Исаченко Т. А., вед научный сотрудник окв, канд филологических наук




Скачать 50.08 Kb.
Дата09.08.2016
Размер50.08 Kb.
Исаченко Т.А.,

вед. научный сотрудник ОКВ,

канд. филологических наук

Травник Ивана Грозного.

К истории Харьковского списка нач.XVI в.
История европейской медицины сложилась таким образом, что проводниками греческих традиций стали арабы, благодаря которым классическая греческая наука (прежде всего астрономия и медицина) была сохранена и возвращена позже на Запад. Когда в XV веке в Германии и на Балканах заработали первые типографии, то, наряду с библейскими книгами, выбор издателей естественным образом пал на популярные в читательской среде средневековые гербарии.

Через Германию и Польшу он попали в к.XV-нач. XVI на Русь, где были быстро усвоены, переработаны и таком уже виде надолго задержалось в народном сознании. Одной из наиболее популярных книг подобного рода стал Гербарий с витиеватым названием “Благопрохладный вертоград» был составлен по компилятивным источникам в 1534 г. для смертельно больного великого князя Василия III-го Николаусом Бюловым из Любека, с пребыванием которого в России связаны многие страницы отечественной истории. Вертоград) был последним переводом привезенных из Любека книг. Его написал в 1447 году Иоган фон Кубе, а издал в 1492 году в Любеке Стефан Арндес. Готан мог привезти его в Новгород, а Бюлов, несомненно, перевел его на славянский в Москве в 1534 году для митрополита Даниила.

До недавнего времени история списка, сохранившего для нас текст перевода, была связана главным образом с рукописью из собрания графа Уварова 1616 года (Увар.,№ 623; ныне: РГАДА, ф.188, № 649) . Краткое описание списка было составлено архимандритом Леонидом3 и дополнено нами с публикацией отдельных статей, двух указателей, а также рисунков (выборочно) в связи с изучением поздней редакции памятника (1672)1.

В 1995 году Я.П. Запаско 9, а в 2001 году Б.Н.Морозов обратили внимание на список первой трети XVI в. в рукописном собрании Харьковского национального университета им. В.Н. Каразина, причем Я.П. Запаско описал рукопись как памятник украинской или белорусской книжности. Московскому исследователю Б.Н.Морозову, кажется, удалось доказать , что харьковский список московского происхождения 10.

Лицевой список Травника Любчанина, хранящийся в Центральной научной библиотеке Харьковского национального университета, бесспорно является приоритетным по отношению к остальным спискам памятника. – московскому царскому 1616, составленного хранителем и ризничем Флором, двум петербургским (РНБ, Q.XVI.11, нач. XVII в. и F.VI. 9/1,2 , к. XVIII в.), наконец, второго московского (ГИМ, Увар. № 387, н. XVII в.), наконец, вильнюсскому списку, который в настоящее время мало исследован.Прежде всего, его отличает хронологическая близость к дате осуществления перевода –1534 , о которой мы знаем из записей в московских и петербургских списках

Более подробное знакомство с рукописью Харьковского университета показало:

1) что так называемый харьковский список имеет многочисленные пропуски, отсутствие и перестановки глав, что подтверждает сведения ризничего Флора (1616) о плохой сохранности оригинала.

2) В настоящее время рукопись просчитана с ошибками. В карандашной пагинации пропущены лл.364а, 414а,486а и 511а. Не учтен отсутствующий л.565.Таким образом, рукопись сейчас насчитывает 582 л.



  1. Бумага рукописи имеет 6 видов изображений.

  2. Почерки принадлежат 5 разным лицам: два принадлежат XVI в. (основной писец и помощник), один XVI-нач.XVII (полуустав, лл.573-573об. нас месте текстовых утрат ), один к.XVII-XVIII в. (черные чернила подписей и запись л.275об.) и один – библиотечный , 1914 г.

  3. В списке присутствуют почти все рисунки гербария, за редкими исключениями, причем изограф точно следует изданию, учитывая пропуск рисунков.

  4. Источником мог служить не только текст издания 1492 г., но и одно из последующих латинских изданий Hortus Sanitatis ((Strassburg, ок.1503, 1507, Venice, 1511, Strassburg, 1517, Strassburg, 1529, Venice, 1536 и т.д.) . Об этом говорит запись по нижнему краю л.283 со ссылкой на латинское издание: «Въ латынской книз# 323 число переступлено и т.д.» .

  5. Установлена текстовая зависимость Уваровского списка 1616 г. от харьковской рукописи. Харьковский список первичен по отношению к списку Флора. В подавляющем большинстве случаев в нем учтены пометы, сделанные редактором. Учтены и точно перенесены в текст.

  6. Буквальное следование тексту приводит к тому, что писец списка 1616 года в целом ряде случаев переносит в текст ошибки, сделанные переводчиком (или писцом) - в точном соответствии с харьковской рукописью: нификлова трава вм. финиклова, емчюгы вм. жемчюгы (гл.39, 6). Но случаи эти немногочисленны.

  7. Иногда составителем списка 1616 г. неправильно прочитывает слова с выносными буквами х, м, н, д, к : «по руски семя, кое оставается на пупавках ( л.28об.) , где выносная Х писцом не прочитана и в список внесена форма им.п. пупавка.

Это же касается пропусков по невниманию (гл.37.13.Азафетида; л.43об.: «Злость тое гумы тем обычаем отнимаем: примешаем к нему и т.д.» (выделенное курсивом слово в списке Флора пропущено); гл.44.8. Агарик; л.56об.: «тот свербеж тем обычам выгоним: емлем агарику 6 золотников и смешаем его с водою, в которой воде варена проскурникова трава***, да фиял<к>ова**** трава, да паритариева трава5*

и к тому прибавляем елею древянаго и т.д. (выделенное курсивом слово в списке Флора пропущено);

В целом немногочисленные, эти ошибки искажают не только формы слов, но и общий смысл, особенно важный , когда речь идет о пропусках композита лекарственного состава . Во всех подобных случаях Харьковский список помогает прояснить текст.


  1. В харьковском списке утрачены главы 5-7, 286-317, 420-423, 533-541. Но в Уваровском списке Флора 1616 г. они присутствуют . Однако , в нем нет специализированных указателей, которые мы видим в харьковской рукописи на лл.469-471 (слабительные и общеукрепляющие средства).

Это означает, что , если харьк. рукопись могла являться протографом списка 1616 г. , но могла и не являться.

В случае, если она протограф, то это означает, что все утраты произошли после 1616 г., когда, возможно, рукопись не была переплетена, как, скажем, Лицевой летописный свод. Но отсутствие специализированных указателей в списке Флора ставит под сомнение то, что Харьк.список является его протографом.



3 Леонид (Кавелин), архим. Систематическое описание… № 21 (Увар.623

14 Книга глаголемая Прохладный вертоград (редакция 1672 года)"/ Подг. изд., иссл-е. Т.А.Исаченко . - М., 1997. - 409 с.

9 Запаско Я.П. Пам’ятки книжкового мистецтва. Украiнська рукописна книга . Львiв, 1995. С. 322-327; Морозов Б.Н. К истории Травника Любчанина 1533 г. // Археографический ежегодник за 2000 г. М., 2001. С.112-114.

10 Морозов Б.Н. Травник из постельной казны Ивана Грозного ? Харьковская рукопись 1534 г.- новый памятник книжной мастерской митрополита Даниила (Первые итоги изучения) //Археографический ежегодник за 2003 год. М., 2004. С.73-85.




*** Фарм. Назв.Althea silvestrum, описана в гл. 297.

**** В списке 1616 г.: фиялова , с непрочитанным выносным К

5* Трава постенница.


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница