История царства грузинского




страница1/25
Дата16.07.2016
Размер4.3 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25
Вахушти Багратиони

ИСТОРИЯ ЦАРСТВА ГРУЗИНСКОГО

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ. - ВАХУШТИ БАГРАТИОНИ


К ПЕРЕВОДУ

1. СЛОВО К ЧИТАТЕЛЯМ ДЛЯ ЧЕГО СЕЙ ТРУД


2. ЖИЗНЬ И ДЕЯНИЯ ЦАРЕЙ КАРТЛИ ПОСЛЕ РАСПАДА ЦАРСТВА НА ТРИ ЦАРСТВА И ПЯТЬ КНЯЖЕСТВ
3. ВОЗНИКНОВЕНИЕ И ЖИЗНЬ КАХЕТИ И ЭРЕТИ
4. ПОЯВЛЕНИЕ И ЗАВОЕВАНИЯ НЫНЕШНИХ ВЛАДЕТЕЛЕЙ КАХЕТИ
5. ЖИЗНЬ НЫНЕШНИХ ВЛАДЕТЕЛЕЙ
6. ЖИЗНЬ САМЦХЭ — КЛАРДЖЕТИ
7. ПОДТВЕРЖДЕНИЕ РОДА БАГРАТИОНОВ
8. ЖИЗНЬ ЭГРИСИ, АБХАЗЕТИ ИЛИ ИМЕРЕТИ
9. ЖИЗНЬ ИМЕРЕТИ

ХРОНИКИ [ХРОНОЛОГИЯ]


СЛОВАРЬ ЭТНОГЕОГРАФИЧЕСКИХ НАЗВАНИИ

ВАХУШТИ БАГРАТИОНИ

В XVI—XVII вв. грузинский народ прошел через серьезнейшие испытания. После тяжелого монгольского ига и опустошительных нашествий Темура царская власть в XV веке попыталась воссоединить страну, однако внутренняя и внешняя реакция помешала этому. XVI век Грузия встретила раздробленной на отдельные царства и княжества. [Тем не менее, объединительные тенденции не только продолжали существовать, но и перманентно проявлялись в деятельности прогрессивных политических деятелей Грузии последующих времен — картлийских царей Луарсаба и Симона, Вахтанга V и Гиорги XI, кахетских царей Александра II и Теймураза II, имеретского царя Баграта III и др.].
В XVI—XVII вв. Ближний Восток и Закавказье стали ареной тяжелых войн между двумя мощными мусульманскими державами — Османской империей и Сефевидским Ираном. Войны эти проходили с переменным успехом. Победа любой из воюющих стран представляла смертельную угрозу христианской Грузии. Грузинский народ не только прекрасно сознавал эту угрозу, но и вовремя угадывал направление главного удара. Так, в XVI в. главная опасность исходила от османов, и грузинский народ с оружием встретил их, даже заключив союз с Ираном. Главной действующей силой в освободительной войне этого периода было Картлийское царство, которое и перенесло всю ее тяжесть. Кахетские же цари ограничивались усиленной дипломатической деятельностью с целью создания антитурецкой коалиции.
Турция не смогла поработить грузинский народ.
В XVII веке, с усилением Ирана, арена борьбы грузинского народа за независимость соответственно переместилась. Сефевидские шахи решили полностью инкорпорировать Восточную Грузию, т. е. превратить ее в мусульманское ханство c включением в состав Ирана. Однако самоотверженная борьба грузинского народа, заключительным аккордом которой было Бахтрионское восстание (1659 г.), вынудила Иран отказаться от этих планов и довольствоваться условиями номинального вассалитета.
_____________________

* При составлении очерка автор пользовался трудами И. Джавахишвяли, С. Джанашиа, Н. Бердзенишвили, Ш. Месхиа, В. Габашвили, Ш. Хаитадзе, Л. Маруашвили и др.



_____________________
Это было большой победой грузинского народа ib борьбе за независимость. Знаменосцем в этой борьбе на этот раз выступал Кахети.
Примерно со II половины XVII в. в Восточной Грузии установился сравнительный мир. Мирный договор 1639 г. между Ираном и Турцией завершил двухсотлетнюю борьбу агрессоров за преобладание на Ближнем Востоке и Закавказье. Этот договор в основном повторил условия Амассийского мира (1555 г.) и узаконил раздел Грузии на сферы влияния Ирана (Восточная Грузия) и Турции (Западная Грузия). Тем не менее, грузинский народ в результате самоотверженной борьбы сумел сохранить свой социально-экономический уклад, политическую и культурную жизнь. Что-же касается грузинских царей, вынужденных формально принять мусульманство, то большинство из них с не меньшим, если не большим рвением, чем цари-христиане, заботились о независимости родины. Примером этому служит деятельность хотя бы Вахтанга V, Гиорги XI или Вахтанга VI. Причем политическим, экономическим и культурным центром вновь стало Картлийское царство.
В период вышеуказанной борьбы за независимость грузинские политические деятели не могли не обращаться за помощью к иностранным державам. Причем, естественно, обращались они в первую очередь к христианским государствам — Московскому, Римскому папе, западноевропейским странам. Грузия устанавливала с ними более или менее интенсивные взаимоотношения. И если в политическом отношении эти связи не очень оправдывали надежды грузин, то культурное влияние передовых христианских стран на жизнь Грузии было фактом. Эти связи с христианскими государствами в определенной степени влияли на тот культурно-экономический подъем, который наступал сразу же после установления в Грузии относительного мира.
Так было и на этот раз. Результатом грузино-русских взаимоотношений явилось, кроме всего прочего, основание в России грузинской колонии и культурно-просветительная деятельность царя Арчила, которая, хотя и проходила вдали от родины, все же оставила заметный след в культурной жизни грузинского народа.
В самой Грузии немаловажную роль играли католические миссионеры, просветительная деятельность которых проходила не только под покровительством грузинских царей, но и прогрессивных церковных властей. Объяснялась эта поддержка желанием грузинских прогрессивных деятелей привлечь внимание западных держав к Грузии и добиться от них помощи в борьбе за независимость и прогресс. Для достижения этой цели они готовы были даже отступиться от православия и принять католичество. Но западные владетели во главе с папой, оргамичиваясь пустыми обещаниями, преследовали лишь одну цель — распространить католичество в Грузии. Поэтому миссионеры, воспользовавшись благорасположением властей, развернули широкую пропаганду. Эта пропаганда подразумевала не только сугубо религиозную, но и просветительную деятельность: они при миссиях образовали школы, где преподавали как богословие, так и светские науки — поэзию, иностранные языки, филологию, историю, географию, астрономию, медицину... Грузинским юношам в Римском высшем теологическом училище с 1670 года было предоставлено 2, а с 1679 года — 3 места.
Миссионеры принимали активное участие и в воспитании детей грузинских царей и вельмож, проводили широкую врачебную деятельность, консультировали грузинских деятелей культуры при их работе над трудами (в частности, оказали содействие Сулхану Орбелиану при составлении известного словаря, а Вахушти при составлении карт) и т. д.
Указанное выше оживление, имевшее место в Грузии во II половине XVII—XVIII вв., коснулось многих сторон культурной жизни грузинского народа. Поэтому этот период в истории грузинской культуры совершенно справедливо именуется «периодом возрождения». Деятели этой эпохи отличались энциклопедическими знаниями (Сулхан-Саба Орбелиани, Вахтанг VI, царевич Вахушти). Филология и география, право и астрономия, история и картография, издательская и переводческая деятельность — таков неполный перечень сфер их многогранной деятельности. Причем во всех областях были сделаны качественно новые шаги. (Так, например, напечатав в 1712 г. в Тбилиси поэму Руставели «Витязь в тигровой шкуре», царь Вахтанг VI снабдил ее научными комментариями, создав, таким образом, первое руствелологическое исследование). Особенно отразилось это на историографии.
В XV—XVI и первой половине XVII вв. в Грузии не создавались исторические сочинения. Знаменитый грузинский летописный свод «Житие Картли» («История Грузии») обрывался на XIV веке. Царь Вахтанг VI образовал специальную комиссию и поставил ей целью продолжить повествование о последующих столетиях и одновременно критически переосмыслить все до того написанное. Вот как была сформулирована задача комиссии в предисловии завершенного ею труда:
«Почтенные и славные грузины! Превратности времен извратили «Житие Картли», отчасти по вине писателей и отчасти по вине превратностей времен не писалось оно. И Вахтанг Шестой, сын Леона и племянник именитого Гиорги, созвал ученых мужей и собрал все, что нашел в «Житие Картли», и еще грамоты мцхетские, гелатские и многих славных церквей и сверили их, и которые были извращены, исправили и использовали также и другие писания, кое-что взяли из армянских и персидских житий и так описали».
Таким образом, комиссия Вахтанга VI прибегла к собиранию, классификации и критической обработке исторических источников, использовав при этом их новый вид — исторические документы. Комиссия выполнила огромную источниковедческую работу и подготовила почву для работы в смежных областях — генеалогии, хронологии, исторической географии. Комиссия в своей работе, завершившейся созданием т. н. «Продолжения жития Картли», использовала новые методы, аналогичные тем, какими руководствовались западноевропейские и русские историки XVIII века.
Тем не менее в работе комисии было еще много изъянов. Возвести грузинскую историческую науку на новую ступень выпало на долю великого грузинского историка и географа Вахушти Багратиона.

* * *
Биографические сведения о Вахушти довольно скудны. Тем не менее есть возможность, хотя бы в общих чертах, восстановить картину жизни и деятельности великого грузинского ученого.


Вахушти Багратиони, побочный сын картлийского царя Вахтанга VI, родился в 1696 году. Воспитывался он вместе с братом, царевичем Бакаром. Их воспитателями были придворный священник Иесе Гарсеванишвили и, особенно, его брат Гиорги. Вахушти учился также у миссионеров, что оставило заметный след как на его образовании, так и на научном наследстве ученого.
С 1717 по 1724 год Вахушти активно участвовал в политической жизни своей страны. В 1724 г. он был назначен командующим войсками Нижнего Картли. В этой должности ему была поручена перепись подчиненного ему региона (выполненная им перепись дошла до нас и была издана Е. Такаишвили). В августе-ноябре 1722 г. он был даже правителем страны — в период, когда царь Вахтанг и царевич Бакар стояли с войском в Гандже в ожидании императора Петра I*.
_____________________

* Подробнее об участии Вахушти в политической жизни Грузии см. в тексте.

_____________________
В 1724 г. Вахушти вместе с царем Вахтангом оставил родину и с семьей и свитой (90 чел.) выехал в Россию. Поселился он в Москве на Пресне.
Вахушти Багратиони скончался в 1757 году. Похоронен он в пантеоне грузинских эмигрантов в Москве — в Донском монастыре.

* * *
Даже беглое ознакомление с трудом Вахушти Багратиона убеждает нас в том, что автором была проделана огромная и многолетняя изыскательная работа, которая велась сперва в Грузии, а затем была продолжена и завершена в России.


Вo вступительной части труда Вахушти следующим образом сформулировал принцип построения исторического сочинения: «История делится на четыре части: землеописание, родословие, летосчисление и деeписание; а это последнее также делится на две части — церковную и гражданскую».
Можно с уверенностью сказать, что такой взгляд на историю у него сложился уже в Грузии, где он ознакомился с достижениями европейской историографии. В этом нас убеждает то обстоятельство, что в процессе своей изыскательной работы Вахушти собирал материал по всем вышеперечисленным отраслям истории — географии и картографии*, хронологии и генеалогии и собственно истории.
_____________________

* Известно, что Важтанг VI сам проводил астрономические и топографические измерения и составлял карты. Нет сомнений, что Вахушти сотрудничал с отцом.



_____________________
В качестве приложения к своему труду Вахушти составил два географических атласа, материал для которых он готовил в продолжение многих лет. Первый атлас был составлен в 1735 году и состоял из 8 карт (сохранились четыре и часть пятой). В том же году карты Вахушти были переведены на французский язык французским геодезистом и астрономом Ж. де-Лилем, директором географического департамента Петербургской академии наук. А в 1738 г. сотрудники того же департамента перевели их на русский язык. Благодаря этим переводам картографические работы получили широкое применение как в России, так и в Европе.
Второй, более усовершенствованный атлас был составлен в 1742-1743 гг. Состоит он из 19 карт с приложением генеалогических схем царской династии Багратионов.
Совершенно ясно, что высокое качество картографических работ Вахушти во многом было обусловлено его непосредственными топографическими изысканиями.
Эта особенность труда Вахушти, результаты его, так сказать, визуальной исследовательской работы особенно сказались в географической части «Истории Грузии», которую можно считать совершенно оригинальной работой. Первоначальный план царевича — снабдить свое историческое сочинение географическим описанием мест действий, т. е. создать историческую географию, явно был перевыполнен. География Грузии, составленная царевичем Вахушти, с полным основанием дает право грузинским географам считать Вахушти основоположником грузинской географической науки. Работа эта по сей день остается настольной книгой для грузинских географов и историков.
Но в первую очередь Вахушти, конечно, был историком. В «Слове к читателям» (см. текст) царевич Вахушти достаточно ясно излагает свои взгляды на назначение истории и принципы ее составления. Отметим лишь, что в композиционном отношении он строго придерживается этих принципов. В вводной части дается общая характеристика народа. За ней следует основной тест, который содержит географическое описание и историю (причем перед историей каждой грузинской провинции дается ее географическое описание). Завершается труд обширными приложениями — список литературы, хронологические и генеалогические таблицы, указатели собственных и географических имен, карты.
Такое построение труда придает ему совершенно оригинальный характер. В вводной части труда Вахушти, в отличие от современных ему европейских историков, дает обобщающие суждения об историческом прошлом грузинского народа, рассматривает вопросы этнографии, религии, сословий, культуры, государственных институтов. Этим он сближается с историками — предвестниками историографии просветителей XVIII века.
Вахушти принадлежит первая попытка периодизации истории Грузии. По его схеме она делится на два периода — древняя история и история после распада страны; датирует он это последнее событие 1469 годом. В этой периодизации, которая надолго утвердилась в последующей историографии, основным фактором, как видим, является политическое раздробление страны. Она красноречиво говорит о том значении, которое придавали единству страны грузинские прогрессивные деятели, в том числе Вахушти.
Свою историю Вахушти писал по этой периодизации. Первая часть — с древнейших времен до 1469 года — фактически является краткой редакцией древнего летописного свода «Житие Картли». При ее написании Вахушти учитывал те поправки, которые в этот свод были внесены комиссией Вахтанга VI. Но Вахушти не довольствовался этим: он исправлял ошибки, допущеные как комиссией, так и древними летописцами, вносил новые или дополнительные сведения. Так что, хотя первая часть труда и не является оригинальной работой, ее юсе же следует считать ие простой краткой редакцией свода, но критической интерполяцией его с рядом важнейших исправлений, дополнений и комментариев.
Вторая — и основная — часть сочинения является самостоятельной и оригинальной работой. История этой эпохи (XV—XVIII вв.) заново им изучена и описана. Она же является лучшей частью сочинения Вахушти.
При характеристике труда Вахушти следует обратить внимание на его огромную источниковедческую работу. Приступив к работе над «Историей», Вахушти в первую очередь обратился к грузинским нарративным и документальным источникам, основным из которых, естественно, был летописный свод «Житие Картли», переработанный Комиссией Вахтанга VI. Вместе с тем он привлек и другие, незнакомые комиссии, списки этого свода.
Большая заслуга Вахушти, как историка, состоит в том, что он, вслед за комиссией Вахтанга, обратил особое внимание на важность исторических документов — грамот, как источника и объявил им полное доверие. При этом он безукоризненно пользовался их содержанием и назначением для определения достоверности и даты документа.
Вахушти пользовался житиями святых и церковных деятелей, агиографическими сочинениями, памятниками права, устными преданиями и народными поговорками, считал важными непосредственные географические или этнографические наблюдения. Особенно следует выделить отношение Вахушти к вещественным источникам — архитектурным, эпиграфическим и т. д. Для описания одежды грузин, например, он прибег к совершенно верному методу — к фрескам и по ним восстановил ряд видов грузинской одежды. Это было новизной в грузинской историографии.
Сильными сторонами сочинения Вахушти являются, наряду с исторической географией, хронология и генеалогия. Он также первым использовал простые методы дипломатики для хронологической классификации документов. При этимологических разысканиях Вахушти, несмотря на некоторую примитивность отдельных наблюдений, мы встречаемся с удивительными и точными по своей логичности выводами.
Вахушти ссылается на Плиния, Цезаря Барония (очевидно, через русский перевод, который им же был переведен на грузинский язык), Цицерона, Иоанна Дамаскина, Максима Исповедника, Вильгельма Стратемана, Луи Фелье, неизвестного польского автора; пользуется армянскими, греческими, персидскими, турецкими хрониками и летописями, знаком с содержанием работ Власича, Скарги, русскими историческими повестями, учениями Галилея и Коперника. Не вызывает сомнений и то, что Вахушти общался с выдающимся русским историком Татищевым.
Значительная часть сочинений, на которые ссылается Вахушти, еще не выявлена и не уточнена. А что он пользовался гораздо более широким кругом иностранных источников и литературы, в этом нас бесспорно убеждает ознакомление с его «Историей», в частности, с генеалогическими и хронологическими частями труда. При этом можно с уверенностью сказать, что он пользовался как русскими переводами, так и латинскими оригиналами.
Вахушти был первым, кто внедрил в грузинскую историографию критическое направление. При пользовании источниками Вахушти проявлял гораздо большую строгость и осторожность, чем комиссия царя Вахтанга. Он считал необходимым ссылаться на источник, устанавливал при этом его достоверность, происхождение и дату, для чего нередко прибегал к сопоставлению с другими источниками.
Рассказ Вахушти ведет в повествовательном стиле. Но его отношение к событиям, оценка их видны совершенно отчетливо. А наблюдения его по отдельным проблемам и конкретным вопросам по своей меткости и глубине на перестают удивлять последующих историков.
Стиль и язык изложения Вахушти выгодно отличают его труд от сочинений его предшественников и современников. В грузинской историографии именно после Вахушти утвердились термины: хронология, генеалогия, география, прагматология, историография, этимология. Кроме того, он смело ввел в грузинский язык массу иностранных слов (политика, академия, демократ, депутат, аристократ, библиотека, религия, метафизика, трагедия, комедия и т. д.). Причем, он почти во всех случаях объясняет их значение.
Если к этому добавить его плодотворную переводческую деятельность, станет ясным его немаловажный вклад в просветительную деятельность тогдашнего передового грузинского общества.
Роль Вахушти в грузинской историографии огромна: он вносит новые, неизвестные до того методы, обобщает исторические факты, историческое повествование начинает географическим и этнографическим описанием страны, расширяет тематику описываемых событий — охватывает церковную историю, право, нравы, ссылается на указанный первоисточник, в композицию исторического сочинения вносит новые элементы — критическо-историческое вступление, специальные очерки по отдельным вопросам, реальные комментарии, указатели, жарты.

Этим он поставил грузинскую историографию на совершенно новый путь, что, со своей стороны, было им сделано и под влиянием европейской историографии, с которой он знакомился как непосредственно (в основном при помощи миссионеров), так и пользуясь переведенными на русский язык сочинениями.


Вахушти не только стоял на уровне современной ему европейской историографии, но в ряде случаев превосходил многих видных ее представителей. Анализируя его взгляды и труды, мы вправе считать его основоположником навой грузинской историографии, суть которой состояла в процессе постепенного перехода от феодальной историографии к буржуазной.

* * *
Сочинение Вахушти «История царства Грузинского» в его первозданном виде не издавалось. В 1842 г. в Петербурге М. Брассе опубликовал географическую часть сочинения под названием «Географическое описание Грузии царевича Вахушти», грузинский текст и французский перевод. Эта часть труда Вахушти была переиздана дважды — в 1903 (М. Джанашвили) и 1941 (Н. Бердзенишвили и Т. Ломоури) годах.


В 1854 г. Д. Чубинашвили опубликовал историю Грузии XV—XVIII веков, которую в 1913 г. переиздал 3. Чичинадзе под названием «Жизнь Грузии». Древняя же история (до XIV в.) была издана Д. Бакрадзе в 1885г.
Лишь в 1973 году, благодаря огромной работе, проделанной проф. С. Каухчишвили, сочинение Вахушти вышло в свет в качестве IV тома «Картлис цхавреба» («Житие Картли»). Оно состоит из географической, исторической и хронологической частей труда (1102 стр.). Благодаря этому изданию появилась возможность приступить к переводу на русский язык полного текста «Истории царства Грузинского».
Приступая к переводу части исторического труда Вахушти Багратиона, мы вполне понимали насовершенность и половинчатость предлагаемой работы. Вместе с тем, учитывая оригинальность нижеследующей части сочинения Вахушти, важность ее для исследователей, мы сочли возможным и нужным довести ее до русского читателя в подобном виде.
Н. Накашидзе

К ПЕРЕВОДУ



При переводе возникли проблемы, касавшиеся этнических и географических терминов и собственных имен. Проблемы эти оказались настолько» сложными, что мы заранее отказываемся считать предлагаемые варианты перевода этих терминов и имен единственно приемлемыми и оптимальными.
Географические названия: После недолгого колебания мы решили сохранить грузинское произношение и правописание — настолько это позволяли нам орфография и алфавит русского языка — всех грузинских географических названий и употреблять их исключительно в именительном падеже (исключение составляет термин «Заречье», который адекватен грузинскому «та сторона», «гагма мхари»). Что же касается локализации какого-либо пункта, она определяется по положению, существующему при Вахушти и, естественно, выражает взгляды автора.
Этнические названия: Здесь мы столкнулись с необходимостью употреблять как единственное, так и множественное числа, причем вынуждены были отказаться от идентификации. Например, если слово «имер» (жители Имерети) во множественном числе принимает вполне логичный и понятный вид — «имеры», то в других случаях по числам слова не видоизменяются (например, «туши», «кахи»). В некоторых же случаях пришлось отказаться от чисто грузинской формы и принять во внимание законы русского языка. Для русского читателя были бы непонятны слова — «рачвели», «картлели», «гурули», и мы оставили распространенные «ра-чинцы», «картлийцы», «гурийцы» и т. д.
Кроме того, мы надеемся, что прилагаемый к тексту этногеографический словарь читателю окажет определенную помощь. Мы, по мере возможности, избегали вносить в этот словарь негрузинские термины и пункты. Здесь же следует указать, что для ориентировки читателя в словаре мы как бы установили своеобразные ориентиры — ось с востока на запад: Телави — Тбилиси — Мцхета — Гори — Боржомское ущелье — Ахалцихе — Кутаиси — Зугдиди.
Для обозначения районов Грузии мы вынуждены были избрать несколько терминов. Самые крупные регионы Грузии — царства и полусамостоятельные княжества мы назвали «провинциями», а именно: Абхазети, Гурия, Имерети, Картли, Кахети, Одиши (Самегрело), Самцхе.
Районы меньшего размера, имеющие устойчивые черты географической, но отнюдь не политической самостоятельности и входящие в состав той или иной провинции, в словаре фигурируют как «области» — напр., Рача, Тушети, Аджара и т. д.
Наконец, географические районы локального значения обозначены «землями» (Сагурамо, Триалети, Самокалако и т. д.).
В исторической жизни Грузии определенное место занимали ущелья отдельных рек, население которых часто подчинялось одному владетелю. Вахушти неоднократно упоминает эти ущелья, притом под разными терминами, отличая их по масштабам и значению. В переводе применяются соответствующие термины — ущелье, теснина, лощина.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница