«Интересы России и Китая на Тихом Океане»




страница8/14
Дата24.07.2016
Размер1.04 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   14

3.3 Российско-китайское партнерство в отстаивании интересов на Корейском полуострове



Москва и Пекин с большой озабоченностью следят за кризисом в межцивилизационном диалоге Запада и Востока и вместе пытаются найти выход из кризиса.

Между тем многие западные аналитики уже всерьез заговорили о формировании в Восточной Азии китайской «сферы влияния» или «сферы уважения» - района, где первым задаваемым в столицах находящихся на это территории стран в случае возникновения любой проблемы является вопрос: «Что думает по этому поводу Пекин?» Ни одна серьезная проблема безопасности в СВА не может быть решена без непосредственного участия КНР. Примером тому является проблема «ядерного кризиса» на Корейском полуострове. Корейский полуостров оказывается точкой пересечения американских и китайских геополитических интересов.

Ставки высоки. Если Америка будет контролировать Северную Корею, то это значительно подорвет способность Китая оказывать влияние на страны региона и фактически лишит его надежды на присоединения Тайваня. Наоборот, если по каким-либо причинам американские войска уйдут из Кореи, это будет большим успехом китайской дипломатии. Неясно, насколько в КНР могут согласиться и согласятся ли вообще на то, чтобы объединение Севера и Юга совершилось на условиях Сеула. При отсутствии войск США, можно полагать, обе части Кореи будут так или иначе инкорпорированы в китайский регион влияния в рамках единого экономического рыночного пространства.

Еще один виток противоречий связан с тем, что страна, которую Соединенные Штаты объявили главным виновником всех региональных бед, а именно эту роль предписывает Вашингтон КНДР, не хочет превращаться в «козла отпущения», ни играть по правилам, навязываемым извне. Лишившись гарантии безусловной поддержки со стороны своих прежних стратегических союзников, Северная Корея стремится защищать себя сама всеми возможными способами. Хотя шум вокруг «ядерной программы» КНДР во многом создан искусственно, и гипотетическая ядерная мощь Северной Кореи не является серьезным военным фактором, аура страха, сопровождающая образ ядерного оружия со времен Хиросимы, меняет внешнеполитическую раскладку сил.

В результате соседи КНДР вынуждены выбирать из двух неприятностей меньшую: или ядерная КНДР, что разрушает сложившуюся систему регионального баланса, или американские войска на границах. Оба варианта приближают момент жестокого столкновения американских и китайских интересов, в то время как Пекину выгодно отсрочить этот момент с тем, чтобы подойти к нему более подготовленным. Борясь за сохранение мира в СВА, Китай укрепляет свою собственную репутацию ведущего гаранта стабильности и все более активно играет роль не только региональной, но и глобальной державы.

Таким образом, складывается ситуация, при которой Россия и Китай оказываются партнерами для совместного сдерживания общих угроз.

Корейский полуостров имеет очень важное для наших стран геополитическое значение, поскольку оба государства имеют с полуостровом общую границу и в КНР и в РФ многочисленная корейская диаспора. Например, корейцев в Китае на данный момент более двух миллионов человек99. Кроме того, Корейский полуостров – это территория, где интересы Китая и России пересекаются с интересами других держав. Корейский полуостров всегда представлял собой очень удобный плацдарм для агрессии, и потом ни одна из держав-соседей не хотела бы, чтобы полуостров контролировал кто-то еще. В результате полуостров (особенно его северная часть) служит своего рода буферной зоной между потенциальными противниками.

Россия и КНР воспринимают КНДР одновременно и как бремя, и как объект необходимой поддержки. Сохранение КНДР и стабилизация статус-кво на полуострове выгодны им для защиты своих стратегических интересов в регионе. По этой же причине Пекин и Москва предпочитают не акцентировать внимание на политических и идеологических особенностях северокорейского общества, полагая, что стабильность в стране – главный приоритет.

С появлением новых центров геополитических сил и распадом прежней системы Пекин был вынужден пересмотреть свою политику с более прагматических позиций, но перекрестное признание двух Корей не внесло серьезных изменений в расклад политических сил на полуострове.

Интересы РФ и КНР в Корее можно разделить на два направления: активная защита своих интересов на территории Кореи, укрепление влияния на полуострове и пассивные меры, направленные на то, чтобы изменения на Корейском полуострове не изменили в худшую сторону существующих миропорядок. Понятно, что первое направление является приоритетным для Пекина, в то время как для Москвы, чьи возможности влиять на ситуацию ослаблены, приоритетным стало второе направление.

Кроме того, Корея является «фигурой» в той игре, которую КНР и Россия ведут с иными державами. Так, для Китая борьба за влияние на полуострове – одно из направлений его политической игры с Америкой. Помимо этого существует не менее важный вопрос, связанный с Тайванем, проблемы китайской диаспоры в США и т.п. К этому перечню можно еще добавить несколько узлов, имеющих меньший приоритет. Это защита экономических интересов Китая в Корее; противодействие попыткам РК включить корейцев, проживающих в КНР, в свою сферу влияния; использование корейской проблемы не на двустороннем, а на многостороннем уровне: КНР стремится использовать «северокорейскую карту» в своем противостоянии и с США, и с Японией.

3.3.1 Общие интересы РФ и КНР в Корейском конфликте

Теперь обратимся к тому, какие общие интересы связывают Москву и Пекин на Корейском полуострове. И РФ, и КНР проходят сходный процесс переориентации своей внешней политики в сторону большего прагматизма. Как и нынешняя Россия, современный Китай не является страной, в которой идеологические установки берут верх над соображениями логики и разума. В результате Москва и Пекин стремятся поддерживать отношения с обоими корейскими государствами.

И Россия, и Китай ранее обладали рычагами влияния на КНДР, а с учетом закрытости северокорейского общества выполняли также роль стран-посредников, через которых международное сообщество могло доносить до Пхеньяна свои предложения. Сейчас Северная Корея стала чуть более открытой, возможности России влиять на КНДР существенно сократились, но тем не менее, Россия и Китай по-прежнему являются в глазах мира теми странами, мнение которых является для КНДР авторитетным и не подлежащим игнорированию.

И Китай, и Россия являются своего рода заложниками корейского конфликта. Всякая форма нестабильности на Корейском полуострове, будь то война или гуманитарная катастрофа, сопровождающаяся потоками беженцев, невыгодна странам, имеющим с ним общие границы. Особенности физической географии полуострова и местного климата указывают на то, что в случае начала на полуострове крупномасштабной войны (особенно в случае применения оружия массового уничтожения) примыкающие к зоне конфликта территории РФ и КНР окажутся районом гуманитарной и экологической катастрофы (в случае разрушения АЭС и других ядерных объектов на полуострове).

Нельзя также забывать, что поражение КНДР в результате военных действий будет означать выход вооруженных сил США на границу с Китаем и Россией. Развитие ситуации по этому сценарию, безусловно, приведет к кардинальным изменениям военно-политической обстановки в регионе и АТР в целом – далеко не в лучшую сторону. Между тем Китай и Россия остаются государствами, потенциально способными сдерживать США в регионе.

Оба государства (Россия и Китай) имеют ядерное оружие. При этом военно-стратегическая доктрина обеих стран не ориентирована на появление в регионе новых ядерных держав, которыми могут стать испуганные испытаниями северокорейской ядерной бомбы РК и Япония. Попытка создать в регионе модель «вооруженного нейтралитета», основанного на наличии у всех участников возможного конфликта ядерного оружия, применение которого как бы обесценивает вероятную выгоду, не в интересах Москвы и Пекина.

Во-первых, это провоцирует новый виток гонки вооружений, безусловно, тормозящий экономический рост. Во-вторых, растет вероятность технической ошибки, когда конфликт может начаться из-за случайного сбоя.

Поэтому в вопросе о ядерной программе Пхеньяна Россия и Китай во многом выступают единым фронтом. Поддерживая право этой страны на наличие мирного атома, Россия и Китай ищут способ создать такую международную обстановку, при которой стремление КНДР обрести безопасность обеспечивалось бы и без ядерного оружия. Пекин активно потворствует переговорному процессу, что видно из предпринимаемой китайскими властями «челночной дипломатии», и из того, что именно столица КНР является местом проведения шестисторонних переговоров. Можно обратить внимание и на то, как повлиял на интенсификацию переговорного процесса визит в 2004 г. Ким Чен Ира в Китай100.

Москва и Пекин, отстаивая роль ООН, активизируют свои усилия по созданию региональных организаций, переговорные процессы за пределами ООН. Действуя в рамках шестисторонней группы, изначально созданной для решения проблемы северокорейского ядерного оружия, РФ и КНР видят тенденцию превращения этой группы в общерегиональный форум для обсуждения не только этой проблемы. В период правления Ро Му Хёна позиция РК в рамках союза с США стала более сильной, более самостоятельной и в чем-то похожей на позицию КНДР в отношении Китая и России. Следующие президенты Ли Мён Бак и Пак Кын Хе в целом продолжили курс предшественника. При таком раскладе сил от единства позиции России и Китая зависит многое. Их совместные усилия способны нейтрализовать давление США. Кроме того, хотя обе страны защищают не только КНДР, но и свои собственные интересы безопасности, Россия и Китай обладают большим опытом переговоров с Америкой, которым они могут поделиться с Пхеньяном хотя бы для роста взаимопонимания.

3.3.2 Проблемы сотрудничества РФ и КНР по Корейскому вопросу

Опыт сотрудничества по поводу Корейского полуострова у России и Китая есть. Следует отметить, что в тот период, когда между Советским Союзом и КНР не было напряжения, к мнению КНР по региональным вопросам, особенно по корейскому, в СССР, часто прислушивались.

Тем не менее, говоря о стратегическом партнерстве с Китаем, следует помнить, что установление настоящего партнерства и взаимодействия – процесс достаточно длительный. В укреплении российско-китайского стратегического взаимодействия могут возникать те или иные проблемы. Интерпретация этого партнерства, как не направленного против третьих стран, лимитирует сферу сотрудничества.

Сотрудничество Москвы и Пекина в процессе диалога между Востоком и Западом также имеет свои трудности, включая психологический барьер. Большинство российских политиков – люди европейской ментальности, привыкшие считать Россию европейской страной и автоматически связывающие, например, такие категории, как «просвещение» и «цивилизация», именно с Западом. Языком международного общения для них служит английский, а не китайский. Эти люди могут любить или не любить Америку, но будучи пропитаны европейской культурой, понимают ее глубже, чем восточную. Это серьезно размывает и ослабляет евразийскую идентичность России, нередко придавая ее политике односторонне западнический характер.

Старому поколению российских политиков трудно преодолеть сложившиеся стереотипы в отношении к Китаю, поверить в то, что страна, которую привыкли считать бедной в 1960-1980-е годы, да еще и агрессивной, похоже, повторяет тот рывок, который сделала в свое время Япония. Непонимание намерений современного Китая вызывает в российских правящих кругах чувство опасности, что сильно осложняет нормальный диалог между странами.

Более того, многих пугает демографическая ситуация, связанная с оттоком российского населения с Дальнего Востока и оседанием там жителей КНР.

Много неоднозначных моментов и в позиции Китая. Ранее большинство специалистов анализировало положение на Корейском полуострове, исходя из аксиомы, что КНР всегда (особенно в случае военного конфликта) будет поддерживать Север, так как наличие стратегического буфера для Пекина важнее, чем другие проблемы отношений КНР и КНДР. Однако сейчас набирает вес другая точка зрения, согласно которой КНР не будет в любом случае безоговорочно и сразу защищать Северную Корею.

Сейчас КНР отходит от идеологических принципов и защищает свои национальные интересы, главными из которых являются повышение экономического и оборонного потенциала. Соответственно, отношения со странами-союзниками строятся с точки зрения того, чем они могут помочь Китаю в осуществлении его целей. Условно говоря, Китаю важно не столько защитить КНДР в ее нынешнем виде, сколько не допустить появление новых угроз его национальной безопасности. До корейской стороны четко доведена позиция Пекина, согласно которой договоренность о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи 1961 г. не действует «чисто автоматически».

Последнее время в мировой, в особенности западной печати активно обсуждается тема о характере нынешнего китайского руководства, которое, якобы будучи заинтересованным в отсутствии преград для экономического развития своей страны, проявит готовность поддержать дружеские отношения с Америкой. При этом указывается на то, что на фоне растущего прагматизма и не очень-то удачных попыток Пекина заставить Пхеньян идти по китайскому пути реформ, Северная Корея становится для Китая менее важным партнером, поддержку которого можно и сократить в обмен на приобретение выгоды «на других участках фронта», будь то укрепление экономических связей, получение американских технологий или сокращение американской поддержки Тайваня. В этих и других заявлениях содержится своего рода намек китайскому руководству на то, что ему надо делать, и Пхеньяну на то, что поддержка Китая не может быть вечной, и Вашингтону есть, что предложить взамен.

На данный момент, возникает впечатление, что китайское руководство скорее всего не соблазнится на обещания Америки «отдать Тайвань в обмен на Корею», да и сдать просто так ядерную КНДР будет практически невозможно.

В то же время Россия, противодействуя планам США по построению в мире монополярного миропорядка, ищет партнеров, желая укрепить свои контакты со всеми странами региона, не принимая концепцию так называемых стран-изгоев. В этой ситуации Пекин оказывается для нас хорошим партнером и в деле взаимодействия в конфликтных точках, и в сотрудничестве в экономической сфере. Россия не претендует на статус региональной сверхдержавы, навязывающей свою волю соседям и не стремится усилить свое влияние в Корее для того, чтобы подчинить то или иное государство своему влиянию. Скорее РФ интересует мир и стабильность на своих границах. Тем не менее возможности России влиять на ситуацию на Корейском полуострове нельзя недооценивать. Важно понимать и ту цену, которую платит Китай за поддержание региональной стабильности.

Россия играет самостоятельную роль, ни под кого не подстраиваясь, и открыта к сотрудничеству. Однако, извлекая уроки из прошлого, Москва не будет пытаться однозначно принимать ту или иную сторону. С точки зрения тактики, по словам, М.Л. Титаренко «России выгодно не торопиться реагировать на события в Корее, оставляя какие-то резервы для маневра, пока КНР более-менее четко не заявит о своей позиции».



1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   14


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница