Исследование денежных систем мира проект по экономике Выполняли: Алекскандр Запорин, Артур Суринов. 8 класс




страница2/4
Дата14.08.2016
Размер0.94 Mb.
1   2   3   4
ГЛАВА 1

Происхождение денег

А) Как появились первые деньги?

Деньгами в древнем мире становились наиболее важные предметы потребления. У многих народов роль денег играл скот. Латинское название денег - pecunia - происходит от pecus - скот, как и русское слово товар - от тюркского слова, означающего "скот". Гомер, говоря о некоторых видах оружия, оценивал их в быках. На территории современной Германии в I тыс. до н.э. имелись так называемые "коровьи деньги". У северных народов денежной единицей служил олень. У других народностей деньгами являлись сахар, слоновая кость, меха, опиум, какао, и т.д. Особенно известны в качестве денег раковины каури (cowry) или Cyprala moneta (змеиная головка) - беловатая раковинка 2-3 см длиной, добываемая в Индийском океане вывозимая в Индию, Цейлон, Африку. В древности она расходилась далеко: ее находили в скифских и русских погребальных курганах, в погребальных урнах северной Германии, в Англии, Швеции, в развалинах Ниневии. У североамериканских индейцев из раковин вырезали циллиндрики, нанизываемые на нитку, и называлось это вампун (wampon). Пояса с многочисленными нитками с нанизанными на них разноцветными циллиндриками так, что получались изображения птиц, зверей, составляли сокровища. Другие народы (в основном северные) в качестве денег использовали ценные шкурки (Северная Америка, Аляска, Сибирь), и долгое время на Руси (шкурка белки составляла копейку, сто шкурок - рубль).

В древнейших списках "Русской Правды" встречаются упоминания о штрафах скотом. Существовала даже должность - "скотник", т.е. человек, взимающий подати. В другое время роль денег выполнял мех куницы, также многократно упоминаемый в "Русской Правде". Встречающиеся в "Русской Правде" куны, резаны, векши и бели означают, по-видимому, уже металлические деньги, к которым перешли названия некоторых мехов.

В некоторых странах деньгами служили продукты, получаемые от возделываемых культур. Так в Древней Мексике, Никарагуа, Гондурасе в качестве мелких денег употреблялись бобы какао. В некоторых областях Перу и Боливии ту же роль играл перец, в других областях Америки - листья табака, в Монголии - кирпичный (прессованный) чай. У многих народов единицей ценности и платежа был раб: тропическая Африка, Новая Гвинея, Древняя Русь.     

В качестве "денег" использовались копья, собачьи зубы, куски известняка на Каролинских островах (глыбы диаметром до 2 м) и даже свиные хвостики. Связки свиных хвостиков достигали иногда 12 м. На острове Яп были женские и мужские деньги. Женщины использовали браслеты из раковин, мужчины каменные жернова. В Древнем Риме с наёмными воинами расплачивались мешочками соли, и появившиеся позднее монеты назвали solidus (от этого слова - ит. soldo "название монеты" → soldato "солдат").  Древние индоевропейцы на своем пути из Индии в Европу в роли денег использовали медные топоры и треножники.  В архаическую эпоху в Элладе в торговых операциях стали использоваться  железные слитки в виде прутьев. В древнейших государствах - Месопотамии и Египте - пользовались слитками металла как посредниками при обмене. Иногда эти металлические деньги делали в форме кольца, полукольца, бруска. У славян известны "монеты" в виде топориков, у древних китайцев  - в виде миниатюрных бронзовых мотыг, ножей или колокольчиков.  У многих  народов Юго-Восточной Азии до недавнего времени средством платежа являлись чай, соль и даже свертки табака. Особой популярностью на рынках островов Индийского океана и на берегах Западной Африки пользовались раковины каури, известные и в эпоху Средневековья на Руси и в Балтии. Индейцы Америки использовали при обменных операциях зерна какао. Конкистадоры в

XVI в. вначале получали золото индейцев в обмен на нитки стеклянных бусин. Вплоть до XVIII в. европейцы, посещавшие Индонезию и Филиппины, вели обмен с островитянами при помощи зерен перца и прочих пряностей. На некоторых островах Океании и сейчас вместо денег применяются бронзовые пушки, съедобные ласточкины гнёзда, браслеты, раковины, большие круглые камни (до 4 метров в диаметре и весом до 1 тонны), зубы животных, перья попугая и т.д.

Властители малоазийского государства Лидия  в V в. до н.э. совершили настоящий переворот в истории денег: средства платежа приняли самую удобную форму - круглую. Это были монеты из электра - сплава серебра и золота. Круглая форма имеет  технологическое происхождение: так было удобней чеканить маленькие золотые слитки, на которые наносились титулы правителей, изображения, указывающие на происхождение и номинал монеты. Очень скоро от примитивной техники чеканки лидийских и эгинских монет перешли к более совершенной: монетный кружок, который получали обычно литьем, клали между двумя цилиндрическими или квадратными в сечении штемпелями - нижний закреплен был в наковальне, а по верхнему ударяли молотком. Изображения богов на монетах являлись их мистической охраной, в том числе и от фальшивомонетчиков.  Подделывались даже такие архаичные формы платежа, как серебряные слитки-гривны.

 Дионисий I, тиран Сиракуз, в начале IV в. до н.э. под страхом смерти заставил жителей принести и сдать в казну всю имеющуюся у них монету. Затем он распорядился перечеканить ее. Новые драхмы были объявлены равными двум старым - именно так и расплатились с жителями. И жители ушли, унося фактически только половину сбережений. В одном из среднеазиатских кладов медных монет встречаются монеты, надпись на которых говорит: "перед тобой дирхемы", т.е. серебряные монеты. Оказывается, медные монеты серебрились, на них писали слово "дирхем", и они выпускались на рынок как серебряные монеты. Фактически они ничего не стоили, но хорезмшах и его казна расплачивались ими как серебряными. Население конечно, знало, что монеты обманные, но должно было их принимать и употреблять в торговле как настоящие серебряные деньги. Отказаться от приема таких денег никто не мог. Так из столетия в столетие "портились" монеты. Они уменьшались в весе, в серебро и золото добавлялись дешевые металлы - лигатура.

 В Древней Греции за подделку монет могли изгнать или даже казнить. В Древнем Риме наказание зависело от положения преступника: знатного ссылали, простолюдина казнили, раба распинали на кресте. История  Диогена Синопского (ум. ок. 330-320 до н.э.) в изложении Диогена Лаэртского начинается с легенды о причастности отца Диогена, менялы Гикесия, и самого киника к "порче монет": "И сам Диоген в сочинении "Барс" признает, что он обрезывал монеты. Некоторые рассказывают, что его склонили на это работники, когда он был назначен заведовать чеканкой, и что он, отправившись в Дельфы или в делийский храм на родине Аполлона, спросил, сделать ли ему то, что ему предлагают. Оракул посоветовал ему: "сделать переоценку ценностей" [греч. слово νόμισμα означает "ходячую монету" и "общественное установление"], а он не понял истинного смысла, стал подделывать монету, был уличен и, по мнению одних, приговорен к изгнанию, по мнению других, бежал сам в страхе перед наказанием. Некоторые сообщают, что он получал деньги от отца и портил их и что отец его умер в тюрьме, а сам он бежал, явился в Дельфы и спросил оракула не о том, заниматься ли ему порчей монеты, а о том, что ему сделать, чтобы прославиться: тут-то он и получил ответ, о котором было сказано" (VI 2 20).     

 Уже в Древней Греции на рынке в обороте находились монеты десятков городов, множества видов. Одни из них были более полновесны, тяжелее, другие легче. Монета одного города стоила несколько монет другого, так как эти последние могли быть сделаны не из чистого золота, а из сплава золота и серебра. Монеты с одной эмблемой пользовались преимуществом, и их авторитет был высок, доверие к клейму их монетного двора непоколебимо. Такова, например, афинская драхма.

 Очень редко, но все же встречаются монеты, выпущенные не государством, а от имени храма или отдельного лица. В ХVI - XVII вв. в Англии, Северной Америке, Канаде чеканилась частная монета. Например, банкир Бэтсрел, живший в XIX в., изготовил в своих мастерских в Сесарфордтоне (Сев. Каролина) монет на 11 млн. франков золотом. На монетах были обозначены их вес и имя и местожительство банкира. Но эти частные деньги сравнительно редки.

 Немецкое слово Geld "деньги" имеет в основе древнегерманское gelten — "платить, возмещать в виде жертвоприношения". Такой платой был скот, каменные орудия, затем, в эпоху обработки металлов, — бронзовые таганы, чаши, топоры, кольца, обручи, украшения из золота, жемчуга и т.д. В общении с богами человек выступил как субъект экономических отношений. Большинство монет получило свои названия от весов и гирь. Латинское слово libra означает весы, "либра" - весовая единица у римлян. Это название перешло к византийцам ("литра") и к итальянцам ("лира"), а затем и ко многим другим европейским народам. Гривна когда-то была весовой величиной, но с течением времени стала только денежным понятием и превратилась в конце концов в гривенник, т.е. десять копеек. Английский фунт стерлингов означал фунт серебра (libra). Потому фунты стерлингов обозначают буквой L. В XVI в. в Чехии были большие серебряные рудники, которые давали сырье для денежного дела. Эти рудники были расположены в долине Иоахима (Ioachimsthal). Монеты из этого серебра получили название Ioachimsthaler, а от них произошло сокращенное thaler (талер).От слова "талер" произошло название американского доллара.

 В архаических обществах не установлен обмен имущества, богатства и продуктов в форме рыночной торговли между индивидами. Сначала договариваются коллективы - кланы, племена, семьи. Более того, то, чем они обмениваются, состоит отнюдь не только из богатств и вещей. Это, прежде всего знаки внимания, пиры, ритуалы, военные услуги, женщины, дети, ярмарки, из которых рынок и циркуляция богатств - лишь одно из отношений гораздо более широкого договора. Наконец, взаимные дары осуществляются добровольно, хотя на самом деле они строго обязательны, уклонение от них грозит войной. Ритуал взаимного одаривания, называемый индейцами Северозападной Америки потлач, детально описан Марселем Моссом в его работе "Очерк о даре. Форма и основание обмена в архаических обществах"

Купцы с Востока за привозимые ими специи, драгоценные камни, слоновую кость, шелк, а так же за экзотических животных — слонов, обезьян, попугаев — стремились получить прежде всего золото. Плиний оценивает ежегодный отток золота из Рима минимум в 100 млн. сестерциев, а это почти 8 т золота.

Эта оценка, конечно, может быть оспорена. Летописцы античности были склонны к преувеличению. К тому же не исключено, что Плиний включил в свои расчеты и серебряные деньги, которые из Рима через германцев доходили до берегов Балтийского моря. И тем не менее это непродуктивное помещение денег постоянно подтачивало бюджет Рима. Вывоз из Рима льняных тканей, свинца, меди, железа, стекла и не в последнюю очередь рабов не покрывал потери денег из драгоценных металлов.

Мы не знаем того, что ежегодно приносили Риму иберийские и галльские рудники. Подобная оценка поступления золота в Рим из Испании составляет 6,5 т.

Но средство против оттока золота все-таки известно. Прежде всего, в Индии позже было обнаружено множество субаэратных золотых монет, отчеканенных во времена Августа. Происходили ли они из императорских или частных мастерских, нам неизвестно.

С конца III века до н. э. на римских серебряных и медных монетах (позже и на золотых) появились имена «монетных» чиновников. Когда Рим стал империей, на монетах стали появляться изображения императоров и соответствующие надписи. Впоследствии это, конечно, облегчило жизнь нумизматам, которые легко могли разместить монеты по соответствующим эпохам. Но уже в 1663 году нумизматы столкнулись с группой из 10 монет, которые не соответствовали этому правилу. Загадка происхождения подобных монет, которых сейчас насчитывается 139 типов, разгадывается до сих пор.

Перенесемся во времена Клавдия Друза Германика Цезаря Нерона (37—68 гг.). Петроний Арбитр, “арбитр изящества” и придворный Нерона, в своем “Сатириконе” оставил нам зарисовки нравов Рима тех времен. Раскомплексованный и импульсивный император прививал “хорошему обществу” извращения и расточительство. “На огромные траты помимо уверенности в своей власти императора подвигала непроизвольно вселившаяся в него над ежда на находку спрятанных неисчислимых сокровищ”, — пишет Светоний. Так же считали и имущие слои. Тримальхион владеет землей во всех странах света, денег у него полным-полно. У его привратника больше серебра, чем у кого-нибудь — всего имущества. Рабы у него тоже есть... Клянусь Геркулесом, только десятая часть из них когда-нибудь видела своего господина” — так живописует Петроний Арбитр в “Пире Тримальхиона” быт своего героя, вольноотпущенного без гражданских прав. Тримальхион, конечно, — фигура символическая. Замахнуться на высшие слои общества, к которым он сам принадлежал, Петроний Арбитр в условиях империи, особенно при Нероне, не мог, это означало бы опалу с непредсказуемыми последствиями.

В июле 64 года в Риме полыхает страшный пожар. Шесть суток город находится во власти огня. 10 из 14 районов Рима сгорели дотла. Император, находясь в безопасном удалении, ночью с башни с наслаждением созерцал катастрофу. Еще античные писатели выдвигали предположение, что поджигателем явился сам Нерон. Оно оспаривается, хотя пожар был на руку Нерону. Теперь в его распоряжении было достаточно места для возведения громадного дворца — “Золотого дома”, который удовлетворил бы подверженного одновременно и мании величия, и мании преследования императора. “Вестибюль был таким, что в нем размещался 35-метровый великан — статуя Нерона. Величина дворца была настолько чудовищна, что его портик, колонны в котором стояли в три ряда, растянулся на полтора километра... В самом здании кругом была позолота, драгоценные камни и перламутр”. Это только отрывок из описания, сделанного Светонием. Дворец был оснащен по последнему слову античной техники, все было предназначено для исполнения любой прихоти владельца. “Когда он въехал в свой роскошный дворец по завершении строительства, то бросил фразу: “Наконец-то я начинаю жить, как человек”. Одновременно со строительством резиденции императора необходимо было восстановить сгоревшие районы города.

Все это потребовало огромных расходов. Надежды на обнаружение ценного клада не оправдались. Государственная казна была опустошена настолько, что Нерон вынужден “отложить даже выплаты легионерам и пенсии ветеранам, прибегнув к надуманным обвинениям и грабежам” (Светоний). Известный со времен гражданской войны метод ограбления имущих слоев, при котором истреблялись целые семьи, а их собственность присваивалась власть имущими для пополнения государственных средств, широко применялся и во времена империи. Начавшиеся гонения христиан, обвиненных в поджоге Рима, можно не в последнюю очередь объяснить общей нехваткой денег.

Античная хроника не сообщает о первом факте ухудшения уже в это время монетного стандарта, установленного Августом. Перед лицом глобальной нехватки денег уменьшается содержание золота и серебра в выпускаемых монетах, чтобы из того же количества драгоценных металлов получить больше монет. Отныне средний вес аурея составлял 7,29 г, денария — 3,43 г. К тому же на 5— 10 % масса денария состояла из меди.

Римляне сначала не заметили подмены. По крайней мере до нас не дошло свидетельств о жалобах на рост цен, если оставить в стороне подорожание зерна, что бывало и раньше из-за неурожаев. Прибытие в 62 году из Африки судна, груженного вместо зерна песком для боевой арены, в немалой степени способствовало окончанию страшной эры правления Нерона. Возмущение охватило не только плебс, массу неимущих, живущих за государственный счет. Но все это не имело непосредственного отношения к подделке денег. По-прежнему для того, что бы не испытывать чувства голода, хватало пары ассов. Столпы общества также не испытывали никаких ограничений для своего благополучия. Лишь Индия перестала принимать в оплату своих товаров римские денарии, и германцы предпочитали монеты донероновской поры.

Вермуш пишет:



Распутство извращенного властителя, его “свадьба” с мальчиком-кастратом, его не оставшаяся неизвестной для римской публики сексуальная связь с собственной матерью и ее убийство, санкционированное сыном-императором, его женоподобные манеры и смехотворная склонность к помпезности (всегда приходилось сгонять людей в толпу, которая должна была ликовать в связи с его появлением), непрекращающиеся казни большого числа именитых и знатных римлян, в том числе происходивших из его собственного рода, — все это в конце концов привело к волнениям в войсках — той части римского общества, которая менее других впала в летаргическое состояние. Легионер воевал и грабил от имени своего богоподобного непогрешимого правителя. Но чаша терпения, кажется, переполнилась. Нерона приводили в бешенство все и вся, кто казался ему подозрительным, включая недостаточный восторг, который вызывала у аудитории его артистическая деятельность. В действительности большого т руда стоило с ликованием приветствовать подобную карикатуру на Геркулеса, которому, как императоры и до кто и после, уподоблял себя Нерон. Раздутый от неумеренного чревоугодничества живот, тонкие ноги, голова, покрытая редкими светлыми волосами, серо-голубые глаза , лишенные всякого выражения, — таково описание человека, в течение 14 лет правившего мировой империей. Его талант певца, музыканта и поэта был более чем скромным. Но он был императором и претендовал на внимание своих подданных”.

Примерно 20 марта 68 г. в Галлии начинается восстание легионеров. Они срывают со своих щитов символы власти Нерона и открыто выражают неповиновение извращенцу и убийце. Наместник Галлии Гай Юлий Виндекс направляет Нерону обличительное письмо и призывает наместника провинции Испания Тарраконская Сервия Сульпиция Гальбу объединиться с ним против Нерона. 72-летний Гальба, облысевший на императорской службе, побывавший наместником нескольких провинций, имя которого стояло в проскрипционных листах Нерона, инертен. Вся его жизнь подтверждает пословицу: “Тот, кто не делает ничего, не делает и ошибок”. Но Гальба может сослаться на свой древний и славный род, что дает ему основание в глубине души претендовать на императорский трон. Виндекс, чья родословная не позволяет ему даже в мечтах воспарить так высоко, знает это. Он призывает Гальбу двинуть свои легионы против Нерона под лозунгом “За спасение рода человеческого”. 3 апреля союз достигнут.

Когда Нерон узнал о восстании в войсках в Испании и Галлии, он приказал мобилизовать в войска, готовящиеся к походу против изменников, рабов и даже проституток. Одновременно все слои общества должны были сдать в казну часть своего имущества, кроме того, даже те, кто, не имея своего жилья, арендовал его, должны были выплатить в качестве налога годовую арендную плату. При этом казна принимала только полноценные серебряные и золотые монеты, на этом основании отклонялись многие платежи. Нерон, таким образом, требовал подлинных монет, которые к этому времени уже ушли с рынка в частные хранилища. Плохие монеты не годились для оплаты иностранных наемных войск, а именно в них нуждался отчаявшийся правитель. Силами проституток и не обученных военному делу рабов кампанию было не выиграть.

Но и войска Гальбы и Виндекса, начертавших на своих знаменах девиз “За спасение рода человеческого”, сильно нуждались в деньгах. Они также стремились при влечь на свою сторону новых союзников, и, прежде всего, Рейнскую армию, во главе которой стоял Руф Вергилий.

В результате в Галлии и Испании автономно и анонимно чеканятся золотые и серебряные монеты во многих полевых монетных мастерских. Мастеров, конечно, не хватает, но техника чеканки монет еще непритязательна и несложна. К тому же фальшивомонетничество в Испании было распространено уже в течение нескольких веков, ведь из провинции Новый Карфаген поступала ощутимая часть драгоценных металлов, из которых чеканили римские монеты. Мобилизованы были для этого и резчики по камню (правда, в самой Испании к этому времени разрешалось чеканить только медные монеты).

Надписи на монетах являются одновременно до известной степени лозунгами борьбы. Наряду с уже цитированным девизом “За спасение рода человеческого” были и другие: “Общественная свобода”, “Восстановленная свобода”, “Гению римского народа”, “Марс-мститель”.

Сегодня известны примерно 520 монет этого типа, которые были отчеканены в основном в лагере Гальбы. При этом бросается в глаза обилие субаэратных монет — примерно 12 %. Это относится лишь к известным, дошедшим до нас монетам. Часть из них сейчас известна лишь по каталогам.

В исследовании под названием “История обмана” Полозинский К. А. рассказывает:

“М. X . Крауфорд, признанный международный авторитет в кругах нумизматов, утверждает, что в принципе все субаэратные монеты происходят из частных фальшивомонетных мастерских, хотя и он делает одно исключение: периоды гражданских войн. Этот тезис активно оспаривается. И в других ситуациях государство прибегает к подделке монет. С другой стороны, сомнения высказываются и по поводу гипотезы П.-Х. Мартина, руководителя монетного кабинета в Карлсруэ, который считает, что неполноценные монеты из числа монет Гальбы периода гражданской войны были произведены по указанию свыше. Он ссылается на «идентичность штампов» на полно ценных и субаэратных монетах. Эта идентичность — еще не доказательство.

Субаэратные монеты действительно могли произвести только те, кто имел достаточно опыта в этом деле: профессиональные фальшивомонетчики, которых привлек Гальба.

Впрочем, эти деньги не слишком помогли в попытках мошенников привлечь на свою сторону Рейнскую армию. Войска Вергилия нанесли сокрушительное поражение легионам Виндекса (по всей вероятности, в конце апреля 68 г.). Каким образом события подвели к этому сражению, остается загадкой; предполагают, что в этот момент Вергилий, входивший в число заговорщиков против Нерона, потерял власть над своими войсками. Во всяком случае позже он был одним из доверенных лиц императора Гальбы. Что ж, мы многое знаем об истории Древнего Рима, но она не является для нас книгой, любую страницу которой можно прочесть.”

В конце II века начинается распад римского монетного хозяйства, что отражало кризис экономики, основанной на рабском труде. В конце III века денарий, который наряду с ауреем претендовал на роль мировых денег, превратился в белую медную монету, содержание серебра в которой колебалось между 2—5 %. (Технология производства этих монет, по-видимому, была разработана римлянами. Было выяснено, что раствор поваренной соли и винного камня вступает в реакцию с медью, но не с серебром. Медная заготовка для монет, в которой присутствовало небольшое количество серебра, погружалась в раствор до тех пор, пока серебро на незначительную глубину не освобождалось от меди. Из прошедших обработку заготовок чеканились монеты. Так как тонкая поверхность быстро изнашивалась, позднее она укреплялась цинком и свинцом. Цены выросли почти в тысячу раз. Денежное хозяйство, торговля и ремесло пришли в упадок. Римская империя превратилась в собственную тень. Среди правителей еще встречаются громкие имена: Аврелий, Диоклетиан и, на конец, Константин, который в начале IV века ввел в оборот знаменитую золотую монету “солид”, вес которой со ставлял 4,55 г, и в 330 году перенес столицу Римской империи в Константинополь. В 395 году происходит окончательный раскол Римской империи. Западная Римская империя через восемь десятилетий пала под натиском в арваров. 4 сентября 476 г. вождь германцев Одоакр сместил последнего римского императора Ромула Августула. По иронии истории, согласно легенде, при одном Ромуле произошло рождение Рима, при другом Ромуле он падет под давлением внутренних противоречий, проистекающих из заката системы рабовладения. Складывалось феодальное хозяйство, составившее опору Восточной Римской (Византийской) империи. Соседние с Римом народы переняли то, что оставалось от его денежной системы, но даже самым развитым государственным образованиям потребовалось почти тысячелетие для того, чтобы деньги в их жизни стали играть роль, сравнимую с той, которая при надлежала им в городах Римской империи. Деньги по-настоящему начинают править миром лишь с окончательной победой буржуазных отношений над феодальными.



Б) Деньги древнего Египта
Невозможно представить общество, в котором отсутствовали бы в каком-либо виде экономические отношения. Не является тут исключением и такое высокоразвитое общество как древнеегипетское. В Древнем Царстве денег как таковых не существовало, все платежи производились натурой. Эта же система существовала и на очень высоком социальном уровне. Крупные чиновники извлекали доход из того имущества, которым они владели или управляли от имени царя. Царь сам был крупнейшим землевладельцем. Нам, живущим в век сложных банковских операций и систем денежного обращения, такой порядок покажется странным и даже примитивным. Но древние египтяне считали его очень удобным. Они торговали на рынках, выплачивали жалованье, ссужали под проценты и собирали налоги, не пользуясь деньгами, которые переходят из рук в руки. В то же время, несмотря на то, что можно было гуся обменять на зерно или скот на древесину, был установлен эталон относительной стоимости товаров. Во времена Нового царства таким эталоном стоимости стала спираль из медной проволоки, которая называлась утен. Этот эталон получил настолько широкое распространение, что спираль стала иероглифическим знаком, обозначающим утен. Но это совсем не означало, что медная спираль переходила из рук в руки при совершении сделок, кроме тех случаев, вероятно, когда возникала необходимость компенсировать небольшую разницу в стоимости. Но цена товаров в большинстве случаев соизмерялась именно с ней. На одном из изображений в храме Тота служитель Тутмос нарисован с податным списком, в котором стоимость каждого предмета оценена именно таким способом. Другой египетской единицей стоимости был дебен. Первоначально это слово означало «кольцо», но со временем оно стало обозначать не сам предмет, а его вес или стоимость. Подобные единицы стоимости существовали и в других странах. Халдеи одно время использовали для этой цели слитки металла. В наши дни у некоторых африканских и других примитивных племен таким же образом используются бусы или предметы удобного размера. Внутренняя торговля Египта велась, по всей вероятности, не очень широко по той простой причине, что каждая провинция обеспечивала свои нужды сама, производя все необходимое для жизни. У каждого царя или жреца были собственные ткачи, пивовары, плотники и другие ремесленники. Крестьяне сами выращивали продукты питания. Такое положение вещей нельзя даже сравнивать с нашим временем, когда каждый человек может прийти в магазин и купить продукты, привезенные из самых отдаленных уголков земного шара. Не было в Египте и оптовых торговцев в современном смысле этого слова. В отличие от финикийцев и греков - поставщиков и посредников других народов - египтяне удовлетворяли только свои собственные потребности. Единственным исключением из этого правила была внешняя торговля. На протяжении всей своей истории Египет оживленно торговал с соседними странами, которые находились под его контролем, такими, как Нубия, Сирия и Ливия. Нубия (современный Судан) была известна египтянам со времен Древнего царства, а возможно и раньше. Время от времени египтяне совершали набеги на эту страну, и ее народ вынужден был откупаться данью. Особенно активными на этом поприще были цари XII династии. Наиболее распространенный мотив, запечатленный на царских памятниках того времени, - вереница пленных негров, закованных в кандалы, и среди них женщины с детьми за спиной. Из Нубии в качестве военных трофеев или предметов торговли поступали: слоновая кость, эбеновое дерево, золото, драгоценные камни, а также такие экзотические товары, как страусовые перья (для вееров) и яйца, обезьяны, пантеры и жирафы. Добыча главным образом пополняла сокровищницы фараона и жрецов. Но были и такие страны, слишком удаленные, чтобы их можно было завоевать, например острова Эгейского моря и «страна Пунт», с которыми египтяне несомненно торговали. Местонахождение загадочной «страны Пунт» до сих пор точно не определено. Одни исследователи полагают, что она могла находится на западном побережье Индии, другие - на африканском побережье, к югу от Красного моря, там, где сейчас находится Сомали.

В) Деньги древней Греции

В Древней Греции к Vст. до н.э. более тысячи городов, или полисов, как они тогда назывались, выпускали свою монету. При таком разнообразии валют торговля не могла развиваться в полной мере. Именно поэтому более чем в 30 городах Древней Греции имели место трапезы. Так назывались пункты обмена валют. Но на этом их полномочия не заканчивались. Здесь также проверяли подлинность денег, давали кредит, а сами трапезиты (работники этих самых пунктов) участвовали в сделках как посредники, свидетели, поручители, хранители документов и ценностей. Именно эти люди стали прародителями сегодняшних банкиров. Интересен тот факт, что первыми трапезитами (из греческого буквально "человек за столом") были рабы, а занятие таким делом греческая аристократия считала непрестижным. Через некоторое время таким рабам давали свободу.

Самое интересное, что еще до основания трапез в Древней Греции имело место кредитование и занимались этим в храмах. При раскопках Делосского храма стала известна система хранения денежных средств. Деньги были уложены в горшки, на каждом из которых были номера, а также сумма вложения, источник и дата поступления. В IV веке до н.э. в самих только Афинах насчитывалось 26 трапезитов. Их работа требовала высокой квалификации, необходимо было знать содержание металла в монетах, курс разных монет и отдельных полисов, определять степень износа монет, предвидеть возможность перечеканки или вообще появления фальшивых. Не удивительно, что за такую работу взимали определенную плату с клиентов.

Накопив некоторые средства, трапезиты предпочитали не хранить их, а раздавать людям в качестве кредита. Довольно известным и богатым банкиром тех времен был житель Афин, Пасион (IV век до н.э.), который заработал 39 талантов, что по тем временам было достаточно значительной суммой.

С III века до н.э. деятельность трапезитов начала считаться уже почетным занятием. Банкирами с этого времени становятся и знатные граждане, но, как правило, из другого города. К этому времени устоялась учетно-экономическая сторона банковских расчетов, возникли финансовые традиции и поведение банкиров, видимо, давало меньше повода для подозрений.

Деятельность банков была не всегда безупречной и благополучной. Риск при сделках как банкиров, так и клиентов, несостоятельность последних, мошенничества тех и других имели следствием дорогостоящие судебные процессы. Хорошо в этих процессах только то, что они не были длительными. В IV веке до н.э. все подобные дела разбирались в течение месяца и преимущественно зимой, когда прекращалась навигация. Банкир в случае проигрыша дела рисковал потерять профессиональную репутацию честного человека и вместе с этим все. Валюта, которой пользовались в Афинах, называлась драхма. Она была очень распространена из-за сильно развитой торговли и широко использовалась в других грецких полисах.

Афинская денежная система выглядела примерно следующим образом:

6 обволей = 1 драхма


100 драхм = 1 мина
600 мин = 1 талант (или 57 фунтов серебра)

Неквалифицированный рабочий в Афинах мог получить примерно пол драхмы в день, в то время как высший по рангу работник приносил 2 драхмы. Скульпторы и врачи зарабатывали до шести драхм в день.

Цены в Афинах были приблизительно следующие:

хлеб - 1 обол


овца - 8 драхм
галлон оливкового масла - 5 драхм
обувь - от 8 до 12 драхм
рабы - от 200 до 300 драхм
дома - от 400 до 1000 драхм Таким образом, уже в древнем мире существовали деньги и имели довольно большую ценность.

Свою монету в Древней Греции выпускали 1136 городов. Можно представить себе трудности финансового и торгового общения. Торговцам, и не только им, приехавшим в другой город необходимо было обменивать свои монеты на монеты другого курса и вообще другой денежной системы. Деловым центром полиса была агора. Там и располагались менялы-трапезиты. Трапезит обозначает буквально «человек за столом» . На афинской агоре конторы трапезитов занимали целый угол.

 

В Афинах IV века до н.э. было не менее 26 трапезитов, а по всей Греции известно 33 города, где были трапезы. Проверка монет была делом далеко не простым и требовала высокой квалификации. Нужно было знать содержание металла в монетах, курс разных монет и отдельных полисов, определять степень износа монет, предвидеть возможность перечеканки или вообще появления фальшивых. За обмен взимали определенную плату аплаге.



 

Накопив средства, трапезиты не стали их держать (хранить) в храме или банке, а предпочли давать клиентам кредиты сначала за свой счет, а затем и за счет вкладов других клиентов. Отсутствие бюрократических запретов также сыграло свою положительную роль. Первое литературное упоминание о трапезах относится примерно к 520 году до н.э., но уже к концу века обменные трапезы стали по своим функциям банками, а бывшие менялы превратились в банкиров.

 

Кредитованием в Древней Греции занимались и до возникновения трапез. Это делали храмы. Сохранность денежных средств — вкладов и запасов — гарантировалась. Для этого существовала определенная система. Территория храмов и дороги к ним были священными и охранялись. Храмы были защищены поселениями союзов греческих племен — амфиктиониями («владеющие землями вокруг храма»). Особенно известными были святилища в Эллиде, Дельфах, Коринфе, на острове Делос.



 

Благодаря раскопкам Делосского храма стала известна система хранения денежных средств. Она условно названа «экономикой горшков». Запасы были уложены в горшки в четыре ряда. Каждый ряд обозначался буквой от А до Ω. Дальнейшая нумерация получалась удвоением букв, например, АА, ААА и т.д. Конечно, можно было упростить задачу и вместо набора одинаковых букв в инвентарный номер ввести цифры, но цифры у греков обозначались также буквами алфавита. Так что символы можно считать инвентарными номерами. На каждом горшке значилось: сумма вложения, источник и дата поступления. Общая сумма вкладов по ряду А должна была составлять 76 278 драхм, а в целом резерв определяется в 100 000 драхм.

 

Для хранения вкладов применялись не только глиняные горшки, но и контейнеры из металла, дерева, кости. Изображение на одной античной вазе позволяет предполагать наличие несгораемых сейфов. Употреблялись разного рода емкости из текстиля, кожи, плетеные.



 

Храмы-банки функционировали как государственные органы и являлись по сути государственным резервным фондом. Вклады в храмах были закрытыми и в обороте не использовались. Хотя храмы имели отделения в полисах и предоставляли долгосрочные кредиты под невысокие проценты, обеспечивали надежное хранение денежных средств, в Греции V-IV веков до н.э. появились частные банки.

 

Наряду с обменом, проверкой монет и кредитованием, частные трапезы выполняли и другие функции — участвовали в сделках как посредники, свидетели, поручители, хранители документов и ценностей. В кредитовании центр тяжести приходился на финансирование торговой и предпринимательской деятельности. Главное внимание уделялось основанию предприятия и его текущим расходам.



 

Первые в истории греческие банкиры по происхождению были рабами, так как греческая аристократия считала это занятие непрестижным. Потом этим рабам давали свободу, что формально называлось «продажей» богу в храме и о чем объявлялось глашатаями в городе. Освобождение раба в документе формулировалось так: «Доверил богу покупку» или «бог имеет цену полностью».

 

Из бывших рабов происходил самый известный и богатый банкир Афин IV века до н.э. Пасион. Его собственный бизнес начался с 11 талантов в арендованной у бывших владельцев трапезе, а ко времени окончания им финансовых дел собственный его капитал составлял уже 39 талантов, что было высшим имущественным показателем того времени.



 

Другая известная личность из банкиров — Гермиос из города Асос в Ионии. Влиятельный банкир Эвбул фактически правил Асосом и еще городом Атарнеус. Гермиос был его рабом и личным секретарем. Он проявил такие способности, что пораженный Эвбул послал юношу учиться в Афины. В дальнейшем Гермиос стал владельцем трапезы Эвбула (после его смерти). Он дружил с Платоном и Аристотелем. Но дружеская связь с Филиппом II, царем Македонии, погубила его. Гермиос принимал участие в планах захвата Персии. Персидский царь жестоко расправился с ним, а оба города (Асос и Атарнеус) были захвачены персами. Аристотель сочинил в честь Гермиоса поэму и поставил его изваяние в Дельфах. Но современники критиковали поэму за сравнения, более достойные бога, чем простого смертного (да еще бывшего раба и банкира).

 

С III века до н.э. деятельность трапезитов считается уже почетным занятием. Банкирами с этого времени становятся и знатные граждане, но как правило, из другого города. К этому времени устоялась учетно-экономическая сторона банковских расчетов, возникли



финансовые традиции и поведение банкиров, видимо, давало меньше повода для подозрений. Деятельность банков была не всегда безупречной и благополучной. Риск при сделках как банкиров, так и клиентов, несостоятельность последних, мошенничества тех и других имели следствием дорогостоящие судебные процессы. Хорошо в этих процессах только то, что они не были длительными. В IV веке до н.э. все подобные дела разбирались в течение месяца и преимущественно зимой, когда прекращалась навигация. Банкир в случае проигрыша дела рисковал потерять профессиональную репутацию честного человека и вместе с этим все.

 

Были и банкротства. В 377 и 371 годах до н.э. одновременно лопнуло несколько банков. Так, банкир Аристолох вынужден был отдать все свое имущество по искам вкладчиков. Та же участь постигла Созинома и Тимодема. Гераклид вообще предпочел спастись от поручителей и клиентов бегством за границу, что вызвало всеобщее негодование. Но и после его отъезда поручители продолжали распродавать имущество банкира. Осторожные люди размещали вклады в нескольких банках. Одно из банкротств началось с проигранного трапезитами судебного процесса. Через несколько веков в Милете был принят указ об отмене выплат по долгам, что вкладчиков лишало вкладов, а банкиров — собственных займов.


Г) Деньги в Древнем Риме

 

Древнейшим общим эквивалентом у римлян при обмене был скот — быки и овцы. Кстати, слово «деньга» (pecunia) произошло от латинского «pecus» — «скот». Но это было неудобно, и ввели металлический эквивалент — медь и бронзу в слитках, которые измеряли по весу. Считается, что царь Сервий Туллий первым предложил делать знаки на весовых деньгах. На таких древнейших деньгах встречаются изображения животных. В середине IV века до н.э. в Риме по примеру греков начали чеканить монеты ассы и более мелкие. Наряду с ними в обращении использовались греческие серебряные драхмы. Наконец, в 268 году до н.э. появляются римские серебряные монеты — денарии (10 ассов). Но наиболее употребительным в расчетах был сестерций. Примечательно, что и денарий, и сестерций имели курс обмена на греческие оболы (денарий — 8 оболов, сестерций — 2 обола). Греческий талант в 37,24 килограмма серебра также имел хождение. Стоимость монет определялась весом и качеством металла.



 

На монетах помещали разные изображения, но чаще всего портреты государственных деятелей и богов. Нередко на монетах встречается надпись «мир» (pax).

 

Чеканка монет была важным государственным делом. При республике ею ведали сенат и специальная коллегия. При Юлие Цезаре монетное производство превратилось в самостоятельную отрасль хозяйства. При империи администрация отвечала за чеканку и полноценность золотых и серебряных монет, а сенат — медных. В дальнейшем и медные монеты были поставлены под контроль императорской администрации. Монетное дело возглавлял прокуратор, который подчинялся министру финансов — рационибусу. Монетное производство могло быть предметом откупа.



 

В Римском государстве обращались и фальшивые монеты. Качество денег мог снижать сам фиск (государственная казна) за счет уменьшения пробы металла. Во время империи

монеты могли изготавливаться с тонким верхним покрытием из серебра или золота и «начинкой» из меди, железа, свинца, олова.

 

Благодаря развитию монетного обращения появились и возвысились банки, которые стали играть в истории римской бухгалтерии ведущую роль. Они, так же как и в Греции, выросли из меняльных контор (опыт греческих трапез был взят за образец), но развивались более интенсивно. Мощное влияние на банковский учет оказали частная инициатива (самостоятельность банков) и ее правовое регулирование (римское право). Банковская деятельность Рима имеет непреходящую историческую ценность.



 

Римские банкиры назывались аргентариями. Так как они происходили из всадников , их статус был выше, чем у греческих банкиров, которые, как мы знаем, были в основном из отпущенников, т.е. некоторым образом социально ущемлены. Любопытно, что длительное время банковским делом в Риме занимались лица греческого происхождения. Потом на этом поприще стали появляться люди из других стран и сами римляне. Они долго сохраняли старое название трапезитов. Это название бытовало и при Цицероне. Римские менялы именовались нуммуляриями. Однако сложные финансовые операции в банках совершали аргентарии. Банковская деятельность, начавшаяся с обмена денег, постепенно усложнялась. Появились операции приема вкладов, их хранения, переводов и использования в кредитовании.

 

Обмен монет, а тем более прием вкладов требовали высокой квалификации и опыта, особенно в Римской империи. У Петрония мы читаем: «А чье, по вашему, самое трудное занятие, после литературы? По-моему, лекаря и менялы. Меняла же сквозь серебро медь видит».



 

После проверки достоинства монет их складывали в емкости (мешки, кошели) и опечатывали в присутствии свидетелей. Свидетели тоже прикладывали свои печати, деревянные или костяные. Контролер делал отметку о проверке — специальный знак, который прикреплялся к емкости. Этим он брал на себя ответственность за содержимое. Закрытые вклады хранились в бочках, корзинах, сумках, глиняных и металлических сосудах. Даже когда в обращении были в изобилии низкопробные монеты, банк гарантировал содержимое кошеля с определенной, твердо фиксированной суммой. Опечатанный кошель мог транспортироваться и использоваться как средство платежа.

 

Известно имя одного банкира, к которому современники относились с уважением. Цицерон (Речь за Суллу) сообщает, что Ситтий для выдачи вкладов своим клиентам предпочел продать всю свою недвижимую собственность, чем «как-нибудь задержать уплату денег кому-либо из своих кредиторов».



 

Римские состоятельные граждане предпочитали держать деньги в банках, а богатых людей было много. Полководец Красе имел 7-8 тысяч талантов. Знаменитый своими пирами Лукулл имел состояние в 1 миллион сестерциев. Богатым человеком был Брут, убивший Цезаря. По своим займам он имел 48% прибыли, а все его состояние оценивалось в 40 миллионов сестерциев. Сенека, учитель Нерона, имел состояние в 300 миллионов сестерциев. Грозный Катон утверждал, что «мы все стремимся иметь больше», и подчас шел на весьма сомнительные махинации, о чем говорит Плутарх.

 

Имея деньги, даже знатные римляне стремились к еще большим. Правда, вначале давали взаймы без процентов (mutuum), но предпочитали с процентами, даже для друзей и родственников. Займы делали и у ростовщиков (фенераторов), но только в крайних



случаях, предпочитали банковские кредиты под проценты и соответственно вклады в них (deposition) с последующим распределением доходов между банкиром и вкладчиком.

 

Стратегия банкиров была разной. Одни давали в долг небольшими частями и многим должникам, другие значительные суммы — нескольким.



 

В безудержном стремлении к обогащению благопристойность не всегда соблюдалась. «По мере возможности не крали открыто, но все кривые пути, которые могли привести к быстрому обогащению, считались дозволенными — грабеж и попрошайничество, обман при исполнении подрядов и надувательство в денежных спекуляциях, лихоимство в торговле деньгами и в торговле хлебом». Петроний прямо говорит: «Что толковать? Пожелай, что хочешь: с деньгой да с взяткой все ты получишь. В мошне полной Юпитер сидит».

 

Банкиры имели большой вес и влияние в обществе, но отношение к ним, как и в Греции, могло зависеть от обстоятельств. Цицерон в «Речи за Квинта Росция — актера» отзывается о банкире неуважительно: «Разве одна его голова и брови, тщательно выбритые, не говорят об его нравственной испорченности, не показывают хитрого человека? Разве он не соткан весь, с ног до головы из лжи, плутней и обмана? Он для того и бреет всегда голову и брови, чтобы о нем можно было сказать, что на нем нет ни волоска честного человека. Росций часто прекрасно представляет его на сцене, тем не менее не заслужил от него должной благодарности за услугу». Дальше Цицерон поносит банкира в еще более резких выражениях. Заметим, что подобные речи не звучали в Афинах IV века до н.э.



 

Римские банкиры знали и трудные времена. В период республики от банкиров и ростовщиков требовали использовать капитал на приобретение имений. Впоследствии это привело к банкротствам и денежному кризису за счет изъятия из оборота денежной наличности. Тацит сообщает, что кредиторы потребовали возврата займов. Тогда фиск стал выдавать беспроцентные займы для должников, «внушающих доверие». Сохранились сведения еще об одной конфронтации банкиров и вкладчиков, когда государственной администрацией (трибунами из плебеев) были понижены процентные ставки. А они были немалыми — 6, 12, 24, 48 и даже 60% в разные времена. Это привело к тому, что кредиторы потребовали срочно вернуть займы, и в результате дебиторы потеряли залоги, а их земли оказались конфискованными. Рынок оказался затоваренным, а стоимость монеты резко понизилась.

 

«Рост баснословный процентов и множество медной монеты — эти два омута бедный народ завертели и съели». В Восточной Римской империи деятельность банков изменилась, и они потеряли былое могущество. В IV веке н.э. в Византии аргентариев и нуммуляриев заменили коллектарии. Деятельность последних регламентировалась государством, и они стали прежде всего служащими фискал. Они объединялись в коллегии с солидарной ответственностью по городам, когда участник коллегии нес ответственность в полной сумме долга, но мог и предъявлять иск о возмещении долга дебитором.



 

От коллектариев государство стало требовать принимать медные деньги и обменивать их на золотые солиды по установленному курсу. Огромные потери от этих операций фиск пытался регулировать государственными субсидиями. Начались бесконечные мошенничества банков. Администрация фиска контролировала и расчеты, и бухгалтерские книги. Остатки былой системы застали еще крестоносцы. С официальным признанием христианства частью финансовой системы стала церковь.

Она объединила высших государственных чиновников, крупных земельных собственников, торговцев и ремесленников.

Д) Первые деньги на Руси

Хотя племена славян, англов, саксов, норманнов, варягов образовались приблизительно в одно и то же время, после Великого Переселения Народов (II век н.э.), по ряду причин образование сильного государства на Руси началось с X века, но зарождение монет произошло много раньше. На определенном этапе экономического развития роль денег была за скотом. В древнейших списках "Русской Правды" встречаются упоминания о штрафах скотом. Существовала даже должность - "скотник", т.е. человек, взимающий подати. В другое время роль денег выполнял мех куницы, также многократно упоминаемый в "Русской Правде". Встречающиеся в "Русской Правде" куны, резаны, векши и бели означают, по-видимому, уже металлические деньги, к которым перешли названия некоторых мехов. Судя по "Русской Правде", гривна и куна служили основными металлическими денежными единицами не только в торговле, но и в процессе взимания дани.


Другой древнерусской монетой был златник (золотник) - первая золотая монета на Руси, равная по весу византийскому солиду (4,2 г). Эта древнерусская монета со славянской надписью, портретом князя (Владимира Святославовича) и родовым гербом Рюриковичей особой роли в торговле не играла, а скорее, служила символом силы государства. Чеканился, как и сребреник, в X-XI веках. Сребреник (серебряник) первая серебряная монета Древней Руси. Для чеканки использовалось серебро арабских монет. Монета чеканилась в Киеве - Владимиром Святославовичем, в Новгороде - Ярославом Мудрым. Отдельную группу монет являют собой монеты тьмутараканьского князя Олега-Михайлы, чеканившиеся около 1070 года.

Еще до образования Киевского государства, а затем и в период его существования, внешняя торговля и войны содействовали получению металлических денег из стран Востока, Византии, позднее из западных стран. По некоторым данным, славяне еще в IV-V веках имели золотые деньги. В денежном обращении Древней Руси слитки играли более значительную роль, чем на Западе, где обращение слитков встречало противодействие со стороны феодалов, которые, располагали правом чеканки монеты и рассматривали всякий слиток как материал для чеканки. На Руси власти, наоборот, содействовали обращению слитков, которые называют гривнами. Как и в других странах, названия денежных единиц вначале совпадали с весовыми. Гривна была и денежной, и весовой единицей. По мере роста общественного труда роль денег в большей степени переходит к благородным металлам. Это стало возможным, когда ремесло как форма деятельности отделилась от земледелия. Золотые, серебряные, бронзовые гривны употреблявшиеся женщинами в качестве украшения в виде обруча, носимые на шее (на загривке, отсюда и название) впоследствии стали основной денежной единицей Руси. Вот яркий пример огромного влияния женщин на жизнь общества, его развитие.


С вопросом о весе гривны обычно связывают и вопрос о ее происхождении. Если видеть в ней "русский фунт", либо его половину, значит, гривна восходит к древнему месопотамскому фунту, заимствованному Русью и сохранившимся у нас до введения метрической системы. Но в кладах обнаруживают слитки разного веса. Некоторые исследователи пришли к заключению, что вес гривны изменяется в зависимости от того, какая страна имела наибольшие торговые связи с данной местностью. Смена влияния Востока, Византии и Запада последовательно влияла на вес гривны (арабская унция, византийская лира, западная марка). Первой русской гривной принято считать киевскую шестиугольную гривну, вес которой колеблется от 34 до 39 златников. Вначале разделения гривны не было, но затем в древней литературе появились названия "гривна серебра" и "гривна кун". Первое упоминание о гривне кун встречается в Ипатьевской летописи в 1287 году. Вопрос о том, что являет собой гривна кун, в чем состояло ее отличие от гривны серебра, является одним из спорных вопросов истории денег на Руси. Гривна кун была все же монетой, поскольку она оставалась основной денежной единицей в торговой столице Древней Руси - Господине Великом Новгороде - до XV века. Потом здесь начали чеканить свою монету, а до тех пор очень много было иностранной монеты - ганзы. Тоже, вероятно, было в Пскове, Смоленске, Полоцке и Витебске. Достаточно быстрое падение курса гривны объясняется интенсивной порчей ее на Западе, кстати, заставившая новгородцев начать чеканить свою монету. Стоимость выпускаемых денег, т.е. вес чистого серебра в них, был в пропорции в западноевропейскими монетами. Чеканка монеты в Киевской Руси началась раньше, чем во многих европейских государствах. Имеются неопровержимые доказательства чеканки монеты в X-XI веках на Руси - серебряники Владимира Мономаха (1078-1125), киевская гривна (весом 140-160г) и др. Монеты в Древней Руси были гораздо крупнее, чем в Западной Европе тех времен. Укрупненная монета весом до 3-х граммов и выше чеканилась за сотни лет раньше, чем в Европе. Монета киевского периода, особенно золотая, технически лучше выполнена, нежели западноевропейская средневековая монета. Причем, необходимо отметить, что чеканка золота началась даже раньше, чем во Франции (если не брать в расчет ранний, меровинговский период). Однако монета чеканилась в ограниченном количестве и доля гривен и иноземной монеты в обращении была больше. Собственная массовая монета на Руси появилась позже. А иноземные монеты русские называли по-своему: "ногата", "резана", "шеляг", "веверица" и т.д. Период с XII по XIV век вошел в историю России как "безмонетный". На северо-востоке Руси появляются татарские монеты. С XIII века, после попадания русских земель под монгольское иго, развитие монет пошло двумя путями. С XIV века в юго-западных землях появляются: пражский грош, денарий, квартник, полугрош, шеляг и другие западные монеты. Тогда же на северо-востоке Руси началась чеканка русских монет. Деньга появилась как монета в конце XIV века в Москве, затем и в других русских княжествах. Из гривны серебра (204г) чеканили 200 денег , составляющих московский счетный рубль . Кроме деньги чеканились полуденьги (полушки), в Новгороде и Пскове - четвертина, т.е. 1/4 деньги. Унификацию русский монеты осуществила Елена Глинская, регентша при малолетнем Иване IV в 1534 году. С той поры чеканилась одна общегосударственная серебряная монета, вдвое тяжелее деньги - новгородка, которая впоследствии получившая название копейка по изображению всадника с копьем на ней; деньга московская или московка, или просто деньга, которую также называли "сабельной" или "мечевой" по изображенному на ней всаднику с саблей; полушка (полуденьга), равнявшаяся половине деньги и четверти новгородки. Из гривны серебра чеканились 300 новгородок весом 0,68г, или 600 денег, весом 0,34 г. Таким образом, с 1534 года 100 новгородок равнялись 1 рублю. История рубля также интересна. Название это получила новгородская гривна (длинная серебряная палочка весом 204 г).

Чеканка в Древней и Киевской Руси. Древнерусские монеты (X-XI вв).

В первых выпусках златники и сребреники в основном повторяли тип византийских монет (на одной стороне - изображение князя, на другой - Христа), затем лик Христа заменили на родовой герб Рюриковичей. На тьмутараканьских монетах на одной стороне было изображение архангела Михаила, а на другой надпись "Господи, помози Михаилу". Чеканка сребреников была особенной. Их не вырезали из пластины, как в Византии, а отливали. Как и златников, сребреников выпущено было очень мало. Есть мнение, что чеканка еще ранее началась в Нижегородском княжестве. Некоторые ученые, например Ильин А.А., считают, что первенство за рязанским княжеством. Они признают собственной рязанской монетой татарские монеты с подчеканкой славянских букв. Чеканка монет с восточными надписями, возможно, преследовала цель платить этой монетой дань и использовать ее для торговли с Востоком. В юго-западных землях появляются: пражский грош, денарий, квартник, полугрош, шеляг и другие западные монеты. Тогда же на северо-востоке Руси началась чеканка русских монет из серебра и

меди. Иван III - мудрый и великий государь - установил единую монету для всего государства с надписями на монетах "Оспадарь всея Руси". Большое ухудшение монеты в Московском княжестве произошло при Василии Темном и позднее, в XV-XVI веках, с появлением многочисленных обрезанных и поддельных монет. Возникла необходимость в реформировании и унификации денежной системы. После реформы Елены Глинской в 1534 году и присоединения Новгородского княжества к Московской Руси закрепилась общегосударственная денежная система, основу которой заложили Иван III и Василий III. Был учрежден монетный двор, монетная стопа была значительно снижена. Вместо 260 новгородок было положено чеканить 300. Однако ухудшение монеты наблюдалось и в последствии, в XVII веке. В 1620 году вводится новый чекан, на четверть более легкой монеты. Рубль новой чеканки становится равен 10 английским шиллингам вместо 14. В середине XVII века финансовое состояние России под влиянием многочисленных войн было очень тяжелым. Важнейшим источником получения прибыли была внешняя торговля. Вырученные в ходе ее иоахимталеры (ефимки) перечеканили в русскую монету, содержащую меньше серебра. В условиях войны с Польшей правительство выпускает медные деньги с принудительным курсом, которые очень быстро вытеснили из обращения серебро. Но медные деньги легко подделывались, и, обесценившись, они вызвали Медный бунт 1662 года, после которого медные деньги были выкуплены по цене "за рубль медных денег две серебряные деньги".


В качестве платежного средства древние славяне использовали самые разные предметы: меха — шкурки соболей, белок, лисиц, куниц и других ценных пушных зве­рей. Использовались также куски ткани -полотна. Отсюда, между прочим, и произошло хорошо известное нам слово -«платить».Металлические деньги появились на Руси только в конце Х века. Конечно, и до этого имели хождение монеты, привезенные из других стран. Первая русская монета, изготовленная в виде металлического кружка, имела две стороны. На лицевой был изображен воин с копьем, а на другой - трезубец с надписью «Ярославе сребро». Однако выпуск подобных денег продолжался недолго. Вскоре вместо них стали употребляться гривны - слитки серебра весом примерно 200 грамм. Чтобы получить половину гривны, слиток рубили пополам. Отрубленный кусок серебра и получил название рубля.Само слово «деньги» появилось во время монголо-татарского игра. Оно восходит к наименованию серебряной разменной монеты — «таньга». Понятно, что во время монголо-татарского ига собственных монет на Руси не было. Лишь незадолго до Куликовской битвы Дмитрий Донской выпустил свои деньги. После этого изготовлением монет стали заниматься многие князья: серпуховские, можайские, дмитровские. Появились монеты и у крупных городов — например, в Ярославле, Пскове и Новгороде. При Иване Грозном монета начинает чеканиться только в Москве и ее непременным атрибутом (признаком) становится изображение всадника с копьем в руке. Это был Георгий Победоносец, изображение которого украшает сегодня герб Москвы. Вот почему эти монеты прозвали копейными деньгами или копейками.

Старые копейки были неровными и редко имели круглую форму. Дело в том, что деньги долгое время чеканились вручную. Маленький кусочек серебра клали на наковальню и сильно ударяли по нему чеканом - тяжелым молотком, на котором был вырезан рисунок. Поэтому отпечаток получался то сильным, то слабым, попадал то в центр, то в сторону. Одна монета не была похожа на другую.

При Петре I в обращение были введены монеты разного достоинства — гривенники, пятаки, полтинники, рубли. Любопытно, что на пятаке 1724 года рядом с надписью 5 копеек выбивали пять точек, чтобы даже неграмотный человек мог определить достоинство монеты.

1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница