисходящие родственники умершего гражданина;

  2. ближайшие по степени родства восходящие родственники умершего гражданина;

  3. неполнородные братья и сестры, а также дети неполнородных братьев и сестер, получающие долю, которая причиталась бы их родителю;

  4. остальные боковые родственники по порядку близости степеней (если не было никого из лиц, перечисленных в трех предыдущих разрядах).

Интересно, что о порядке наследования супругами друг после друга новеллы Юстиниана не упоминают. Предполагается, что такое наследование продолжало регулироваться нормами преторского права.

Наследование по завещанию. Завещание – это волевой акт собственника по распоряжению принадлежащим ему на законных основаниях имуществом. Чтобы этот акт приобрел юридическую силу, он нуждался в определенном оформлении.

Цивильное право допускало три различных способа составления завещаний:



  1. провозглашение завещателем своей предсмертной воли в куриатных комициях (собраниях);

  2. завещание воина, объявлявшееся в строю перед военным сражением;

  3. завещание в виде манципации (посредством меди и весов), получившее наиболее широкое распространение.

Следует отметить, что права составления завещания (не обладали активной завещательной способностью) были лишены:

  • умалишенные;

  • несовершеннолетние;

  • расточители имущества;

  • все подвластные лица, кроме воинов, за которыми признавалось право завещательного распоряжения военным пекулием.

Однако назначить наследниками можно было лишь кого-нибудь из числа тех, кто обладал пассивной завещательной способностью; она не признавалась ни за перегринами, ни за объединениями; естественно, не могли стать наследниками рабы (у которых не было пассивной завещательной способности).

Свобода завещательных распоряжений рано или поздно должна была столкнуться с интересами семьи наследодателя. Результатом этого стал вопрос об ограничении свободы завещаний (введении института необходимого наследования). По реформе Юстиниана (новелла 118) необходимыми наследниками стали признаваться восходящие и нисходящие родственники, которым их наследственная доля могла предоставляться в любой форме (например, в форме дарения) и даже при жизни наследодателя.

Размер обязательной наследственной доли зависел от усмотрения завещателя. Однако некоторые законные наследники не могли быть лишены наследства полностью. Круг таких наследников с переходом от одной эпохи к другой менялся. В самые поздние времена к их числу относились восходящие и нисходящие родственники, родные братья и сестры наследодателя. Постепенно становился другим размер той части наследственного имущества, которая переходила к ним в обязательном порядке. На позднем этапе послеклассического периода он составлял ¼ от законной доли.

Условиями действительности и юридической силы сделанного наследодателем завещания считалось:



  1. определение конкретных наследников;

  2. указание либо на передачу всего наследственного имущества одному наследнику, либо на выделение определенных долей каждому из них.

Наследование по закону. Если собственник не оставлял завещания, определявшего судьбу принадлежащего ему имущества на случай его смерти, это имущество переходило к лицам, указанным в Законе XII таблиц. Термин «наследование по закону» следует воспринимать не в буквальном, а в понятийном смысле, что означает следующее: наследование по закону происходило всякий раз, когда из-за отсутствия завещания оно всецело определялось порядком, закрепленным в нормах права.

Наследниками по закону признавались лица, состоявшие в родстве с наследодателем. По Закону XII таблиц все законные наследники делились на три очереди:

  1. «свои наследники» (sui heredes) – члены семьи умершего, а получив наследство, продолжали обладать имуществом, которое и раньше пребывало в сфере данной семьи. «Своими» считались наследники, которые в результате смерти наследодателя становились юридически самостоятельными лицами;

  2. агнаты – лица, в прошлом связанные с наследодателем отношениями подвластности и состояли бы в подобной связи, если бы не смерть наследодателя (их общего paterfamilias) или если бы, по крайней мере, один из них не превратился в результате эмансипации в юридически самостоятельное лицо. Если имелось несколько агнатов, то к наследованию призывался только ближайший агнат (состоявший в ближайшем кровном родстве с умершим гражданином);

  3. когнаты – кровные родственники умершего, а также бывший собственник вольноотпущенника в качестве его патрона. Как и во второй очереди, ближайший агнат вытеснял более отдаленного.

Претор различал уже не три, а четыре очереди законных наследников:

  1. те, кого цивильное право называло «своими наследниками», а также дети наследодателя (в том числе эмансипированные или кем-либо усыновленные), если ко времени смерти наследодателя они стали юридически самостоятельными (unde liberi);

  2. патрон умершего вольноотпущенника и все агнаты с вытеснением из них более отдаленных (unde legitimi);

  3. все кровные родственники наследодателя, но не далее шестой степени родства (unde cognati);

  4. переживший наследодателя супруг (unde vir et uxor).

В Новеллах Юстиниана не упоминается об агнатских родственниках, зато выделяется пять очередей законных наследников из числа когнатских родственников:

  1. все нисходящие родственники умершего с тем, что каждое поколение после первого наследует по праву представления;

  2. все восходящие родственники, а также родные братья и сестры с тем, что близкие родственники устраняют от наследования родственников отдаленных;

  3. неполнородные братья и сестры умершего (общий отец при разных матерях или общая мать при разных отцах);

  4. все прочие кровные родственники без каких-либо ограничений с тем, что более отдаленная степень родства устраняется более близкой;

  5. переживший супруг.

Под открытием наследства понимается наступление фактов, ввиду которых принадлежавшее собственнику имущество становится наследственным и может быть принято лицами, для которых оно в этом качестве предназначено. Нормы римского права связывали открытие наследства со смертью наследодателя. Однако фактический переход прав происходил только в момент вступления в наследство, когда наследник выражал волю принять наследство.

С точки зрения принятия наследства все наследники подразделялись на две категории: обязательные наследники (проживавшие с наследодателем до момента его смерти), которые не могли отказаться от принятия наследства, и все прочие (внешние, посторонние) наследники, находившиеся не под властью наследодателя и не образовавшие с ним единой семьи. Внешние наследники, в отличие от обязательных, могли отказаться от принятия наследства. Именно поэтому их называли иначе добровольными наследниками.

Наследник считался принявшим наследство, если он обращался с письменным заявлением в магистрат с просьбой ввести его во владение наследственным имуществом. При этом наследник признавался ответственным за все долги наследодателя, как за свои собственные, независимо от размера получаемого наследственного имущества. Понятно, что если долги (пассив) превышали стоимость всего наследства (актив), то только добровольные наследники имели право отказаться от принятия такого наследства. Обязательные же наследники обязаны были его принять и расплатиться с долгами, сделанными при жизни их наследодателем. Это общее правило, имевшее, однако, одно исключение. Дело в том, что в праве Юстиниана было установлено, что если наследник не позднее трех месяцев после открытия наследства произведет опись и оценку наследственного имущества, то его ответственность по долгам наследодателя ограничивается размерами актива наследства. Интересно, что само принятие наследства приводило к слиянию имущественных масс наследника и наследодателя, что давало кредиторам наследника и наследодателя право искать удовлетворения своих претензий из всего объединенного имущества.

Следствием приобретения наследства было также погашение взаимных обязательств, существовавших между наследником и наследодателем, прекращение сервитутов, которые имел наследодатель на имущество наследника или наоборот.



Легаты и фидеикомиссы. Легатом (завещательным отказом) называлось распоряжение, которое делалось в завещании наследодателем и состояло в предоставлении определенному лицу какого-то права или иной выгоды за счет наследственного имущества. Преемство легатария (лица, в чью пользу назначен легат) носило сингулярный характер, т.е. он был преемником наследодателя в отдельном праве, но не в какой-то доле наследства и на нем не лежала ответственность за долги наследодателя. Легат можно было оставить только в завещании, но нельзя было возложить на наследника по закону.

Различались четыре формы легатов:



  1. устанавливавшие право собственности легатария на известную вещь завещателя (per vindicationem);

  2. обязывавшие наследника передать кому-то что-то, когда легатарию предоставлялось только обязательственное право требовать от наследника исполнения воли завещателя (per damnationem);

  3. обязывавшие наследника не мешать легатарию взять то, в чем последнему было отказано (sinendi modo);

  4. являвшиеся разновидностью первой формы легатов (per praeceptionem).

В практике встречались случаи, когда легаты оставлялись без соблюдения форм цивильного завещания; иногда распоряжение о предоставлении известной вещи из состава наследства было обращено к наследнику по закону. В республиканский период такие распоряжения не пользовались юридической защитой, исполнение их было делом совести наследника (фидеикомисс – порученное совести). В период принципата фидеикомиссы получили исковую защиту и стали подобны легатам.

Путем фидеикомисса можно было возложить на наследника обязанность выдать другому лицу все наследство или его долю. Первоначально такой фидеикомисс также приводил только к сингулярному преемству, так что ответственность по обязательствам, входившим в состав наследства, лежала на наследнике (даже если он передавал все имущество лицу, которому был оставлен фидеикомисс). Поэтому нередко распоряжение наследодателя оставалось без исполнения. Впоследствии в регламентацию фидеикомисса был внесен ряд поправок, приведших к тому, что наследник мог оставить ¼ часть наследства за собой, а лицо, получившее в качестве фидеикомисса не отдельное право, а определенную долю наследства, несло ответственность по долгам наследодателя пропорционально полученной доле. Такой фидеикомисс со временем получил значение универсального преемства.

Первобытнообщинный строй – первая в истории человечества общественно-экономическая формация. В своем развитии этот строй последовательно прошел периоды матриархата и патриархата4. Возникновение частной собственности, классов и образование государства привело к распаду первобытнообщинного строя. В ранний период матриархата существовал групповой брак, при котором группа мужчин состояла в браке с группой женщин. При такой форме брака отец ребенка не мог быть установлен с достоверностью. Поэтому происхождение детей и счет родства велся только по женской линии.

Наследственное имущество делилось между сородичами не в равных долях. «Если у ирокезов умирал мужчина, оставив жену и детей, – писал К. Маркс, – его имущество разделялось между его сородичами таким образом, что большую часть получали его сестры, их дети и его дяди с материнской стороны; его братья могли получить небольшую часть. Если умирала женщина, оставив мужа и детей, то ее имущество наследовали ее дети, сестры, мать и сестры матери; большую часть получали ее дети; во всяком случае, имущество оставалось в роде»5. В период матриархата разнообразие и размер собственности были еще не настолько велики, чтобы развить сильный интерес к наследованию.



Порядок наследования в период патриархата. Патриархат характеризуется значительным ростом производительных сил во всех отраслях хозяйственной деятельности человека. Приручение животных позволило людям заниматься скотоводством. В результате этого пастушеские племена выделились из массы других племен. Это было первое крупное общественное разделение труда. Постепенно начинает применяться плавка металлических руд и обработка металла – меди, бронзы и железа.

Изобретение плуга и тягловой силы позволило людям обрабатывать большие земельные массивы. Земледелие, ткачество, обработка металлов и другие разнообразные виды деятельности не могли выполняться одним и тем же лицом. Это привело ко второму крупному разделению труда: ремесло отделилось от земледелия. Избыток продукции животноводства, земледелия, ремесла создал необходимые условия для постоянного обмена. Произошло третье крупное общественное разделение труда – выделился класс купцов.

Занятие скотоводством не только обеспечивало людей молочной и мясной пищей, но и давало возможность создавать запасы продуктов питания. Скот обменивался на другие товары и выполнял функцию денег. По существовавшему разделению труда промыслом занимались мужчины. В связи с этим им стала принадлежать главенствующая роль в хозяйственной жизни. «Промысел, – писал Ф. Энгельс, – всегда был делом мужчины, средства для промысла изготовлялись им и были его собственностью. Стада были новыми средствами промысла; их первоначальное приручение, а позднее уход за ними были делом мужчины. Поэтому скот принадлежал ему; ему же принадлежали и полученные в обмен на скот товары и рабы. Весь избыток, который теперь давал промысел, доставался мужчине; женщина участвовала в потреблении его, но не имела доли в собственности»6.

С развитием скотоводства, земледелия, ремесла и расширением обмена продуктами производительность труда значительно повысилась возможность накопления богатства, возникли предпосылки для использования труда рабов. Если раньше военнопленных убивали, то теперь их стали обращать в рабов. Родовая община постепенно начала распадаться на два класса – эксплуататоров и эксплуатируемых.

Сосредоточение в руках мужчины частной собственности вызвало потребность сохранения ее в рамках семьи, чтобы после смерти собственника его имущество наследовали наиболее близкие ему лица – дети. Однако в парной семье происхождение считалось не по отцовской, а по материнской линии. Поэтому имущество, остававшееся после смерти отца, не переходило к его детям, а доставалось сестрам, братьям и более отдаленным кровным родственникам умершего.

В состав патриархальной семьи входили: глава семьи, его жена, сыновья с их женами и потомством, незамужние дочери, усыновленные, рабы и лица, попавшие в кабалу. Существовавший в период матриархата порядок наследования, по которому имущество умершего распределялось между всеми членами рода, на ранней стадии патриархата заменяется агнатическим порядком наследования. Имущество умершего стало распределяться между агнатами (главой семьи, его женой, их сыновьями и незамужними дочерьми, женами сыновей с их потомством, а также усыновленными лицами), не выходя за пределы патриархальной семьи. Остальные сородичи призывались к наследованию в том случае, если не оставалось никого из агнатов.

На заключительном этапе патриархата более высокий уровень развития производительных сил позволил сузить круг наследников. На смену патриархальной семье пришла моногамная. После смерти отца наследственное имущество поступало к его сыновьям, которые были обязаны содержать своих сестер и обеспечить их приданым. Дочери умершего призывались к наследованию при отсутствии у наследодателя сыновей. Поскольку продолжало существовать правило невыхода имущества за пределы рода, замужние дочери не могли наследовать своему отцу. К наследованию призывались (при отсутствии сыновей) лишь незамужние дочери. В этом случае наследницы не могли вступать в брак с мужчинами из другого рода, так как наследственное имущество перешло бы в другой род. В своем же роде наследницы не могли выйти замуж, поскольку брак между сородичами не допускался. Вскоре из этого общего правила для наследниц было сделано исключение: им стали разрешать вступать в брак с мужчинами из того же рода.

Сделаем несколько выводов. Итак, в первобытнообщинном строе не было единого порядка наследования. Порядок наследования изменялся вместе с изменениями, происходившими в способах производства средств к существованию. С развитием производительных сил постепенно сужался круг лиц, объединенных в одну группу на основе родства для добывания себе пропитания. Вместе с этим сужался и круг наследников. Так как экономической основой ведения хозяйства была общинная собственность на средства производства, то наследственное имущество не выходило за пределы производственного коллектива. Общая собственность на средства производства не позволяла наследодателю распоряжаться имуществом по своему усмотрению. Поэтому родовому строю не было известно наследование по завещанию.



Наследственное право Древней Руси. У русского народа первобытнообщинный строй (минуя рабовладельческий) только в IX в. сменился феодальным. В результате этого было образовано государство Древняя Русь. Если в странах Востока и в большинстве государств Европы к X в. было разработано уголовное и гражданское законодательство, то у русского народа до этого времени господствовало обычное право. Только в XI в. в Киевской Руси появился письменный сборник феодального права – «Русская правда», в котором были изложены сложившиеся обычаи и закреплены привилегии господствующего класса. В период «Русской правды» основания наследственного права имеют следующие признаки: наследуют только члены семьи; воля завещателя подчинена этому порядку; наследодатель не может завещать имущество сторонним лицам; если нет членов семьи, то наследство переходит представителю общественной власти.

По «Русской правде» наследование допускалось и по завещанию, и по закону. Наследование по закону имело место во всех случаях, если не было завещания. При наследовании по закону наследниками первой очереди являлись сыновья умершего. Наследственное имущество делилось между ними в равных долях. Наследственное имущество матери поступало тому из детей, «…у кого она жила на дворе и кто ее кормил» (ст. 103 «Русской правды»)7. Следуя старинному общеславянскому обычаю, отцовский двор всегда без раздела передавался младшему сыну (ст. 100 «Русской правды»). Дочери наследодателя, при наличии у них братьев, к наследованию не призывались. Незамужние дочери при выходе замуж получали от своих братьев приданое. Поскольку порядок наследования в Киевской Руси носил сословный характер, дочери феодалов (если у них не было братьев) признавались наследниками, а дочери зависимых людей (смердов) наследовать не могли. Наследственное имущество крепостного крестьянина, не имевшего сыновей, поступало в распоряжение князя, который был обязан снабдить дочерей умершего приданым, когда они выходили замуж.

В XII в. Киевская Русь пришла в упадок и распалась на двенадцать самостоятельных земель. Однако «Русская правда» еще долго признавалась основным правовым кодексом во всех русских землях.

Русское наследственное право в период феодализма. С развитием феодального строя в России появились новые памятники русского права:


  • Псковская Судная грамота;

  • Новгородская Судная грамота;

  • Судебник 1497 г.;

  • Судебник 1589 г.;

  • Уложение царя Алексея Михайловича 1649 г.;

  • Указ Петра I 1714 г.;

  • Манифест Екатерины II 1792 г.

В этих актах отражено социально-экономические развитие отдельных русских земель во время феодальной раздробленности, закрепощение крестьян в период образования централизованного государства, а также другие существенные изменения, происшедшие в производственных отношениях.

В России, как и в европейских государствах, но со значительным опозданием, происходил процесс превращения пожизненного (условного) владения пожалованной землей в наследственное, а затем в безусловное владение. Грамотой Ивана Грозного от 2 октября 1550 г. предусматривалась возможность передачи поместья сыну помещика, если он был пригоден к ратной службе.

В XV–XVI вв. в области наследственного права России наблюдается тенденция к постепенному расширению круга наследников и правомочий наследодателя. Наследники по завещанию могли предъявлять иски и отвечать по обязательствам наследодателя только при наличии оформленного завещания, подтверждающего эти обязательства («доклады» и «записи»). Наследники же по закону искали и отвечали по таким обязательствам «без докладу» и «без записи».

По сравнению с предыдущим периодом, в праве наследования стала намечаться большая свобода воли завещателя: завещание мог сделать любой член семьи. В этот период основной круг наследников по закону включал сыновей вместе с вдовой. При наличии сыновей дочери устранялись от наследования недвижимости (ст. 60 Судебника 1497 г.), однако в рассматриваемый период они постепенно начинают допускаться к законному наследованию вотчин.

С XVII в. стали допускаться завещания поместий в пользу жен и детей, независимо от их способности нести военную службу. Дворянское землевладение из условного превратилось в безусловное. Землевладельцы стали полноправными собственниками земли.

Так, по Псковской Судной грамоте в пожизненное условное владение могли передаваться не только земля (как это было в других феодальных государствах), но и рыболовные угодья. Судебник 1497 г. ограничил возможность перехода крестьян от одного помещика к другому сроком «за неделю до Юрьева дня осеннего и в течение недели после Юрьева дня» (26 ноября). В отличие от «Русской правды», Судебник 1497 г. разрешал и низшим сословиям передачу наследственного имущества (при отсутствии сыновей) дочерям, а при отсутствии дочерей – ближайшим родственникам.

Уложение царя Алексея Михайловича 1649 г. узаконило окончательное закрепощение крестьян. Имущество крестьянина становилось собственностью помещика, а сам крепостной крестьянин и его семья – товаром. Этим же Уложением разрешалось наследовать поместья не только лицам, способным нести службу царю, но и несовершеннолетним детям помещика. Следуя догмам русской православной церкви, Уложение признавало четвертый брак недействительным. В связи с этим дети, рожденные от этого брака, не могли наследовать поместья и вотчины отца.

В первой четверти XVIII в. законодатель, стремясь определить правовой статус каждой социальной группы и нормы наследственного права, издал Указ о единонаследии 1714 г. («О порядке наследования в движимых и недвижимых имуществах»). Различалось наследование по завещанию и по закону. Наследодатель мог завещать недвижимое имущество только одному сыну по выбору, дочери наследовали недвижимость по завещанию и только при отсутствии сыновей. При отсутствии завещания в силу вступал законный порядок наследования, и майоратный принцип здесь был непререкаем: недвижимость наследовал старший сын, а движимое имущество делилось поровну между остальными сыновьями.

Указом Петра I от 23 марта 1714 г. была установлена система майората. С целью предотвращения дробления недвижимости и сохранения крупных землевладений было введено единонаследие, т.е. передача всего недвижимого имущества (вотчин, поместий и прикрепленных к ним крепостных крестьян) одному сыну. Остальные дети (сыновья и дочери) могли наследовать в равных долях только движимое имущество. Однако этот порядок наследования просуществовал недолго – 17 лет.

В 1716 г. специальным актом регламентируются наследственные доли, которые получали вдовы, в 1725 г. закрепляется право наследования родственников по восходящей линии (матери, отца, деда, бабушки). В 1731 г. система майората императрицей Анной Иоанновной была отменена. С этого момента при наследовании по закону к наследованию призывались все сыновья умершего, а в наследство включалось все (движимое и недвижимое) имущество наследодателя. Внуки призывались к наследованию в порядке представления и получали долю своего отца, если он умирал ранее наследодателя.

Вместе с сыновьями к наследованию призывались дочери (которые получали в недвижимом имуществе 1/8 часть, а в движимом – ¼) и переживший супруг наследодателя (в недвижимом имуществе он получал 1/7 часть, а в движимом– ¼ часть). Если не было нисходящих наследников, к наследованию призывались братья наследодателя. При отсутствии вышеназванных наследников или отказе их от наследства имущество умершего поступало в казну.

Обозначим существенные признаки наследственного права в феодальный период.

1. Поскольку экономической основой феодального строя являлась собственность феодалов на землю и неполная собственность на крепостного крестьянина, то законодательному закреплению этой собственности за феодалами и их потомством придавалось особенно большое значение. Если рабовладельческое общество рассматривало наследство как единое целое и устанавливало для него единый порядок наследования, то при феодализме земля и другое недвижимое имущество были выделены из общей наследственной массы в самостоятельный объект наследования с установлением особого порядка наследования (ленное право, наследование вотчин, майорат). Недвижимость стала главным объектом наследования.

2. Так как наследственный лен и вотчины феодалы получали за военную службу, наследовать это имущество могли только лица из привилегированного сословия, пригодные к несению такой службы. Наследование недвижимого имущества стало осуществляться не на началах кровного родства, как в поздний период рабовладельческого строя, а на сочетании двух признаков – родства и пригодности наследника к несению военной службы.

3. Чтобы не допустить дробления недвижимого имущества и поддержать аристократический род, феодальное право большинства стран Европы установило систему майората, согласно которой недвижимое имущество (прежде всего земля) не подлежало разделу между наследниками, а целиком переходило по наследству к старшему сыну наследодателя.

4. Феодальное наследственное право было сословным правом. Порядок наследования привилегированных сословий отличался от порядка наследования низших сословий.

5. Находясь под влиянием религии и претворяя в жизнь принципы патриархата, феодальное право не допускало равенства прав между мужчинами и женщинами. Наследственные права женщин были весьма ограничены8.

В первой половине XIX в. порядок наследования по закону был таким: родственники призывались к наследованию по степени кровного родства, но не совместно. Ближайшие устраняли дальнейших совершенно. Ближайшими наследниками были нисходящие (дети, внуки, правнуки).




1 Новицкий И.Б. Римское право. М.: Ассоциация «Гуманитарное знание», Теис, 1997. С. 224.

2 Римское частное право: Учебник / Под ред. проф. И.Б. Новицкого и проф. И.С. Перетерского. М.: Юристъ, 1997. С. 221.

3 Там же. С. 223. 

4 Гущин В.В. Возникновение и развитие наследственного права // Вестник МГИУ. Серия «Гуманитарные науки». М.: МГИУ, 2003. № 1. С. 85–94.

5 Маркс К., Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. М., 1963. С. 199.

6 Там же. С. 206.

7 Памятники русского права. М., 1952.

8 Хрестоматия по истории государства и права России / Под ред. И.А. Исаева. М., 1997.


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница