Исторический очерк постройки Храма святого великом




Скачать 419.82 Kb.
страница1/3
Дата23.07.2016
Размер419.82 Kb.
  1   2   3

Краткий исторический очерк постройки

Храма святого великомученика

Димитрия Солунского на Благуше

в Москве, за семеновской заставой.

МОСКВА

2001


ОДОБРЕНО

ИЗДАТЕЛЬСКИМ СОВЕТОМ

РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

ТЕКСТ СОСТАВЛЕН ЛАДЫГИНЫМ A.А. ПРИ УЧАСТИИ АРХИТЕКТОРА ЧИСТЯКОВОЙ Т.В.

На обложке: Димитрий Солунский. Мозаика 12 века.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Святой великомученик Димитрий Солунский, пожалуй, не относится к числу таких «популярных» святых Русской Православной Церкви как святитель Николай Мирликийский или преподобный Сергий Радонежский. Этим видимо, объясняется немногочисленность храмов, посвященных этому святому, В Москве на сегодняшний день их два. К концу XIX столетия в Москве, по данным историка И.Е. Забелина, существовало 6 престолов, посвященных этому святому покровителю православного воинства.

Тем интереснее узнать читателю о том уважении и почитании, которые воздавались святому Димитрию его современниками и нашими предками.

День памяти святого великомученика Димитрия Солунского - 8 ноября (26 октября по старому стилю).

Святой великомученик Димитрий Солунский был одним из самых почитаемых святых на Руси. Это связано не только с тем, что род его, по преданию, имел славянское происхождение. Градоправитель и военачальник, жизнью оплативший свою веру в Господа Иисуса Христа, святой Димитрий стал покровителем и споборником всех православных воинов. Вот почему у русских князей существовала традиция называть своих первенцев именем этого святого. Так было у Великих князей Ярослава Мудрого. Юрия Долгорукого, Александра Невского, у царей Иоанна Грозного и Алексея Михайловича.

Святой благоверный великий князь Дмитрий Донской был ревностным почитателем святого великомученика Димитрия. Накануне Куликовской битвы князь Димитрий перенес из Владимира в Москву написанную на гробовой доске святого мученика его икону, привезенную на Русь в XII веке, и поставил ее как великую святыню в Успенском соборе Московского Кремля. В честь святого Димитрия строились на Руси многие храмы: в 70-х годах XI века основан в Киеве Димитриевский монастырь, известный впоследствии как Михайлов-Златоверхий, в XII веке воздвигнут во Владимире Димитриевский собор, сохранившийся доныне.

Первый каменный храм Московского Кремля, построенный в 80 —е годы XIII

века святым Благоверным князем Даниилом Московским, был освящен в память святого великомученика Димитрия Солунского.

Богослужебному почитанию святого Димитрия положили начало святые равноапостольные Мефодий и Кирилл - его соотечественники. Их первым собственным сочинением на церковно — славянском языке стал канон Димитрию Солунскому. В одном из тропарей канона святые братья — просветители славян, сравнивают святого мученика с апостолом Павлом - столь сильной и бескомпромиссной была написанная его кровью проповедь о Христе.


Данное издание составлено ИЗ двух частей. В первой части — историческом

очерке, посвященном храму на Благуше — рассказывается о людях чьими усилиями

и вдохновением создавался приход и созидался храм. Вторая часть —

Богослужебная - представляет собой чинопоследование молебна с акафистом

святому великомученику Димитрию Солунскому.




ХРАМ СВЯТОГО ВЕЛИКОМУЧЕНИКА ДИМИТРИЯ СОЛУНСКОГО НА БЛАГУШЕ








В 1817 году московское епархиальное начальство предложило настоятелям московских храмов собрать материал, проливающий свет на историю возникновения прихода в их местности. Собранные сведения отчасти были опубликованы в 4-ой книге «Чтений Общества истории и древностей российских» за 1874 год.

В то время храма на Благуше не существовало.

Сегодня, после десятилетий разрухи, когда идет активная работа по его восстановлению, представляется особенно важным вспомнить создателей прихода и строителей храма, историю самой местности Благуша.

Храм, построенный в 1908-1911 в Москве, за Семеновской заставой, на Благуше был назван в честь святого великомученика Димитрия Солунского.

Благуша — историческое название местности, располагавшейся на северо-востоке Москвы между Семеновской заставой и селом Измайлово.


Храм святого великомученика Димитрия Солунского на Благуше в 1911 г. Графическая реконструкция Архитектора Чистяковой Т.В.

Слуху человека православного слышится нечто благое в этом слове — Благуша. Сказать что—либо определенное о его происхождении трудно.

В «Толковом словаре Живого Великорусского языка» В.И. Даль привел слово «благуша в одном ряду со словами: «блажной, блаженный» — «помешанный, малоумный, дурачок». Если, следуя Далю, вести происхождение слова «благутна» от слова «благой» в его отрицательном употреблении, то тогда его Значение может быть истолковано как «дурной, тяжелый, неудобный». Такое объяснение названия «Благуша» может быть отчасти принято в качестве характеристики местных :земелъ. Действительно, издревле это была полузаболоченная местность с большим количеством мелких озер и глинистой почвой, мало пригодной для земледельческих работ. В подтверждение этому приведем характеристику местных земель КЗ «Описания столичного города Москвы и ее уезда со всеми лежащими в них дачами», изданного Межевым ведомством в 1790 году: «Земля иловатая, хлеб средственный, а незаселенная земля лежит впусте».

До Петровского времени никаких определенных сведений о Благуше не найдено, да и вряд ли существовало тогда само это название.

Как все московские земли, лежавшие восточнее р. Яузы на 4 версты, эта местность царским указом 1649 года объявлялась выгонной землей — находящейся в общем пользовании всех горожан для выпаса скота.



В конце 17 века значительная часть выгонной земли за Яузой была отдана под строительство военных слобод Преображенского, Семеновского и Лефортовского полков.

Название «Благуша» впервые появляется в связи с упоминанием о существовавшей на этом месте в 18 веке Благушинской рощи, занимавшей площадь 9 десятин с саженями (около 10 га| и входившей в число 6 казенных заповедных рощ, в которых лесное хозяйство поддерживалось на должном уровни. В Высочайше утвержденном положении императора Александра I «О лучшем сбережении ближайших к Москве шести казенных рощ и об учреждении в них лесного хозяйства» от 2 ноября 1830 года повелевалось: «Рощу Благушу, занимающую 9 десятин с саженями, а в окружности 790 сажен, в которую входит на паству городской скот, для предохранения от сего на предбудущее время, обрыть каналом». В середине 19 века роща была вырублена: был разработан план, по которому освобожденная от леса земля должна была быть разбита на участки и сдана в аренду.





С первой трети 18 века на Благуше обосновываются кирпичные заводы московского купца А.И. Павлова и крестьянина Ильи Алексеева Ковылина, С кирпичными заводами соседствовали многочисленные скотобойни. Необходимо упомянуть и о том, что местность за Семеновской заставой, как и большинство пригородных земель, была местом вывоза из города мусора и нечистот, которые сваливались в имевшиеся здесь в большом количестве небольшие озерца.

МЕСТНОСТЬ БЛАГУША НА KAРТЕ МОСКВЫ

К середине 19 века кирпичных заводов на Благуше насчитывалось до сорока. Результатом добычи глины, которую копали по обеим сторонам нынешнего Измайловского шоссе, стало то, что вся Благуша оказалась покрытой ямами и буераками. На плане Москвы, составленном начальником корпуса военных топографов Федором Шубертом впервые ясно показана местность Благуша; на карту нанесены 2 кирпичных и 1 красильный заводы на южном берегу Хапиловского пруда, белильня и суконная фабрика. На плане Москвы 1859 года нанесены 8 кирпичных заводов восточнее Семеновской заставы и множество заводов по обеим сторонам Измайловского шоссе,

До 1917 года Благуша не входила в черту Москвы и управлялась Московским уездным земством. Полный административный адрес Благуши звучал так; Московской губернии Московского уезда Ростокинской волости 7 — ого стана местность Благуша. Занимаемая Благушей территория ограничивалась с севера Хапиловским прудом, с юга - веткой Московско - Казанской железной дороги, с

запада — Измайловским валом и Семеновской заставой, с востока — линией окружной московской железной дороги, ставшей в 1917 году фактической границей города.

Главной магистралью Благуши стало построенное в середине 19 века Измайловское шоссе. Оно стало продолжением дороги, шедшей от Семеновской заставы к Семеновскому кладбищу. Возникла эта дорога в 18 веке после того, как по приказу императрицы Екатерины II на окраинах Москвы были разбиты 8 кладбищ для захоронения умерших от чумной эпидемии 1771 - 1772 годов. К этим кладбищам, в число которых входило и Семеновское, за счет городской казны были проложены мощеные дороги, освещаемые по ночам фонарями.

Характеризуя местное население. Управляющий Канцелярией Московского Губернатора А.П. Шрамченко писал в 1890 году: «Жители Ростокинской волости хозяйством занимаются мало; большинство способных к труду людей проживает на фабриках; торгуют парным молоком, занимаются в Москве легковым извозом, полотерством и ведут торговлю: трактирную, в винных лавках и полупивных».

Благуша, как улица, появилась на карте Москвы уже после большевистского переворота 1917 года.

Необходимо сказать несколько слов о названиях местных улиц, поскольку, в этом отношении Благуша представляла собой интереснейшую картину.

До 1918 года в Москве, как и во всей стране, не было государственного учреждения, занимавшегося наименованием улиц. Названия местностей, улиц и площадей постепенно складывались в народной среде и входили в повседневное употребление.


Kаpта-схема Благуши с карты Москвы 1914 года, изданной А.С. Сувориным. Пояснения к названиям улиц Петровская — с 1922 г. yл Кирпичная. ул. Александровская — с 1917 г. ул Благуша, ул. Михайловская — с 1922 г yл Щербаковская. ул. Алексеевская - с 1922 г. ул. 3веринецкая ул. Николаевская - с 1922 г ул Ткацкая, ул,

Мочальская - с 1957 г. ул. Ибрагимова.



Земля Благуши являлась частью так называемых Удельных земель, находившихся в ведении Удельного Ведомства Министерства Императорского Двора. Учрежденное в конце XVIII века, это ведомство имело своей задачей обеспечение денежными средствами членов Царской Фамилии за счет доходов от хозяйственных предприятий, созданных на Удельных землях. Распоряжался этими землями сам Государь. 85% всех Удельных земель составляли леса. Удельное хозяйство, таким образом, было лесным хозяйством, извлекавшим доход от продажи древесины и сдачи в аренду очищенных от леса участков земли.

В начале 90 —х годов 19 века Удельное ведомство осуществило перепланировку Благуши, в ходе которой на пустовавшей ранее земле возникли новые улицы- Принадлежность данной земли Правящей династии решено было отразить в названиях новообразованных улиц. Вот так на Благуше появились улицы - Петровская в честь Государя Императора Петра I, Александровская в честь Государя Императора Александра Ш. Николаевская в честь Великого князя Николая, Михайловская в честь Великого князя Михаила, Алексеевская в честь Великого князя Алексея, Все эти улицы пересекали Благушу с запада на восток и шли параллельно одна другой.

Можно смело утверждать, что ни один из московских приходов не включал в себя такого количества улиц, названных в честь представителей Царского рода. Благуша, таким образом, являлась не только хранителем памяти о таком явлении как Государево Удельное землевладение, но и топографическим мемориалом династии Романовых.

Рядом с именами Высоких особ на Благуше соседствовали имена тех русских людей, которые своим трудом способствовали превращению Благуши в жилую, обустроенную местность. В их память были названы улицы, пересекавшие Благушу с севера на юг Вельяминовская — в память Вельяминова начальника Московского Удельного округа, руководителя работ по планировке Благуши: Мочальская — в память Демьяна Ивановича Мочальского, известного ученого - лесовода, члена Строительной комиссии храма на Благуше, занимавшего должность Управляющего 2 —ым Измайловским Удельным имением, из состава которого была выделена земля для постройки храма св, вмч. Димитрия Солунскаго; улицы Мироновская, Борисовская, Фортунатовская, Давыдовская (ныне ул Лечебная) — по фамилиям инженеров и геодезистов, планировавших эти улицы.

Придя к власти, большевики развернули бурную деятельность по переименованию населенных пунктов, улиц и площадей больших и малых городов России, Они не были первопроходцами в этой области: вошедший в 1812 году в Москву Наполеон одним из первых своих указов распорядился дать улицам первопрестольной имена своих военачальников. Их имена ушли из Москвы вместе с самими французами.

Результаты большевистских переименований гораздо более ощутимы.

Начатый ими процесс стирания имен не менее опасен, чем уничтожение храмов.

Сегодня у жителей Соколиной горы на слуху имена не строителей храма, а его

разрушителей. Знание истории Благуши является первым реальным шагом к

изменению подобной ситуации.

Прежде всего, новые властители поставили задачу уничтожить все упоминания о России как стране Самодержавной императорской власти. Имена Всех представителей царствовавшей династии выводились из словоупотребления. Первой была переименована улица Александровская в 1917 году ее и назвали Благушей. В 1922 году, когда Комиссия о переименованию московских улиц при Моссовете утвердила новые названия для почти 500 улиц столицы, стали по иному называться и другие «Государевы» улицы Благуши; ул. Петровская названа Кирпичной, ул. Михайловская - Щербаковской, в помять революционера Щербакова - члена Благуше- Лефортовского совета, ул. Алексеевская —
Зверинецкой, ул. Николаевская — Ткацкой. В 1957 году в ознаменование 40 — летия революции ряду московских улиц были присвоены имена вождей революционеров: улица Мочальская стала носить ими Шаймардана Ибрагимова — секретаря Благуше —Лефортовского комитета партии большевиков».

Если в середине прошлого столетия Благуша представляла собой пустынную и малонаселенную окраину Москвы, то к 90 - ым годам, благодаря быстрому промышленному росту московского региона. Благуша, как и прочие городские окраины, активно заселяется выходцами из различных уездов Московской губернии, потянувшихся в Москву на заработки. Московские фабриканты и предприниматели активно осваивали территорию за заставами Москвы и причины для этого были: земля здесь стоила дешевле и налоги на промышленные предприятии были ниже городских. К 1906 году местное население увеличилось в 10 раз по сравнению с 80 — ми годами 19 века и составило около 10 тысяч душ. По данным на 1902 год почти 80% населении Благуши было пришлым. (Статистический атлас г. Москвы. Составлен Статистическим отделом Московской городской управы. 1911 г., лист 13).

Открытие новых фабрик и заводов на Благуше способствовало складыванию местной инфраструктуры, в которой еще отсутствовал традиционный духовный центр — православный храм.

А потребность в храме на Благуше была. Духовные нужды возраставшего в численности населения района, большинство которого исповедовало Православие, уже не могли быть в полной мере удовлетворены духовенством близ расположенных храмов.

До создании прихода на Благуше местные жители посещали два храма : Введенский в селе Семеновском и Воскресения Словущего на Семеновском кладбище. Первый из вышеназванных находился довольно далеко — в двух верстах от Благуши. второй был кладбищенским и, в силу ежедневно совершавшихся многочисленных отпеваний и панихид, его малопричтовый клир не был в состоянии удовлетворить всех духовных нужд быстро увеличивавшийся паствы.

В ноябре 1905 года по инициативе местных домовладельцев — московского купца первой гильдии Андрея Петровича Ковалева и Николая Степановича Шамис — жителями Благуши было возбуждено ходатайство перед Высокопреосвященнейшим Владыкой Владимиром, митрополитом московсеким, о назначении к храму на Семеновском кладбище особого причта, который мог бы окормлять благушинских прихожан.

Рассмотрев все обстоятельства дела митрополит Владимир пришел к выводу, что для Благуши, имеющей перспективу дальнейшего увеличения числа жителей, назначение особого причта в храме со сложившимся кругом прихожан и своими особенностями совершения Богослужения не решит вопроса. Именно поэтому он сам предложил насельникам Благуши устроить свой храм.

Высокопреосвященнейший Владимир, Митрополит Московский, ныне прославленный Церковью как священномученик, первый из иерархов Русской Православной Церкви принявший мученическую кончину от врагов веры Христовой в 1918 году, сам направлял и контролировал всю работу по постройке храма, начиная с поиска финансовых средств и земельного участка и кончая освящением главного престола.

Наведя справки в Московской Духовной Консистории Владыка узнал, что в 1896 году Потомственный Почетный Гражданин Димитрий Флорович Ермаков передал Духовному Ведомству около ста тысяч рублей на постройку храма в честь своего небесного покровителя — святого великомученика Димитрия Солунского и Святой Праведной Анны (супругу Д.Ф- Ермаков звали Анной), оставив на произволение церковного начальства место и время построении храма. Скорее всего, эти деньги составляли часть наследства, полученного Дмитрием

Флоровичем от отца - ныне почти забытого ( в недавно выпущенной Энциклопедии предпринимателей России его фамилия даже не упоминается), а когда—то известного своей благотворительностью в отношении многих храмов и монастырей России Ермакова Флора Яковлевича — видного московского купца, потомственного почетного гражданина. Флор Яковлевич Ермаков происходил из крестьян с. Мещерина Коломенского уезда Московской губернии. Его отец, Яков Яковлевич, имевший бумагопрядильную ткацкую фабрику, в 40 —ых годах 19 столетия купил имение близ Филей и основал фабрику для набивного и красильного производства. Отличавшиеся яркостью красок и пестротой рисунка, ситцы его фабрики под названием «ермак» были особенно популярны среди коренного населения Сибири и Средней Азии. После смерти отца семейную производственно — торговую фирму «Я.Я. Ермаков с сыновьями» возглавил купец 1 -ой гильдии Флор Яковлевич Ермаков. В 1855 году Ф.Я. Ермаков был награжден золотой медалью на анненской шейной ленте за успехи в производстве тканей и «За понижение цен на ситцы». В 70-ых годах Ф.Я. Ермаков купил старую текстильную фабрику в окольниках и организовал здесь шерстяное камвольное производство. Вскоре, однако, Ермаков полностью оставляет предпринимательскую деятельностъ и посвящает себя делам благотворительности. При своих закрытых фабриках в Москве он устраивает огромную богадельню с двумя отделениями. В 1876 году открывается Александровское отделение Ермаковской богадельни в Сокольниках на 500 человек, а позднее — Мариинское отделение на 600 призреваемых за Трехгорной заставой. Во всех богадельнях, основанных Ф.Я.

Ермаковым, в том числе и вне Москвы, нашли приют около 2000 человек. На месте его дачи в Сокольниках была устроена Ермаковская больница. При пересыльной тюрьме в Москве он построил корпус для семей, сопровождающих осужденных в Сибирь, и каждый член семьи получал от него рубль, Ф.Я Ермаков соорудил корпус в психиатрической больнице на Канатчиковой даче, который до революции назывался «Ермаковским». В неурожайные 1890-1891 годы Флор Яковлевич купил десять тысяч пудов муки для бесплатной раздачи населению голодавших губерний. В 1893 году в своем доме на Новой Басманной улице в Москве он устроил бесплатную столовую на 500 обедавших ежедневно. Особое отношение было у Ф.Я. Ермакова к делам церковной благотворительности. Он жертвовал огромные суммы на содержание 15 православных женских монастырей России, в том числе Суздальского Ризположенского, Макарьевского Желтоводского, Коломенского Бpyсненского, Бузулукского Ключегорского и других. При его

московском доме было образовано подворье — приют на 200 мест для монахинь, приезжавших со всей Росмии в Москву для сбора пожертвований. За дела благотворительности и милосердия Ф.Я. Ермаков в 1890 Году был награжден чином действительного статского советника. Преставился Флор Яковлевич 21 июня 1895 года и был погребен в склепе Троицкого храма при богадельне в Сокольниках. По завещанию миллионера 350 тысяч рублей передавалось на содержание беднейших сельских церквей и провинциальных монастырей. В одном из пунктов завещания было сделано следующее распоряжение: «Имея в виду, что супруга моя Екатерина Корнеевна награждена мною как при жизни, так

в настоящими завещательными распоряжениями, а сын мои Дмитрий Флорович и дочь Александра Флоровна, по мужу Медынцева, и равно другие мои родственники награждены мною при жизни моей, сообразно моим средствам и отношениям их ко мне, я весь остальной принадлежащий мне капитал прошу душеприказчиков моих принести в известность и :затем по совокупному их усмотрению раздать все без остатка в воспоминание обо мне и на помин души моей беднейшим и нуждающимся в пособии людям». Вдова Флора Яковлевича Е.К. Ермакова исходатайствовала Высочайшее соизволение на изменение завещания покойного супруга в части раздачи по рукам огромного капитала в три с половиной миллиона рублей. Эти средства были ею направлены на создание и содержание двух ремесленных училищ, устройство ночлежных приютов в Москве, финансирование попечительств о бедных и других учреждений Министерства внутренних дел. ведомства Императрицы Марии и городского самоуправления Москвы.

О Дмитрие Флоровиче Ермакове, сыне Флора Яковлевича, почти ничего неизвестно, Женат он был на дочери известного суконного фабриканта Анне Носовой, есть основания полагать, что деньги , пожертвованные им на постройку храма в честь Святаго великомученика Димитрия Солунскаго, составляли часть отцовского наследства.

Деньги, оставленные по завещанию Димитрия Флоровича Ермакова, Владыка Владимир и предложил благушенцам о качестве начального капитала на строительство храма.

Предстояло найти и подходящий земельный участок.

Для получения разрешения на строительство храма на Удельной земле требовалось Высочайшее соизволение.

В результате проделанной Митрополитом Владимиром предварительной работы, 21 июня 1906 года последовал Высочайший Указ Государя Императора Николая Александровича, по которому участок земли, находящийся на углу улиц Михайловской (ныне ул. Щербаковская) и Мочальской (ныне ул. Ибрагимова) безвозмездно передавался из ведения Царствующего Дома Духовному ведомству с целью построения на этом участке церкви и домов для церковного причта. Земля передавалась на весь срок, в течение которого на данном участке будет существовать храм.

Процесс передачи земли из ведомства в ведомство занял почти год. В марте 1907 года представителем Московской Духовной Консистории протоиереем Митрофаном Геликовским, настоятелем храма Никиты мученика на Старой Басманной, и Управляющим 2 ым Измайловским Удельным Именном Статским советником Д.И. Мочальским был подписан договор о передачи земли.

При осмотре выделенного участка было установлено, что земля сильно увлажнена. После дополнительного исследования почвы были предусмотрены меры, позволяющие отводить влагу от фундамента здания. Были устроены специальные водоотводные колодцы. После закрытия прихода в 30 — ые годы и размещения в стенах храма завода, система дренажа оказалась нарушенной, В настоящее время вопрос об отводе постоянно прибывающей влаги от храмового фундамента является одним и самых острых вопросов в ходе восстановления храма.

  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница