«Интересы России и Китая на Тихом Океане»




страница4/14
Дата24.07.2016
Размер1.04 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

2.3 Интересы России Тайваньском вопросе


Усиление трений между Тайванем и КНР до определенной степени соответствует внешнеполитическим интересам России.

- Поставка вооружений

В начале 1990-х, Китай стал активно закупать у России продукцию военно-промышленного комплекса. Это было, прежде всего, связано с запретом на экспорт вооружений в Китай в странах Запада. Официальной причиной эмбарго стал протест против событий 1989 г. на площади Тяньаньмэнь. Российские предприятия, столкнувшиеся с недостатком финансирования, были крайне заинтересованы в выполнении китайских заказов, что быстро вывело КНР на первое место среди покупателей российских систем вооружений.

Основными статьями военного экспорта РФ являлись новейшие модели авиационной техники и ракетные системы. Среди них были истребители Су-27 и Су-30, ЗРК С-300 и тд. После 2002 г. спрос на авиационную технику резко упал, и КНР стала фокусироваться на усилении военно-морской составляющей НОАК, это как раз совпало с обострением отношений в Тайваньском проливе.

Так, Россия уже поставила КНР 12 подводных лодок класса Кило, четыре эсминца, а также планирует поставить подводные лодки класса Амур-1650 и класса Лада.51 В Китай за период 2001–2011 гг. было продано 30 радаров морского базирования, 500 противолодочных ракет класса Kh-31A1/AS-17, 150 противолодочных ракет класса Москит, 18 противолодочных вертолетов Ка-27 и Ка-31 и целых ряд других систем вооружений для ВМФ.52 Крупные поставки российской авиатехники тоже в значительной степени направлены на укрепление военно-морского потенциала НОАК, об этом говорят сопровождающие эти контракты крупные партии противолодочных ракет авиационного базирования.53 Также можно предположить, что часть закупленных в РФ истребителей будет базироваться на новом китайском авианесущем крейсере «Ляонин». Таким образом, управляемая гонка вооружений вокруг Тайваня может быть выгодна России как главному поставщику военно-морской техники в регионе54.

- Снижение напряжения на российско-китайской границе

Необходимо отметить, что стремительное развитие Китая вызывает беспокойство не только у азиатских соседей КНР, но и у России. В российском обществе традиционно сильны опасения по поводу китайской экспансии на Дальний Восток и «желтой угрозы». Такие настроения долгое время наблюдались и среди российских военных, но последние годы явный акцент в перевооружении НОАК на военно-морской флот постепенно сводит на нет опасения по поводу направленности усиления Китая против России. Напряженные китайско-тайваньские отношения, и как следствие, сосредоточенность КНР на укрепление своего военного потенциала в Тайваньском проливе и Южно-Китайском море является стабилизирующем фактором в российско-китайских отношениях, так как демонстрирует России, что Китай не готовится к крупному сухопутному конфликту. Это снижает напряжение на российско-китайской границе, а также уменьшает опасения, что российские вооружения могут быть направлены против самой России в ближайшем будущем.

- Поддержка стратегического партнера без особых издержек

И наконец, само существование конфликта вокруг Тайваня позволяет России без особых потерь продемонстрировать солидарность и лояльность КНР в столь принципиальном для Пекина вопросе. Уважение стратегических интересов КНР и последовательность позиции Москвы весьма позитивно отражаются на общем состоянии российско-китайских отношений, а также позволяют получить уверенную поддержку КНР в борьбе с сепаратизмом в Российской Федерации, а также «обменять» на аналогичную поддержку в наиболее актуальных для России внешнеполитических вопросах – таких как расширение НАТО на Восток и установка систем ПРО в Европе. Твердость РФ по тайваньскому вопросу также отвечает глобальным интересам Москвы.

Важно подчеркнуть, что издержки для РФ такая позиция несет минимальные. В связи с отсутствием дипломатических отношений между Россией и Тайванем, ценность контактов с Тайбэем можно проследить по торговой статистике. За 2011 г. объем торговли между сторонами составил чуть больше 4 млрд. долларов США.55 Тайвань является двадцать третьим в списке крупнейших внешнеторговых партнеров России, на него приходится лишь 1,1% всего товарооборота.56

В структуре российского экспорта традиционно преобладает сырье, в основном цветные металлы, сталь и уголь, в то время как Тайбэй экспортирует в основном электронику, продукты машиностроения, оптику и другую продукцию с высокой добавленной стоимостью.57

Несмотря на усилия тайваньских властей, объем инвестиций между двумя сторонами остается крайне незначительным. Так к концу двухтысячных годов насчитывалось двадцать пять тайваньских компаний, ведущих бизнес с Россией, их суммарные инвестиции составляли 3,5 млн. долларов. А на Тайване было зарегистрировано семь российских компаний никак не связанных с производством.58

Запрет на военно-техническое сотрудничество с островом также минимально сказывается на российских доходах от экспорта вооружений. Дело в том, что на рынке Тайваня уже многие годы доминируют США. В этой связи, занятие Россией значительной доли рынка общим объемом в 10 млрд. долларов кажется маловероятным59. А если и возможным, то потенциальные прибыли представляются очень ограниченными.

Таким образом, даже серьезная дестабилизация Тайваня практически никак не скажется на экономической ситуации в России. Сегодня же, несмотря на свою, по сути, враждебную тайваньской государственности позицию, РФ продолжает извлекать выгоду из коммерческих отношений с островом благодаря существованию Тайбэйско-Московской комиссии по экономическому и культурному сотрудничеству.



- Рычаг давления на Запад

И наконец, активная позиция России по тайваньскому вопросу – это не очень значительный, но все же рычаг давления на Запад. Твердая поддержка КНР в данном конфликте с интересами США может в будущем при определенных обстоятельствах стать предметом торга. Вероятность такой ситуации повышается в связи с все большей концентрацией Соединенных Штатов на балансе сил в АТР. Россия хотя и не является ведущей державой в Восточной Азии, но значение ее поддержки для КНР и США с нарастанием их конфронтации ощутимо повышается. Также возможен стратегический обмен уступками по этому малозначительному для РФ вопросу на уступки со стороны США в других значительно более важных для России регионах – на пространстве бывшего СССР или в Европе.



2.4 Потенциальные угрозы для РФ

Несмотря на то, что поддержание некоторого напряжения в отношениях между Китаем и Тайванем снижает озабоченность России ростом военного потенциала КНР, а также стимулирует развитие военно-технического сотрудничества между Москвой и Пекином, превращение этих трений в открытую военную конфронтацию не соответствует российским интересам. В свое время еще Советский Союз, находясь на пике своего военно-политического могущества, отказывался открыто выступать на чьей-либо стороне в случае открытого военного противостояния.60 Сегодня Россия ставит перед собой в основном региональные задачи, нежели глобальные. Влияние РФ в Восточной Азии итак крайне мало, и сложно представить, что Москва пожелает направить значительные ресурсы на военную авантюру, неизбежным результатом которой станет конфронтация с Соединенными Штатами.

Открытый военный конфликт в Тайваньском проливе дестабилизировал бы практически весь регион. Это связано как с важнейшей геополитической ролью пролива для большинства государств Тихого Океана, так и с неизбежным разделением АТР на две группы государств: поддерживающих КНР или Тайвань в данном конфликте. Представляется маловероятным прямое военное вмешательство со стороны США и их союзников, но резкое нарастание конфронтации, в том числе и военной, между КНР и союзниками США в этом случае неизбежно. Последствия такой конфронтации могут быть самыми разными, но ясно то, что серьезные изменения баланса сил в АТР могут вызвать цепочку военных столкновений, жертвой которых может стать и Россия.

Сегодня же главной проблемой для России является тот факт, что КНР ожидает от Москвы не только формальную поддержку политики «одного Китая», но и более явных сигналов мировому сообществу, что РФ готова на деле поддержать своего стратегического партнера в его миссии по воссоединению Тайваня с материком. Китайские руководители хотели бы изобразить Россию в глазах мира своим надежным союзником, готовым оказать решительную помощь в любом потенциальном военном конфликте в Тайваньском проливе, даже понимая, что Москва в реальности на это никогда не пойдет.

Эта тенденция уже хорошо прослеживалась во время совместных учений двух стран в 2005 и 2012 гг.

Учения под названием «Мирная миссия – 2005» были первыми крупными совместными маневрами России и Китая с 1999 г. В их проведении участвовали 10 тысяч военнослужащих (из них 1,8 тысяч российских) из подразделений сухопутных войск, ВВС, ВДВ и ВМФ, в частности, усиленная рота Псковской дивизии ВДВ, 3-я десантно-штурмовая рота 165 Уссурийского казачьего полка морской пехоты 55 дивизии морской пехоты Тихоокеанского Флота и корабли Тихоокеанского флота.

На территорию Китая прибыли большой противолодочный корабль «Маршал Шапошников», эсминец «Бурный», большой десантный корабль БДК-11 «Пересвет» с десантно-штурмовой ротой на БТР-80, танкер «Печенга», буксир СБ-520 Тихоокеанского флота. Боевая техника была также представлена истребителями Су-27 СМ, фронтовыми бомбардировщиками Су-24 М, ракетоносцами Ту-95 МС, Ту-22 М3 и другими самолётами (в том числе военно-транспортные Ил-76).

Учения проходили в три этапа: военно-политические консультации и оперативное планирование, доставка и развертывание войск, ведение боевых действий. Первый этап учений начался во Владивостоке на территории Дальневосточного военного округа, где прошло заседание объединенного штаба.

На втором этапе состоялась высадка совместного китайско-российского морского десанта на полигоне Ланъятай восточно-китайской провинции Шаньдун. Предварительно зона высадки подверглась бомбардировке. В операции принимали участие 3-я десантно-штурмовая рота 165 Уссурийского казачьего полка морской пехоты 55 дивизии морской пехоты Тихоокеанского Флота и батальон десантников Цзиннаньского военного округа.61

Но наиболее показательными были самые последние российско-китайские учения, которые были признаны самыми крупномасштабными совместными учениями Китая.62

Учения под названием «Морское взаимодействие-2012», стартовали 22 апреля 2012 г. в акватории Желтого моря у берегов города Циндао провинция Шаньдун, Восточный Китай. Китай и Россия направили для участия в учениях 25 кораблей, 22 самолета и два подразделения спецназа. В результате учений стороны отработали действия, связанные с совместным конвоированием, совместной противовоздушной обороной, совместными противолодочной, антипиратской и поисково-спасательной операциями, совместным снабжением военных кораблей. В ходе учений были выполнены боевые стрельбы по воздушным, морским и подводным целям.

С китайской стороны в учениях был задействован целый ряд средств, включая эсминцы, сторожевые корабли, подводные лодки, ракетные катера, самолеты и вертолеты. Кроме одного судна снабжения и госпитального судна, остальные привлекаемые на учения боевые корабли являются главными кораблями ВМС НОАК, большинство из которых были разработаны и поступили на вооружение ВМС в последние десять лет. 26 апреля в рамках учений состоялся морской парад.

Официальные цели военно-морских учений «Морское взаимодействие-2012» заключались в укреплении двусторонних всесторонних отношений стратегического взаимодействия и партнерства, углублении прагматического сотрудничества между вооруженными силами, особенно между ВМС двух стран, повышении способности ВМС двух государств к совместным военным действиям на море в целях противодействия угрозам и вызовам в области безопасности, укреплении уверенности ВМС двух стран в совместной защите мира и стабильности в морских акваториях региона.63

Масштаб проводимых учений, место их проведение и их военно-морская направленность не оставляет сомнений для внешнего наблюдателя в том, что направлены они не против террористов или пиратов, а против вполне конкретных потенциальных противников КНР. Такая недвусмысленная демонстрация военно-политического единства двух стран в определенной степени выгодна обеим сторонам.

Но если на глобальном уровне такой пиар повышает авторитет России в глазах мирового сообщества, то на региональном уровне скорее сказывается негативно. В силу своего малого вовлечения в основные процессы, происходящие в АТР, РФ в некоторых ситуациях пользуется репутацией независимого медиатора на переговорах между конфликтующими сторонами (например, по корейскому вопросу). Такая «незапятнанная» репутация Москвы открывает для нее широкое поле для политического маневра в регионе.

В то время как слишком демонстративная дружба с Китаем, который является основным объектом опасений практически всех государств региона, превращает Россию в их глазах, скорее в адепта КНР, чем в самостоятельную и авторитетную силу в регионе. Похоже, в Кремле это понимают, и поэтому постарались убедить общественность, что недавние маневры не были направлены против Тайваня или его союзников. Так в 2005 г. целый ряд официальных лиц (министр обороны С. Иванов, ответственный за проведение учений полковник В. Молтенской, министр иностранных дел С. Лавров) выступил с заявлениями об отсутствии связи между учениями и Тайваньским вопросом. Более того, С. Иванов также отметил, что данные учения не являются подтверждением готовности России вступить в боевые действия на стороне КНР. «Это просто учебные маневры»64.

Несмотря на возможные некоторые имиджевые потери в Азиатско-Тихоокеанском Регионе, Москва все же согласилась подыграть КНР и провести военные учения, явно направленные против Тайваня и потенциальных противников Китая. Это произошло потому, что подобные учения в целом способствуют «возвращению» РФ в Восточную Азию, а также являются отличным поводом продемонстрировать своим потенциальным покупателям на Тихом Океане свои новейшие системы вооружений.

Подтверждением же явной заинтересованности КНР в этих маневрах является тот факт, что Пекин взял на себя большую часть расходов российской стороны на проведение учений «Мирная миссия-2005», что сделало эти маневры крайне привлекательными для Министерства Обороны РФ, которое, по мнению экспертов, не могло бы себе позволить проведение подобных учений самостоятельно65.



В данной ситуации России необходимо удерживать баланс между желанием угодить своему стратегическому партнеру и стремлением Пекина втянуть Москву в конфронтацию в Тайваньском проливе. Не будучи серьезной силой в Азиатско-Тихоокеанском Регионе России следует быть максимально аккуратной в проведении своего внешнеполитического курса. Лучшей стратегией была бы игра на интересах потенциальных противников – КНР и США, в этой случае РФ, играя роль балансира, могла бы получить решающий голос в наиболее важных вопросах развития Восточной Азии.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница