Исторический альманах




страница1/5
Дата09.04.2016
Размер1.03 Mb.
  1   2   3   4   5
МИНУВШЕЕ

ИСТОРИЧЕСКИЙ АЛЬМАНАХ



7

ОТКРЫТОЕ ОБЩЕСТВО ФЕНИКС

MOCKBA

1992


РАЗГРОМ ЛЕВОЙ ОППОЗИЦИИ В СССР. ПИСЬМА ССЫЛЬНЫХ БОЛЬШЕВИКОВ (1928)

Публикация Ю.Фельштинского

1928 год можно считать рубежом советской истории по целому ряду причин. Внутри страны завершил свое недолгое существование НЭП и началась принудительная коллективизация крестьянского хозяйства. Во внешней политике бурное экспансионистское десятилетие 1918-27 гг. за­вершилось неудачной революцией в Китае и сменилось относительно мир­ным периодом 1928-37 гг. В партийной жизни в этот год была ликвидиро­вана так называемая левая оппозиция, самым ярким представителем ко­торой был Троцкий.

Левая оппозиция возникала дважды в критические для большевист­ской системы моменты, когда приходилось решать серьезные внешне­политические вопросы, а от решения этого зависело либо само существо­вание советского правительства, либо победа революции в соседних стра­нах. Классическим примером была оппозиция Брестскому миру. С точки зрения абсолютных коммунистических интересов, Брестский мир являлся катастрофой. Он несомненно убивал все шансы на стремительную ре­волюцию в Германии, а значит — на революцию в Европе. Это было на­столько очевидно большевистско-левоэсеровскому активу, что бoльшая часть партийных функционеров стала в оппозицию к ленинской группе, поддержав либо откровенно левацкую позицию Бухарина, либо — более осторожную и, несомненно, самую правильную (с точки зрения коммуни­стических интересов) позицию Троцкого1.

Для левых коммунистов, для сторонников Троцкого и для большин­ства левых эсеров (отличавшихся от большевиков еще большим догматиз­мом) — вопроса о построении социализма в одной стране не существо-

1 Подробнее об оппозиции Брестскому миру см. мои статьи: ИЗ ИСТОРИИ БРЕСТСКОГО МИРА. — «Новый журнал», №161, 1985, с.210-230; №162, 1986, с.228-261; «Грани», №141, 1986, с.203-251.

245


вало: они считали это невозможным. Здесь следует сделать оговорку. В конце концов построить социализм в «отдельно взятой стране» ока­залось все же возможным, но для этого пришлось уничтожить тех самых коммунистических романтиков, которые соглашались строить его исклю­чительно в соответствии с максималистской догмой, а не исходя из ре­ального положения дел в Советской России И сегодня, зная их судьбу, приходится отдать должное интуиции противников «социализма в од­ной стране»: защищая свою точку зрения, они боролись за собственную жизнь.

Позиция Ленина, в отличие от его оппонентов, была абсолютна ра­ционалистичной. Его прежде всего интересовала власть, хоть на один день2, хоть в одном городе3, и как можно скорее4. А затем уже можно было думать и о европейской революции. В такой схеме не оставалось ме­ста ни для революционного романтизма левых эсеров, ни для риторики левых коммунистов5. Больше того, в ней не оставалось места и для не-



2 На 73-й день существования советской власти в Петрограде Ленин торжест­венно заявил Артуру Ренсому, корреспонденту «Манчестер Гардиан» в России, что основная цель русской революции уже достигнута: большевики продержа­лись на один день дольше Парижской коммуны и гибель советской власти теперь не страшна, так как главный вклад в мировое коммунистическое движение уже сде­лан (см Л.Фишер. ЖИЗНЬ ЛЕНИНА. Лондон, 1970, с.231).

3 Когда в 1918 году Троцкий спросил Ленина, что произойдет, если немцы бу­
дут наступать и захватят Москву, Ленин ответил: «Отступим дальше, на восток,
на Урал /.../ Кузнецкий бассейн богат углем. Создадим Урало-Кузнецкую респуб­
лику, опираясь на угольную промышленность и на кузнецкий уголь, на уральский
пролетариат и на ту часть московских и питерских рабочих, которых удастся увес­
ти с собой. / ../ В случае нужды уйдем еще дальше на восток, за Урал. До Камчат­
ки дойдем, но будем держаться». Троцкий комментирует: «Концепция Урало-
Кучнецкой республики ему органически необходима была, чтобы укрепить себя и
других в убеждении, что ничто еще не потеряно и что для стратегии отчаяния нет и
не может быть места». (Л.Троцкий. О ЛЕНИНЕ. Материалы для биографа. М.,
1924, с.88-89).

4 В статье УРОКИ ОКТЯБРЯ, напечатанной вместо введения к первой части
кн Троцкого 1917 (М., 1924) и републикованной в кн ОБ «УРОКАХ ОКТЯБРЯ»
(Рабочее изд-во «Прибой», Л., 1924, с.220-262) Троцкий описал, как Ленин уже в
сентябре 1917 года предлагал (скрываясь при этом в Финляндии) провести в Петро­
граде переворот, хотя, по мнению Троцкого, «от имени питерского Совета в сен­
тябре еше нельзя было провести этот план, так как организация Совета, еще нео-
большевиченная, как следует быть, была для этого не приспособлена: Военно-
революционного комитета еше не существовало». (КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ОП­
ПОЗИЦИЯ В СССР. 1923-1927. Сб. док-в из архивов Л.Троцкого, в 4-х тт. Сост.
Ю.Фельштинский. Том 1. 1923-1926. Chalidze Publications, 1988, с.125). «Эта поста­
новка вопроса предполагала подготовку и совершение восстания партийным путем
и от лица партии с тем, чтобы затем освятить победу через съезд Советов» (УРО­
КИ ОКТЯБРЯ,
с.247). Авантюрный характер ленинского призыва отметил не то­
лько Троцкий. В.Ногин заявил, что это призыв «к повторению июльских собы­
тий», т.е. к заведомому поражению (там же, с.238). А ЦК партии в целом отверг
предложение Ленина (там же, с.247).

5 Первых, как конкурирующую партию, Ленин уничтожил 6-7 июля 1918 года.
Вторых, членов собственной организации (партии большевиков), (см.след. стр.)

246

медленной революции в Германии, поскольку тогда вопрос о власти в России лишался практического значения в этом случае центром мирового коммунистического движения стал бы Берлин, а советское правительство «Соединенных Штатов Европы» возглавили бы Карл Либкнехт и Роза Люксембург, но уж никак не Ленин с его оппортунистической и «правой» идеей брестской передышки6.

Вот так и развернулись карты участников игры: с одной стороны Ленин, пытающийся прежде всего закрепить впасть свою и своей группы; с другой — догматики-идеалисты, интуицией, а кто и здравым рассудком понимавшие, что в отдельно взятом социалистическом обществе им не остается места и нужно биться за немедленную мировую революцию как единственный способ оправдать жизнь. В этой игре победил Ленин. Бле­стящий тактик партийной борьбы, он переиграл своих оппонентов во время голосования в ЦК по вопросу о Брестском мире и, воспользовав­шись нерешительностью левых коммунистов и Троцкого, провел свою ре­золюцию через партийный съезд, а во время съезда Советов сумел уничто­жить еще и конкурирующую левоэсеровскую партию.

он репрессиям не подверг: инцидент с левыми коммунистами был предан забвению. На короткое время репрессирован был лишь один левый коммунист — гла­ва ВЧК Дзержинский; его отстранили от работы, но и то лишь потому, что для Ленина была очевидна причастность Дзержинского к убийству германского пос­ла графа Мирбаха. Но поскольку само убийство, да еще руками левого с.-р. Блюм­кина, было Ленину крайне выгодно, Дзержинского скоро восстановили на прежней должности, а Блюмкина приняли в РКП(б) и вернули на работу в систему Дзержин­ского, где он сделал блестящую карьеру контрразведчика (пока в ноябре 1929 г. не был расстрелян за связь с Троцким).



6 Теодор Либкнехт, брат Карла, взявшийся проводить расследование обстоя­тельств убийства брата, пришел к выводу, что в нем замешаны большевики, в частности — Карл Радек. Из своего открытия Т.Либкнехт не делал тайны, хотя, разумеется, почти никто не верил ему. В этой связи интересно хранящееся в коллек­ции Б.И. Николаевского в архиве Гуверовского ин-та (Стенфорд, США) письмо Николаевского к М.Н. Павловскому, написанное 2 сентября 1962 года в ответ на письмо Павловского. Известный меньшевик, собиратель архивов русской револю­ции, Борис Николаевский, человек, несомненно, очень сведующий, сообщал сво­ему корреспонденту:

«Материалы немец[кого] м[инистерст]ва о Радеке использованы в т.2 "Архив


фюр социал-гешихте", который только что вышел в Зап[адной] Германии. Обрати­
те внимание. Обработаны неплохо. Но рассказы Теодора Либкнехта имеют в виду
связь не с м[инистерст]вом ин[остранных] дел, а с военной разведкой, архивы ко­
торой не попали к англо-американским органам. И, конечно, Радек не принимал
непосредственного участия в убийстве [Карла Либкнехта. — Публ.], Речь шла
о другом, о том, что Радек выдал им [германской разведке. — Публ.] адрес Либк­
нехта и что за эту помощь самого Радека они спасли от ареста. /.../ Должен ска­
зать, я не уверен, что в рассказах Теодора Либкнехта все неправильно. Он был
безусловно честный человек, знал очень много, относительно Карла Моора он был
полностью прав, в деле об убийстве брата он вскрыл очень многое, имел каких-то
хороших информаторов. Что Радек был связан с очень большими немецкими раз­
ведчиками, для меня несомненно. (Сталин его не расстрелял в 1937 г., несомненно,
потому что рассчитывал использовать его старые связи), а потому в этом вопросе
мы еще можем натолкнуться на много неожиданностей». (См. след. стр.)

247


С разгромом левых эсеров Ленин окончательно утвердил свою власть, пожертвовав ради этого возможной революцией в Германии. И до конца 1922 года, когда стало очевидно, что дни его сочтены, а сам он уже не всесилен, — внутрипартийная борьба не достигала уровня 1918 г.

В 1923 году внутри Политбюро у Ленина появился серьезный конку­рент, Сталин, Опасен он был прежде всего тем, что, как лучший ученик, прекрасно усвоил те методы руководства, которыми только и можно бы­ло держать в руках партию новою типа. Через собственный секретариат Сталин пытался захватить контроль над ленинской организацией. Он ни разу не предъявил открыто своих претензий и лишь несколькими второ­степенными поступками выдал свои намерения7. Ленин начал борьбу. Однако с конца 1922 года он был не только неизлечимо болен, но и явно растерян. Он создал систему, управлять которой «по-ленински» не мог ни­кто, кроме него самого. И Ленин предложил коллективное руководство, пытаясь заменить себя всеми, но не доверяя при этом никому в отдельно­сти и делам одного члена Политбюро надсмотрщиком над другим. В По­литбюро его предложения не приняли всерьез. Тогда Ленин написал доку­мент, известный как «Завещание» — о полной непригодности каждого конкретного члена Политбюро на роль главы государства. Он вновь пред­ложил заменить себя коллективным руководством, а Сталина — снять,

Еще раньше Николаевский писал о том же Борису Суварину: «Много говорил на эти темы с Теодором Либкнехтом (покойным), кот[орый] считал и Радека, и особенно Карла Моора агентами нем[ецкого] штаба. Уверял меня, что к такому же выводу о Радеке пришел и Карл Либкнехт, с кот у Теодора был на эту тему разго­вор при последней встрече. Карл, по словам Теодора, был совершенно подавлен ин­формацией, которую он тогда от кого-то — Теодор не знал, от кого, — получил. Наиболее опасным Теодор считал Моора» (письмо Николаевского Б.Суварину от 11 апреля 1957 г — Архив Б.Суварина. Межд>народный институт социальной ис­тории. Амстердам). Там же, в Амстердаме, в архиве А.Балабановой хранится и еще одно письмо Николаевского (от 20 апреля 1962 г.), в котором он сообщает Ба­лабановой «Особенно часто я вспоминаю теперь мои старые разговоры с Теодо­ром Либкнехтом, который доказывал мне, что Радек предал Карла. Накануне аре­ста Карла Либкнехта он встретил Теодора на улице и на ходу сказал, что он полу­чил сведения о связях Радека с военными кругами и считает его предателем. Они ус­ловились встретиться назавтра, когда Карл должен был рассказать подробности, — но ночью Карл Либкнехт был арестован и убит Теодор все последующие годы собирал материалы и говорил мне, что убежден в правильности подозрений бра­та. . Каюсь, я тогда недостаточно серьезно относился к этим рассказам Теодора и не «писывал их, но у меня должно иметься несколько его последних писем из Швейцарии. В этих рассказах Теодора фигурировал и Моор, как человек, который чуть ли не с конца 1880-х гг был агентом немецкой военной разведки в Швейцарии. Моор оказывал влияние на Радека, но последний имел и другие связи прямо с Нико­лаи и др. руководителями немецкой военной разведки /,../».

7 К этим неосторожным и преждевременным действиям Сталина следует от­нести грузинское дело, ссору Сталина с Крупской, после которой последовал раз­рыв личных отношений умирающего Ленина с ним, а также сообщение Сталина членам Политбюро — Троцкому, Зиновьеву и Каменеву — что Ленин просил у него яда для самоубийства (См.. Л.Троцкий. ПОРТРЕТЫ РЕВОЛЮЦИОНЕРОВ. Сост. Ю.Фельштинский. Chahdze Publications, 1988, с.92-96).

248


не сказав при этом, кого следует поставить на его место (что лишний раз свидетельствовало о растерянности Ленина)8. И этот документ Полит­бюро решило проигнорировать, причем неверно было бы считать, что его публикация была неприятна лишь Сталину. Важнейший просчет Ленина как раз в том и заключался, что он написал завещание, одинаково невы­годное всем упомянутым в нем лицам. И когда американский коммунист Макс Истмен в выпущенной им в 1925 году книге9 указал на наличие ле­нинского «Завещания»10, — не кто иной как Троцкий выступил с опрове­ржением11.

Самоуверенный Троцкий не занимался созданием собственной мафии: он был настолько убежден в своей незаменимости для революции, что уповал именно на нее12. И неоднократно оказывался прав. Не имея органи­зации, Троцкий считался до октября 1917 года одним из виднейших рево­люционеров, в то время как Ленину для утверждения своего влияния не­обходимы были и организация и деньги, что особенно проявилось в 1917, после прибытия Ленина в Петроград, когда он добивался при знания своей группы. Троцкий же, не скомпрометировав себя проездом через Гер­манию, был по существу приглашен возглавить Петроградский Совет. Именно Троцкий — а не сидящий в подполье после очередного провала (неудачной июльской попытки переворота) Ленин — подготовил захват власти Петросоветом, в котором доминировали большевики. И Ленин, впервые открыто появившийся лишь после переворога, 26 октября, на Втором съезде Советов получил взятую для него Троцким власть и воз­главил новое правительство, которым, по существу, должен был бы ру­ководить Троцкий13. Поэтому, несмотря ни на какие расхождения, имен­но послеоктябрьский период отличается близостью отношений Ленина с Троцким. До захвата власти Троцкий был конкурентом на руководство движением, и Ленин боролся с ним. как мог . Но убедившись, что этого блистательного революционера интересует лишь резолюция как тако­вая, а не власть, Ленин увидел в нем лишь союзника и друга.



8 Подробнее об этом см. в кн КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ОППОЗИЦИЯ В
СССР, т.1, Приложение «Из документов 1922 года», с.60-74.

9 См. Max Eastmen. SINCE LEVIN DIED. The Labour Publishing Company Ltd,
London, 1925, pp.28-31.

10 Истмен указал, что цитаты из «Завещания» записаны им со слов трех видных
большевиков. Однако, из более позднего письма Истмена Троцкому и ответа
Троцкого следует, что текст «Завещания» вывез на Запад и передал Истмену Х.Ра-
ковский (см.: Архив Макса Истмена в библ Лилли в Индианском ун-те США, кол­
лекция Троцкий-Истмен. Письмо Л Троцкого М Истмену от 21 мая 1931 года).

11 См. Л.Троцкий. ПОРТРЕТЫ РЕВОЛЮЦИОНЕРОВ, с.123.

12 Когда Ленин, заключая в 1917 блок с Троцким, предложил ему ввести в ЦК
партии большевиков своих людей (из "межрайонцев"), Троцкий отказался. Он
искренне не мог понять, почему Ленин считает, что Троцкий должен на этом на­
стаивать: ведь идеологических разногласий у них не было.

13 Видимо, одной из причин, почему Троцкому не предложили возглавить СНК,
была его национальность Нецелесообразным было признано ставить еврея во
главе правительства. По этой же причине в составе СНК не было вообще ни одного
еврея, кроме Троцкого. А после смерти Ленина на посту председателя СНК
оказался русский Рыков, а не евреи Зиновьев или Каменев

249


В 1923 году, безуспешно пытаясь свалить Сталина, Ленин предложил Троцкому откровенный союз, точнее (если учесть состояние Ленина) — попросил о помощи. Но Троцкий отказал. К ленинским интригам он не хотел иметь отношения даже тогда, когда речь шла о Сталине, которого Троцкий всегда недолюбливал и на которого смотрел свысока. При этом он не просто отказал Ленину в совместной борьбе, но демонстративно занял нейтральную позицию. В этом был известный расчет. В момент смерти Ленина, в январе 1924 года, менее чем через шесть лет со дня боль­шевистского переворота, кому как не Троцкому должно было принадле­жать руководство советским правительством? И Троцкий не спешил из Сухуми на похороны Ленина, чтобы отстаивать власть14. В полном соот­ветствии со своими принципами он ждал, пока Политбюро предложит ему руководство. Но Политбюро почему-то не предложило...

В этот момент и родилась по существу оппозиция Троцкого15, вернее — оппозиция Троцкому: назначение на пост Ленина Рыкова означало не что иное как возвышение Сталина на посту генсека. Первоначально оп­позиция эта состояла из одного Троцкого, с которым боролось боль­шинство Политбюро, прежде всего Зиновьев, Каменев, Сталин. Троцкий же, веривший лишь в революционные максимы, а не в организации ма­фиозного типа, сначала не хотел признавать, что с ним борются, а осознав это — не мог понять, почему. Он был безусловно прав, когда позднее указывал, что его конфликт со Сталиным начался до смерти Ленина. Но сам по себе конфликт еще ничего не объяснял: у Ленина с Троцким было еще больше конфликтов. Тогда вполне в марксистском духе Троцкий на­чал создавать целую теорию, в которой чаще всего повторялись слова «термидор» и «бюрократизм», и тем пытался объяснить природу стали­низма и сущность своих разногласий со Сталиным. Он ни в чем не при­знавал виновным себя, Ленина или систему. Лишь в 1934 году записывает он в дневник: «Ленин создал аппарат. Аппарат создал Сталина»16.

Одиночество Троцкого в изначальной борьбе с ним большинства По­литбюро и та удивительная сплоченность в деле травли Троцкого, кото­рая наблюдается в 1924-25 годах, объясняется в определенной степени пси-хологическим фактором: в партийных кругах блистательного Троцкого откровенно недолюбливали — за его самоуверенность, граничащую с вы-

14 Попытки объяснить поведение Троцкого в эти месяцы делались неоднократ­но — и самим Троцким, и историками партии. Ко всему сказанному по этому пово­ду можно добавить по крайней мере еще одну гипотезу: Троцкий, считавшийся в большевистской партии чужим и всегда стоявший особняком, не поддержал Ле­нина, т.к. надеялся, что разгоревшаяся борьба за власть между Лениным, с одной стороны, и блоком Сталин-Зиновьев-Каменев, с другой, скомпрометирует «трой­ку» перед партийным активом, укрепив тем самым авторитет его, Троцкого,

15 То, что сам Троцкий в этот момент и не думал вставать в оппозицию к По­литбюро, лучше всего доказывает появление «Заявления 46-ти» в Политбюро ЦК РКП(б) от 15 октября 1923 г. (см. КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ОППОЗИЦИЯ В СССР, т.1, с.83-88) с критикой политики «большинства Политбюро». Подписи Троцкого под этим документом нет.

16 TROTSKY'S NOTEBOOKS, 1933-1935. Writings on Lenin, Dialectics and Evolu­tionism. Ed. by P.Pomper & Y.Felshtinky. Columbia Univ. Press, N.Y., 1986, p.129.

250


сокомерием, за слишком выделявшуюся яркость его натуры. Не случайно у постепенно вытесняемого и отстраняемого от дел Троцкого в эти годы не оказывается единомышленников, о чем свидетельствует почти полное отсутствие документов и писем за 1924-25 гг. в его архиве: ему не с кем вести переписку17.

Ситуация резко меняется к концу 1925 г. Теперь уже оттеснять начи­нают Зиновьева и Каменева. Сталин порывает с ними, и бывшие враги — Троцкий, с одной стороны, Зиновьев и Каменев, с другой, становятся сою­зниками18. Однако для образования действительной оппозиции не хватает платформы. Признать, что речь идет о борьбе за власть, оппозиционеры не могли, это значило проиграть дело в самом начале, так как партийные низы наверняка поддержали бы руководство нынешнее, а не бывшее. Не­обходимо было сформулировать разногласия, вокруг которых могла бы сплотиться значительная часть недовольного партактива. В области внутренней политики эти разногласия были сформулированы в 1926 году: критика НЭПа слева.

Нет смысла утверждать, что разногласия между оппозиционерами, теперь уже по праву называемыми «левыми», и большинством партий­ного актива были надуманы или что Троцкий, Зиновьев и Каменев взялись защищать именно левофланговую (а не обратную) точку зрения случайно. Искренность позиции самого Троцкого сомнений вызывать не может: он всегда находился на левом краю революционного спектра. Но историк, силящийся объяснить, почему «правые» Зиновьев и Каменев, выступав­шие в октябре 1917 года против большевистского переворота, оказались в левой оппозиции Троцкого, а лидер левых коммунистов и сторонник революционной войны Бухарин — главой правого крыла партии (в кото­ром был в тот момент и Сталин) — столкнется с большими трудностями.

Оформившаяся в 1926 году оппозиция критиковала внутреннюю поли­тику советского правительства по целому ряду вопросов. Главным обра­зом, она выступала против частного хозяйства, т.е. против НЭПа, хотя критике подвергалась не новая экономическая политика, как таковая, а «частный собственник». Так, Ю.Г. Пятаков в «Проекте резолюции по



17 Из архивных материалов 1924 года к таким документам можно отнести лишь
один: НАШИ РАЗНОГЛАСИЯ, пространную статью, написанную в ноябре в от­
вет на критику УРОКОВ ОКТЯБРЯ (см. КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ОППОЗИ­
ЦИЯ В СССР, т.1, с. 110-142). Читая ее, поражаешься тому, как Троцкий искренне
не может понять, почему 40-страничная работа, апология партии и Ленина, вызва­
ла критику виднейших партийных функционеров — Г.Зиновьева, Л.Каменева,
Э.Квиринга, О.Куусинена, Г.Сокольникова, И.Сталина и редакции «Правды» (Бу­
харина). Он пытался нащупать причины «разногласий», в то время как речь шла о
простой борьбе с ним самим. Статья НАШИ РАЗНОГЛАСИЯ поражает своей
наивностью. Неудивительно, что вместо того, чтобы сопротивляться, опираясь
на армию, Троцкий 15 января 1925 года добровольно ушел с поста председателя
Реввоенсовета, т.е. отдал реальную власть, находившуюся в его руках. (Письмо
Троцкого об отставке см. в кн. М.Истмена, с.155-158).

18 9 декабря 1925 года Троцкий делает для себя запись: «Блок с Зиновьевым»
(КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ОППОЗИЦИЯ В СССР, с. 152-157). С декабря 1925 го­
да можно, таким образом, говорить о формировании левой оппозиции.

251


хозяйственному вопросу» указывал на «растущее экономическое влияние кулака и установление смычки середняка с частно-капиталистическими элементами». «Отставание развития государственной промышленности, — продолжал он, — в связи с экономическим ростом кулачных элементов в деревне и ростом частника толкает хозяйство СССР на капиталистиче­ский путь развития /.../»19. В поправках к тезисам Рыкова «О хозяйст­венном положении» Пятаков продолжал ту же тему: «В то же время необ­ходимо отметить, что значительные успехи сделало и частное хозяйство, в том числе и частно-капиталистическое. Особенно серьезное значение имеет то обстоятельство, что частный капитал устанавливает непосред­ственную связь с кустарем и начинает выступать уже в качестве организа­тора кустарной промышленности. /.../ Роль частного капитала, особенно в области торговли, значительна. Половина торговли промтоварами (включая и кустарную промышленность) находится в руках частных лиц. /.../ На почве товарного голода частный капитал имеет огромные сверх­прибыли. Устанавливается смычка частного торговца с кустарем. За по­следнее время возникают частные акционерные общества /.../ Частный капитал создает себе свою продовольственную базу. Партия и государ­ство должны обратить особое внимание на развитие частного капитала и прежде всего принять все необходимые меры к тому, чтобы частник не получал при своих операциях бешеных сверхприбылей в ущерб государ­ственному хозяйству /.../, имея конечной целью преодоление частного капитала /.../».

Для борьбы с частником Пятаков предлагал следующее: «1. Часть средств, в чрезмерном количестве проедаемых и накопля­емых частным капиталом, должна быть у него изъята как путем усиления обложения, так и путем ведения правильной политики цен.



  1. Кулацкая верхушка деревни должна быть обложена сильнее /.../

  2. Среди зажиточной верхушки деревни должен быть проведен обяза­
    тельный хлебный займ»20.

Тревогу по поводу роста «крепких зажиточных хозяйств» забил и Е. Преображенский:

«/.../ Развитие по капиталистическому руслу в сфере земледельческо­го производства /.../ пока явно преобладает. Все без исключения обследо­вания деревни, предпринятые как со стороны ЦСУ, так и произведенные местными силами, констатируют несомненный и довольно быстрый рост за последние пять лет [т.е. за годы НЭПа. — Публ.] числа и размеров ку­лацких хозяйств, а также числа крепких зажиточных хозяйств. Растет из года в год количество земли, арендуемой этими группами у бедноты, растет количество скота у них /.../, а также все время увеличивается сельскохозяйственное ботничество /.../. Исходя из того, что основной программной задачей экономической политики партии является не содей­ствие росту производительных сил земледелия вообще, независимо от социалистической или капиталистической формы производственных от­ношений, а содействие коллективным формам развития сельского хозяй-



19 Архив Троцкого, bMs Russ 13. Т-899 Ноябрь 1926

20 Архив Троцкого, bMs Russ T-902. Ноябрь 1926.

252


ства», Преображенский предлагал «в области налоговой увеличивать из года в год обложение верхушки деревни в соответствии с ростом дохо­дов; /.../ категорическое запрещение продажи тракторов кулацким и за­житочным хозяйствам /.../»21.

Если НЭП, представлявший собой компромисс между капиталисти­ческой и социалистической формой экономической собственности, оппо­зицию не устраивал, так как вел к постепенному восстановлению капи­талистической рыночной экономики, оставалось только прекратить НЭП. Если единоличное крестьянское хозяйство в деревне поднималось зажи­точным, а коллективное получалось бедным — оставалось лишь ликви­дировать единоличное сельское хозяйство. И хотя оппозиция не призыва­ла к этому открыто, Сталин с 1928 года пошел в реализации требований оппозиционеров до логического конца.

Однако одной внутриполитической платформы для оппозиции было недостаточно. Как и в 1918 г., стержнем ее должен был стать конфликт по вопросу о внешней политике. Первоначально оппозиция пыталась раз­вязать дискуссию о генеральной стачке в Англии. Но распространенный ею в этой связи документ, написанный ужасным языком и подписанный видными партийными деятелями, в целом оказался крайне неудачным и даже нелепым22; к этой теме оппозиционеры больше не возвращались.

21 Там же, Т-898. Ноябрь 1926.

22 В июле 1926 года за подписями Г.Зиновьева, Л.Троцкого, Л.Каменева,
Ю.Пятакова и Н.Крупской оппозицией была распространена «Резолюция, предло­
женная июльскому пленуму оппозицией о генеральной стачке в Англии»:

«Ввиду полной бесспорности того факта, что Генсовет, предав углекопов 12 мая посредством злостного срыва генеральной стачки, готовит теперь оконча­тельное предательство изолированной стачки углекопов.

Ввиду того, что Генсовет в этой своей предательской работе старается вы­играть время и хочет, по-видимому, по крайней мере еще в течение известного времени прикрывать перед массами свою предательскую работу — сохранение видимости Англо-Русского комитета.

Ввиду того, что именно для этих и только для этих целей предателям Ген-совета нужно парижское заседание Англо-Русского комитета, пленум поручает По­литбюро:

Всемерно приблизить созыв Англо-Русского комитета, не допуская оттяжки парижского заседания ни на один день.

На парижском заседании поставить вопрос ребром, не давая предателям уклониться, увильнуть и вновь обмануть рабочих.

Вскрыв предательский замысел во всем объеме, мы не можем ни прямо, ни кос­венно прикрывать или попустительствовать предателям развертывающейся борь­бы углекопов немедленно разорвать Англо-Русский комитет. В то же время всеми силами усилить работу по укреплению единого фронта снизу, опираясь в этом пре­жде всего на установившуюся связь с союзом горнорабочих. Вместе с тем пленум констатирует, что большинство Политбюро вело глубоко неправильную политику в вопросе об Англо-Русском комитете. Тем моментом, когда рабочие массы Анг­лии оказались наибольшей силой противодействия Генсовету, был момент срыва всеобщей стачки. Нужно было идти в ногу с наиболее активными слоями британ­ского пролетариата и рвать в этот момент с Генсоветом как с предателем всеоб­щей стачки. В течение многих десятилетий буржуазные рабочие политики Велико­британии периодически обманывали рабочие массы, вызывая их (см. след. стр.,

253


Тогда же они попытались сформулировать разногласия с правительством в вопросах, касающихся Коминтерна23. Но в этот достаточно академиче­ский спор посторонний читатель-партиец никак не мог вникнуть; и не­понятная далекая для него тема никак не могла превратиться в платформу оппозиции. Возможно, из этих поисков внешнеполитической проблемы так ничего и не вышло бы, но началась, наконец, давно подготовлявшаяся революция в Китае. Этого для оппозиции было более чем достаточно: во­прос о китайской революции и стал стержневым вопросом конфликта.

Все развивалось по схеме 1918 г., только на месте Ленина был Сталин, на месте Бухарина — Троцкий. Подобно левым коммунистам 1918 года, левые оппозиционеры убеждали партийные массы в том, что политика советского правительства в отношении китайской революции непремен­но приведет к ее поражению24. Подобно Ленину в 1918 году, Сталин не хотел рисковать, так как понимал, что активное вмешательство в китай­ские дела неизбежно приведет к конфликту с Японией, а к нему Советский Союз был явно не готов. В конце концов, как Ленин в свое время, Сталин пожертвовал революцией в Китае ради передышки, аналогичной брест­ской: китайская революция действительно завершилась поражением, но время было выиграно, и первый серьезный конфликт с Японией вспыхнул лишь в 1938 году25.

Здесь не место анализировать действительные и мнимые противоре­чия во внешней и внутренней политике между правительством Сталина

возмущение. Но отсутствие подлинно революционной партии позволило, пере­ждав известный период и дав массам остыть от возмущения, снова приступить к своей предательской работе. Надо было поэтому не колеблясь рвать с Генсо-ветом на предательстве стачки в момент предательства перед лицом масс. /.../» (Архив Троцкого, Т-881, 3 листа плотной машинописи через один интервал).



23 См. там же, Т-886, от 19 июля 1926 года, 3 листа плотной машинописи через один интервал.

24 Этой теме в 1926-27 году была посвящена значительная часть документов, распространяемых оппозицией. Написанные Троцким на эту тему статьи могли бы составить сборник в несколько сот страниц.

25 Еще в 19?7 году началось создание мощной промышленной базы на Урале, Дальнем Востоке, в Сибири, Казахстане и Средней Азии. Сегодня этот факт обыч­но приводят в доказательство дальновидности советского руководства, едва ли не предвидевшего войну с Германией и эвакуацию промышленности (проведенную в годы войны). Между тем, в конце 1930-х годов главным внешнеполитическим вра­гом СССР была Япония. Летом 1937 года она начала захват Китая, что было для советского правительства, пытавшегося там укрепиться, серьезным внешнеполи­тическим поражением. В июле японцы заняли Пекин, в ноябре — Шанхай, в декаб­ре — Нанкин. К октябрю 1938 года ими были оккупированы главные промышлен­ные центры и важнейшие железнодорожные магистрали Китая. Советский Союз, со своей стороны, в сентябре 1937 года оккупировал Монголию. Началось проти­востояние двух армий, которое по крайней мере дважды приводило к локальным конфликтам: в конце июня 1938 года в районе озера Хасан, где бои продолжались до 9 августа, и в мае 1939 года на реке Халхин-Гол в Монголии, где конфликт был урегулирован только благодаря посредничеству Германии вскоре после подписания пакта Риббентропа-Молотова, 16 сентября 1939 года. Таким образом, создание 2-й промышленной базы на востоке Советского Союза было вызвано исключитель­но желанием обеспечить близкую к потенциальному фронту экономическую базу.

254


и оппозицией Троцкого. Достаточно указать, что Сталин разрешил воз­никшую проблему много изящнее, чем это сделал за десятилетие до того Ленин: лишь только начав применять санкции, Сталин добился от оппо­зиции согласия капитулировать и прекратить фракционную деятель­ность26 В 1918 г. Ленин тут и остановился: он предал весь инцидент с левыми коммунистами забвению, никого из них не наказал и продолжил свою прежнюю политику. Сталин же оппозиционеров сослал (т.е. посту­пил с ними примерно так же, как Ленин — с левыми эсерами).

Дальнейшие события стали хрестоматийным образцом сталинской тактики: его следующий шаг состоял в том, что он в целом взял на воо­ружение программу капитулянтов27, чем лишил их единственного оружия в борьбе с правительством. При этом в реализации новой программы он пошел даже дальше оппозиционеров — не просто ограничил возмож­ности «нэпманов», а отменил НЭП как таковой; не остановился на огра­ничительных мерах в отношении крестьянства, а провел насильственную коллективизацию. В результате его победа над оппозицией была абсолют­ной: политически и идеологически оппозиция была уничтожена (физиче­ское уничтожение было лишь отсрочено). И в 1928 году критика ссыль­ными оппозиционерами Сталина выглядит довольно беспомощно.

Предлагаемые материалы являются частью фондов архива Троцкого bMs Russ. 13T. Все они написаны ссыльными оппозиционерами, относятся к 1928 году и публикуются впервые с любезного разрешения администра­ции Хогтонской библиотеки Гарвардского университета, где хранится архив Троцкого.

26 Оппозиция капитулировала 10 декабря 1927 года, после того, как ряд
активистов-оппозиционеров был арестован, а партийный съезд принял резолюции
о несовместимости оппозиционной деятельности с пребыванием в партии. Тексты
заявлений см.: док.2, прим.З.

27 Крайне показательна в этом смысле записка Н.Муралова Троцкому от 18 де­
кабря 1927 года. Вот что писал Муралов:

«В связи с последними сообщениями о восстании в Кантоне, а затем — о по­давлении этого восстания, о разрыве с СССР и пр. мне чрезвычайно ярко припом­нился один имеющий к этому отношение разговор, который я имел еще 15 ноября сего года с замредактора "Известий ЦИК СССР и ВЦИК" тов. Гронским. Уго­варивая меня отказаться от оппозиционных выступлений, тов. Гронский коснул­ся, между прочим, и китайского вопроса, утверждая, что сейчас он самим ходом вещей снят с обсуждения, так как там назревают совершенно новые события, ко­торые отодвинут все прошлые неудачи на задний план.

В частности, тов. Гронский сообщил мне, что "в Кантоне готовится и скоро вспыхнет новое восстание, которое приведет к установлению советской власти"

В то время я, зная довольно хорошо тов. Гронского, не придал особого зна­чения его словам, но сейчас точность, с которой оправдались его предсказания, а также та странная связь, которая, таким образом, через тов. Гронского уста­новилась между "обработкой оппозиции" и событиями в Китае, не может не на­вести на некоторые размышления» (Архив Троцкого, Т-1062).

Размышления, на которые Гронский натолкнул Муралова, заключались, по-видимому, в том, что оппозиция напрасно упрекает правительство в правом кур­се — оно делает все, что может, для победы китайской революции.

255


1

В ЦКК тов. ОРДЖОНИКИДЗЕ1 В ПОЛИТБЮРО ЦК ВКП(б)2

Копия: Исполкому Коминтерна

В продолжение последних дней ГПУ выслало около трех де­сятков исключенных из партии товарищей в Сибирь и в северные губернии Европейской России, предъявляя им обвинения в антисо­ветской деятельности, чем лишает их избирательных прав и тем самым членства в профсоюзах. Нам же, связанным с высланными общей политической ответственностью за фракционную работу в прошлом, учраепред ЦК ВКП(б) предложил работу в ряде отда­ленных местностей.

Несмотря на то, что нам не известны причины такого разде­ления, мы дали утвердительный ответ на вопрос, готовы ли мы принять работу. Это было сделано как в письме тов. Троцкого в ЦК, так и в переговорах, которые велись тов. Орджоникидзе с то­варищами Раковским3, Радеком4 и Каспаровой5.

Оставляя за собою право договориться насчет места работы и ее характера, мы указали, что для того, чтобы работа не являлась предлогом и прикрытием ссылки, она должна хотя бы в самых скромных размерах учесть профессиональные навыки, состояние здоровья и другие деловые соображения, которыми партия обыч­но руководится. Поэтому мы заявили, что возражаем против ме-стоназначения товарищу Троцкому в Астрахань, Раковскому в Усть-Сысольск, Радеку в Ишим по мотивам состояния здоровья.

Тов. Орджоникидзе, указав на невозможность оставления вы­сылаемых в Москве и других крупных рабочих центрах, заявил, что, учитывая наше согласие поехать в провинцию, можно догово­риться насчет места и рода работы и предложил нам переговорить с секретарем ЦК тов. Косиором6, которому поручено это дело, причем тут же было условлено тов. Орджоникидзе с тов. Косио­ром о времени встречи. Раньше, чем тов. Раковский, Радек и Кас-парова успели придти в назначенное время к тов. Косиору, тов. Троцкий получил приглашение явиться в ГПУ. Считая, что по не­доразумению ГПУ не было извещено тов. Орджоникидзе, что во­прос о местоназначении тов. Троцкого и других подлежит согласо­ванию с ЦК, мы посоветовали тов. Троцкому воздержаться от по­сещения ГПУ до условленного разговора с тов. Косиором.

В 12 часов мы отправились к тов. Косиору и там у него узна­ли, что вызов тов. Троцкого в ГПУ не является недоразумением,

256

а результатом толкования письма Троцкого в ЦК, как отказа от предложенной ему работы по партийной линии. Несмотря на то, что мы решительно отклонили это толкование, тов. Косиор укло­нился от обсуждения вопроса о местоназначении тов. Троцкого и его работы. Одновременно тов. Косиор сделал несколько заявле­ний, срывающих ту возможность договориться, которая вытекала из вчерашнего разговора с тов. Орджоникидзе. В частности, тов. Косиор заявил, что ЦК не может обеспечить за семьями высыла­емых сохранение квартир, что он не может указать, какую работу получат товарищи в провинции, ибо ЦК распределяет только от­ветственные посты. Наконец, тов. Косиор заявил, что не может быть и речи об отмене состоявшихся высылок через ГПУ, ибо для них имелись специальные причины.



Доводя это до сведения Политбюро ЦК ВКП и ЦКК, мы еще раз заявляем о готовности принять даже самую скромную работу, полезную Советской Республике, поскольку она соответствует на­шим познаниям, и в тех местах, в которых по состоянию нашего здоровья мы могли бы работать. Одновременно мы еще раз под­черкиваем необходимость передать всех высланных или высыла­емых по линии ГПУ учраспреду ЦК и обеспечить семьи высыла­емых.

Т-1092. Машинописная копия. Публикуется впервые.



1 Орджоникидзе Г.К. (1886-1937). В 1926-30 гг. председатель ЦКК
ВКП(б) и нарком РКИ. Заместитель председателя СНК и СТО СССР.

2 Возможно, что написана мною. Подпись была, очевидно, коллек­
тивная. Дата в дни высылок, начало 1928 г. Л. Тр[оцкий]. — Рукопис­
ная приписка Троцкого.

3 Раковский Х.Г. (1873-1941). Один из ведущих балканских революци­
онеров до и во время Первой мировой войны. В годы войны вел поражен­
ческую пропаганду. В 1919-23 — глава советского правительства на Укра­
ине. Затем — на дипломатической работе, в 1923-27 гг. — советский посол
во Франции. Первоначально — один из лидеров левой оппозиции. За оппо­
зиционную деятельность в 1927 исключен из партии, сослан. В 1934 раска­
ялся. На бухаринском процессе 1938 года выставлен одним из обвиняе­
мых, приговорен к двадцати годам. Умер в заключении.

4 Радек К.Б. (1885-1939) — польско-немецко-русский революционер.
С марта 1920 — секретарь Коминтерна, ответственный за деятельность
прежде всего в Германии и Китае. Уже в 1923 выступил с критикой дей­
ствий правительства в вопросе о германской революции, которую, по его

9—2695 257

мнению, «провалил» Сталин. Начиная с этого времени постепенно теряет власть, снимается со всех постов, в декабре 1927 года, вместе с рядом дру­гих оппозиционеров, постановлением XV съезда исключается из партии и высылается в Ишим, затем в Томск. В1929 раскаялся в своей оппозицион­ной деятельности. Выставлен обвиняемым на процессе 1937 года, получил срок, убит в заключении.

5 Каспарова В. В оппозиции с 1926 года. В январе 1928 сослана в Кур­ган. Видимо, подписала письмо к Орджоникидзе вместе с Троцким, Раде­ком и Раковским.

6 Косиор СВ. (1889-1939) — в 1926-28 гг. секретарь ЦК ВКП(б). С 1927 года кандидат в члены Политбюро. Репрессирован.

2

В ПРЕЗИДИУМ ИСПОЛКОМА КОМИНТЕРНА.



[ЦЕНТРАЛЬНЫМ] КОМИТЕТАМ ВСЕХ НАЦИОНАЛЬНЫХ

ПАРТИЙ, ОБЪЕДИНЯЕМЫХ КОМИНТЕРНОМ

[Начало января 1928 г.]1

Подписавшиеся, исключенные из состава ВКП(б) перед XV съездом [или резолюцией съезда] в связи с его решением об оппо­зиции, считали необходимым обжаловать это постановление пе­ред верховной инстанцией мирового коммунизма, VI Конгрессом Коминтерна. Однако, постановлением ГПУ, [а также] постанов­лением ЦК ВКП(б) мы, старые партийцы-большевики, вы [сланы] в отдаленнейшие области Союза без предъявления нам каких-ли­бо обвинений, с одной единственной целью: воспрепятствовать на­шему общению с Москвой и другими рабочими центрами, а, сле­довательно, и с VI Конгрессом. Мы считаем поэтому необходи­мым, накануне нашего вынужденного отъезда в отдаленнейшие области нашего Союза, обратиться с настоящим заявлением в Президиум Исполкома Коминтерна с просьбой о немедленном до­ведении нашего письма до сведения Центральных Комитетов всех коммунистических партий.

1. ГПУ ссылает нас на основании 58 статьи Уголовного Ко­декса, т.е. за «пропаганду или агитацию, содержащие призыв к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти или к со­вершению отдельных контрреволюционных выступлений». Мы со спокойным презрением отметаем попытку подвести под эту ста­тью десятки большевиков-ленинцев, которые сделали немало для

258


установления, защиты и упрочения Советской власти в прошлом и которые в будущем все свои силы отдадут защите диктатуры пролетариата.

  1. Ссылка старых партийцев по постановлению ГПУ есть
    лишь новое звено в цепи событий, потрясающих ВКП(б). Эти со­
    бытия имеют гигантское историческое значение на ряд лет. Ныне­
    шние разногласия принадлежат к важнейшим в истории междуна­
    родного революционного движения. Дело идет, по существу, о
    том, чтобы не утерять диктатуру пролетариата, завоеванную в
    октябре 1917 г. Между тем, борьба в ВКП(б) развертывается
    за спиной Коминтерна, без его участия и даже без его ведома. Ос­
    новные документы оппозиции, посвященные величайшим вопро­
    сам нашей эпохи, остаются неизвестными Коминтерну. Коммуни­
    стические партии оказываются каждый раз перед совершившим­
    ся фактом и ставят свой штемпель под готовыми решениями.
    Мы считаем, что такого рода угрожающее положение вытекает из
    неправильного в корне режима внутри ВКП(б) и внутри Комин­
    терна в целом.

  2. Исключительное обострение внутрипартийной борьбы за
    последний период, приведшее к нашему исключению из партии (а
    ныне — к нашей ссылке — без каких бы то ни было новых поводов
    к этому), вызвано не чем иным, как нашим стремлением довести
    наши взгляды до сведения нашей партии и Коминтерна. При Лени­
    не такое стремление меньшинства считалось бы само собою раз­
    умеющимся. Обсуждение велось тогда на основании опубликова­
    ния и всестороннего рассмотрения всех документов по спорным
    вопросам. Без такого режима Коминтерн не может стать тем,
    чем он должен быть. Международному пролетариату еще только
    предстоит борьба с могущественнейшей буржуазией за власть.
    Эта борьба предполагает авторитетное, крепкое и самостоятель­
    ное руководство со стороны коммунистических партий. Такое ру­
    ководство может создаться только в течение ряда лет на почве
    отбора наиболее твердых, самостоятельных, последовательных и
    мужественных представителей пролетарского авангарда. Самые
    исполнительные чиновники не могут заменить революционных
    вождей. Победа пролетарской революции в Европе и во всем мире
    в огромной степени зависит от разрешения проблемы революци­
    онного руководства. Нынешний режим в Коминтерне препятству­
    ет отбору и воспитанию такого руководства. Это ярче всего ска­
    зывается на совершенно пассивном отношении коммунистических
    партий ко внутренним процессам в ВКП(б), с судьбой которой тес­
    но связана судьба Коминтерна.

259

  1. Мы, оппозиционеры, нарушали нормы партийной жизни.
    Почему? Потому что мы незаконно лишены были возможности
    использовать наши нормальные партийные права. Чтобы довес­
    ти до сведения съезда наши взгляды, мы оказались вынуждены
    самовольно воспользоваться государственной типографией. Что­
    бы опровергнуть перед рабочим классом ложное изображение на­
    ших взглядов и, в частности, гнусную клевету о наших мнимых
    связях с контрреволюцией, мы вынесли на юбилейной демонстра­
    ции плакаты с надписями: «Повернем огонь направо — против
    кулака, нэпмана и бюрократа», «Выполним завещание Ленина»,
    «За действительную партийную демократию»2. Эти бесспорные
    большевистские лозунги были объявлены не только антипартий­
    ными, но и контрреволюционными. Мы открыто предупреждаем
    вас о том, что в дальнейшем следует ждать подложного связы­
    вания оппозиции с белогвардейскими и меньшевистскими органи­
    зациями, от которых мы отстоим дальше, чем кто бы то ни было.
    Для такой амальгамы3 не нужно никаких поводов с нашей сторо­
    ны, как их не понадобилось для нашей ссылки.

  2. В заявлении, поданном XV-му съезду за подписями тт.Сми-
    лги4, Муралова5, Раковского и Радека, мы заявили о нашем под­
    чинении XV-му съезду и о нашей готовности прекратить фракци­
    онную борьбу6. Тем не менее, нас исключили из партии и нас ссы­
    лают — за наши взгляды. Мы уже заявили, и повторяем здесь сно­
    ва, что отказаться от своих взглядов, изложенных в платформе и
    тезисах, не можем, ибо ход событий подтверждает их правиль­
    ность целиком.

  3. Теория построения социализма в отдельной стране своим
    неизбежным последствием имеет изолирование вопроса о судьбе
    СССР от судьбы международной пролетарской революции в це­
    лом. Такая постановка вопроса означает глубокий теоретический
    и политический подкоп пролетарского интернационализма. Наша
    борьба против созданной в 1925 году новой насквозь антимарк­
    систской теории со всеми ее последствиями, т.е. наша борьба за
    основные интересы Коминтерна, привела к исключению нас из
    партии и к административной высылке.

  4. Ревизия марксизма и ленинизма в основном вопросе о меж­
    дународном характере пролетарской революции имеет свои корни
    в том, что период с 1923 г. был временем серьезнейших поражений
    международной пролетарской революции (1923 г. — в Болгарии и
    Германии, 1924-г. — в Эстонии, 1926 г. — в Англии, 1927 г. — в
    Китае, в Австрии). Эти поражения только и создали возможность
    для так называемой стабилизации капитализма, ибо временно

260

упрочили положение мировой буржуазии, усилили ее давление на СССР, замедлили темп социалистического строительства, укрепи­ли позиции нашей внутренней буржуазии, дали ей возможность связаться со многими элементами советского государственного аппарата, увеличили давление этого последнего на партийный аппарат и привели к ослаблению левого крыла в нашей партии. За эти самые годы в Европе происходило временное возрождение социал-демократии, временное ослабление коммунистических пар­тий и укрепление правого крыла внутри этих последних. Оппози­ция ВКП(б), как левое пролетарское крыло, терпела поражения одновременно с временным ослаблением позиций мировой проле­тарской революции.



  1. Если партии Коминтерна еще не имели возможности пра­
    вильно оценить историческое значение оппозиции ВКП, то миро­
    вая буржуазия уже дала свою недвусмысленную оценку. Все сколь­
    ко-нибудь серьезные буржуазные органы всех стран видят в оппо­
    зиции ВКП своего смертельного врага и, наоборот, в политике
    руководящего ныне большинства видят необходимую ступень к
    переходу СССР на рельсы «цивилизованного», т.е. капиталисти­
    ческого мира. Президиум Коминтерна должен, по нашему мне­
    нию, собрать отзывы важнейших политических деятелей буржуа­
    зии и основных ее органов о внутренней борьбе в ВКП(б), дабы
    дать возможность VI-му Конгрессу сделать в этом важнейшем
    вопросе необходимые политические выводы.

  2. Судьбы и уроки китайской революции, одного из величай­
    ших событий мировой истории, остаются не освещенными, не об­
    сужденными, не усвоенными общественным мнением пролетар­
    ского авангарда. Фактически ЦК ВКП(б) запретил обсуждение
    вопросов китайской революции. Между тем, без изучения сделан­
    ных ошибок, являющихся классическими ошибками оппортуниз­
    ма, немыслима дальнейшая революционная подготовка европей­
    ских и азиатских партий и пролетариата.

Декабрьские (1927) события в Кантоне, независимо от вопро­са, на кого падает непосредственная ответственность за руковод­ство ими, представляют собою яркий образчик путчизма на пада­ющей революционной волне. Зигзаг в сторону авантюризма не­редко следовал в революционной борьбе за поражениями, непо­средственной причиной которых было оппортунистическое руко­водство7. Коминтерн не может сделать шагу вперед, не изучив опыт кантонского переворота в связи с общим ходом китайской революции. Репрессии по адресу левого крыла не исправят сде­ланных ошибок, а, главное, никого ничему не научат.

261


  1. Наиболее очевидным и угрожающим противоречием в ны­
    нешней политике ВКП(б) и Коминтерна в целом является тот
    факт, что после 4-х лет стабилизационного процесса, приведшего
    к усилению правых тенденций в рабочем движении, главный огонь
    по-прежнему оказывается направлен налево. Мы были за послед­
    ний период свидетелями чудовищных оппортунистических ошибок
    и сдвигов в компартиях Германии, Англии, Франции, Польши,
    Китая и пр. Между тем, разгрому подвергалось и подвергается
    левое крыло Коминтерна. Сейчас происходит несомненное поле­
    вение в европейских рабочих массах, вызываемое противоречиями
    стабилизационного процесса. Трудно предсказать, каким темпом
    это полевение будет развиваться и какие формы оно примет в бли­
    жайшем будущем. Но продолжающийся разгром левых элементов
    подготовляет к моменту ближайшего обострения революционной
    ситуации новый кризис руководства, наподобие тех, какие мы име­
    ли за последние годы в Болгарии, Германии, Англии, Польше, Ки­
    тае и пр. Можно ли требовать от революционеров, от ленинцев,
    от большевиков, чтоб они молчали пред лицом такой перспек­
    тивы?

  2. Мы не считаем нужным снова опровергать здесь в корне
    ложные утверждения, будто мы отрицаем рабочий характер наше­
    го государства, возможность социалистического строительства, а
    тем более — необходимость беззаветной обороны пролетарской
    диктатуры от внешних и внутренних классовых врагов. Спор идет
    не об этом. Спор идет об оценке опасностей, угрожающих дикта­
    туре, о способах борьбы с этими опасностями и об умении отли­
    чать действительных друзей и врагов от мнимых.

Мы утверждаем, что соотношение сил в нашей стране, под влиянием как мировых, так и внутренних причин, изменилось за последние годы к невыгоде для пролетариата; что его место в хо­зяйственной, политической и культурной жизни страны уменьши­лось, а не возросло; что в стране окрепли силы термидорианской реакции; что недостаточная оценка вытекающих отсюда опасно­стей чрезвычайно увеличивает их. Изгнание оппозиции из партии есть бессознательная, но тем более действительная услуга со стороны партаппарата непролетарским классам, стремящимся усилиться и упрочиться за счет рабочего класса. Под этим углом зрения мы оцениваем свою ссылку и не сомневаемся, что в близ­ком будущем ее одинаково с нами оценит авангард мирового про­летариата.

12. Расправа над оппозиционерами совпадает с новым небы­


валым за последние годы обострением хозяйственных затрудне-

262


ний. Недостаток промышленных товаров, срыв хлебных загото­вок после трех урожаев, возрастающая угроза денежной системе — все это тормозит развитие производительных сил, явно ослаб­ляет социалистические элементы хозяйства и мешает подъему благосостояния пролетариата и деревенских низов.

В условиях ухудшающегося положения на рынке потребитель­ских товаров неизбежно возникает отпор рабочих попыткам пере­строить коллективные договора на основах снижения расценков.

Эти крупнейшие неудачи правящего курса вменяются ГПУ в преступление ссылаемым оппозиционерам, действительная вина которых состоит в том, что они неоднократно, в течение послед­них лет, предсказывали все нынешние затруднения, как неизбеж­ные последствия неправильного хозяйственного курса, и своевре­менно требовали его коренного изменения.

13. Подготовка XV-ro съезда, который созван был — в нару­


шение Устава партии — после двухлетнего промежутка, явилась
сама по себе ярким и тяжким обнаружением возрастающего заси-
лия аппарата, все более опирающегося на содействие государст­
венной репрессии. XV-й съезд без обсуждения и в порядке внезап­
ности принял, со своей стороны, решение о том, чтобы съезды в
дальнейшем собирались раз в два года. В стране пролетарской
диктатуры, носительницей которой является компартия, понадо­
билось на 11-ом году после Октября отнять у партии ее элементар­
ное право по крайней мере раз в год проверять работу всех своих
органов и прежде всего Центрального Комитета.

В тягчайших условиях гражданской войны и голода партий­ные съезды собирались иногда дважды в год и во всяком случае — не реже, чем ежегодно. Партия действительно решала и обсужда­ла свои дела, не выпуская своих судеб из собственных рук. Какие же силы заставили теперь смотреть на съезды партии, как на неиз­бежное зло, которое нужно сводить к минимуму? Это не силы про­летариата. Это силы буржуазного давления на пролетарский авангард. То же самое давление привело к исключению оппози­ции из партии и к административной ссылке старых большевиков в отдаленные углы Сибири и других областей.

14. Мы отвергаем обвинение в стремлении создать вторую
партию. Мы предупреждаем, что элементы второй партии факти­
чески складываются — за спиной партийной массы, прежде всего
ее пролетарского ядра, — на стыке наиболее переродившихся час­
тей партаппарата, госаппарата и новых собственников. Худшие
представители партийной и беспартийной бюрократии, не имею­
щие ничего общего с целями и методами международной проле-

263


тарской революции, все больше группируются в опорные пункты второй партии, которая в дальнейшем может явиться левым флан­гом термидорианских сил. Обвинение нас, защитников историче­ской линии большевизма, в стремлении создать вторую партию является бессознательным прикрытием глубокой подспудной ра­боты враждебных пролетариату исторических сил. Мы предупре­ждаем Коминтерн об этих процессах. Днем раньше или позже они станут очевидными для всех. Но каждый лишний потерянный день неизбежно затруднит победоносный отпор им.

15. Необходимо подготовить VI-й Конгресс Коминтерна теми методами и путями, какими подготовлялись конгрессы при Лени­не8: опубликовать все основные документы, связанные со спорны­ми вопросами; прекратить преследование коммунистов, повинных в том, что осуществляют свои партийные права; в дискуссии, ко­торая должна предшествовать Конгрессу, поставить во всем объе­ме вопрос об отношениях внутри ВКП, о режиме ВКП и о полити­ческой линии ВКП.

Нагромождением репрессий спорные вопросы разрешены не будут. Репрессии могут играть большую положительную роль, когда они помогают правильной линии и облегчают ликвидацию реакционных группировок. Мы, как большевики, знаем цену рево­люционным репрессиям, не раз применяли их против буржуазии и ее агентуры, эсеров и меньшевиков, и ни на минуту не собираемся отказываться от революционной репрессии против врагов проле­тариата и в будущем. Но мы твердо помним, что репрессии враж­дебных партий против большевиков оказались бессильны. Ре­шает в последнем счете правильная политическая линия.

Ссылка нас, солдат Октябрьской революции и соратников Ле­нина, представляется наиболее наглядным выражением происшед­ших классовых сдвигов в стране и политического сдвига руковод­ства в сторону оппортунизма. Тем не менее, по глубокому наше­му убеждению, базой советской власти все еще остается пролета­риат. Еще есть возможность выправить и упрочить систему про­летарской диктатуры путем решительного изменения линии руко­водства, путем исправления совершенных ошибок, путем глубоких реформ, без новых революционных потрясений. Эта возможность может стать действительностью при энергичном вмешательстве Коминтерна.

Мы апеллируем ко всем коммунистическим партиям и к VI Конгрессу Коминтерна9 с требованием рассмотреть весь вопрос при свете дня и при подлинном участии партийных масс. Завеща­ние Ленина сейчас более, чем когда-либо, звучит, как пророчество.

264


Никто не знает, как много времени оставляет нам еще ход исто­рических событий для исправления всех содеянных за последние годы ошибок.

Подчиняясь насилию, мы покидаем места своей партийной и советской работы для бессмысленной и бесцельной ссылки. Мы ни на минуту не сомневаемся при этом, что каждый из нас не только еще понадобится партии, но и займет место в ее рядах в часы пред­стоящих великих боев.



На основании всего изложенного мы настойчиво ходатайству­ем перед VI-м Конгрессом Коммунистического Интернационала о восстановлении нас в партии.

М.Альский10

И.Смилга

А.Белобородов11

Л.Сосновский15

А.Ищенко (кандидат в чл.

Н.Муралов

(Исполбюро Профин-

Г.Валентинов16

терна)

Невельсон-Ман17

Л.Троцкий

В.Эльцин18

К.Радек

В.Ваганян19

Х.Раковский

В.Малюта20

Е.А. Преображенский12

В.Каспарова

И.Н. Смирнов13

С.Кавтарадзе

Л.Серебряков14

Виленский (Сибиряков)21

Т-1093. По-русски публикуется впервые. 11 февраля 1928 г. появилось в «Contre le courant» — не полностью, затем целиком — в кн. L.Trotsky. THE CHALLENGE OF THE LEFT OPPOSITION (1928-29). Ed. Naomi Al­len & George Sanders. Pathfinder Press, New York, 1981, pp.29-37.

1 Датировано по содержанию. Верхний угол страницы вместе с ча­
стью текста оторван. Утраченные слова восстановлены по французскому
переводу документа и даны в квадратных скобках.

2 Описание этого инцидента см. в статье Троцкого «ВОССТАНИЕ»
7 НОЯБРЯ 1927 ГОДА («Бюллетень Оппозиции», вып. 27, март 1932,
с. 15-16). См. также следующие документы архива Троцкого: «Расписка
о снятии лозунгов с балкона», от 7 ноября 1927 г. (Т-1046); «Заявление
оппозиционеров в Политбюро ЦК и в Президиум ЦКК ВКП(б)» от 7 но­
ября 1927 г. (Т-1047); А.Николаев. «В ЦК и ЦКК ВКП(б)», от 10 ноября
1927 г. (1049); И.Смилга. «Что было у гостиницы "Париж" 7 ноября
1927 г.», от 10 ноября 1927 г. (Т-1050).

265


3 Это слово Троцкий особенно часто упоминал во время процессов
1930-х годов. Он понимал под ним любую политическую подтасовку, и
прежде всего — объединение людей разных политических взглядов по од­
ним и тем же политическим обвинениям и организацию над ними общих
показательных процессов.

4 Смилга И.Т. (1892-1938). В 1927 году — заместитель председателя
Госплана. Оппозиционер. В 1928 смещен со всех постов, исключен из пар­
тии и сослан. В 1929 — раскаялся. Видимо, умер в заключении.

5 Муралов Н.И. (1877-1937) — большевик с 1903 года; в 1918 — коман­дующий войсками Московского военного округа. Оппозиционер. В декаб­ре 1927 исключен из партии и сослан в Тару. Через десять лет расстрелян по делу «антисоветского троцкистского центра (параллельного».

6 Вероятно, имеются в виду одно из двух или оба заявления, приня­тые оппозицией 10 декабря 1927 года. Первое из них отказался поддер­жать Зиновьев, второе — Троцкий. Текст их был следующим:

I.

«Резолюция съезда по докладу ЦК объявляет несоместимым при­надлежность к троцкистской оппозиции и пропаганду ее взглядов с пре­быванием в рядах большевистской партии. Пятнадцатый съезд, таким образом, не только отвергает наши взгляды, во и запретил их пропаганду. Защищая перед лицом съезда свои принципиальные взгляды, в правиль­ности которых мы убеждены, мы в то же время в своих заявлениях съез­ду подчеркивали, что считаем для себя обязательным подчинение реше­ниям съезда, как бы тяжелы они для нас ни были.



Всей обстановкой поставлен вопрос о второй партии. Путь второй партии в условиях пролетарской диктатуры мы отвергаем для себя прин­ципиально. Ввиду этого и подчиняясь постановлениям съезда, мы заяв­ляем: I) что оппозиционная фракция должна прекратить свое сущестова-ние и 2) что решение съезда о запрещении пропаганды ее взглядов прини­мается всеми нами к исполнению. Мы призываем всех наших единомыш­ленников сделать для себя те же выводы из решений съезда.

Каждый из нас должен стать на то место, которое укажет ему пар­тия, и проводить ее решения со всей энергией на повседневной практиче­ской работе, помогая партии идти к целям, поставленным Лениным.

Товарищи, исключенные из партии за оппозиционную деятельность, обратились уже к съезду с просьбой восстановления в партии. Мы повто­ряем и поддерживаем их просьбу, считая само собой разумеющимся, что освобождение товарищей, арестованных в связи с их оппозиционной дея­тельностью, абсолютно необходимо». (Архив Троцкого, Т-1061).

П

«Постановление Пятнадцатого съезда партии о несовместимости принадлежности к оппозиции с пребыванием в партии побуждает нас сделать следующее заявление:



266

Подчиняясь решениям съезда, мы прекращаем всякую фракционную работу, распускаем все фракционные организации и привлекаем к этому же наших единомышленников.

Путь второй партии мы отвергаем категорически, всякую попытку в этом направлении считаем решительно противоречащей существованию диктатуры пролетариата и потому обреченной на гибель.

Из этого явно вытекает, что, в соответствии с решениями съезда, мы берем на себя обязательство не вести фракционными методами пропа­ганды наших взглядов.

В то же время мы считаем, что наши взгляды, изложенные в плат­форме и в тезисах, каждый из нас в рамках устава может защищать перед партией. Отказ от защиты своих взглядов в партии политически равно­силен отказу от самих взглядов. Такой отказ был бы для нас обязателен, если бы убедились в их неправильности, т.е. в их несоответствии програм­ме ВКП(б) или в их маловажности с точки зрения судеб партии и диктату­ры пролетариата. В противном случае отказ от защиты своих взглядов явился бы на деле отказом от выполнения своего элементарного долга по отношению к партии и к рабочему классу.

Мы не сомневаемся, что наши единомышленники, в том числе и иск­люченные из партии, докажут свою верность партии Ленина и не колеб­нутся в деле ограждения ее единства как необходимого условия диктатуры пролетариата.

Мы твердо верим, что партия найдет пути снова вернуть в свои ряды исключенных и освободить арестованных за оппозиционную деятель­ность» (там же).

7 Тактический ход оппозиции: до начала восстания в Кантоне она призывала к нему и упрекала правительство в медлительности. После его поражения — стала упрекать в авантюризме, в «путчизме на падающей революционной волне».

8 Оппозиционеры, безусловно, преувеличивали уровень свободы дис­куссий в рамках программы Коминтерна. В вопросе руководства Комин­терном они всегда занимали крайне жесткую позицию. Пока были живы Либкнехт и Люксембург, — Ленин затягивал созыв Первого конгресса Коминтерна. И лишь в марте 1919 г., после смерти обоих немецких ли­деров, созвал Учредительный съезд и провел председателем Коминтерна Зиновьева. Как пример большевистского отношения к руководству Ком­интерном интересна записка Троцкого Зиновьеву, Ленину, Радеку и Буха­рину от 22 ноября 1922 года. Троцкий спрашивал:

«Создавать ли на [четвертом] Конгрессе [Коминтерна] новый цент­ральный комитет французской коммунистической партии? Или же при­дать списку членов нового ЦК характер предложения, исходящего от Кон­гресса /.../? Ни одна из фракций не считает возможным прямое назначе­ние членов нового ЦК здесь в Москве. Особенно этого боятся левая: вый­дет так, говорят они, что левые цекисты всегда вводятся Москвой, т.е. навязываются партии. /.../ Безусловно необходимо вопрос о составе но­вого ЦК разрешить [в] Москве /.../».



267

Далее Троцкий описывал, как именно нужно это сделать, а затем ука­зывал, что необходимо заставить нынешний ЦК «провести некоторые ме­ры в области синдикальной и в области чистки партии от франк-масонов и пр.» (THE TROTSKY'S PAPERS. 1917-1922. Ed. by J.M.Meijer. Vol.11. 1920-1922. Mouton, 1971 pp.760-762). Таким образом, методы руководства Коминтерном в 1925-28 гг. отличались от практики ленинского периода разве тем, что в конце двадцатых годов у советского правительства бы­ло больше власти в Коминтерне, чем в начале.



9 Открылся в июле 1928 года.

10 Альский А.О. (Мальский, М.Альский, 1892-1939) — большевик с
1917 года. После октябрьской революции — на советской работе в Воро­
неже, Литве, Белоруссии. Заведующий учебно-распределительным отде­
лом ЦК РКП(б). С 1921 — заместитель наркома финансов и член колле­
гии НКФ. Оппозиционер. Исключен из партии в 1927. Сослан в Нарым,
затем в Барнаул. Расстрелян.

11 Белобородое А.Г (1891-1938). Член партии большевиков с 1907 го­
да. В 1918 — председатель Исполкома Уральского обл. Совета, один из
участников расстрела царской семьи. В 1923-1927 годах — нарком внутрен­
них дел РСФСР. Оппозиционер. Исключен из партии в 1927, сослан в
Усть-Вымь, впоследствии расстрелян.

12 Преображенский Е.А. (1886-1937). Один из ведущих советских эконо­
мистов, автор теории первоначального социалистического накопления,
оправдавшей финансирование индустриализации за счет взимания «дани»
с крестьянства. В 1927 исключен из партии за участие в оппозиции. Сослан
в Уральск. В 1929 раскаялся и «капитулировал». Расстрелян.

13 Смирнов И.Н. (1881-1936). Член ЦК с 1920, нарком почт и телегра­
фов. В 1927 исключен из партии за участие в оппозиции. Сослан в Сухуми.
Раскаялся в 1929. Расстрелян вместе с Зиновьевым и Каменевым.

14 Серебряков Л.П. (1890-1937). В 1919-20 гг. в секретариате партии,
а в 1920-е — на руководящей государственной работе. В октябре 1927 ис­
ключен из партии за участие в оппозиции. Раскаялся в 1929. Расстрелян.

15 Сосновский Л. (1886-1937). Партийный журналист, исключен из
РКП(б) в 1927, в следующем году сослан в Барнаул. Видимо, расстрелян.

16 Валентинов Г. — до исключения из партии и ссылки в Усть-Кулом
главный редактор газеты «Труд».

17 Невельсон (Ман) М.С. — зять Троцкого. В 1927 исключен из партии, вскоре сослан в село Самарово, затем — в Чебоксары. См. документ 13.

18 В.Элышн. Оппозиционер, в 1927 исключен из партии. В 1928 — со­слан в Усть-Вымь. Сын Б.Элышна (1875-1937?), старого большевика, также участника оппозиции, арестованного в 1929 и погибшего в лагере.
  1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница