Интеллектуальный Космос А. А. Зиновьева



Скачать 262.95 Kb.
Дата14.08.2016
Размер262.95 Kb.


Интеллектуальный Космос А.А.Зиновьева
Субетто А.И., С.-Петербург
intelligent Space A.A.Zinoveva

Subetto AI, St. Petersburg

Intellektualʹnyy Kosmos A.A.Zinovʹyeva Subetto A.I., S.-Peterburg

- 1 -


Александр Александрович Зиновьев (1922 – 2006) – мыслитель космопланетарного масштаба, Титан Эпохи Русского Возрождения, ее вернадскианского цикла. Он в своем творчестве также противоречив, как и эпоха советской цивилизации, его породившая. Эпоха Русского Возрождения, в моей оценке, охватывает период с XVIII века по нынешний, текущий XXI век, имеет 3-цикла – петровско-ломоносовский, пушкинский, вернадскианский. Последний цикл мною назван в честь Владимира Ивановича Вернадского, 150-летие со дня рождения мы, т.е. Россия и человечество, будем отмечать 12 марта 2013 года. Эпоха Русского Возрождения – явление однопорядковое с явлением Эпохи Западноевропейского Возрождения, но «иное», точно также, как «иным» является российская цивилизация по отношению к европейской, или «западной», и имеет космоноосферный вектор своей устремленности.

Alexander A. Zinoviev (1922 - 2006) - a thinker of cosmo-planetary scale, Titan Age of Russian Renaissance, its Vernadsky-anskogo cycle. He is in his work as controversial as-Soviet era with civilization, its breed. Russian Renaissance era, in my estimation, covering the period from XVIII century to the present, the current XXI century, has a 3-cycle - Peter-Lomonosov, Pushkin, vernadskiansky. The last cycle I have named in honor of Vladimir Vernadsky, the 150th anniversary of the birth of us, that is, Russia and humanity, will celebrate the March 12, 2013. Russian Renaissance era - the phenomenon of the same order with the phenomenon of the Age of the Western European Renaissance, but the "other", just as the "other" is the Russian civilization against the European or "western", and has kosmonoosferny vector of its aspirations.


А.А.Зиновьев родился в Костромской области, в деревни Пахтино Чухломского района. 10 классов средней школы закончил в Москве перед войной. В годы Великой Отечественной войны воевал пехотинцем, танкистом и летчиком-штурмовиком, работал, закончил философский факультет МГУ, сразу заявил о себе как самостоятельный ученый-философ, писатель, мыслитель, социолог.

Это был мужественный мыслитель, беспощадный в оценках, как по отношению к себе, так и к миру, в котором он жил. Это был человек, пронесший юношеский максимализм через всю свою жизнь. Он сам признавался, что советская школа 30-х годов воспитала в нем коммуниста-идеалиста, «настоящего коммуниста». Александр Александрович писал о себе: «Я рос и формировался в сознательную личность во время, когда идеи коммунизма имели сильное влияние на молодежь. Я сформировался, как и многие другие молодые люди моего поколения, как идеалистический или романтический коммунист, коммунист по психологии. Мы называли таких коммунистов «настоящими». Что это такое, некоторые представление дает книга Н.Островского «Как закалялась сталь», а также книги других советских авторов тех лет»1. Именно с позиции «идеалистического коммуниста» он, еще перед войной посчитал, что Сталин – «злой гений», которого надо убрать, и даже замышлял его убийство. «Раньше я был антисталинистом, собирался Сталина убивать. Потом только понял. Нужно много-много думать, чтобы разобраться. Я думаю, что останься Тухачевский – не было бы Советского Союза к концу 1941 года»2, – признался он в одной из своих бесед с В.Кожемяко в ноябре 1997 года – года своего 75-летия.


- 2 -

Зиновьев – один из основателей знаменитого «Московского логического кружка», позднее получившего название «Московского методологического кружка», в состав которого в разные времена входили Б.А.Грушин, М.К.Мамардашвили, Г.П.Щедровицкий, И.С.Ладенко и другие. Он сразу заявил о себе как крупный социальный философ – логик, в своих интересах все более сдвигающийся в сторону познания природы общества СССР.

В творчестве Александра Александровича Зиновьева явно, по своим доминирующим акцентам познания, выделяются три цикла:



  • первый цикл (1959 – 1976) – логико-философский,

  • второй цикл (1976 – 1985) исследование и критика недостатков советского общества, которое было определено как «реальный коммунизм» (этот цикл можно назвать условно – «критико-социологическим») и, наконец,

  • третий цикл (1985 – 2006) – критика «горбачевизма», оснований и логики «перестройки» (которую он назвал «катастройкой»), с одной стороны, защита эпохи советского социализма, советской цивилизации, названных им «реальным коммунизмом», а с другой стороны, разоблачение античеловеческой сущности «западного человейника» (этот цикл можно звать условно – «защитно-коммунистическим»).

Творческое наследие А.А.Зиновьева огромно и разнообразно. Его оценка, его исследование, как и процесс понимания самого Зиновьева, как философа, мыслителя и человека, требуют особой деликатности, особой чуткости, здесь не может быть поверхностных оценок и суждений.

Мною тема моего выступления на этих очередных «Зиновьевских чтениях», посвященных 90-летию со дня его рождения, обозначена как «Интеллектуальный Космос А.А.Зиновьева». Образом «Интеллектуальный Космос» я хочу подчеркнуть неисчерпаемость, глубину поиска, космическую масштабность исследований и обобщений Александра Александровича.


- 3 -

Мой анализ «Интеллектуального Космоса» А.А.Зиновьева следует рассматривать только, как первый шаг на пути его осмысления и системного освоения.



Встает главный вопрос – каков главный «стержень» творчества А.А.Зиновьева и его внутренний «движитель»?

Я думаю, что этот «стержень» и «движитель» его творчества есть общественный идеал коммунизма, как некая новая форма бытия человека, которая созидалась, проходила свое становление в СССР в течение всей советской эпохи и была, спустя 70 лет после Октябрьской революции далека от своего завершения.

При этом в исходном пункте в самом понимании коммунизма Зиновьеву, если взглянуть на мыслителей прошлого, ближе не Маркс, а А.И.Герцен и Н.А.Бердяев. Бердяев написал работу «Истоки и смысл русского коммунизма»3, в которой он показывал антизападную сущность «русского коммунизма», на его связь с тысячелетней историей русского народа, с генезисом русского идеала во взглядах на справедливое социальное устройство, концентрирующееся вокруг ценности «Правды» («Нравственность есть правда» – говорил Василий Шукшин4 ) с особым «русским гуманизмом»5. Он подчеркивал, что почвой «русского коммунизма» стал «наивный аграрный социализм», присущий «русским крестьянам»6, что «русский народ социалистический по своему инстинкту»7, что А.И.Герцен предвосхитил явление великой русской социалистической революции в 1917 году, выразив веру, что «в России легче и лучше осуществится социализм, чем на Западе, и не будет мещанским»8.
- 4 -

На мой взгляд, А.А.Зиновьев в своем учении о «реальном коммунизме», в своей социологии реального коммунизма продолжил эту линию теоретической рефлексии по поводу русского коммунизма.

В его определении коммунизм – совсем «иное системное понятие, иной ориентации анализа общества», поскольку «базис коммунистического общества образует не экономика, не политика и не идеология, а явление коммунальности»9. «Коммунизм, утверждает А.А.Зиновьев, …есть организация многих миллионов людей в единое целое по законам коммунальности. При этом, разумеется, изобретается и многое такое, чего не было в некоммунистическом обществе, предшествовавшем коммунистическому, и вообще в обществах иного типа. Коммунальность, имевшая место в прошлом и служившая предпосылкой коммунизма, преобразуется в новых условиях, причем – порою настолько радикально, что её сходство с её прошлыми проявлениями теряется… для превращения какой-то страны в коммунистическую еще недостаточно захватить власть, обобществить экономику и учредить обязательную государственную идеологию. Для этого нужно осуществить более глубокие преобразования, а именно – создать новую социальную организацию масс населения по законам коммунальности и подчинить ей все прочие аспекты жизни. В Советском Союзе на это ушло более двадцати лет»10.

При этом, при определении коммунистического общества он опирается на организмоцентрическую точку зрения, рассматривает такое общество как «органическое целое», «социо-биологический организм, сопоставимый по некоторым параметрам с отдельно взятым человеком»11. Здесь он подходит к понятию общественного интеллекта, учение которого развивалось мною с 80-х годов ХХ века12 (исходным пунктом которого было высказывание К.Маркса о совокупном интеллекте общества, который контролирует движение совокупного капитала). Зиновьев указывает, чтобы такое общество было жизнеспособно, оно «должно иметь управляющий орган, играющий роль интеллекта и воли общества как целого – мозг. Такой орган может быть один… Он должен иметь сеть каналов управления различными частями тела общества, нервную систему. И эта сеть должна быть единой… В нем должна быть налажена система распределения питания, а также система обратной связи, информирующая мозг об исполнении его приказаний и о состоянии различных частей тела. И во всем этом имеют место более или менее строгие зависимости и допустимые границы колебаний»13 (выдел. мною, С.А.).

Коммунистическое общество А.А.Зиновьева – это реальный советский социализм со всеми его плюсами и минусами, и это надо понимать. При этом, «коммунистическое общество» возникает в России – СССР как «иное» по отношению к капиталистическому обществу Запада, к «западнизму», и именно благодаря этому, по Зиновьеву, также, как и по оценкам многих отечественных мыслителей, Россия сохранила свою самостоятельность, сделала скачок в экономическом развитии, не превратилась в колонию Запада. И крах коммунизма в СССР, как и в странах Восточной Европы, по оценкам Александра Александровича, на рубеже 80-х – 90-х годов ХХ века мог произойти и произошел только «лишь вследствие вмешательства извне, а именно – со стороны западных стран», по внутренним же основаниям – это прочный, «зрелый социальный организм»14, который находился только в начале своей эволюции. При этом, еще в 1990 году, до ельциновского переворота, он подчеркивал свою мысль, что «коммунистическое общество является не менее естественным социальным образованием, чем любое другое, и в том числе – западное. Оно имеет свою специфическую социальную структуру и свои объективные закономерности функционирования»15, не имеющие ничего общего, по его оценке, с тем, как «это общество изображалось в советской и тем более в западной идеологии»16.
- 5 -

Возникает вопрос: а как же быть с критикой А.А.Зиновьевым советского строя во втором цикле его творчества, а затем с его апологетикой в третьем цикле? Многие исследователи его творчества, как на Западе, так и в России, становятся в тупик, видя в этом его непоследовательность. Враги России, различные советологи в США, в 70-х – 80-х годах ХХ века увидели в нем союзника в критике СССР, в борьбе против него. Но когда он повернул орудие своей критики против «Запада», «западнизма» и встал на защиту «реального коммунизма» в СССР во втором цикле творчества, все бывшие «друзья» от него отвернулись, перешли на позиции теперь уже его критики. Некоторые из критиков Зиновьева объясняют эту якобы непоследовательность упрощенным мотивом – «лишь бы критиковать, но не важно что критиковать».



Мною творчество А.А.Зиновьева оценивается как цельное, единое, в котором все 3-и выделенных цикла его творчества связывает единое основание, единая позиция А.А.Зиновьева – творца и исследователя.

И критика социальных недостатков социального строя СССР («Зияющие высоты», 1976; «Светлое будущее», 1978; «В преддверии рая», 1979; «Без иллюзий», 1979; «Hоmo советикус», 1982; и другие), и критика горбачевизма и «катастройки», с высокой оценкой сталинской эпохи и советской цивилизации («Русская судьба», 1988; «Горбачевизм», 1988; «Кризис коммунизма», 1993; «Русский эксперимент», 1994; «Запад», 1995; «Глобальный человейник», 1997; «Русская трагедия (гибель утопии)», 2002; «Рогатый заяц», 2002 и другие), не противоречат друг другу, а объединены мировоззренческой позицией «идеалистического коммуниста», коммуниста по своей психологии, или по призванию, каким был Александр Александрович Зиновьев на протяжении своей всей сознательной творческой жизни, и как он сам себя оценивал, например, в «Русском эксперименте». Устами своего героя – «Писателя» он говорит так о свершившейся капиталистической контрреволюции: «Мы совершили величайшее предательство в истории, уклонившись от битвы за коммунизм, а многие – перейдя на сторону врагов»17. И его «Писатель» идет 4 октября 1993 года защищать Дом Советов («Белый Дом»), оцепленный «колючей проволокой и тремя рядами ОМОН»18, «туда, чтобы исполнить последний долг русского человека – умереть за Великую Идею…»19. Говоря о замысле «Русского эксперимента», его автор подчеркивал так главный мотив своей теоретической рефлексии: «…я хочу воздать должное этому великому феномену истории» – русскому коммунизму – «и выполнить тем самым свой сыновний долг по отношению к нему».20 Обращаю внимание – «сыновний долг!», так он чувствовал себя сыном «русского коммунизма» и оставался ему верен на протяжении своего творчества.

- 6 -


Второй момент, объединяющий методологически творческое наследие А.А.Зиновьева, это его своеобразная теория эволюции общества, описываемая триадой – «предобщество», «общество» и «сверхобщество»21. Отмечу сразу же, что такой подход вытекает из социологической логики А.А.Зиновьева, его оригинального взгляда на общество как целостность и вытекающей из нее зиновьевской парадигмы социологии общества. Эта эволюция предстает как наращивание системных уровней социальной организации. «Сверхобщество» появляется как социальная надсистема над системными образованиями национальных обществ и соответственно национальных государств, базирующаяся на «сверхэкономике», которая «властвует» над «экономиками первого уровня» (экономиками национальных обществ) и которая использует «внеэкономические средства», а именно – «политическое давление и вооруженные силы»22. По А.А.Зиновьеву ХХ век дал два примера таких «сверхобществ» западное сверхобщество, которое он называет, с учетом тенденции глобализации, глобальным «человейником», и систему мирового социализма – «реальный коммунизм», олицетворяемый в первую очередь СССР. После того, как распался СССР, и реальный коммунизм, по его оценке, погиб, в мире осталось одно такое «сверхобщество» это «Западное общество». При этом, у него «сверхобщество» имеет две семантические характеристики: и как «сверхобщество», в котором национальные общества выступают его подсистемами, частями единого социального организма – «человейника», и как «сверхобщество», т.е. социальное образование верхнего уровня, образование интернационального управляющего класса, на языке моей теории капиталократии23 мировой финансовой капиталократии.

Переход к «западному сверхобществу» А.А.Зиновьев назвал «переломом» в социальной эволюции человечества, который, по его оценке, ни западными, ни отечественными социологами не осознан. Он писал: «…есть много препятствий на пути познания сущности перелома, о котором идет речь. Это не так-то просто сделать даже при самых благоприятных условиях. Для этого нужно время. Нужны усилия многих профессионально подготовленных исследователей. А главное препятствие – всеобщее состояние умов людей, вовлеченных в происходящий эволюционных процесс, привычные социальные концепции, бесчисленные предрассудки и мощнейший поток дезинформации, обрушившийся на сознание людей из современных средств массовой информации и культуры. К тому же сам перелом вступил в противоречие с достижениями западной цивилизации, которые считались и до сих пор еще признаются величайшими достижениями прогресса человечества, так что познание сущности перелома становится одним из сильнейших табу современности»24 (выдел. мною, С.А.).



А.Зиновьев обращает внимание на появление западного тотального капитализма, в котором все становятся или акционерами, или вкладчиками, или должниками, или кредиторами, т.е. участвуют в движении капитала. Появляются «наднациональные экономические гиганты», ведущие себя как «суверенные человейники», и если они кому-то подчиняются, то «глобальному денежному механизму»25. Мною этот процесс описан в несколько в иной понятийной системе и логике в «Капиталократии» (2000) и в «Ноосферизме» (2001) в форме «монетарной революции» в бытии капитала и становления Глобальной Капитал-Мегамашины. Он обращает внимание на то, что «денежный механизм в его высшей функции власти над экономикой и над человейником вообще определяет судьбы социальных феноменов огромного масштаба: экономических империй, отраслей экономики, слоев населения, народов и целых регионов планеты. Он определяет социальную стратегию большого исторического масштаба. Очевидно, например, планирование и руководство в истории операций Запада, именуемой «холодная война», и финансирование (т.е. траты на нее) было делом рук денежного механизма Запада. Теперь он стал явлением глобального масштаба»26 (выдел. мною, С.А.).

Глобальный денежный механизм, пытающийся управлять историей глобального капитала и всего человечества, и есть строй мировой финансовой капиталократии, описанный мною в теории капиталократии27.

Фактически под глобальным человейником и западным «сверхобществом» Зиновьев описал глобальный империализм, который стремится поставить под свой контроль все ресурсы земного шара, а страны, находящиеся за пределами своей метрополии, в колонии.

А.А.Зиновьев замечает, что «на деле западнизация», совершаемая под прикрытием лозунгов о свободе и демократии, имеет перед собой реальную цель «довести намеченные жертвы до такого состояния, чтобы они потеряли способность к самостоятельному существованию и развитию, включить их в сферу влияния и эксплуатации западных стран, присоединить их к западному миру не в роли равноправных и равномощных партнеров, а в роли зоны колонизации. Западнизация не включает добровольность со стороны западнизируемой страны и даже страстное желание пойти этим путем. Запад именно к этому и стремится, чтобы намеченная жертва сама полезла ему в пасть да еще при этом испытывала благодарность. Для этого и существует мощная система соблазнов и идеологическая обработка»28 (выдел. мною, С.А.).
- 7 -

Само понятие «человейник» для А.А.Зиновьева служит синонимом инвариантной социальной организации коллективов людей, эволюция которой и позволяет выстроить социальную комплексную логику эволюции, вершиной которой становится «перелом», как переход к «глобальному человейнику»29.

За этим образом «глобального человейника» в описании А.А.Зиновьева предстает картина капиталистического расчеловечивания человека, превращения его в «капитало» - или «денежно-управляемого» робота, подчиненного целям воспроизводства глобального капитала. Этот человек – «западоид» управляется простыми формами наслаждений. Вот размышления героя «Глобального человейника»: «Наши психологи и социологи утверждают, будто такое состояние личности многих западоидов вроде меня объясняется потерей смысла жизни. Но в смысле слова «потеря», чтобы что-то потерять, надо это иметь. А я ничего не терял, у меня изначально не было ничего такого, что можно потерять. Да и что такое смысл жизни30. «Заподоид» – это робот, который не может ничего терять, ни иметь смысл жизни, потому что он робот. «Посещаю тошнотворную школу секса. Экономлю на всем, чтобы платить за нее. Бросить ее не решаюсь, боясь осуждения со стороны Pо»31.

Фактически, А.А.Зиновьев показал, что победа «западнизма», «глобального человейника», на моем языке – глобального империализма, оборачивается Катастрофой Человека, которую, если глубоко осмыслить содержание «Глобального Человейника», и описал он с сарказмом. Здесь Александр Александрович Зиновьев, как и в других своих работах, предстает как великий гуманист нашего времени, «вернадскианского цикла» Эпохи Русского Возрождения.


- 8 -

А.А.Зиновьев, как философ, посвятивший много времени исследованию логики науки, логики социальной эволюции (он даже разработал теоретическую систему «Логической социологии», 2006), постоянно обращал внимание в своих диалогах и дискуссиях на различение «обывательского» и «научного подходов», которое воспроизводит в определенной степени антиномию ценностного и научного подходов к восприятию мира, которым особенно активно занимались в 20-х годах ХХ века.

Н.Д.Кондратьев в «Основных проблемах экономической статики «динамики» ставит вопрос: могут ли суждения ценности входить в состав науки? По Н.Д.Кондратьеву, суждения ценности, например, общественные идеалы, идеология могут быть «предметом науки, как факты социальной действительности»32, но сама задача «создания научных суждений ценности» является «принципиально неразрешимой», «внутренне противоречивой и потому бесплодной»33. Н.Д.Кондратьев обращал внимание, что «идеал и система оценочных суждений как таковые не имеют познавательного значения», их «смысл и назначение в другом, чтобы сказать людям, что нужно делать, что нужно одобрять и что порицать»34.

А.А.Зиновьев занимает близкую позицию: по его оценке, доминирование оценочных или ценностных суждений лишает социологию, в целом общественные науки, научности. «Обывательский подход», в отличие от «научного подхода», эта такой подход к исследованию общественных феноменов, когда доминируют ценностные суждения. Он пишет: «…большинство понятий, употребляемых в разговорах на социальные темы, утратило научных характер и превратилось в оценочные выражения»35. «Обывательский подход» это абсолютизация своего ценностного взгляда на мир и на его основе прием отождествления «себя» с «другим», без учета того, что у «другого» другие ценности, другой ценностный взгляд на мир. «Обывательски думающий человек подходит к жизни других людей так, будто он сам находится в их положении и распространяет на них свое отношение к жизни, свои критерии оценок, свои переживания. Он не способен понять того, как сами люди в их положении осознают и переживают свое положение. Такое отождествление характерно как для людей на Западе в отношении жизни советских людей, так и для советских людей в отношении жизни людей на Западе»36. Отмечу, замеченная методологическая А.А.Зиновьевым проблема, присутствует в исторической этнологии, теории этногенеза Л.Н.Гумилева, как важнейший фактор различающий этносы по поведению и ценностному отношению к миру, который не раз служил источником межэтнических вражды и непониманий, и даже источником войн.37 Отмечу, что социологические повести и романы А.А.Зиновьева являются его своеобразными изобретениями, чтобы лучше раскрыть обозначенную рефлексивную проблему коммуникаций субъектов с разными ценностными «матрицами» восприятия мира.

Мысль А.А.Зиновьева направлена на разрешение указанной антиномии через познание «законов вещей» и «социальных законов», которые не зависят от ценностных суждений и, следовательно, идеологий, и которые «не меняются в зависимости от места и времени»38. Именно через такую инвариантность законов (вещей и социальных законов) им формируется основание для научного познания общества, независимо от ценностных суждений.

Здесь кроется источник проводимого им разделения между историческим и социологическим подходами39, поскольку он ищет законы общества, независимые от исторического времени, от исторической эпохи. «Я не отвергаю роли и пользы историзма в исследовании таких явлений, как социальный строй данной страны. Но я считаю, что ведущую роль в этом должна принадлежать социологической точке зрения. Надо знать, что именно получилось в результате исторического процесса, чтобы разобраться в сущности этого процесса, ибо последняя состоит в результате. Надо понять ставшее общество как данность»40, а это и есть «задача социологическая»41. Именно в этой постановке на передний план выходит социолого-логический анализ общества, как данности, и именно в этом видит А.А.Зиновьев научность логической социологии общества. «…пока не будет построена научная теория ставшего общества, все это так и останется лишь, историей данного куска мира в данное время»42, пишет он.

Данная дилемма или оппозиция, которая перешла в противопоставление историзма и социологического подхода у Зиновьева, на самом деле есть проблема понимания диалектической категории «становление» у Гегеля, которая в XXI веке приобрела проблему соотношения «должного» и «сущего», «прошлого» и «будущего» в общественных науках.

По моему взгляду, который я аргументирую в своих работах, в человеческих или «рефлексивных» мирах «должное» является частью «сущего», и познание истины в социально-гуманитарных науках невозможно без синтеза Истины, Добра и Красоты, в которых критерии «Добра» («должное») и «Красоты» (гармония как закон «целого») корректируют «Истину», чтобы она соответствовала главному – продолжению Жизни на Земле. Формируется образ Тотальной Неклассичности будущего бытия человечества. Сущность без генезиса не познается, поэтому диалектика, как диалектика «становления», служит основанием историзма. Здесь, в этом пункте А.А.Зиновьев повторяет К.Поппера в его борьбе против «историцизма», правда выстраивая свои основания своей позиции в другой логике.
- 9 -

Отсюда рождаются основные постулаты методологии научного познания А.А.Зиновьева:


Постулат 1. Человек, как главный продукт эволюции, обладает свойствами, которые не зависят от социальных преобразований43.
Постулат 2. «Социальные проекты» подчиняются одним законам, а деятельность людей – другим законам44.
Постулат 3. «Законы коммунистического образа жизни суть одни и те же для всех времен и народов»45. «Коммунизм не возникает из капитализма, а он возникает из коммунальных отношений»46.
Постулат 4. «Есть наука в собственном смысле слова как познание объективных законов бытия и т.д.» и «есть наука разрушения»47.
Уже эти постулаты передают своеобразие выстраиваемой логики научного мышления по А.А.Зиновьеву. Примером «науки разрушения» по отношению к СССР была «»советология», которая была поставлена в США, глобальным империализмом, «на службу разрушения Советского Союза», она «была наукой о том, как убить страну».

Отмечу сразу же, что это выделение А.А.Зиновьевым «науки разрушения», как оружия глобального империализма мировой капиталократии, было подтверждено монографией – исповедью «экономической убийцы» Дж.Перкинса «Исповедь экономической убийцы», в которой раскрыт был набор «механизмов» экономического захвата независимых стран в колониальную зависимость48.

Данное своеобразие подхода А.А.Зиновьева к обозначенной дилемме и служит основой его отношения к марксизму. По его оценке, «марксизм был великой идеологией, величайшей идеологией в истории человечества – как учение, которое мобилизует массы на борьбу. Марксизм, – говорил он, сыграл огромную роль в построении советского общества. Как идеология. Не научный проект, а идеология»49. Один из источников победы в стратегии американцев-советологов по разрушению советского общества по А.А.Зиновьеву – это то, что было запрещено «научное исследование советского общества в советский период». На научном изучении советского общественного строя он создал свою «уникальную» «теорию коммунизма»50.
- 10 -

А.А.Зиновьев не только критиковал советский общественный строй, но и выделил такие его положительные стороны, которые делают Советский Союз Великим Прорывом человечества в Будущее, которое не знала история.

Он подчеркивал: «Советский Союз был новатором в социальном творчестве. Советская система была более совершенная с социальной точки зрения, чем западная. Запад к этому еще идет. И когда он к этому придет, может быть, потребуется не одно столетие, пока они добьются того, чтобы была всеобщая занятость, бесплатное образование и т.д. – то, что мы имели и не ценили»51.

Говоря о развитии экономики в СССР, он не раз отмечал: «Советский Союз совершил великое чудо»; «В истории не было такого случая, чтобы страна из того состояния, в каком она находилась до революции, поднялась до уровня второй сверхдержавы планеты. Не было и, может, не будет никогда! Действительно чудо было»52.

Говоря о плане, об опыте плановой экономики СССР, он подчеркивал, что этот новый механизм социально-экономического развития – механизм планирования – был заимствован капиталистическими странами и взят на вооружение. «Там то, что называют свободным рынком, – это все несущественное. Пустяковые мелкие и средние предприятия, которые по существу, не играют никакой роли. А все, что имеет серьезное стратегическое значение и вообще большое значение для общества, – это всё функционирует по тем же законам, по которым функционировала советская экономика. В этом смысле Советский Союз оказал колоссальное влияние на развитие человечества»53 (выдел. мною, С.А.).


-11 -

А.А.Зиновьев действительно был «настоящим коммунистом», рыцарем «реального коммунизма» в СССР (в его определении), верным идеалу которого он оставался до конца своей жизни.

К логике уничтожения СССР, к анализу горбачевизма, к анализу «анатомии предательства» партийной и советской «элиты» в СССР он возвращался не раз, начиная с 1985 года. Ему принадлежит прогноз, сделанный в 1990 году, что в России установится «колониальная демократия»54. И этот прогноз подтвердился.

Тогда, в 1990-м году, он писал: «Колониальная демократия не есть результат естественной эволюции колонизируемой страны в силу внутренних условий и закономерностей ее социально-политического строя. Она есть нечто искусственное, навязанное этой стране извне и вопреки ее исторически сложившимся тенденциям эволюции. Она поддерживается колониализмом. При этом колонизируемая страна вырывается из ее прежних международных связей… Нужно быть слепым, чтобы не замечать, что Россию нынешние правители усиленно толкают на путь колониальной демократии. И нужно быть врагом своего народа и предателем Родины, чтобы изображать этот процесс как благо для народа. Россия никогда и ни при каких обстоятельствах не превратится в страну, аналогичную странам Запада…».55 И здесь оценки А.А.Зиновьева сходятся с предупреждениями А.Дж.Тойнби, обращенным к незападным странам, о колонизаторской сущности так называемой вестернизации или «западнизации» по Зиновьеву. Сам по себе этот вывод находится в русле методологии оценок, вытекающей из ленинской теории империализма и теории глобального империализма56.
- 12 -

Александр Александрович Зиновьев – трагическая фигура, вместившая в себя, в своем внутреннем мире, в своем творчестве величайший трагизм истории ХХ века и начала XXI века.

По моей оценке, величайшим его заблуждением был трагический взгляд на гибель СССР и победы той системы, которую он назвал «западнизмом» или «глобальным человейником».



Во-первых, в этом взгляде не учитывался факт, что социализм сохранил свои позиции в Китае, Вьетнаме, на Кубе, еще при его жизни заявил о переходе на путь социализма Венесуэлы Уго Чавес.

Во-вторых, он не был погружен глубоко в экологические проблемы, которые возникли в ХХ веке, и которые заявили о себе в полную силу на рубеже ХХ и XXI веков. По моей оценке, первая фаза Глобальной Экологической Катастрофы состоялась и ее развитие, по ряду моделей отечественных и зарубежных ученых, может привести к двойному коллапсу в 2025±5 году. Возник императив выживаемости в форме перехода человечества к управляемой социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта и образовательного общества. Строй, который обеспечивает реализацию этого императива, ноосферный экологический духовный социализм.

Иными словами, капитализму, глобальному «сверхобществу» Запада подписала Приговор сама Природа! Это еще надо осознать. И из «Будущего» светит «маяк» советского социализма, но в ном ноосферном, экологическом, духовном качестве.

Теперь социализм, «реальный коммунизм» А.А.Зиновьева и императив выживаемости человечества в XXI веке слились воедино, обрели содержание Ноосферного Прорыва человечества, водителем которого призвана стать по своей геополитической миссии и духовно-интеллектуальному поиску Россия.


- 13 -

Александр Александрович Зиновьев – Титан Эпохи Русского Возрождения, гуманист, величайшей ученый-энциклопедист, художник, мыслитель, писатель, поэт. Время освоения его многогранного творчества – впереди!

Осмысливая свои работы, где он критиковал СССР в 70-х годах, он признавался сам себе: «Я принимал достоинства нашего общества за нечто само разумеющееся и акцентировал внимание на его недостатках»57. А потом из глубины души поднялся «психологический коммунизм» и «открылись все мои старые душевные раны»58.



Мы отмечаем 90-летие со дня рождения этого великого мыслителя, верного сына русской земли, своих малой и большой Родины, которые он защищал от немецко-фашистских захватчиков на разных фронтах Великой Отечественной войны, от первых ее дней до последних! Поздний Зиновьев понимал, что «во второй Мировой войне одновременно шло две войны – война между капиталистическими странами за передел мира и война капиталистического мира против коммунизма» и «Сталин сумел мобилизовать все силы планеты на защиту нашей коммунистической страны. И добился немыслимого успеха»59.
В лице Александра Александровича Зиновьева перед Историей и перед миром предстал русский человек во всей красоте своего служения правде! Того великого служения, которое отличало всех великих русских людей в Истории – от Александра Невского, Александра Суворова, Александра Пушкина до Владимира Вернадского, Константина Циолковского, Георгия Жукова и Александра Зиновьева!

Интеллектуальный Космос А.А.Зиновьева взыскует к мужественной мысли новых поколений русских мыслителей и ученых в XXI веке, с учетом тех Вызовов Истории, которые она предъявляет Человеку на Земле!

1 Зиновьев А. Русский эксперимент: Роман. – L`Age d` Homme – Наш Дом, 1995. – 448с.; с. 89

2 Искажение истины (Философ, социолог, писатель Александр Зиновьев с Виктором Кожемяка)// Советска Россия. – 1997. – 22 ноября. – №136(11574), с. 5, 6; с. 6

3 Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. – М.: 1990.

4 Цит.: «Советская Россия». – 2012. – 23 октябрь. – с. 4

5 Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. – М., 1990, с. 18

6 Там же, с. 69

7 Там же, с. 87

8 Там же

9 Зиновьев А.А. Коммунизм как реальность. – М.: Центрполиграф, 1994. – 495 с.; с. 302

10 Там же

11 Там же, с. 305

12 Субетто А.И. Опережающее развитие человека, качества общественных педагогических систем и качества общественного интеллекта – социалистический императив. – М.: Исследоват. центр, 1990. – 84с.

13 Зиновьев А. Коммунизм как реальность. – М.: Центрополиграф, 1994, с. 303

14 Там же, с. 439

15 Там же, с. 470

16 Там же

17 Зиновьев А.А. Русский эксперимент. – М.: Наш дом – L`age d`Homme, 1995. – 448с.; с. 435

18 Там же, с. 436

19 Там же, с. 437

20 Там же, лицевая сторона обратной стороны обложки книги.

21 Зиновьев А.А. Глобальное сверхобщество и Россия. – Минск: Харвест; Москва: АСТ, 2000. – 128с.

22 Зиновьев А.А. Глобальный человейник. – М.: Центрполиграф, 1977. – 459с.; с. 119

23 Субетто А.И. Капиталократия. – СПб., 2000. – 214с.

24 Зиновьев А.А. Глобальное сверхобщество и Россия – Минск: Харвест; Москва: АСТ, 200. – 128с.; с. 10.

25 Там же, с. 49, 50

26 Там же, с. 54

27 Субетто А.И. Капиталократия. – СПб., 2000. – 214с.

28 Зиновьев А.А. Глобальное сверхобщество и Россия. - Минск – М., 2000, с. 73

29 Зиновьев А. Глобальный человейник – М.: Центрполиграф, 1997. – 459с.

30 Там же, с. 281

31 Там же

32 Кондратьев Н.Д. Основные проблем экономической статики и динамики. – М.: «Наука», 1991.. – 567с.; с. 259

33 Там же, с. 260

34 Там же, с. 262

35 Зиновьев А.А. Коммунизм как реальность. – М.: Центрполиграф, 1994. – 495с.; с. 32

36 Там же.

37 Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1989. – 496с.

38 Зиновьев А. Коммунизм как реальность. – М.: Центрополиграф, 1994, с. 12

39 Там же, с. 33

40 Там же, с. 33, 34

41 Там же, с. 34

42 Там же

43 Там же, с. 16.

44 Там же, с. 17

45 Там же, с. 12

46 Там же, с. 21

47 Искажение истины (Философ, социолог, писатель Александр Зиновьев с Виктором Кожемяко)// Советская Россия. – 1997. – 22 ноября. - №136(11574), с. 5

48 Перкинс Дж. Исповедь экономического убийцы. – М.: Pretext, 2005. – 319с.

49 Искажение истины// Советская Россия. – 1997. – 22 ноября – с. 5

50 Там же

51 Там же, с. 6.

52 Там же

53 См.: Зиновьев А. Коммунизм как реальность. – М.: Центрполиграф, 1994, с. 488, 489

54 Там же

55 Там же, с. 488, 489

56 Ленинская теория империализма и современная глобализация. Части I и II. В 2-х книгах. Под ред. А.И.Субетто. – СПб.: Астерион, 2003. – 756с.

57 Зиновьев А. Русский эксперимент. – М., 1995, с. 52.

58 Там же, с. 53

59 Там же, с. 101

Каталог: pdf -> 2012
2012 -> Молодежная субкультура как онтологическое условие дизайна
2012 -> А. С. Макаренко и его система в социальной педагогике
2012 -> Западноевропейская консервативная политическая традиция в зеркале французского кинематографа эпохи голлизма
2012 -> А. Д. Урсул, д ф. н., профессор, академик ан молдавии
2012 -> Облученных квантами и протонами, методом позитронной аннигиляционной спектроскопии
2012 -> И природы на территории республики мордовия
2012 -> Программа как составная часть эффективного обслуживания в туризме
2012 -> Жогаштиев Н. Т., Абдалиев У. К., Ташполотов Ы. Получение суспензий низкоразмерных порошков угля с помощью метода гидроударного фракционирования
2012 -> Антивещество: Перспективы развития проблемы физики, химии и технологии


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница