История развития американского идеологического дискурса



Скачать 143.49 Kb.
Дата04.11.2019
Размер143.49 Kb.
Прогноз развития партийно-идеологического дискурса в США
§1. История развития американского идеологического дискурса
Консерватизм и либерализм – две ведущие идеологии в политической философии США. До середины XX в. американский консерватизм развивался в рамках либерализма, а впервые в качестве самостоятельной идеологии был сформулирован в работе Р. Кирка «Сознание консерватора» (1953).

Консервативная идея в США существовала и до середины ХХ века, а по сути – с момента основания США как государства. Начиная с традиционалистского направления в американском консерватизме, к которому и принадлежит концепция Р. Кирка, и заканчивая современными либертарианским, неоконсервативным и палеоконсервативным направлениями, «консерватизм» как термин в американской политической жизни существовал с начала XX века; его представители регулярно находились у власти, а их противопоставление либеральному флангу политического ландшафта связано с радикальной интервенционистской политикой Президента Франклина Делано Рузвельта и его «Новым Курсом»1.



Политика «Нового курса» (а до него – Г. Гувера, чьи меры Рузвельт перенял, лишь немного усилив их – по признанию советника Рузвельта Р. Тагвелла), диаметрально противоположная Laissez faire, лишь затянула выход США из кризиса, первоначально носивший естественный характер краткосрочной рыночной коррекции, которая могла завершиться куда быстрее, не будь применены протекционистские (тариф Смута-Хоули 1930 г., подписанный Гувером) и регулятивные методы «излечения» экономики.

Рузвельт также намеревался кардинально реформировать ключевую для государств с прецедентной правовой системой судебную ветвь власти, увеличив количеств судей Верховного Суда с 9 до 15 и назначив своих судей на новообразованные места с целью всецелого одобрения его реформ судебной ветвью власти, однако Конгресс и Вице-Президент Джон Гарнер не допустили этого. «Консерваторы» в двух основных политических партиях (всё ещё не обозначавшие себя этим термином) не дали Рузвельту реализовать наиболее радикальные реформы, которые могли затронуть фундаментальные основания США как изначально свободного и капиталистического государства.

В виде оформленной политико-философской системы консерватизм зародился в США в 1953 году, с публикацией книги «отца современного американского консерватизма»2 Р. Кирка «Консервативное сознание»3. Основополагающими принципами консерватизма, по Кирку, являются следующие 10 положений: вера в существование трансцендентного морального порядка, управляющего разумом и обществом; приверженность обычаям, конвенциям и идее преемственности; вера в принцип предписания; принцип осторожности в общественной жизни; уважение ко всему разнообразию существующих общественно-политических строев; признание несовершенства человеческой природы; убеждённость в тесной взаимосвязи свободы и частной собственности; добровольность любых сообществ и объединений; важность осторожных ограничений власти и человеческих стремлений; признание необходимости постепенных, осторожных, обдуманных перемен и реформ.

Среди других видных представителей и идеологов зарождающегося влиятельного направления политической мысли – У. Бакли, основатель одного из ведущих изданий «National Review»; П. Бьюкенен, один из немногих живущих ныне представителей палеоконсерватизма; Б. Кристол, идеолог неоконсерватизма, основатель и редактор журнала «The Weekly Standard»; Сенатор Б. Голдуотер, испытавший влияние Р. Кирка и впоследствии объединивший консерватизм и либертарианство в своей книге-манифесте «Совесть консерватора»4.

По словам известного американского политолога А. Вольфсона, консерватизм в целом и его различные ответвления прослеживают истоки своих идей у мыслителей, живших до создания оформленной идеологии консерватизма Кирком. Традиционалисты, и в первую очередь сам Р. Кирк, опираются на идеи Э. Бёрка; либертарианцы черпают свой «экономикоцентризм» в работах А. Смита, М. Фридмана, Ф. фон Хайека и Л. фон Мизеса, а неоконсерваторы считают своим прародителем А. де Токвиля5.

За мгновение по историческим меркам – всего за несколько лет – данная идеология прочно обосновалась на политической арене США. В то же время уже в конце 50-х гг. выявились первые расхождения между различными представителями американского консерватизма, что привело к формированию различных течений и ответвлений в философии американского консерватизма.

С течением времени ответвлений от традиционалистского направления Кирка становилось всё больше, что и предопределило всё разнообразие консерватизма: помимо консерваторов-традиционалистов, консерваторами называют себя и неоконсерваторы, и палеоконсерваторы, и либертарианцы6.

Американский консерватизм выступает за всеобъемлющее ограничение роли правительства, в особенности центрального (подчёркивая важность передачи реальной власти на местный уровень – уровень законодательных собраний штатов и муниципалитетов), свободное передвижение товаров, денег и людей, уменьшение налогов и регуляций; поддерживает традиционные семейные ценности, моральный абсолютизм.

Однако в политико-философских позициях проявляется всё разнообразие консервативного движения в США: если в экономике все представители консерваторов – и традиционалисты, и либертарианцы, нео- и палеоконсерваторы – поддерживают ограничение роли государства, то вопросам семейных ценностей либертарианцы традиционно уделяют меньше внимания, делая упор на экономической свободе. Палеоконсерваторы, в свою очередь, выступают за ограничение иммиграции, придерживаются экономического национализма, выступают за защиту национальных производителей путём поднятия пошлин, являясь, по сути, антифритрейдерами, что не характерно для других течений консерватизма. Неоконсерваторы («неоконы») в вопросах внешней политики выступают за экспансионизм и отстаивание идеалов демократии по всему миру, что не очень согласуется с позициями традиционалистов, либертарианцев, и тем более палеоконсерваторов, являющихся открытыми изоляционистами.

Как пишет исследователь американского консерватизма В. Золотых, по вопросу иммиграции «консерваторы разделились на два больших отряда – противников и сторонников иммиграции». Сторонники иммиграции, либертарианцы и неоконсерваторы, небезосновательно считают, что «в основе американской идентичности лежат определенные идеи и принципы, а значит каждый иммигрант, готовый их воспринять, может стать американцем»7. США основаны не на идее почвы или религии, но на идее свободы.

Идеология американского консерватизма на политической арене США во всех её ответвлениях и разновидностях представлена Республиканской партией – одной из двух ведущих партий, в данный момент контролирующей верхнюю палату законодательной, исполнительную и судебную ветви власти.
§2. Либертарианство и анархо-капитализм
Либертарианство представлено минархизмом (государство – «ночной сторож», занимающееся только охраной правопорядка и частной собственности) и анархо-капитализмом (по возможности полное отсутствие государства и замещение его функций частными агенствами). Либертарианство придаёт определяющее значение неприкосновенности частной собственности, свободе выбора во всех сферах жизни до тех пор, пока действия индивида не затрагивают другого, и ничем не ограниченных добровольных и свободнорыночных отношениях.

Авторами, оказавшими влияние на формирование либертарианства, являются А. Смит, Дж. С. Милль, представители австрийской школы экономики, прежде всего, Л. фон Мизес и Ф. фон Хайек, а также М. Фридман. Либертарианцы сосредоточены на вопросах максимального расширения экономической свободы и являются оппонентами почти всех попыток государства регулировать общественные вопросы, будь то вопросы экономики, социальной сферы или морали.

Виднейшие представители анархо-капитализма – М. Ротбард (Murray Rothbard), Д. Фридман (David Friedman) и М. Хьюмер (Michael Huemer). На русский язык переведены только работы Ротбарда. Ротбард писал, что «капитализм – это наиболее полное выражение анархизма, а анархизм – наиболее полное выражение капитализм»8. Более того, по словам российского социолога Г. Зорина, «теория Ротбарда обосновывает, что государство несовместимо с фундаментальными принципами справедливости»9.

Следует подчернуть, что анархо-капиталисты, вопреки расхожему представлению о них как о радикалах, полностью оторванных от реальности, напротив, постоянно говорят о естественном характере снижения роли государства и увеличении роли частных структур на протяжении, по меньшей мере, последних двух веков. Анархо-капиталисты выступают против любых революционных и насильственных изменений общественного уклада, подчёркивая плавность, естественность и в то же время неотвратимость уже наступающего безгосударственного будущего, в котором государство если и не исчезнет полностью, то будет играть лишь символическую роль.

Важное место в работах представителей данного движения занимают критика теорий общественного договора, а также детальная проработка сегодняшних реалий, касающаяся всех практических аспектов личной и общественной жизни. Анархо-капиталисты в своих исследованиях максимально приближены к насущным вопросам вроде охраны правопорядка, образования, здравоохранения, рассматривая возможность предоставления обществу данных услуг исключительно частными лицами и агентствами.

О тенденции снижении роли государства как такового в его современном виде говорят и другие видные исследователи, не относящиеся к либертарианству и анархо-капитализму. Известный российский экономист и социолог В. Иноземцев, директор Центра исследований постиндустриального общества, пишет в своей статье «Сам себе суверен», что в ближайшем будущем «Юрисдикции будут формироваться через совокупность “выборочных совпадений” в рамках системы, где властям придётся заслужить лояльность людей привлекательностью обеспечиваемой ими социальной и коммерческой сред. <…> Вся логика современного государства строится на том, что оно отражает «национальные интересы» и говорит от имени народа. Там, где в ХХ веке это ему удавалось, государства были влиятельны и могущественны. Однако сегодня само понятие народа исчезает <…> Современное государство – это самый большой, дорогой и бессмысленный анахронизм, существующий в мире XXI столетия»10.

Нигде влияние либертарианства не прослеживается сильнее, чем в консервативной оппозиции Большому Правительству. Ф. Хайек в своей работе «Дорога к рабству» (1944) предупреждал: «Мы прогрессивно отменили свободу в экономических взаимоотношениях, без которой личная и политическая свобода никогда не существовала в прошлом»11. В предисловии к переизданию 1976 г. он писал, что расширение государства всеобщего благосостояния приведёт к утрате личной и политической свободы индивида.

Традиционалистское направление консерватизма также смотрит на концепцию государства всеобщего благосостояния со скептицизмом, исходя, однако, из стремления сохранить старый уклад жизни малых городов. Либертарианцы, представленные сегодня как в политике (ряд действующих политиков-республиканцев открыто называют себя либертарианцами), так и крупными «мозговыми центрами» - Фонд Экономического Образования (Foundation for Economic Education), Институт Катона (The Cato Institute), Фонд «Наследие» (The Heritage Foundation), Институт Американского Предпринимательства (The American Enterprise Institute) – сосредоточены на вопросах экономической эффективности, свободы и личной этики.

Традиционализм и либертарианство поразительно сходны в одном: оба течения консерватизма считают, что политика как таковая является вторичной. Традиционалисты делают акцент на культурно-исторических вопросах, а либертарианцы – на экономической проблематике.
§3. Прогноз развития партийно-идеологического дискурса в США
Американский консерватизм, как он понимается последние 65 лет, вырождается, превращаясь в нативистский. Свидетельством этому являются процессы, происходящие в Республиканской партии, где в середине 2010-х гг. определяющее влияние получили представители так называемых новых правых (или «альт-правых»), которые, в свою очередь, вытеснили «Движение чаепития» (Tea Party), возникшее в 2009 г. «Движение чаепития», противостоящее левой, интервенционалистской политике Б. Обамы, продвигало либертарианские идеи экономической свободы, минимального вмешательства государства и рыночные отношения. Движение добилось крупного успеха на выборах в Палату представителей в 2010 г. и вернуло контроль над Палатой Республиканской партии.

Новые правые в своих политических позициях схожи с палеоконсерваторами, упомянутыми нами выше. Они придерживаются популистских, протекционистских взглядов в вопросах международной торговли, а также усилившейся морализаторско-традиционалистской и антииммигрантской риторики в социальных вопросах при одновременном снижении внимания к вопросам экономической свободы и уменьшению влияния государства, в особенности федерального правительства, на жизнь граждан. Протекционизм, ориентация на работников исчезающих вследствие научно-технического прогресса профессий (шахтеры, работники ряда отраслей традиционной промышленности и другие) и игнорирование вопросов экономической свободы и фритрейдерства являются характерными чертами сегодняшней Республиканской партии Трампа, который, к слову, был поддержан и ведущим представителем палеоконсерваторов на политической арене П. Бьюкененом, также упомянутым ранее.

Интересно, что и Демократическая партия, подобно Республиканской, трансформировалась из центристской в ультралевую, а ее идеологическими лидерами, если даже и не политическими, являются Сенаторы Б. Сандерс и Э. Уоррен, ультралевые политические позиции которых, будучи относительно маргинальными не далее как в 2015 г., превратились в общепартийные в 2016–2019 гг. в немалой степени вследствие участия Б. Сандерса в праймериз Демократической партии перед выборами Президента 2016 г. и его повторного участия в тех же праймериз-2020, теперь уже наряду с Э. Уоррен (к слову, их политические позиции сегодня приняты подавляющим большинством их же конкурентов в праймериз демократов). Уоррен – возможный будущий Президент США, в случае победы в праймериз Демократической партии, а затем – над номинантом от Республиканской партии.

Удивительно, но позиции Б. Сандерса и Д. Трампа, Президента, избранного новыми правыми, поразительно схожи во многих вопросах, таких как протекционизм, антиглобализм, антииммигрантская риторика (с целью защиты местной рабочей силы от понижения доходов, как это декларируется Сандерсом) и защита представителей исчезающих профессий в целом.

В ближайшие десятилетия нас ждут объединение избирателей Сандерса и Трампа с образованием единой политической силы и одновременное усиление Либертарианской партии (или схожей с ней партии классического либерализма) с переходом в неё внепартийных граждан, а также центристов – бывших членов Демократической и Республиканской партий. Либертарианская партия (партия классического либерализма), придерживающаяся позиций свободной международной торговли, экономической и личной свободы, уменьшения бюрократического аппарата и роли государства в целом, превратится во вторую основную партию, наряду с новообразованной «партией Б. Сандерса – Д. Трампа».

Либертарианская идеология близка к идеологии классического либерализма, но без консервативной окраски. Современный американский консерватизм, первоначально унаследовав идеологию классического либерализма, переродился в обозначенный выше нативистский консерватизм, впрочем, также имеющий свои исторические корни в нативистской партии Know Nothing («Ничего не знаю»), существовавшей с 1845 по 1860 г., с политическими позициями, схожими с позициями новых правых.

Основания такого перерождения консерватизма заложены в самой попытке скрещивания классического либерализма и консерватизма, предпринятой Р. Кирком, опиравшегося на идеи Э. Бёрка. Попытка перенести английский консерватизм на американскую почву не увенчалась успехом, как было отмечено ранее. Но традиционализм Кирка не исчез бесследно, оставив свое имя идеологии Республиканской партии, а, следовательно – сторонникам классического либерализма, отчаянно нуждавшимся в придании респектабельности своим взглядам для противостояния ультралевой идеологии и политике Президента Ф. Рузвельта в 1930–1940-х гг.

Р. Кирк уже в возрасте 74 лет возглавлял Президентскую кампанию П. Бьюкенена 1992 г. в штате Мичиган. Сам же Бьюкенен, в свою очередь, на выборах Президента в 2016 г. поддержал Д. Трампа, продолжая выступать в его поддержку и сегодня. Прослеживается очевидная идейная политико-историческая цепочка от Кирка к Трампу, при всей поразительности и неожиданности такой «наследственности» от основателя американского консерватизма, учитывая их личностную и интеллектуальную несхожесть.

Едва ли Р. Кирк и Д. Трамп имели интеллектуальные и личные взаимоотношения при жизни Кирка. На момент кончины Кирка Трампу было 47 лет, и такие отношения физически вполне могли состояться, учитывая, что нынешний Президент уже в то время высказывался по общественно-политическим вопросам. Дело, скорее, в искажении американского консерватизма Кирка уже независимо от него самого в ходе историко-политической эволюции данной идеологии на политико-интеллектуальной арене США и её дальнейшем смешении с собственными ответвлениями, и прежде всего – с палеоконсерватизмом.

Эволюция консервативной идеи Р. Кирка на американской почве вылилась в своеобразный симбиоз западноевропейского консерватизма Э. Бёрка, классического либерализма образца Дж. Локка, А. Смита и Дж. Милля (ныне переходящего в либертарианство - обновленный классический либерализм), палеоконсерватизма и нативизма, имеющего, как отмечено выше, исторические корни в виде партии Know Nothing.

Симбиоз консерватизма и классического либерализма, немало достигнув на политической арене в лице Республиканской партии, регулярно побеждающей на выборах всех уровней, не может быть вечным. Он подходит к своему логическому завершению, с разделением в ближайшем будущем (политическим и идеологическим) на нативистский консерватизм, с возможным объединением с протекционистской «партией Сандерса – Трампа» в одну политическую силу, и классический либерализм, или либертарианство, что является более распространённым названием идеологии и принципов классического либерализма в наши дни.

Будущая либерально-либертарианская партия включит в себя и сторонников практического анархо-капитализма, желающих участвовать в политической борьбе за уменьшение роли государства во всех аспектах личной и общественной жизни, с перспективой естественного, плавного, но неотвратимого замещения государства куда более эффективными и этически оправданными рыночными силами и принципом исключительной добровольности любых действий, взаимодействий и объединений.




1 О Ф.Д. Рузвельте и его «Новом курсе» см.: Мальков В.Л. Франклин Рузвельт. Проблемы внутренней политики и дипломатии. М., 1988; Уткин А.И. Рузвельт. М., 2012.

2 Богданов А.Н. Прерванная традиция американского консерватизма // Свободная мысль. 2009. № 3. С. 121.

3 См.: Kirk R. The Conservative Mind. N.Y., 1953.

4 См.: Goldwater B.M. The Conscience of a Conservative. Shepherdsville, KY: Victor Publishing Co., 1960.

5 Wolfson A. Conservatives and Neoconservatives // The Neocon Reader. N.Y., 2004. Р. 216.

6 Wolfson A. Conservatives and Neoconservatives // The Neocon Reader. N.Y., 2004. Р. 217.

7 Золотых В.Р. Социальная политика консерваторов США в работах британских и американских исследователей: историографический обзор // Вестник Удмуртского университета. 2011. № 1. С. 140.

8 Exclusive Interview with Murray Rothbard // The New Banner: A Fortnightly Libertarian Journal. 25 February 1972.

9 Зорин Г.В. Вклад представителей неоавстрийской школы в теорию современного общества // Вестник СПбГУ. 2011. Серия: 12. С. 246. См. работу М. Ротбарда: Ротбард, Мюррей. Власть и рынок: Государство и экономика. Социум 2010г

10 Иноземцев В.Л. Сам себе суверен // Газета.ru, 11.16.2017.

11 Hayek F. The Road to Selfdom. Chicago., 1994. P. 16.





Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница