Иконология и риторика




страница1/4
Дата14.08.2016
Размер0.6 Mb.
  1   2   3   4

На правах рукописи




Тучков Иван Иванович

ВИЛЛЫ РИМА ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ КАК ОБРАЗНАЯ СИСТЕМА:

ИКОНОЛОГИЯ И РИТОРИКА

Специальность 17.00.04

Изобразительное и декоративно-прикладное искусство и архитектура

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора искусствоведения

Москва – 2008

Работа выполнена на кафедре всеобщей истории искусства

Исторического факультета Московского Государственного

Университета имени М.В. Ломоносова

Официальные оппоненты:

Доктор искусствоведения Мария Владимировна Нащокина

Доктор искусствоведения Елена Дмитриевна Федотова

Доктор исторических наук Лидия Михайловна Брагина

Ведущая организация: Московский педагогический государственный

университет


Защита состоится 30 апреля 2008 г. в 16.00 на заседании

Диссертационного совета (Д.501.001.81) при Московском

Государственном Университете имени М.В. Ломоносова

Адрес: 119922, Москва, Ленинские горы, МГУ, 1-ый корпус

гуманитарных факультетов
С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке МГУ

(1-ый корпус гуманитарных факультетов)


Автореферат разослан _______________ 2008 г.
Ученый секретарь Диссертационного совета,

доктор искусствоведения С.С. Ванеян




Актуальность темы исследования. Современные представления о феномене загородной резиденции претерпевают качественные изменения. Одновременно увеличивается и число публикаций, посвященных этой проблеме, разных по своей методологии, жанру, объему, характеру изложения материала, поставленным проблемам и сделанным выводам. Они впечатляют широтой охвата темы и разнообразием географических пристрастий авторов исследований. Все это неизбежно заставляет задаться вопросом об онтологической сущности феномена виллы вообще, тем более, что такой взгляд на проблему не столь популярен у исследователей. Вместе с тем попытка рассмотреть феномен виллы именно под этим углом зрения позволяет более адекватно и всесторонне изучить данное явление, нежели привычные и традиционные, не ставшие от этого менее важными, исследования типологических структур, плановых решений архитектурных и декоративных форм виллы, особенностей её живописного и пластического убранства, индивидуальности её парка и его декорации. В этом отношении вилла эпохи Возрождения – наиболее привлекательный и сущностно важный объект исследования. Она стоит у истоков традиции создания и осмысления загородной резиденции Нового времени, именно она повлияла, а во многом и определила её характерные формы и идеологию сельского бытия. В эпоху Возрождения закладывается само понимание сущности европейской виллы, при этом вилла Возрождения обладает собственной неповторимостью и специфичностью, свойственной ренессансной культуре и искусству. Среди многих региональных школ создания ренессансной загородной резиденции (Тоскана, Венето, Лигурия, Ломбардия и т.д.) выделяется Рим и Лацио. Именно римские виллы Возрождения, благодаря уникальности исторической, культурной и художественной ситуации Вечного города в XVI столетии, представляют масштабный и многоликий культурно-исторический феномен. Предмет настоящего исследования составляет анализ образной системы загородных резиденций Рима эпохи Возрождения через призму присущих вилле онтологических категорий. Подобный взгляд на проблему еще не присутствовал в предшествующей зарубежной и отечественной практике, и он позволит не только заново осмыслить и подвести итог существующей традиции изучения вилл Рима эпохи Возрождения, но и откроет новые перспективы исследования предмета. В этом и следует видеть насущность и актуальность данной работы.
Объект и предмет исследования. Ренессансная вилла, в том числе и римская, – одно из самых значительных и типичных явлений истории, культуры и искусства эпохи Возрождения. Этот культурно-исторический феномен, как и феномен виллы вообще во все века своего существования, обладает удивительным структурным разнообразием и уникальным художественным масштабом. Само понятие «вилла эпохи Возрождения» включает в себя не только идейную, архитектурно-художественную или сугубо хозяйственную составляющие; оно более разнообразно, имеет глубинные идеологические импульсы для своего возникновения и существования, обладает множеством возможностей в формальной и семантической реализации собственного идейного Мира. Ренессансная вилла – это сложный организм, живущий динамичной, подверженной разного рода изменениям жизнью, постоянно откликающейся на требования времени, желания заказчика, особенности современной художественной ситуации. Ведь вилла – не просто здания, постройки, службы с их характерным архитектурным обликом, не только пространство парка с его партерами, боскетами, павильонами, перголами, фонтанами и скульптурной декорацией, но некое Целое, объединяющее все эти яркие и красочные составляющие сельского бытия с земельными владениями хозяина резиденции, на которых они располагаются, с угодьями, приносящими доход, с природной средой и окружающими ландшафтами. Все вместе они призваны служить в любых сезонных и погодных условиях ученому досугу и покойному отдыху, нехитрым удовольствиям и, наконец, наслаждению владельца. Последние качества, являясь основополагающими для Villa urbana и Villa suburbana, в отличие от Villa rustica, делающие их полноценными Locus amoenus и Villa dialogus, придают своеобразное лицо загородной резиденции. И оно будет выявлено во всем, начиная от архитектурного и декоративного облика здания виллы и его интерьеров, стиля и образов парка (сада) её окружающего, вплоть до состава библиотек, принципа комплектования художественных коллекций, индивидуальности стиля жизни владельца и, конечно, особенностей живописного и скульптурного убранства внутренних помещений и фасадов резиденции. Единство жизни хозяина поместья (будь то маленькая сельская усадебка или роскошная и пышная подгородняя, царящая над всей округой) с общим ритмом существования окружающей Природы, цикличностью времен года и сельских трудов, и порождает феномен загородной резиденции.

Выбор памятников для проводимого исследования (а это наиболее крупные и сохранившиеся ансамбли загородных резиденций Рима XVI столетия), продиктован желанием продемонстрировать основополагающие характеристики культурно-исторического феномена виллы, художественную интерпретацию его образного мира на примере римских вилл эпохи Возрождения. Последнее определение нуждается в уточнении и дополнительном разъяснении. Искусство Италии XVI столетия, в том числе и в Риме, обладает сложной и противоречивой историей, богато на драматические конфликты и включает в себя многие формы и стилевые направления, в пределах которых и будет существовать Мир загородной резиденции, испытывая их влияния, а во многом и формируя их специфику. Но все эти непростые коллизии художественных процессов Чинквеченто входят важной и самобытной составной частью в более широкую дефиницию, какой и будет определение – эпоха Возрождения. Поэтому нет смысла, в данном конкретном случае, говорить отдельно о вилле Высокого Возрождения или маньеристической вилле, обыгрывая их стилевую принадлежность и специфику. Более важной и существенной видится другая цель – представить данные памятники и их образную систему как характерный пример такого мощного и яркого явления как загородная резиденция эпохи Возрождения в её римском варианте, показать идеальный Космос представлений человека Ренессанса о сельском бытие, явленный в вилле.


Степень научной разработанности темы. Исследовательский интерес к индивидуальности виллы и её парка в самых разных формах и жанрах зарождается уже в саму эпоху Возрождения. Ренессансная теория архитектуры уделяет особое внимание феномену виллы, наряду с другими архитектурными типологиями. Среди наиболее плодотворных сочинений, давших пищу дальнейшей традиции изучения ренессансных вилл, следует отметить трактаты по архитектуре Альберти, Филарете, Палладио, Скамоцци и т.д. Как всегда неоценимую помощь при изучении ренессансного искусства, в том числе и виллы, оказало сочинение Дж. Вазари (1550; 1568). Большое место отводится описанию вилл и в так называемых «купеческих хрониках», среди которых можно выделить знаменитый дневник Ручеллаи «Zibaldone», а также сочинение «О семье» Альберти. Возникает традиция литературных описаний загородных резиденций, сохранивших свидетельства современников о восприятии Мира виллы и всегда выступавших как важнейший и неоценимый источник. К их числу можно отнести поэмы Эджидио Галло «De viridario Augustini Chigii» (1511) и Блосио Палладио «Suburbanum Augustini Chisii» (1512), посвященные Вилле Фарнезина. А также описания Виллы д’Эсте в Тиволи Дж.М. Дзаппи (1576), другие аналогичные тексты, опубликованные Д. Коффином (1960), К. Лэмбом (1966). В этом ряду следует отметить монументальную публикацию описаний Виллы д’Эсте в Тиволи Ф. Шьяретта (4 т.; 2003) и Виллы Джулиа на Виа Фламиниа Т. Фалка (1971). Ренессансная изящная словесность также не прошла мимо такой привлекательной темы, как вилла, парк и образы сельской жизни, что получило отражение в поэзии (Боярдо, Ариосто, Тассо, Понтано, Лоренцо Великолепный и т.д.), новеллистике, пасторальной литературе, и было впоследствии предметом специальных исследований (И. Тучков, 1992; С. Козлова, 1997, 2001; Л. Риччи, 1999).

Уже в эпоху Возрождения возникает популярный жанр «итальянских путешествий» и «итальянских впечатлений», не утративший, а только приобретший большую привлекательность и распространенность в дальнейшем (Монтень, Эвелин, П. Толстой, Куракин, Гете, Стендаль, Жермена де Сталь, Шатобриан и т.д.). Этот литературный жанр сам послужил объектом специальных исследований (П. Кирби, 1952; Е. Чейни, 1998; А. Шёнли, 2000), и много дал для понимания специфики итальянской виллы эпохи Возрождения и загородных резиденций Рима.

Отсюда берет начало целое направление в ранней историографии итальянских вилл, восходящее к Д. Рёскину (1838), связанное с особенно любимым среди британских исследователей эссеистическим методом (У. Патер, 1873; Дж. Росс, 1901, Э. Вартон, 1904; Вернон Ли, 1906; Дж. Картрайт, 1914; Г. Эберлейн, 1922; Р. Николс, 1928; Э. Кларк, 1950; Дж. Мэссон, 1959; Г. Эктон, 1973). Именно это направление сохранило и приумножило поэтическую многоаспектную трактовку образной системы ренессансной виллы. В этом ряду следует отметить и отечественных исследователей, способствовавших формированию представлений о специфике виллы – А. Бенуа (1910; 1912-1913; 1922 и др.), П.П. Муратова (1911-1912; 1924), В.Я. Курбатова (1911; 1916).

Проблемы ренессансной виллы многократно по разным поводам, с различными методологическими установками и исследовательскими интересами волновали ученых. Одним из наиболее продуктивных будет культурно-исторический метод, предполагающий комплексное изучение ренессансной загородной резиденции с её живыми социальными связями, эволюцией архитектурных форм, сосуществованием с окружающим её парком, особенностями живописного и скульптурного убранства (И. Тригс, 1906; Б. Патцак, 1912-1913; М.-Л. Готхайн, 1914; Л. Дами, 1924; М. Мураро, 1964, 1986; Б. Руппрехт, 1966; Р. Бентман и М. Мюллер, 1970). У истоков этого направления стоит монументальный труд Я. Буркхардта (1860), где в энциклопедической панораме явлений ренессансной культуры нашлось место специфике виллы, искусству сада, особенностям сельского бытия. Также следует сказать и об обширной работе А.Н. Веселовского (4 т.; 1867-1869; 1870).

Проблемы архитектуры виллы и особенно её типологии, как раз на примере ренессансных памятников Рима, поднимает Г. Вельфлин (1888). В дальнейшем, в конце XIX и первой трети XX столетий, архитектурные и типологические аспекты виллы и её парка будут неоднократно в разных по задачам и жанру работах привлекать внимание исследователей (Д. Шепперд и Дж. Джеллико, 1925; Ж. Громор, 1931).

Этот первый этап изучения ренессансной виллы и её парка увенчался масштабной выставкой (1931). Впоследствии по политическим и историческим причинам исследовательский интерес к загородной резиденции на время приостановился. Новый всплеск творческой активности, применительно к изучению виллы вообще и виллы Возрождения в частности, падает на 1950-ые и 1960-ые гг. и продолжается по сей день. Этот процесс затрагивает уже не только ученых Италии и Европы, но и Америки. В крупных университетских центрах (Гарвард, Принстон), куда эмигрировали многие выдающиеся историки искусства, были основаны собственные научные школы. В это время отчасти падает интерес к созданию больших обобщающих и собирающих первичный материал работ, во всяком случае, на первом этапе. Внимание историков искусства переключается на фундаментальные исследования одного памятника, с публикацией архивных материалов, документов, с подробным разбором художественных форм и программ декорации, в том числе и на примере ренессансных вилл Рима, затронутых в настоящем исследовании (Е. Джерлини, 1949; П. Д’Анкона, 1949; Дж. Аккерман, 1951, 1954, 1963, 1967; Д. Коффин, 1960; К. Фроммель, 1961, 2003; К. Франк, 1966; К Лэмб, 1966; Р. Лефевр, 1973; Г. Лилиус, 1981; Ж. Деноер, 2002; И. Баризи, М. Фаджоло, М.Л. Мадонна, 2003 и т.д.).

Обилие материала неизбежно требует нового обобщения. Это работы Д. Коффина и его школы, к которым мы еще вернемся, и замечательное исследование Дж. Аккермана. Он подвел итоги своей многолетней работе над темой загородной архитектуры в точной, лаконичной и вместе с тем исчерпывающей форме лекций, прочитанных им в Вашингтоне в 1985 г., а затем превратившихся в знаменитую книгу «Вилла» (1990). А М. Ацци Визентини обобщила и систематизировала материал загородных резиденций Италии XV – XVI вв. в своей представительной монографии (1995). Здесь же нужно отметить и деятельность Международного центра по изучению архитектуры в Виченце, названного в честь Андреа Палладио (CISA Andrea Palladio), который с 1959 года издает собственный «Бюллетень», где регулярно появляются статьи на темы виллы, её архитектурной эволюции и типологии, декоративных систем, идеалов сельской жизни, публикации памятников и документов. При содействии этого центра был осуществлен масштабный выставочный проект, посвященный феномену ренессансной виллы от Петрарки до Андреа Палладио, в том числе и римской (2005), сопровождаемый фундаментальным каталогом, в статьях и аннотациях которого был подведен определенный итог изучению вопроса. То есть поиски синтезирующего начала уже наметились в изучении ренессансной виллы и приобрели реальные очертания.

Существует еще одно значительное направление в послевоенной историографии ренессансной виллы. Оно представлено иконографическим и, в более широком ключе, иконологическим методами. Здесь велико влияние Э. Панофского, с 1940-х гг. преподававшего в Принстонском университете, где впоследствии образовалась целая школа специалистов по виллам, паркам, садам всех стран и времен. Место главы этой школы занял Д. Коффин. Именно ему принадлежат наиболее глубокие и широкие по охвату материала исследования вилл и парков Рима эпохи Возрождения (1960; 1979; 1991). В рамках традиций этой школы работали и продолжают работать Э. Баттисти (1971), Э. МакДугалл (итоговый сборник статей, 1994), М. Бенеш (2000), Д. Харрис (2000) и др. Благодаря трудам этой группы исследователей было обращено внимание на семантические аспекты Мира ренессансной загородной резиденции, её образный строй, иконологическую трактовку декоративного убранства виллы и её парка.

Пристальное внимание вызывает у исследователей и проблема влияния классической традиции на ренессансную виллу во всем многообразии составляющих её аспектов. Именно сейчас в историографии проблемы можно наметить два основных направления. Одно из них связано с продолжающейся публикацией памятников. Другое – стремится рассматривать виллу Возрождения под знаком влияния на её типологические структуры, архитектурные формы, декоративное убранство античной традиции. Последнее направление, наиболее концептуальное и представительное, обусловлено своим существованием широким процессом все возрастающего интереса к вопросам воздействия наследия классического мира на культуру и искусство Ренессанса. Всегда занимавший важное место в науке об эпохе Возрождения этот интерес особенно властно заявил о себе в последние десятилетия, и определил отношение к проблемам виллы от её архитектурных структур до программы декоративного убранства (Ф. Заксль, 1935; А. фон Салис, 1947; Дж. Аккерман, 1951, 1954, 1963, 1990; Ю. Шульц, 1962; Н. Дако, 1969; К. Фроммель, 1961, 1994, 2003; М. Гринхалг, 1978; Д. Коффин, 1979, 1991; И. Тучков, 1992 и т.д.). К примеру, Уильям МакДональд и Джон Пинто изучают богатейшее наследие Виллы Адриана в Тибуре и его использование при создании и декорировании вилл Рима эпохи Возрождения (1995), а Пьер де ла Рюффиньер дю Пре, развивая свой давний интерес к проблемам загородной архитектуры (1969), реконструирует виллы Плиния Младшего и прослеживает их влияние на европейскую загородную резиденцию. Пристальное внимание ко всем аспектам воздействия классического наследия на ренессансную виллу позволяет рассматривать и адекватно понимать образный строй вилл Рима эпохи Возрождения.

В настоящее время состояние историографии изучения ренессансной виллы требует не только продолжать углубленные комплексные исследования каждого отдельного памятника с широким привлечением всех возможных источников и архивных материалов, но и обратиться на основании этого опыта к новому обобщению, что и поможет понять образную систему виллы эпохи Возрождения.


Цель и задачи исследования. Исходя из вышесказанного можно сформулировать основную цель диссертации – провести определенную систематизацию основных представлений об идеале сельской жизни и загородной резиденции вообще и о ренессансных виллах Рима в частности. А также продемонстрировать, как благодаря пожеланиям заказчика, вкусам времени, требованиям эпохи, особенностям жизни папского Рима Чинквеченто и современной культурной и художественной ситуации, эти идеалы получают конкретное преломление в образной системе наиболее крупных и представительных ансамблей загородных резиденций Вечного города XVI столетия.

Главные задачи диссертации заключаются в комплексной разработке связанных с Миром виллы отдельных проблем и их художественной реализации. Вот эти основные проблемы:

Во-первых, – это желание показать крайне важную для Рима классическую составляющую ренессансной загородной резиденции, последовательно антикизированный характер вилл Рима, и то, как он проявил себя в трактовке темы «памяти места» в архитектуре и декорации Виллы Ланте на Яникуле; или же в использовании древнеримских представлений о загородной резиденции, архитектуры классических памятников и текстов древних о вилле при создании Виллы Мадама на Монте Марио.

Во-вторых, частный характер патрицианской сельской усадьбы, её восприятие как Locus amoenus, личная судьба владельца и его пожелания повлекли за собой возникновение специфичной трактовки образной системы декорации загородной резиденции на темы Любви и Частной жизни на Вилле Фарнезина. Значение этой выразительной по теме и по совершенству своего исполнения концепции впоследствии выходит за рамки Рима и получит развитие как в ренессансной Италии (Вилла Мадама на Монте Марио, Палаццо Те в Мантуе), так и в европейской практике создания и декорирования загородных усадеб.

В-третьих, ключевая для возникновения и существования виллы оппозиция «город-деревня» определит формирование в условиях ренессансного Рима восприятия загородной резиденции как «путевого дворца» с соответствующей трактовкой архитектурных форм и живописной, скульптурной декорации на Вилле Джулиа на Виа Фламиниа, что будет иметь далеко идущие последствия в судьбе виллы Нового времени.

В-четвертых, привычное в итальянской практике почитание Genius loci, амбициозность заказчика создаст условия для окончательного оформления специфичной индивидуальности виллы в её противостоянии средневековому замку. Это повлечет за собой привлекательную для будущего интерпретацию образа трудов и свершений Геркулеса, самой идеи героического деяния в неповторимом архитектурном облике Виллы Фарнезе в Капрарола, представляющей себя замком, и в прочтении её живописного убранства.

В-пятых, обратимся к одной из ключевых мифологем в осознании, еще начиная с античности, виллы и парка, как «Сада Гесперид». Это придаст рационально и многопланово осмысленный, с точки зрения судьбы хозяина резиденции, облик трактовке программы пространства и декорации парка Виллы д’Эсте в Тиволи.

И, наконец, в-шестых, трансформация охотничьей резиденции в полноценную ренессансную виллу с характерным набором тем программы убранства парка («Парнас», «Золотой век», Locus amoenus и т.д.) и показательной декорацией Paragone загородных резиденций в интерьере Палаццины Гамбара, предстает в ансамбле Виллы Ланте в Баньяйя, подводя итог развитию ренессансной загородной резиденции в Риме.


Методология исследования. Основой нашего метода явились принципы историзма, внимание к воздействию культурно-исторических факторов на развитие художественных процессов. Вместе с тем, изучение Мира загородной резиденции Рима эпохи Возрождения, её образных систем требует тщательной работы, в том числе и по междисциплинарному синтезу. Методов самой истории искусства не вполне достаточно, поэтому здесь нужно привлекать социальную и экономическую историю, особенно в интерпретации роли и места заказчика в создании ансамбля виллы и программы его художественного убранства, историю античной и ренессансной культуры, историю классической мифологии и методы трактовки античного мифа эпохой Возрождения, литературоведение, иконологию и т.д. Комплексный подход представляется наиболее плодотворным, ведь Мир виллы многогранен, и образная система римских вилл эпохи Возрождения может быть объектом внимания разных гуманитарных наук, но и в этом случае подчеркнутое внимание следует уделять содержательным и смысловым аспектам художественного образа, иконологической трактовке материала, имеющей свои традиции и методику исследования, на которые мы и старались опираться. Одной из отправных установок исследования было привести в согласие желание обобщить, выделить типологический субстрат в понимании той или иной онтологической проблемы бытования загородной резиденции и индивидуальность её программного и, как правило, художественно совершенного проявления в конкретных памятниках загородных резиденций Рима эпохи Возрождения. Динамика становления и неповторимость образной системы ренессансных вилл Вечного города для нас была не менее важна, чем характеристика культурно-исторического феномена виллы в целом.
Научная новизна состоит в том, что диссертация представляет собой первое в отечественном искусствознании комплексное исследование основополагающих проблем ренессансной виллы, её образной системы, идеалов и принципов сельской жизни эпохи Возрождения вообще и загородных резиденций Рима в частности. Выбор связанных с трактовкой Мира виллы научных проблем, структура построения исследования не имеют прямых аналогов, а методы работы с избранным историко-культурным и художественным материалом, с образной системой вилл Рима эпохи Возрождения отчасти заимствованы у предшественников. В сопоставлении с современными зарубежными работами, посвященными ренессансной загородной резиденции и римским виллам, диссертация принципиально направлена на комплексный и междисциплинарный подход, на обобщение накопленных за последние десятилетия фактов, наблюдений, идей.

Диссертация полномасштабно раскрывает влияние античной традиции на римские виллы Чинквеченто, что особенно важно для Рима и Лацио. Это было прослежено и на основе анализа классических представлений о вилле, её убранстве, и на примере древнеримских памятников загородной архитектуры, известных и изучаемых эпохой Возрождения, и в ренессансном преломлении данных свидетельств, в собственной возрожденческой трактовке. Обращение к этой проблеме в таком объеме и с таких позиций не было предметом исследования в предшествующей литературе.


Практическое значение диссертации заключается в разработке теоретической, методологической и практической базы изучения проблем загородной резиденции на примере вилл Рима эпохи Возрождения. Структура, методика исследования и приемы использования возможностей разных гуманитарных наук могут послужить своеобразной моделью для подобных научных изысканий не только в области ренессансной культуры и искусства и попыток анализа и обобщения художественных проблем загородной резиденции и парка других регионов Италии, но и вообще быть востребованы при исследовании феномена европейской виллы Нового времени, в том числе и русской усадьбы. Фактологический материал, наблюдения и выводы, содержащиеся в тексте диссертации, будут полезны для историков искусства и культуры, могут использоваться ими в научной и педагогической работе.
Апробация диссертации. Результаты исследования опубликованы в двух монографиях и статьях, список которых приводится в конце автореферата. По теме диссертации было прочитано 11 докладов на различных научных конференциях («Лазаревские чтения» и «Ломоносовские чтения» в МГУ имени М.В. Ломоносова, «Випперовские чтения» в ГМИИ имени А.С. Пушкина, конференции, организованные Комиссией по культуре Возрождения Научного совета по истории мировой культуры РАН, Обществом истории искусства). Материалы диссертации использовались в лекционных курсах «Искусство Древнего Мира» и «Искусство эпохи Возрождения» и в трех спецкурсах на Историческом факультете МГУ имени М.В. Ломоносова и на факультете Всеобщей истории искусства РГГУ. Текст диссертации был обсужден и одобрен на заседании кафедры всеобщей истории искусства Исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова.

Структура и содержание диссертации. Диссертация состоит из Введения, включающего историографический обзор, двух глав (первая глава состоит из двух разделов; вторая глава – из пяти), Заключения, примечаний и библиографии.
Во Введении обоснована актуальность темы исследования, обозначены его методы, основные научные проблемы, изложена логика построения работы. Историографический обзор включает в себя анализ степени изученности темы (краткое изложение см. выше), историю её исследования, общую оценку работ предшественников и определение места данной темы среди разнообразных проблем истории ренессансной виллы.
Глава I. РЕНЕССАНСНАЯ ВИЛЛА КАК ПАМЯТЬ МЕСТА И ВРЕМЕНИ.

Обращение к проблемам «памяти» Места и Времени в условиях ренессансной Италии неизбежно отсылает нас к особенностям существования классической традиции, к определению её места и роли в художественной жизни эпохи Возрождения. Особенно это касается виллы, как одного из наиболее классицизированных явлений ренессансной культуры и искусства. По сути дела, изучение проблем «памяти» Места и Времени применительно к ренессансной вилле – есть исследование ее классической сущности. И выделение именно этих категорий во всеобъемлющей и масштабной теме, которую можно определить как «Классическая традиция, культура и искусство эпохи Возрождения», позволяет сосредоточиться на отдельных, и может быть, наиболее выразительных и характерных проявлениях антикизированной индивидуальности ренессансной загородной резиденции.

Особенно, по вполне понятным причинам, это касается Рима и ренессансных вилл Вечного города, где «память» об античном прошлом никогда не умирала окончательно, а, напротив, была наиболее заметна и очевидна. Поэтому вполне естественно, что в большей или меньшей степени все виллы Рима эпохи Возрождения обладают явным и выверенным классическим обликом. И он определяет все формы их художественной образности и бытовых реалий. Но из множества совершенных по своему решению римских вилл, каждая из которых обладает собственной неповторимостью, в том числе и в понимании классического наследия, можно выделить две из них – это Вилла Бальдассаре Турини на Яникуле (Вилла Ланте) и Вилла Мадама на Монте Марио.

  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница