Глава Россия и Швеция в начале XIX века Глава Личность Бернадота и его отношения с Наполеоном и Александром I глава Значение русско-шведского союза 1812 года




Скачать 167.47 Kb.
Дата20.07.2016
Размер167.47 Kb.


НОУ УВК «Взмах»

Роль русско-шведского союза в войне 1812 года

Выполнил слушатель

10 класса

Коваленко Михаил
Санкт Петербург

2012


Оглавление

Введение………………………………………………………………….….……..…3

Глава 1. Россия и Швеция в начале XIX века………………………….….…..……5

Глава 2. Личность Бернадота и его отношения с Наполеоном и Александром I...8

Глава 3. Значение русско-шведского союза 1812 года…………………...…...….14

Заключение……………………………………………………………….......……...17

Список использованной литературы…………………….……………..….………19

Введение

Наполеоновские войны имели большое значение в истории Европы. Их составной частью была война 1812 г., ставшая одним из ключевых событий века в истории России XIX века. Она довольно подробно изучается в школах, и сегодня на различные темы, связанные с этой войной ведутся дебаты. Слова Кутузов, Багратион, Денис Давыдов, Бородино, Смоленск, Тарутино, Березина вызывают у нас множество ассоциаций.

Но всякой войне предшествует дипломатическая подготовка, которая, оказывает большое влияние на ход военных действий и итог войн. Но о дипломатии мы знаем гораздо меньше, чем о сражениях, а имена дипломатов гораздо менее известны, чем имена полководцев.

Поэтому в своем реферате я хочу рассмотреть одну из малоизвестных страниц дипломатической истории народе Русско-шведский союз 1812 года, оказавший влияние на исход войны Отечественной войны 1812 года.

Начиная войну с Россией, Наполеон рассчитывал на ее полную изоляцию. Но русской дипломатии удалось сорвать эти планы французского императора. Подписание Бухарестского договора с Турцией освободило для борьбы с Наполео­ном всю Дунайскую армию, а заключение договора со Шве­цией позволило перебросить русские войска с северо-западной границы на запад.

В своем реферате я намерен кратко охарактеризовать русско-шведские отношения в начале XIX в., результатом которых стала русско-шведская война, закончившаяся поражением Швеции и потерей Финляндии. После этого казалось, что Швеция должна поддержать Наполеона и вернуть себе Финляндию, но так не случилось.

Я рассматриваю также личность Бернадота и его отношения с Наполеоном и Александром I пытаюсь показать, как эти отношения повлияли на политическую ориентацию наследного принца, в руки которого перешли бразды правления Швецией уже в 1810 г.

Третья глава посвящена заключению русско-шведского союзного договора и его влиянию на исход войны 1812 г., а также развитее русско-шведских отношений и шведскую внешнюю политику в целом.

Основную информацию для моего реферата я брал из книги Рогинского В.В. Россия и Швеция, а также из его же статьи «Маленький серебряный меч»,. 1812 год. В этой книге и статье широко освящены отношения между Россией, Швецией и Францией к началу Наполеоновских войн, описан сам ход политических действий перетекших в войну, результат войны и сам русско-шведский союз.

Ход переговоров и сам текст договора я изучал по книге Россия и Швеция. Документы и материалы. Там подробнейшим образом расписан ход переговоров между Александром I и Карлом Юханом, а также приведен текст самого договора.

В книге Киняпина Н.С. «Внешняя политика России первой половины XIX века» дана общая характеристика внешней политики России в интересующий меня период.

Из книг Кан. А «Швеция и Россия в прошлом и настоящем» и «История Швеции» мною была взята информация о международных отношениях на Севере Европы и русско-шведских отношениях в начале XIX века.

В своем реферате я докажу, что малоизвестный в народных массах пункт в истории может быть не менее важен, чем всеми известные события, такие как Бородино или взятие Москвы.
Глава 1. Россия и Швеция в начале XIX века

В истории русско-шведских отношений конец XVIII в. был отмечен русско-шведской войной 1788-1790 гг., начатой шведским королем Густавом III. Потерпев поражение, он заключил Верельский мирный договор с Екатериной II и стал превращаться из противника в союзника. Преодолению шведско-русской вражды способствовала революция во Франции, нарушившая политическое равновесие в Европе, восстановить которое они намеревались общими силами. Осуществлению этих планов помешал заговор дворян, в результате которого он был убит.

Сын Густава III Густав IV был убежденным противником идей французского Просвещения. Рассчитывая на помощь России в присоединении Норвегии к Швеции, в 1799 г. он подписал с Павлом I договор, направленный против Франции. В 1801-1803 гг. Швеция балансировала между Англией и Россией, более склоняясь к Англии, на торговлю с которой во многом была ориентирована ее экономика.

В конце 1804 г. Швеция заключила с Англией договор о субсидиях, а в 1805 г. присоединилась к третьей антифранцузской коалиции. Несмотря на то, что все военные акции Густава IV в 1805-1807 гг. закончились полной неудачей, Швеция оставалась самым стойким противником Наполеона, и отказывалась разорвать отношения с Англией.

В 1807 г. Александр I, заключил с Наполеоном Тильзитский мир, в результате чего Россия и Франция стали союзниками. В Тильзите Наполеон предложил Александру I взять себе Финляндию в награду за войну, которую ему придется вести со Швецией, чтобы заставить ее порвать с Англией. Он говорил Александру I: «Густав – Ваш географический враг, так как Петербург слишком близок к шведской границе». Таким образом он хотел одним выстрелом убить двух зайцев: наказать шведского короля за нежелание примкнуть к континентальной блокаде Англии. а российскому императору дать такое вознаграждение, которое сделает шведов его непримиримым врагом.

По всей вероятности Александр I понимал это и не был настроен воевать против своего шурина Густава IV (они были женаты на родных сестрах принцессах Баденских). Он пытался уговорить короля выйти из антифранцузской коалиции. Но фанатично ненавидевший Наполеона шведский король упорно отклонял все требования Александра I и шел на обострение отношений. Он дал своему новорожденному сыну Карлу Густаву титул Великого князя Финляндского, задержал часть субсидий, отправленных из Англии в Россию через Швецию. Он вернул пожалованный ему российским императором Орден Андрея Первозванного и приказал выкрасить в шведский (синий) цвет весь пограничный мост через пограничную реку Кюмень.

В конечном итоге это дипломатическое противостояние закончилось тем, что в ночь на 21 февраля 1808 г. русские войска перешли шведскую границу и вступили в Финляндию и к концу года вытеснили шведские войска с ее территории. Успехи русских войск объяснялись не только их высокими боевыми качествами, но и пораженческими настроениями в шведской армии, состоявшей в основном из уроженцев Финляндии и прорусскими симпатиями определенной части ее населения.

Финны, уставшие от русско-шведских войн, которые велись на их территории, понимали, что шведскому времени приходит конец. Поэтому еще до окончания военных действий Финляндия решением сейма в Борго в марте 1809 г. была присоединена к Российской империи в качестве автономного великого княжества, что было подтверждено Фридрихсгамским мирным договором.

Как и после Ништадского мира 1721 г. шведам было трудно смириться с потерей 40% территории и 30 % населения. В Швеции крепли реваншистские настроения, с которыми надо было считаться при решении вопроса о наследнике шведского престола, который встал в связи с тем, что у престарелого Карла XIII, сменившего Густава IV на шведском троне, не было наследников.

Вначале наследным принцем был избран датский принц Кристиан, но вскоре после приезда в Швецию он погиб, упав с лошади. И тогда в августе 1810 г. шведский парламент (риксдаг) избрал наследником шведского престола маршала Франции Жана Батиста Бернадота.

Таким образом, казалось, что внешнеполитическая ситуация складывалась таким образом, что в условиях назревающего русско-французского конфликта Швеция будет союзником Франции и война с ней будет неизбежна.

Глава 2. Личность Бернадота и его отношения с Наполеоном и Александром I

Русско-шведская война 1808-1809 гг. как бы подвела черту под долгой цепью вооруженных столкновений и конфликтов, которые c глубокой древности формировали в историческом сознании наших народов представление друг о друге как о традиционных противниках.

Но что же произошло? Почему после самой тяжелой для Швеции войны с Россией, когда она потеряла принадлежавшую ей с XIII века Финляндию, шведы не поддерживали наполеоновское нашествие? Более того, в 1813 году русские бок о бок сражались против французов на полях Германии. Все говорит о том, что в отношениях между Россией и Швецией в 1809-1815 годах произошел существенный прорыв. Переломить вековую тягу к войне сумели два выдающихся государственных деятеля – император всероссийский Александр Павлович и шведский наследный принц Карл Юхан, он же бывший наполеоновский маршал Жан Батист Бернадот, владельный князь Понтекорво.

Бернадот родился в 1763 году в городу По, в Южной Франции, в семье мелкого судейского чиновника. В 1780 году после смерти отца Жан Батист завербовался в армию. После девяти лет службы Бернадот стал фельдфебелем. Революция сняла для Бернадота, как и для многих других, преграды в военной карьере: в 1794 году за участие в сражение при Флерюсе Бернадот получил звание бригадного генерала, а вскоре шагнул на ступень дивизионного генерала. В 1797 году молодой полководец был направлен в Италию на помощь генералу Бонапарту. Здесь их пути впервые пересеклись. В 1799 году, в момент тяжелых поражений в Италии Бернадот был назначен военным министром и отличился на этом посту. Однако закулисные интриги заставили его уйти в отставку.

Впрочем, Бернадот и Наполеон никогда не испытывали друг к друг особенно теплых чувств – Жан Батист не принял участия в перевороте 18-19 брюмера, и вплоть до 1804 года его имя всплывало а антинаполеоновских заговорах. С другой стороны, карьера его продвигалась успешно. Наполеон доверял ему важные командные посты, а в мае 1804 года Бернадот стал маршалом, двумя годами позже - владетельным князем Понтекорво. Четыре года спустя судьба Жана Батиста круто изменилась: по воле представителей шведского народа, его избрали шведским наследным принцем.

Появлению маршала в Швеции предшествовала череда случайностей. В начале 1809 года, когда русские войска заняли Финляндию и угрожали вторжением в шведские земли, в военных и чиновных кругах созрела идея свержения короля Густава IV Адольфа, которого обвинили во всех несчастьях страны. 7 марта восстала воевавшая на норвежской границе Западная армия, которая двинулась в Стокгольм . Когда в столицу докатилась весть о мятеже, командующий гарнизоном Стокгольма генерал Юхан Адлеркрейц со своими помощниками арестовал короля, который был низложен и заключен в крепость.

Регентом восставшие провозгласили дядя незадачливого правителя – герцога Карла Седермаландского. 6 июня 1809 года шведский парламент – риксдаг принял новую конституцию и избрал регента королем под именем Карла XIII

Этим кризис власти исчерпан не был. Дело в том, что новому королю шел 62-ой год, а его брак с Хедвигой Элизабет Шарлоттой Гольштейн-Готторопской был бездетным (их сын, родившийся в 1798 году, скончался после родов). По шведским законам дело было поправимое: риксдаг мог назначить наследника трона, которого король должен был усыновить.

Карл XIII был склонен сделать своим наследником юного сына свергнутого короля – 10-ти летнего принца Густава, но вдохновители революции 1809 года, в чьих руках фактически находилась власть в стране этому воспротивились. Один из них, влиятельный Георг Адлерспарре, обратил свои взоры к Норвегии, принадлежавшей с XIV века датской короне, но на которую уже давно зарились шведские короли. По его предложению риксдаг избрал наследным принцем командующего воевавшей против шведов норвежской армии герцога Кристиана Августа Августтенбургского, представителя младшей ветви Гольштейн-Готторопского дома и родственника короля Дании Фредерика VI. Шведы надеялись, что в качестве «приданого» герцог принесет им Норвегию. Однако, когда в январе 1810 года новый наследный принц, сменивший свое первое имя с датского Кристиан на шведское Карл, прибыл в Стокгольм, никакого восстания в Норвегии не произошло. Вряд ли норвежцев могла соблазнить мысль присоединиться к Швеции, которая только что проиграла войну за Финляндию. Тем не менее, казалось, что внутренний кризис в Швеции преодолен.

Но тут события и вовсе приняли неожиданный оборот. В конце мая 1810 года наследный принц Карл Август, которому едва перевалило за сорок, внезапно скончался от удара. Страна снова оказалась без наследника. На заседании Государственного совета Адлерспарре предложил кандидатуру брата покойного – герцога Фридриха Христиана Августтенбургского. С ним согласились, но предварительно решили посоветоваться с Наполеоном. Французский император, напротив, об объединении всей Скандинавии под одной эгидой своего верного союзника Датского короля Фридриха VI. Однако услышав, что шведы не хотят и слышать о Фридрихе, он предоставил все на их усмотрение. Тут то и появилась Кандидатура Бернадота.

До сих пор многое в этой истории продолжает оставаться неясным. Известна разве что внешняя канва событий. Молодой шведский офицер Карл Отто Мернер, узнав о кончине Карла Августа, при помощи родственных связей добился, чтобы его отправили в Париж с дубликатором письма Карла XIII Наполеону. Передав послание, он нанес визит своему давнему приятелю французскому картографу Пьеру Лапи, которому изложил сой дерзкий план: избрать шведским престолонаследником какого-либо французского полководца. Перебрав всех маршалов и генералов, приятели остановили свой выбор на Бернадоте. Мернер добился аудиенции у Бернадота и чрезвычайно удивил маршала своей затеей. До сих пор неизвестно, сделал это Мернер на свой страх и риск или же за ним стояли влиятельный силы в Швеции.

Тем временем в Эребру собирался риксдаг для избрания престолонаследника. Сначала фаворитом был принц Фридрих Христиан Августенбургский. За этого кандидата был и назначенный риксдагом Секретный комитет. Однако 10 августа 1810 года в небольшой деревушке около Эребру объявился французский дипломат. Он привез немало интересного: рекомендательные письма, паспорт, подписанный министром иностранных дел Франции, а также табакерку с портретом супруги Бернадота и его сына Оскара. Фурнье заявил, что император Франции негласно поддерживает кандидатуру своего маршала, но не может объявить об этом открыто. Парижский гость передал обещания Бернадота оказать Швеции значительную финансовую помощь.

Француз произвел настоящий фурор на риксдаге. Настроение в Секретном комитете резко переменились. 21 августа Жан Батист Бернадот с соблюдением всех конституционных формальностей депутатами ригсдага был избран в качестве наследным принцем Швеции, и в качестве такового он позднее принял имя Карл Юхан.

Как же повел себя в этих Условиях Александр I? В начале июля 1810 года российскому после в Стокгольме генералу П.К. Схтелену от имени царя были отправлены четкие указания не вмешиваться в шведские события и внимательно наблюдать за их развитием. В конце июля канцлер Н.П. Румянцев снова повторил в своей депеше эти инструкции: «Его величество будет доволен вами, генерал, если Вы будете обрисовывать картину постепенно и с точностью, но он повелел мне напомнить Вам, что интересы его дела требуют, чтобы он был осведомлен и ознакомлен со всем, однако без малейшего прямого или косвенного участия вашего превосходительства в том, что должно произойти». Донесение Сухтелелена из Стокгольма обстоятельственно излагали факты, но какого либо прогноза об итогах выборной кампании в них нельзя было обнаружить. Тем интереснее тайное донесение чиновника надворного суда в Або (Турку): «Все в Стокгольме заявляют о своей принадлежности к профранцузской партии и считают почти уже решенным делом, что Бернадот будет престолонаследником».

Избрание Бернадота еще более взбудоражило общественное мнение жителей Северной столицы, а Александр продолжал вести себя, как ни в чем не бывало, заявив французскому послу, что желает Швеции счастья и мира.

Сам Карл Юхан прекрасно понимал, какую роль сыграл в его избрании российский император. В одном из своих первых писем Александру он прямо написал: «… Ваше величество особенно ярко доказали мне свое уважение тем, что ни в чем не помешали моем избранию в Швеции…»

Дальновидный расчет Александра в отношение Бернадота оправдался. Новый шведский наследный принц прибыл в Швецию в конце 1810 года, по дороге сменив католическое вероисповедание на лютеранское. 2 ноября состоялся торжественный въезд в Стокгольм. Фактически Карл Юхан стал главой государства, так как король Карл XIII был тяжело болен.

Естественно, происходящее в Швеции перемены были в самом центре внимания Петербурга. 23 ноября российский посол получил продолжительную аудиенцию у Карла. После заверений дипломата, что Александр I «стремится все больше укреплять мир и доброе согласие между Россией и Швецией» Карл Юхан заявил, что и он хочет прочного мира между государствами и при этом отнюдь не является ставленником Наполеона. Он подчеркнул: «Я верю, что счастье Швеции неотделимо от мира с Россией». Когда же речь пошла об утраченной Финляндии Карл заявил, что «по своему географическому положению она должна принадлежать России»

Карл по достоинству оценил поданные ему российским императором знаки внимания. Итак, уже в первые месяцы пребывания Карла Юхана в Швеции между ним и императором Александром завязались особые отношения, началась конфиденциальная переписка. Однако на протяжении всего 1811 года Карл старался не афишировать их отношений. Здесь были еще очень сильны антирусские, реваншистские настроения.

Европа жила в ожидании нового конфликта между Наполеоном и Александром, и Карл Юхан занимал осторожную позицию, стараясь ни с кем не ссориться. Он ясно дал понять российской стороне, что не будет стремиться к возвращению Финляндии, а в качестве компенсации хотел бы получить Норвегию. Это встретило благожелательный отклик в Петербурге.

Осенью 1811 года между Александром и Карлом Юханом возобновилась переписка.

Тем временем конфликт назревал не только между Россией и Францией. На протяжении 1811 года ухудшались отношения Парижа и Стокгольма: шведы всячески саботировали выполнение навязанной им Наполеоном континентальной блокад, продолжали поддерживать торговлю с Великобританией, а объявленная в конце 1810 года после французского ультиматума война англичанам осталась лишь на бумаге. Шведские владения на Балтийском море в Померании зияли брешью в континентальной блокаде, опка в январе 1812 года Наполеон не приказал оккупировать шведскую Померанию. Этот агрессивный акт стал лишь первым раскатом грома. Карл поспешил воспользоваться тем, что шведское общественное мнение было шокировано, и Наполеон потерял прежние симпатии шведов. Был открыт путь русско-шведскому союзу, что означало полное поражение французской дипломатии в Швеции и срывало планы Наполеона о полной изоляции России.



Глава 3. Русско-шведский союз. Роль русско-шведского союза.

В конечном итоге, союзный договор был подписан 24 марта(5 апреля). Россия соглашалась на переход Норвегии к Швеции, союзники договорились организовать совместную диверсию в тылах наполеоновских армий, осуществить которую, впрочем, не удалось. Уже после вторжения Наполеона в Россию Александр I впервые встретился с Карлом Юханом. Встреча произошла в Або (Финляндия). Союз между Россией и Швецией был упрочен, прежние договоренности подтверждены. Россия предоставила Швеции заем в полтора миллиона рублей, а отдельной и секретной статьей русско-шведскому союзу было придано значение фамильного пакта, то есть союза между династиями.

В течении всей кампании 1812 года Карл Юхан внимательно следил за ходом военных действий, поддерживал Александра морально и постоянно выражал уверенность в окончательной победе России.

Узнав о взятии Наполеоном Москвы, шведский наследный принц в письме Александру I прозорливо предрек исход войны: «Император Наполеон достиг своей цели, он поразил Европу и верит, что этим захватом испугает Ваше величество и вынудит Вас подписать условия, которые он продиктует. Но если армия его противника станет сильнее его собственной, то взятие Москвы принесет ему, я считаю, мимолетную славу, которая померкнет уже на следующий день».

Несмотря на то, что в 1812 году Швеция в войну не вступила, причем сделано это было по обоюдной договоренности Александра и Карла, позиция шведов, как невоюющего союзника оказала России неоценимую поддержку. Уже на острове Святой Елены Наполеон высказывался в том духе, что если бы знал, что Швеция не нападет на Россию, то не ввязался бы в кампанию 1812 года.

В начале 1813 года, когда ситуация в войне принципиально изменилась, между Александром I и Карлом Юханом возникли трения, прежде всего в стратегических вопросах. Российский император считал, что нужно во что бы то не стало покончить с Наполеоном, а шведский принц настаивал на первоочередном присоединении Норвегии, что автоматически ставило не воевавшую Данию на сторону Наполеона. Попытка Александра отложить решение норвежского вопроса и привлечь датского короля на сторону коалиции не удалась.

Шведы появились на театре военных действий только весной 1813 года. Союзники решили предоставить в распоряжение Шведского наследного принца 150-ти тысячную Северную армию. Все прежние разногласия были улажены. В августе стратегия бывшего наполеоновского маршала дала плоды. Уже 23 августа Северная армия под командованием Карла нанесла поражение 70-тысячной группировке маршала Ундино, пытавшейся прорваться к Берлину, а 6 сентября он одержал победу над наполеоновскими войсками под Денвицем. За эту победу Александр удостоил Карла Юхана высшей степени воинской награды – ордена святого Георгия Победоносца.

В третий раз венценосные друзья встретились 19 октября в пылающем Лейпциге, где в «битве народов» союзники нанесли Наполеону решающее поражение. Прежде чем направиться во Францию Карл повернул на север, нанес поражение датчанам, последним союзникам Наполеона, и заставил их подписать 14 января 1814 года Кильский договор, по которому Норвегия перешла к Швеции. На следующий день Бернадот отправил Александру I восторженное письмо, в котором просил российского императора принять высшую шведскую военную награду - орден Меча.

После 1815 года отношения между Россией и Швецией, между Александром и Бернадотом, который после кончины в 1818 году своего приемного отца вступил на трон Швеции и Норвегии под именем Карла XIV Юхана, оставались ровными и дружественными. Во многом благодаря этим коронованным особам русско-шведские войны стали теперь достоянием истории.

Итак, если говорить о значении договора 1812 г., то следует отметить, что оно было больше морально-политическим, чем военным, ибо для России он означал срыв дипломатической изоляции, а для Швеции обеспечивал посредничество России в присоединении Норвегии. Этот договор подвел черту под многовековой историей войн и конфликтов между Россией и Швецией, стал фактором, надолго определившим не только отношения между ними, но и международное положение на Севере Европы. Сближение с Россией способствовало становлению нейтралитета как основы шведской внешней политики.



Заключение

В своем реферате я рассматривал роль малоизвестного пункта истории наполеоновских войн, а именно Русско-Шведский союз. Изучив большое количество литературы, а также учтя мнения историков, я пришел к некоторым выводам.

Как уже было сказано ранее, Наполеоновские войны имели огромное значение для истории Европы, и любая мелочь могла переменить исход войны. Наполеон рассчитывал на полную изоляцию России, но русским дипломатом удалось сделать брешь в этом расчете - был заключен русско-шведский союз. Но казалось бы, что Швеция фактически не принимала никакого участия в основных боевых действиях, а присоединилась лишь под конец, так какую же роль сыграла она? А тут все оказывается гораздо сложнее. Даже сам Наполеон, уже после войны признавал, что если бы он знал, что Швеция не нападет на Россию( а все факты вели именно к этому, ведь незадолго до наполеоновской кампании Швеция была разгромлена русской армией и потеряла добрую часть своей территории – Финляндию, и как следствие она должна была ждать удобного случая, чтобы вернуть свои потери) то он бы и не подумал ввязываться в кампанию 1812 года.

Так что же дал России ее «невоюющий союзник»? Во-первых, отсутствие полной изоляции России уже давала серьезные преимущества. Во-вторых, наличие союза со Шведами позволяло не опасаться нападения с северной границы, и как следствия Северная армия могла принять полноценное участие в боевых действиях против Наполеона. В-третьих, моральная поддержка всегда очень важна, а тем более, после такой тяжелой утраты, как Москва она была просто необходима. И тут наследный принц проявил себя с лучшей стороны, дав Александру понять, что у России есть все шансы на победоносное завершение данной войны. И, в-четвертых, после переломного момента Бернадот, будучи опытным полководцем, одержал две важные победы над французами и закончить эту войну.



Т.о. русская дипломатия правильно оценила значение нейтрализации Швеции в предстоящей войне с Францией. Договор со Швецией позволил Александру, не опасаясь удара с севера, вывести войска из Финляндии и использовать их против Наполеона. Наполеон сделал в отношении Швеции ряд ошибок, исходя из традиционного франко-шведского согласия и расчета на исконные противоречия между Россией и Швецией, усилившиеся после потери Финляндии. Поэтому в отношениях со Швецией Французская дипломатия действовала грубыми методами, что повлияло на их отношения. Поддержка Александра позволила Бернадоту сохранить шведский престол, когда все другие ставленники наполеона лишились их.




База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница