Героическая поэма «Энеида». Содержание поэмы. В основу поэмы Вергилий положил миф о том, что предком древних




Скачать 226.61 Kb.
Дата23.07.2016
Размер226.61 Kb.
ГЛАВА 1.

Героическая поэма «Энеида». Содержание поэмы.
В основу поэмы Вергилий положил миф о том, что предком древних

римлян был Эней, царь дарданцев (1), сын Анхиза и богини Венеры (2). Анхиз же - двоюродный брат троянского царя Приама (3).

Эней приплывает в Италию после падения Трои (4), чтобы основать там римское государство. Однако основание Рима в «Энеиде» отнесено к будущему и упоминается лишь в пророчествах поэмы.

Вся эта мифология употреблена в «Энеиде» не полностью и необходима была Вергилию для того, чтобы возвеличить род Юлиев. По мнению С. Шервинского ( Вступительная статья «Публий Вергилий Марон», БВЛ, Художественная литература, М., 1971, с 18), вся эта невероятная официозная генеалогическая концепция, видимо, возникла при Юлии Цезаре (5). Она основывалась на звуковом совпадении – «Юл» (6) и род «Юлиев». При Октавиане (7) эта концепция приобрела государственное значение и была предложена Октавианом Вергилию в качестве основной задачи для создания героической эпопеи, как старому другу и своему приверженцу. Эта версия была необходима молодому Октавиану, будущему Августу, для укрепления своей власти и усиления мощи Римской империи.

Для выполнения этой задачи, по примеру Гомера, первые шесть песен Вергилий пишет в духе «Одиссеи», а вторые шесть – в духе «Илиады».

Далее, мне хотелось бы остановиться на содержании поэмы.

По содержанию поэма состоит из двух частей. Первые шесть книг или песен посвящены странствиям Энея из Трои до Италии, а вторые шесть – войнам Энея в Италии с местными племенами. Вся поэма, таким образом, содержит двенадцать песен.

Первую Песнь мне хотелось бы изложить подробно, с цитированием текста, для того, чтобы иметь более ясное представление о мифологических терминах, персонажах, месте событий. Через слово автора - попробовать передать атмосферу того далёкого времени, чтобы лучше понять самого Вергилия и его творчество.

________________________________________________________________

(1) дарданцы (тевкры, троянцы) - по преданию, были потомками сына Зевса - Дардана

(2) Венера - римская богиня отождествляется с греч. богиней любви Афродитой, её почитали как прародительницу всех римлян

(3) Приам - мифологический царь Трои

(4) Троя - город на северо-западе Малой Азии

(5) Юлий Цезарь (100-44 гг.. до н.э.) – римский политический деятель и полководец

(6) Юл - второе имя Аскания, сына Энея, мифологический прародитель римского рода Юлиев

(7) Октавиан (Август) – родной сын Гая Октавия (полководца при Юлии Цезаре), усыновлённый Юлием Цезарем в 44 г. до н.э. по завещанию, так назывался до принятия им титула Августа




1.1. Песнь (книга) Первая.
Богиня Юнона (8) решает воспрепятствовать прибытию Энея в Италию. Она просит царя Эола ( повелителя «бурь и туч дожденосных») : «Ветру великую мощь придай и обрушь на корму им, // Врозь разбросай корабли, рассей тела по пучинам!» (9) Царь Эол, повинуясь Юноне, выпускает заключённые в скалах ветра на море… «Непроглядная ночь покрывает бурное море»… Начинается буря. Эней, чувствуя угрозу смерти, воздевает руки к небу и взывает к Диомеду (греческому герою, участнику Троянской войны) и Тидиду, его отцу. Корабли Энея терпят крушение у берегов Северной Африки. Три корабля Эол бросает на скалы, другие три корабля относит «с глубин на песчаную мель (глядеть на них страшно), // Там разбивает о дно и валом песка окружает». Волна накрывает корабли и «доски плывут по волнам, щиты, сокровища Трои».

Нептун (10), между тем, чувствуя что «воля дана непогоде», желая обозреть своё царство, поднимает голову над волнами… «Тотчас открылись ему сестры разгневанной козни»… Он укрощает бурю и, угрожая ветрам «Вот я вас!», отсылает их обратно к Эолу, а на небо «солнце выводит». Сталкивает со скал корабли и открывает им путь сквозь «обширную мель».

Усталый Эней со спутниками направляет свои семь уцелевших кораблей к суше. Они причаливают к берегу Ливии (11), земле Карфагена, входят в тихую гавань, где наш герой со своими друзьями сходит на сушу. Там, они, убив семь оленей, готовятся к пиру. На пиру Эней ободряет оставшихся в живых: «Через превратности все, через все испытанья стремимся // В Лаций (12), где мирные нам прибежища рок открывает: // Там предначертано вновь воскреснуть троянскому царству»… Они поминают погибших во время бури товарищей.

Между тем, мать Энея, богиня Венера «грустная, слёзы в глазах» вопрошает у своего отца Юпитера (13) о судьбе своего сына, Энея: «Где предел их бедам, властитель?» Юпитер успокаивает её и открывает ей судьбу римлян: «Я же могуществу их не кладу ни предела, ни срока, // Дам им вечную власть», а ненавидящая их богиня Юнона «помыслы все обратит им на благо» и будет лелеять римлян вместе «со мною». Здесь, Вергилий впервые упоминает род «Юлиев», Цезаря, который «рождён от высокой крови троянской». И далее, говорит, словами Юпитера: «Юлий – он имя возьмёт от великого имени Юла».


(8) богиня Юнона – отождествляемая с греч. Герой, супруга Юпитера

(9) цитаты из БВЛ, ПУБЛИЙ ВЕРГИЛИЙ МАРОН «Энеида», Худ. Литература, М.,1971, с 123, перевод С.Ошерова под редакцией Ф.Петровского, текст

(10) Нептун – в Рим. мифологии бог морей и потоков (греч. бог Посейдон)

(11) Ливия – северо-восточная часть Африки

(12) Лаций - древняя область в Средней Италии

(13) Юпитер – древний италийский бог, верховное божество римлян (греч. Зевс)


Юпитер посылает Меркурия (14), чтобы «Карфагена земля и новая крепость для тевкров дверь отворила свою» и царица Дидона «перед гостями, воле судеб вопреки, ненароком границ не закрыла». Меркурий исполняет приказ Юпитера и « по веленью бога пунийцы (15) // тотчас жестокость свою позабыли», а сама царица «дружелюбьем исполнилась к тевкрам».

Эней же, после всего пережитого, не может уснуть и решает пойти, разведать новую землю, взяв с собой своего друга Ахата. Они углубляются в лес и вот, им является дева, в одежде охотницы. Они принимают её за богиню «ты лицом не похожа на смертных» и просят её открыть им место, страну, куда они попали, обещая взамен: «Мы ж пред твоим алтарём обильные жертвы заколем»… Дева открывает им место - «царство пунийцев ты зришь» и имя их царицы. Рассказывает им историю царицы Дидоны, которая бежала из Финикии от своего брата, Пигмалиона, правившего тогда в Тире. Пигмалион, ослеплённый жаждой золота, перед алтарём (тайно) убил её любимого мужа Сихея, богатейшего «среди финикийцев». Непогребённый призрак супруга явился Дидоне и рассказал ей о своём убийстве, указав место, где хранился старинный клад и убедил её скорее покинуть отчизну. Дидона, со многими недовольными правлением её брата, на кораблях покинула свою землю и обосновалась здесь, на севере Африки, где теперь возводит новую крепость Карфаген.

Дева-охотница начала расспрашивать Энея как он попал сюда и откуда? Эней рассказывает ей свою трагическую историю о падении Трои и своих скитаниях. Успокоив его, дева указывает им дорогу. И вот, когда она «направилась вспять», одежды охотницы с неё спадают, и Эней узнаёт свою мать, Венеру. Эней со своим спутником пошёл по указанной матерью тропинке к стенам крепости в плотном облаке, которым Венера окружила его, «чтоб ни один человек, ни увидеть, ни тронуть не мог их». Невидимые, они подходят, в ожидании царицы Дидоны, к храму богини Юноны. На храме была изображена вся история троянцев, на которую «Эней смотрел и дивился». В это время к храму подходит царица со свитой, а за нею, в толпе, Эней узнаёт своих друзей с воинами-троянцами («по морям гонимые ветром»), которым тирийцы (15) не позволяли причалить к берегу. Они предстают перед царицей и молят её о пощаде: «Жалких, нас пощади, корабли спаси от пожара!» и рассказывают ей о своём миролюбии, скитаниях и царе Энее, которого они ищут, чтобы плыть к берегам Италийским.

____________________________________________________________ (14) Меркурий – греч. Гермес, вестник богов, бог торговли, купцов и прибыли (15) пунийцы (тирийцы) – известные своим «двоедушием» и коварством; римское название карфагенских финикийцев

Царица Дидона принимает их, ободряя: «Вам помогу, припасы вам дам, отпущу невредимо». Также, она намеревается помочь троянцам разыскать их царя. И тут, видя, что опасности больше нет для троянцев, Эней выходит из облака и предстаёт пред народом. «К собранью всему и к царице // так обращается он: Троянец Эней перед вами, // Тот, кого ищете вы...». «Гостя увидев едва, в изумленье застыла Дидона». С почестью царской принимает царица Энея и приказывает устроить в его честь пир; приглашает на него и троянцев и тирийцев. Эней посылает Ахата за сыном Асканием (второе имя - Юл) и дарами Трои для царицы в знак благодарности за приём.

Между тем, богиня Венера, зная коварство, двоедушие и жестокость пунийцев, посылает на помощь Энею своего сына Купидона: «Ныне, Дидона его задержать стремится словами // льстивыми. Я же боюсь Юнонина гостеприимства: // Чем обернётся оно? Ужель она случай упустит?» Богиня Венера решает «упредив её козни, царице // пламенем сердце зажечь», пламенем любви к Энею. Купидон, приняв облик сына Энея, Юла, выполняет поручение Венеры и на пиру «начинает память о муже // в ней понемногу стирать, чтобы к новой любви обратились // праздная дума её и любить отвыкшее сердце».

Чтобы перейти к рассказу о гибели Трои и истории спасения Энея, Вергилий, в конце Первой Песни, словами царицы Дидоны, просит рассказать Энея «о кознях данайцев (16), // бедах сограждан твоих и о ваших долгих скитаньях… ибо вот уже лето седьмое // носит всюду тебя по волнам морским и по суше». Этими словами заканчивает Вергилий свою Первую Песнь в поэме «Энеида».


1.2. Песнь Вторая.
Эней, по просьбе царицы Дидоны, начинает свой подробный рассказ «о страданиях Трои последних» с троянского коня, которого сами троянцы, хитростью и коварством данайцев, ввели в осаждённую Трою. Ночью, когда все в Трое спали, Энею во сне явился «опечаленный Гектор» (17) и предупредил Энея: «Сын богини, беги, из огня спасайся скорее! // Стенами враг овладел, с вершины рушится Троя!» Гектор предрекает Энею, что «объехав моря, ты воздвигнешь город великий» и подаёт ему Весту (вечный огонь) из «священных убежищ».

(16) данайцы (ахейцы, римск. Аргивяне) – в эпосе Гомера так назывались греки

(17) Гектор – в греческих легендах первенец и самый выдающийся из сыновей троянского царя Приама и Гекубы. Герой троянцев, нанёс большой урон грекам, их лагерю и кораблям. Погиб в единоборстве с Ахиллом, который привязал его труп к колеснице и влачил его вокруг лагеря. Приам вымолил у Ахилла тело сына для погребения.

В доме «Анхиза-отца» Эней «вмиг» просыпается и поднимается на «верхушку высокой кровли». Тут он понимает все «козни данайцев», видя горящую Трою. Вне себя, он хватается за меч «хоть пользы в нём мало». Думает о том, чтобы найти поскорее всех своих соратников и сплотившись, погибнуть, защищая свою страну. В этот момент появляется жрец храма Феба, Памф Офриад с маленьким внуком на руках и «святыни богов побеждённых // в бегстве с собой он влечёт». Жрец предрекает Энею гибель Трои: «День последний пришёл, неминуемый срок наступает // царству дарданскому» и далее … «всё жестокий Юпитер // отдал врагам; у греков в руках пылающий город!» Рассказывает о дубовом коне, который «одного за другим выпускает аргивян».

Словами жреца Вергилий виртуозно описывает сражение троянцев с греками на улицах Трои: гибель дочери царя Кассандры; взятие дворца Приама; гибель его сына Полита и старца Приама в его дворце. Эту картину Вергилий описывает в мельчайших подробностях, таких как «дедовских древних времён красу – золочёные балки // катят сверху одни; другие, мечи обнаживши, // встали в дверях изнутри»… Через эти детали Вергилий создаёт у читателя материальное ощущение сражающегося города, видимо для того, чтобы римский читатель поверил в то, что именно так это и было. Своё художественное мастерство через эти сцены о, будто бы, реальных событиях он проявляет ещё и для того, чтобы увековечить в памяти своих современников благородство, доблесть и честь троянцев. Для этой цели он использует и литературный метод сравнения. Врага троянцев Пирра Вергилий сравнивает с змейкой, которая «напитавшись травой ядовитой…. // юностью ныне блестя и сбросив старую кожу, // скользкую спину она извивает и грудь поднимает // к солнцу опять, и трепещет язык раздвоенный в пасти».

Следующее повествование Вергилий продолжает от лица своего эпического героя. Эней рассказывает о том, что было дальше. Пытаясь что-то предпринять, он идёт один по опустевшим улицам, ищет своё войско, но все покинули бой «ослабевши». И вот, у святилища Весты, он видит Тиндарову дочь «та, что была рождена на погибель отчизне и Трое». Она пыталась спрятаться, «в надежде спастись». Энеем движет неблагородный гнев, и он решает её «наказать за все преступленья». В этот момент перед ним является его мать, богиня Венера, «в ночи блистая чистым сияньем». «Очам никогда так ясно она не являлась». Венера укоряет сына за его неблагородство и направляет его взор на своих домочадцев, им оставленных в доме: старого отца Анхиза, жену, сына. Она объясняет ему, что в действительности послужило падению Трои: «Не спартанки краса Тиндариды, тебе ненавистной, // и не Парис, обвинённый во всём, - лишь богов беспощадность, // только она опрокинула мощь и величие Трои». Венера показывает ему богов, которые разрушают Трою и помогают данайцам; сама Юнона заняла ворота крепости. Мать приказывает ему спасаться бегством и обещает: «С тобою // буду всегда и к отчим дверям приведу безопасно».

Далее Вергилий описывает бегство Энея. Старый Анхиз, отец Энея, отказывается с ним бежать, говорит, что не хочет жить после гибели Трои. Эней, его жена Креуса и сын Асканий (Юл) умоляют старца, «чтобы всех не губил он». Но Анхиз отверг все мольбы и «стоял на том, что замыслил».

Вергилий очень трогательно описывает отношения между членами этого семейства, будто это не мифологические персонажи, а жившие на самом деле исторические люди.

Эней, разгневанный отказом отца, надевает военные доспехи и собирается идти сражаться за Трою, хочет погибнуть, как и его отец. Жена молит его не покидать её, сына и старого отца. И тут чудо останавливает Энея и его благородный поступок. Головка сына вдруг воспламеняется сама собою, но огонь не опаляет её, являясь символом будущей власти. В это время, старый Анхиз молит Юпитера о знамении, которое незамедлительно является в виде несущейся по небу мимо их дома сверкающей звезды «светлая скрылась в лесу на склоне Иды высокой». После знамения, Анхиз соглашается бежать с Энеем, чтобы спасти царственного внука Юла. Эней посылает слуг и всех к «пригорку» за стенами города и приказывает им собраться там, в убежище, около древнего храма Цереры (19), где растёт священный кипарис. Он же, с отцом на плечах, троянскими «пенатами» (20), сыном Юлом и женой прибудет туда позже. Всё семейство тайно, пугаясь теней, движется к воротам. Любимой жене Креусе Эней велел следовать поодаль. Как вдруг, у ворот города, неизвестный бог пугает Анхиза и Эней, забыв о Креусе, спасается бегством: «покуда // я без дороги бежал, выбираясь из улиц знакомых, // злая судьба у меня отняла супругу Креусу». Эней направляется к убежищу. Там, он поручает друзьям сына и отца, а сам возвращается в горящую Трою за Креусой. Долго её повсюду ищет и не находит. И, вдруг, ему «пред очами предстал печальный призрак Креусы». «Тотчас я обомлел и голос в горле пресёкся». Она объясняет своему любимому супругу, что по воле богов всё это с ними произошло и что ей не судьба плыть с ним в Лаций, где «ты счастливый удел, и царство себе, и супругу // царского рода найдёшь; так не плачь о Креусе любимой!». Она сообщает ему о своей смерти и прощается: «Ныне прощай и храни любовь нашу общую к сыну!» Трижды Эней пытается удержать призрак жены, проливая слёзы, и «трижды из сомкнутых рук бесплотная тень ускользала, // словно дыханье легка, сновиденьям крылатым подобна».

Вторую Песнь «Энеиды» Вергилий заканчивает тем, как печальный Эней с многими друзьями, собравшимися к тому времени у храма Цереры, когда «Люцифер взошёл над вершинами Иды, // день выводя за собой», взяв на плечи отца Анхиза и маленького Юла за руку «безропотно двинулся в горы».


(19) Церера – древняя италийско-римская богиня полей, земледелия (греч. Деметра)

(20) троянские пенаты (домашние боги) – почитаются в государстве у алтаря храма Весты




1.3. Песнь Третья.
В этой песне Вергилий продолжает рассказ от лица Энея о том, как они строили корабли и весной «вверить судьбе паруса приказал Анхиз, мой родитель» Эней в слезах покидает родной берег.

Далее, Вергилий повествует о скитаниях Энея, пророчествах, знамениях, молитвах Энея. Во всех пророчествах ему даётся указание свыше о земле, где Эней и его потомки будут править. Эти пророчества звучат из уст разных персонажей поэмы: то это Феб (21); то мерзкие птицы Келено с человеческими головами; то из уст прорицателя Гелена, «вдохновлённого Фебом». Пророк Гелен предупреждает Энея об опасностях и просит их соблюдать обряды предков – возводить алтари богам, приносить им жертвы и молиться, особенно богине Юноне, «чтобы владычицы гнев одолеть: с такою победой // можешь в Италию плыть»… «В Кумы ты попадёшь, лишь только в край тот прибудешь; // там у священных озёр, у Аверна средь рощи шумящей // ты под скалою найдёшь пророчицу, что в исступленье // людям вещает судьбу». И далее, «о племенах италийских она, о будущих войнах // всё расскажет тебе и укажет, как бед избежать вам, // если ж её ты почтишь, то и путь безопасный дарует», - так говорил Энею пророк.

Эней со своими кораблями попадает «к берегам циклопов», встречает там грека Ахеменида, который просит их забрать его с собой или убить. Ахеминид рассказывает Энею свою историю и просит скорее уходить подальше от этого гиблого места. Только они отплыли, как циклопы, спустившиеся с гор, чуть было не настигли корабли.

Потом Эней попадает на Сицилию, где умирает его отец Анхиз «лучший отец, от опасностей всех спасённый напрасно!» Заканчивая свой рассказ, Эней заключает: «Это – последняя скорбь, предел далёких скитаний // плыл я оттуда, когда меня к вам боги пригнали». И вот, «он умолк, наконец, и на этом повесть окончил».


1.4. Песнь Четвёртая.
Свою четвёртую Песнь Вергилий полностью посвящает любовной интриге между Энеем и Дидоной. Поэт мастерски описывает чувство, охватившее царицу, с которым она не в силах справиться. Вергилий во всех тонкостях показывает, какие разрушительные силы таятся в любовной страсти.

(21) Феб – лат. Phoebus, прозвище Аполлона – красивый юный греческий бог солнечного света, отождествлялся с богом солнца Гелиосом (сын Зевса и Лето, брат Артемиды), обладавший даром предвидения и наделял этим свойством людей.


Утром, после пира, едва «влажную тень прогнала с небосвода Аврора», Дидона делится своими переживаниями со своей сестрой и подругой Анной: «Пришлец…… // чувства мои пробудил! Былой огонь я узнала!» Но стыдливость и долг перед убитым мужем не дают ей покоя и «слезами она закипевшими грудь оросила». Анна пытается успокоить Дидону: «Что же, всю молодость ты проведёшь в тоске, одиноко // и ни любимых детей, ни Венеры даров не узнаешь? ... Будешь теперь и с желанной бороться любовью?» Сестра напоминает ей о войне, которую готовит им брат из Тира, о диких племенах Африки. « О, великие ты создашь здесь город и царство // с мужем таким! Если силы сольют троянец с пунийцем». Ей кажется, что «по воле богов, с изволенья Юноны // ветер принёс» к ним сюда « корабли беглецов илионских», и она советует ей под любыми предлогами удержать Энея. «Речь такая зажгла любовью душу Дидоны» и вот уже она «иступленная бродит» по городу, забыв обо всём. Вергилий сравнивает Дидону с уязвлённой дикой серной, которую ранил Критский пастух «и оставил в ране железо, // сам не зная о том; по лесам и ущельям Диктейским // мечется серна, неся в боку роковую тростинку».

Богиня Юнона и тут не хочет оставаться в стороне. Заметив любовную страсть в царице, сговаривается с матерью Энея богиней Венерой о заключении брака между Дидоной и Энеем на охоте. Юнона пошлёт грозу и укроет их в пещере, где будет присутствовать сама и соединит их. Венера ей не противоречит, зная заранее, что этот брак не может повредить её сыну.

Всё происходит именно так, как было задумано богиней Юноной и вот Эней и Дидона соединяются в любовном порыве во время грозы, в пещере. И, действительно, на какое-то время Эней забывает о своём предназначении.

Тут Вергилий описывает злую богиню «молву», которая распространяет слух о внебрачной связи царицы с пришельцем по всей стране. Герои Вергилия не обращают ни на что никакого внимания, упиваясь любовью. «Долгую зиму теперь они проводят в распутстве // царства свои позабыв в плену у страсти постыдной». Граждане Карфагена, недовольные поведением царицы, молят своих царей-богов о помощи, чтобы не случилось того, чтобы Эней царствовал над ними. Эней уже начал помогать Дидоне в возведении Карфагена. Местный царь-бог, с которым Дидона не захотела сочетаться браком, и которому были воздвигнуты на земле карфагенской сто алтарей, обращается с жалобой на царицу и Энея к Юпитеру. Юпитер глядит «на любовников двух, о доброй славе забывших» и «тотчас» посылает всё того же Меркурия, чтобы тот напомнил Энею о своём долге перед потомками и народом. Меркурий в достаточно резкой форме обращается к Энею: «Женщины раб, ты забыл о царстве и подвигах громких?» «Бога увидев, Эней онемел, охвачен смятеньем, // волосы вздыбил испуг, и голос в горле пресекся, // жаждет скорее бежать, покинуть милые земли». Но он не знает
как? Решает, ничего не говоря «безумной» царице, готовиться к отплытию тайно. Но Дидона раскрывает эту хитрость Энея «обмануть влюблённых возможно ль?» Тут и «молва нечестивая» доносит до неё, что «суда снаряжают к отплытью троянцы». «Стала метаться она, совладать не в силах с безумьем» и, наконец, обращается к Энею сначала с мольбой. Дидона просит его остаться, не покидать её; говорит о том, что из-за него она стала ненавистна своему народу и местным царям, которые сразу пленят её или брат Пигмалион уничтожит Карфаген. «На кого обречённую смерти покинешь?» Но Эней был твёрд и подробно объяснил ей, что «не по своей воле» он плывёт в Италию, а по воле богов и самого Юпитера.

Тут Вергилий мастерски описывает сцену разрыва между своими героями, где присутствуют все чувства покинутой женщины: и упрёки, и проклятия, безудержный гнев, истерики… «Молвил он так. А она на Энея молча глядела, // взглядом враждебным его с головы до ног измеряя, // и, наконец, не стерпев, ему ответила в гневе: // «Нет, не богини ты сын…»» Высказав всё, она убежала к себе, хотя «в страхе» Эней ей «о многом сказать собирался».

«Благочестивый Эней, подавляя в сердце желанье // боль успокоить её и унять утешеньем тревогу, // горько стонал от любви, колебавшей слабую душу». Повинуясь воле богов, он срочно, ночью покидает карфагенскую землю. Дидона, на заре, видя уплывающие вдаль корабли, не в силах стерпеть боль и жалея о том, что не смогла отомстить Энею и погубить его, бросается в костер, пронзая себя клинком Энея.
1.5. Песня пятая.
В этой песне Вергилий описывает то, как Эней, спасаясь от бури, решает повернуть корабли к «братскому» Сиканийскому берегу (22), где был похоронен его отец Анхиз. Тут их встречает правитель этой страны, родственник Энея, дарданец Акест. Эней решает совершить ежегодный обряд и почтить алтарь, возведённый Анхизу, жертвами, дарами и спортивными состязаниями у подножья алтаря.

Почти вся пятая песня посвящена описанию этих состязаний, в конце которых Эней щедро награждает победителей. Я не буду подробно останавливаться на них. Расскажу лишь о событиях, развернувшихся в конце этой песни, которые имеют прямое отношение ко всему содержанию поэмы.

Богиня Юнона, мучимая болью и тревогой, посылает свою прислужницу Ириду «к кораблям троянским», чтобы та сожгла их. Ирида, спускаясь на землю по радуге, принимает облик местной старухи, идёт к троянским
___________________________________________________________

(22) Сиканийский берег – остров Сицилия в Средиземном море

женщинам и уговаривает их, уставших от скитаний по морям, сжечь корабли Энея. Женщины «колебались в душе между жарким желаньем остаться // в этой стране и призывом судьбы к неведомым царствам». Но, когда они увидели Ириду, с раскинутыми крыльями возносящуюся по радуге «к небесам», «с громким криком тогда потрясенные знаменьем жены», разметая алтари, похищают огонь из очагов и «мечут в безумье» «ветви со свежей листвой и факелы» в корабли Энея.

Первым бросился к ним на коне сын Энея Асканий (Юл), пытаясь остановить их, сбрасывает к их ногам свой шлем, обнажая голову, чтобы они видели, кто приказывает им «ваш Асканий!». Эней, следом за сыном, прибывает к месту происшествия. Жены, в страхе и стыде о содеянном, укрываются «в расселинах скал и в лесах». «Гаснет безумье в сердцах, покидает души Юнона».

Эней, тем временем, тщетно пытается с друзьями погасить огонь. И тогда «благочестивый Эней, на себе разрывая одежды, // к небу руки возвёл и призвал бессмертных на помощь». Пламенная молитва Энея была услышана Юпитером и, когда сын богини Венеры воскликнул в отчаянии «Всё истреби, что осталось у нас, и предай меня смерти!», «грянул громовый удар и сотряс равнины и горы». Начался ливень, который и погасил огонь. «Все от язвы суда (корабли) спасены – лишь четыре погибли».

Долго, «потрясённый горькой бедою», Эней думал, что же ему дальше делать. Мудрый Навт, соплеменник Энея, которому богами была дана власть открывать истины, посоветовал ему заложить здесь город и оставить всех желающих из народа на этой земле. «Старшего друга слова взволновали сердце Энея». И вот, во сне ему является образ Анхиза-отца, который просит сына послушать советы Навта, и взять с собою в Италию только «отборных мужей, отважных сердцем и юных». Пророчествует ему, что Энею придётся там воевать «с народом суровым и диким»… «Но прежде // в царство Дита сойди, спустись в глубины Аверна (23), // сын мой, и там меня отыщи». Говорит Энею о том, где именно там его он сможет отыскать и указывает на Сивиллу (24), которая откроет ему путь. «Там узришь ты свой род и город, что дан тебе будет. // Сын мой, прощай: росистая ночь полпути пролетела, // веет уже на меня коней восхода дыханье» и «растаял в эфире».

Вергилий очень трогательно с сильной лирической интонацией описывает отношения между сыном и отцом. Эней, до слёз растроганный видением отца, восклицает: «От кого ты бежишь? И куда ты // так поспешаешь? Ужель даже сына обнять ты не вправе?»

____________________________________________________________

(23) глубины Аверна – Авернское озеро вулканического происхождения, находится восточнее Кум в Кампании. Здесь, согласно мифу, Одиссей и Эней сошли в подземное царство Аида.

(24) Сивилла (из Кумы) – женщина-пророк, жрица храма Феба, получившая от божества дар предсказаний. Некоторые её предсказания (не все) действительно хранились в сокровищнице храма Сатурна в Риме.

Проснувшись, он «тотчас» собирает совет и сообщает о своём решении оставить всех «кто желает // в городе жить, кому не нужна великая слава». Правитель страны сей Акест соглашается с ним и помогает построить новый город для остающихся троянцев. Эней со своими спутниками чинит корабли и отправляется в плаванье.

Между тем, богиня Венера обращается к богу Нептуну с просьбой приглядеть за кораблями сына и помочь Энею благополучно добраться до берегов Италии. Нептун обещает ей в этом помочь, но при условии, что один из них погибнет за всех.

Ночью, когда все спали и лишь один Палинур, друг Энея, бодрствовал, управляя ведущим кораблём, слетел с небес бог «лёгкий Сон» и усыпил Палинура. Как только его тело ослабело от сна «бог напал на него и, часть кормы, сокрушивши, // вместе с кормилом низверг и кормчего в глубь голубую». Так Эней, не зная того, потерял любимого друга, потомка царя Приама. А Нептун, тем временем, пока все спали, безопасно привёл корабли к «утёсам Сирен». Тут лишь заметил Эней, что ведущий корабль сбился с пути, потеряв своего «кормчего». Гибель Палинура его потрясает.

1.6. Песня шестая.
Эту песню Вергилий посвящает предречённой встрече Энея в Геспарийской земле у Авернского озера со своим отцом Анхизом в царстве мёртвых, куда его проводит пророчица Сивилла, жрица Феба у храма Аполлона.

Выполнив всё, что повелела ему Сивилла, Эней, с золотыми листьями на ветке (даром богов) направляется к пещере, откуда они вдвоём с пророчицей спускаются в царство теней.

Вергилий, а за ним и великий Данте в своей «Божественной Комедии», мастерски применяют художественные словесные образы, описывая царство мёртвых. Здесь и «Болезни живут и унылая Старость, // Страх, Нищета, и Позор, и Голод, злобный советчик».

Они спускаются «вглубь преисподней, мутные омуты там, разливаясь, широко бушуют». «Воды подземных рек стережет перевозчик ужасный - // мрачный и грязный Харон» (25), который перевозит только погребённые души, остальных он отгоняет от «страшной» реки.

Вергилий даёт живописный портрет старого Харона, как непревзойдённый мастер слова: «Клочковатой седой бородою // всё лицо обросло – лишь глаза горят неподвижно, // плащ на плечах завязан узлом и висит безобразно». Так же и с образом мёртвых, Вергилий мастерски
______________________________________________________________

(25) Харон – (в греч. мифе) грязный, седой, угрюмый старик, переправляющий души умерших через Ахерон, реку в преисподней.


сравнивает их то с листьями в лесу, которые в «холод осенний // падают наземь с дерев», то с птицами «что с просторов пучины, // сбившись в стаи, летят к берегам, когда зимняя стужа // гонит их за моря, в края, согретые солнцем».

Здесь, герой его поэмы встречает своих друзей, погибших в Трое, и непогребённого Палинура с которыми он разговаривает. Но Сивилла торопит его и, переправившись через реку, они идут дальше, по свободной дороге, встречая на пути души умерших.

Когда они проходили мимо бескрайних равнин «полей скорби», где тайными тропами бродили тени людей умерших от любовных ран, Эней заметил вдалеке неясный образ царицы Дидоны. Он подошёл к ней поближе и, стараясь смягчить ей душу, в слезах и волнении, пытался заговорить с ней: «Я ли причиною был кончины твоей? Но клянусь я // всеми огнями небес, всем, что в царстве подземном священно, - // я не по воле своей покинул твой берег, царица!» И далее: «Стой! От кого ты бежишь? Дай ещё на тебя поглядеть мне! // Рок в последний ведь раз говорить мне с тобой дозволяет». Но Дидона, глядя на него гневно, не простив и не смирившись, «твёрдая словно кремень» убежала, «скрылась в тенистом лесу». Долго смотрел ей в след Эней, потрясённый её судьбою и «жалостью полнилось сердце» его.

Далее, они дошли до равнины – приюта «воителей славных». Тут Эней застонал, когда перед ним тевкры прошли «длинной чредою», его погибшие друзья. «Тени со всех сторон обступили с криком Энея». Наперебой рассказывали ему о себе и расспрашивали Энея о том, что его сюда привело? Не могу удержаться, чтобы не привести образец великолепной поэзии Вергилия в прекрасном переводе Сергея Ошерова:

Долго беседа их шла; между тем на алой четвёрке

Мира среднюю ось миновала в эфире Аврора.
(Вергилий «Энеида», 30-19 гг. до н.э.)
Эней прощается с друзьями и, взглянув влево, увидел Тартар (26). Вокруг него протекал «огненный бурный поток» и рядом находились ворота, а на железной башне днём и ночью сидела «Тизифона в одежде кровавой, // глаз не смыкая, она стережёт преддверия Дита; // слышится стон из-за стен и свист плетей беспощадных». Эней спрашивает у своей спутницы о тех, кто туда попадает, и Сивилла, перечислив некоторые злодейства, заключает:

(26) Тартар – мрачная бездна в глубине земли, находящаяся на таком же отдалении от её поверхности, как земля от неба


«Если бы сто языков и столько же уст я имела, // если бы голос мой был из железа, - я и тогда бы // все преступленья назвать не могла и кары исчислить!» Она торопит Энея и показывает ему другие кованые ворота, где Энею предстоит оставить золотую ветвь, чтобы они смогли войти. Всё исполнив, они вошли в «радостный край», в котором Эней видит счастливые души пророков, жрецов, своих предков, героев, поэтов, всех тех, «кто средь живых о себе по заслугам память оставил, - // всем здесь венчают чело белоснежной повязкой священной».

Вергилий очень трогательно описывает долгожданную встречу Энея со своим отцом Анхизом. Анхиз, увидев сына «слёзы из глаз полились», протянул «порывисто» руки навстречу Энею и воскликнул: «Снова дано мне смотреть на тебя, и слушать, и молвить // слово в ответ? Я на это всегда уповал неизменно!» Рассказывает ему о том, как он боялся за него, когда Эней был в Карфагене. Эней объясняет ему, что флот уже стоит тут, неподалёку и радостно: «Протяни же мне руку, // руку, родитель, мне дай» и «слёзы ему обильно лицо оросили».

Тут Эней замечает «остров лесной, где кусты разрослись и шумели вершины», перед которым медленно текла река забвения Лета (27). А на этом острове «без числа витали кругом племена и народы». Анхиз объясняет сыну, что давно хотел показать ему их потомков, которые до поры «пьют забвенье они в уносящем заботы потоке». «Мыслимо ль это, отец, чтоб отсюда души стремились // снова подняться на свет и облечься тягостной плотью? // Злая, видно, тоска влечёт несчастных на землю!», - вопрошает отца Эней.

Здесь Вергилий, устами старца Анхиза объясняет суть круговращения времён и закономерный порядок всего сущего.

Закончив, Анхиз «сына вместе с Сивиллой // в гущу теней он повлёк, и над шумной толпою у Леты // встали они на холме, чтобы можно было оттуда // всю вереницу душ обозреть и в лица вглядеться». Анхиз открывает Энею его судьбу и показывает первым младшего сына от дарданской и италийской крови, Сильвия, который «царём и царей родителем станет». Следом за Сильвием показывает ему остальных потомков, вплоть до Ромула, который «навек прародителя спутником станет», рождённым «в роду Ассарака от Марса и жрицы // Илии». «Им направляемый Рим до пределов вселенной расширит // власти пределы своей, до Олимпа души возвысит, //семь твердынь на холмах окружит он единой стеною». Далее, Анхиз показывает Энею потомков Юла (Аскания): «Вот Цезарь и Юла потомки: // им суждено вознестись к средоточью великого неба, // вот он, тот муж, о котором тебе возвещали так часто: // Август Цезарь, отцом божественным вскормленный, снова // век вернёт золотой на Латинские пашни». Говорит о его делах и победах и далее: «Ныне уже прорицанья богов о нём возвещают».

____________________________________________________________

(27) Лета – в греч. мифологии река «забвения» в царстве мёртвых. По легенде, очистившиеся от зла души, направлялись сюда, чтобы испить из неё и забыть свою былую жизнь

Как бы завершая это пророчество об Августе Цезаре (Октавиане), Вергилий (устами своего героя) вопрошает: «Что ж не решаемся мы деяньями славу умножить? // нам уж не страх ли осесть на земле Авзонийской мешает?» Видимо, этими словами, Вергилий хочет упрекнуть Августа в страхе смерти и нерешительности, которые Вергилий не мог не заметить в поведении своего императора.

И, в конце этой пламенной речи своего героя, Вергилий, от лица родителя Энея, обращается к своим согражданам: «Дети! Нельзя, чтобы к войнам таким ваши души привыкли! // Грозною мощью своей не терзайте тело отчизны!» И далее, обращается ко всем нынешним и будущим правителям Римской империи: «Римлянин! Ты научись народами править державно - // в этом искусство твоё! – налагать условия мира, // милость покорным являть и смирять войною надменных!»

Вергилий завершает свою шестую песнь тем, что старец Анхиз рассказал Энею о войне, «что ждёт его вскоре, // о племенах лаврентских сказал, о столице Латина, // также о том, как невзгод избежать или легче снести их».

Анхиз проводил сына с Сивиллой до ворот открытых «для снов». Одни ворота (роговые) были для правдивых видений, а другие (из кости слоновой) для лживых. «Костью слоновой блестя, распахнулись ворота пред ними». И через них Эней возвращается к своим кораблям.



Этим блестящим художественным приёмом Вергилий демонстрирует своё писательское мастерство. Оказывается, весь этот Тартар и реку Лету, Эней видел во сне и что замечательно, лживом. Есть над чем задуматься…
1.7. Последние песни.
Седьмую песнь Вергилий начинает со вступления ко всему последующему изложению событий своего героического эпоса, которое мне хотелось бы привести целиком, так как в нём Вергилий говорит о себе, о своей поэме и о содержании остальных песен:

Ныне о древних веках, Эрато, дозволь мне поведать,

О стародавних царях и о том, что в Лации было

В дни, когда с войском приплыл к берегам Авзонийским пришелец,

Также о том, отчего разгорелась распря впервые.

Ты певца вдохнови, о богиня! Петь начинаю

Я о войне, о царях, на гибель гневом гонимых,

И о тирренских бойцах, и о том, как вся Геспария

Встала с оружьем в руках. Величавей прежних событья

Ныне пойдут чередой – величавей будет и труд мой.
(Вергилий «Энеида», Седьмая Песнь)
Нет смысла в подробном описании следующих шести песен, которые автор посвятил подвигам своего героя. Эней выдерживает их с великим мужеством и достоинством.


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница