Генезис геополитики ислама




Скачать 131.5 Kb.
Дата28.06.2016
Размер131.5 Kb.

Генезис геополитики ислама


Арабы, которым ислам обязан своим появлением, с самого начала весьма заинтересованно подходили к освоению своего пространства и его расширению. Этому способствовали не очень благоприятные условия среды обитания и активная жизнедеятельность молодого энергичного этноса, пытавшегося обеспечить себе качественно лучшие, более комфортные условия проживания и стремившегося к количественному приращению территориального ресурса для быстро растущего населения.

Необходимо было изучать пространство, выделять наиболее важные его характеристики и оценивать по ним те или иные территории, учитывая их влияние на экономику, политику, военное дело. Именно в этом арабы достаточно преуспели.

В средние века они зарекомендовали себя как превосходные естествоиспытатели. Они вполне адекватно чувствовали пространство, хорошо знали его масштаб и значение, четко представляли себе его основные физико-географические параметры и понимали их влияние на жизнь народов и складывающиеся между ними отношения.

В IX-X вв. география была одним из наиболее плодотворно развивавшихся направлений арабской научной мысли. Первым географическим сочинением на арабском языке были «Пределы мира» («Худуд аль-Алям»). Приобрел известность географ Убайдаллах ибн Ахмед ибн Хордадбег, автор «Книги о путях и государствах».

Арабы составили полное описание всех — от Испании до Туркестана и устья Инда — стран с обстоятельным перечислением населенных пунктов, с характеристикой плодородных земель и пустынь, описанием их фауны и флоры, упоминанием имеющихся там месторождений полезных ископаемых.

Характеризуя территорию как ресурс с ее физико-географическими и климатическими параметрами, арабы не забывали и о населявших ее людях, указывая их культурные, языковые, хозяйственные, религиозные и бытовые особенности. Это попавшее в поле зрения арабов геополитическое пространство выходило далеко за пределы халифата и того мира, который был известен грекам.

Надо отметить, что подобные описания строились на базе передовых по тому времени топогеодезических и навигационных методов, которыми владели арабы, по праву считавшиеся лучшими мореплавателями. Арабские карты считались во всем мире лучшими. Арабские навигаторы имели собственные названия для звезд и других небесных тел. Арабские купцы, лоцманы и капитаны проложили пути по суше и по морю, которыми европейцы прошли лишь спустя века.

Естественнонаучные достижения арабов стали одним из источников возникновения собственной геополитической концепции в арабо-мусульманской культуре.


Геополитические предписания в догматике ислама


Практические потребности освоения своего и захвата чужого пространства диктовали особые политические установки теократическому мусульманскому государству, зафиксированные в догматике ислама. Важнейшим источником геополитической концепции ислама стал Коран, содержащий немало прямых призывов к войне против «неверных». В 39-м аяте суры 8 («Военные трофеи») читаем, в частности:

Сражайтесь с ними до того мгновенья,

Пока не будет больше смут и угнетенья,

и правосудье воцарит, и вера в Бога

Объемлет все и вся (на сей земле).

В 29-м аяте суры 9 («Покаяние») содержится аналогичное предписание:

Воюйте с теми из людей Писанья (святого),

Кто в Господа и в судный день не верит,

И не считает запрещенным то,

Что не дозволено Аллахом и Его пророком,

Не признавая Истины религии Аллаха, —

До тех пор,

Пока они вам дань платить не станут,

Своею собственной рукой, в смирении покорном.

Много интересного, проливающего свет на геополитические амбиции мусульман, можно найти в тафсирах (комментариях к Корану) и хадисах (преданиях о поступках и высказываниях Мухаммеда). Так, знаток хадисов Абу Абдалла Мухаммед ибн Исхак (ум. в 767 г.) сообщает в «Жизнеописании посланника Аллаха» («Сират расул Аллах»): «Однажды, когда Саад ибн Аби Ваккас с несколькими сподвижниками посланника Аллаха молились в одном из мекканских ущелий, перед ним появились несколько многобожников. Они стали поносить их и осуждать за то, что делали, так что дошло до схватки. Саад ибн Аби Ваккас в этот день ударил одного многобожника верблюжьей челюстью и ранил его до крови. Это была первая кровь, пролитая при исламе». Заметьте: первой пролилась кровь противника ислама, а не мусульманина! Это весьма характерное обстоятельство.

С точки зрения ислама, все мировое пространство делится на три области:



  1. Область ислама (дар уль-ислам) или область веры (дар уд-дин),

  2. Область войны (дар уль-харб),

  3. Область мира (дар уль-сульх).

Область ислама (1) охватывает все страны, находящиеся под властью мусульман и управляемые по законам шариата. Область войны (2) состоит из стран, населенных мусульманами и немусульманами, и находящихся под властью немусульман. С этими странами считается возможным заключать перемирие сроком на 10 лет, которое может быть продлено путем возобновления договора. Территории, образующие область мира (3), принадлежат немусульманским странам с немусульманскими правительствами, которые, однако, признают первенство мусульманского мира, находятся в зависимости от него.

У различных богословов можно найти аналогичные — пусть и с небольшими вариациями — толкования пространства, воспринимаемого ими через критерий распространения веры и ее властной институализации. Так, в сочинении аш’аритского богослова Абд-уль-Кахира ибн Тахира аль-Багдади (ум. в 1037 г.) «Основы религии в богословии» («Усуль ад-дин фи-ль-калям») 15-м вопросом 12-й основы ислама называется различие территории ислама и территории неверия.

Аль-Багдади, в частности, пишет: «Всякая территория, на которой появился призыв к исламу со стороны ее жителей без защитника, без покровителя и без предоставления джизьи1, на которой осуществляется власть мусульман над «людьми покровительства», если среди них был [хоть] один «покровительствуемый», и на которой над суннитами не возобладали сторонники новшеств, — это территория ислама. Найденный на ней — свободный по закону этой территории и мусульманин благодаря ей, а найденная на ней признается сунниткой по условиям территории. Если же дело обстояло противоположно тому, что мы сказали об этой территории, то это — территория неверия».

Казалось бы, какое отношение к геополитике имеет структурирование пространства, территории по критерию распространения ислама?

Увы, самое непосредственное, ибо мусульманское вероучение считает интересы мусульман защищенными только под властью мусульман. А точное соблюдение предписанных требований отправления культа возможно лишь с позиций государственного суверенитета. Ислам в отличие от христианства — это не только религия, идеология, этика и мораль, но и право. И в этом территория ислама с его правоустановлениями отличается, например, от канонической территории Русской православной церкви.

Геополитическая практика ислама


Помимо естественнонаучного и религиозного источников, был и еще один источник — политическая практика исламских государств. Не следует удивляться по поводу того, что две составляющие геополитики — теоретическая и практическая — оказались разделенными. В этом разделении, в своеобразном двойном стандарте мусульман и состоит одна из основных особенностей исламской геополитики (а также веры, права, морали, этики).

По отношению к «людям Писания» (ахль-уль-Китаб) мусульманское право вроде бы допускает веротерпимость, хотя к управлению мусульманским государством и к военной службе они не допускаются. Такие подданные называются зиммиями — людьми, находящимися под защитой мусульманского государства. Хотя эта защита понимается мусульманами довольно своеобразно: немусульман лишают права поступления на государственную и военную службу, т.е. вводят фактический запрет на профессии. И при этом еще налагают особый налог джизью. Если иноверцы отказываются платить налог или нападают на мусульман с оружием в руках, то с ними следует вести войну, как с прочими неверными, язычниками.

После объявления войны «неверным» предоставляется возможность выбора: принять ислам; не принимать ислам, но принять подданство мусульманского государства, т.е. получить статус зиммиев; либо вести войну до победного конца.

Ислам имеет четко выраженное агрессивное идейно- и организационно-политическое крыло, представленное фундаменталистами. Но и в более умеренном виде ислам, даже приобретший государственный статус, часто имеет тенденцию к нагнетанию межгосударственной напряженности, ведущей к военным конфликтам. Это могут быть и межэтнические конфликты, в которых религия, ислам, используется как идеологическое обоснование конфронтации.

Ислам по самой своей догматике предполагает обращение к силовому государственному принуждению как внутри, так и вне страны. В некоторых случаях такое принуждение совмещается с принуждением экономическим. Либо принуждение экономическое предшествует принуждению силовому, порой делая его уже излишним. Инструментом такого принуждения выступала джизья.

Военно-политическая активность мусульманских экстремистских группировок пользуется вполне законным по меркам ислама государственным покровительством. Власти таких стран как Турция, Иран, Пакистан, Саудовская Аравия стремятся не подчеркивать свою роль в организации военно—боевой работы, развернутой исламистами в других странах. Непосредственно этим занимаются спецслужбы этих стран.

Так, пакистанская межведомственная разведка (МВР) непосредственно взаимодействует с движением «Талибан» и организацией «Аль-Каида» Усамы бен Ладена. Под опекой МВР находятся такие исламистские организации, как «Харакят-уль-Муджахидин», «Лашкар-и-Тоба», «Аль Бадр» и «Джаеш-и-Мохаммад», «Джамиат-уль-Ислами», «Таблиги Джамагат», Национальное движение мухаджиров (переселенцев-мусульман из Северной Индии). Эта спецслужба контролирует все производство опиума и героина, их контрабанду с пакистанской и афганской территорий. Она же обучает и экипирует исламских боевиков, переходящих границу с Индией. Такие формирования насчитывают примерно 3 тыс. человек.

В Саудовской Аравии разведывательно-диверсионную работу исламистов курирует служба общей разведки («Аль-Истихбарат аль-амма»), которой руководит принц Наиф бен Абдул-Азиз аль-Сауд. Эта спецслужба действует через такие организации, как «Усбат аль-ансар», «Такфир уаль-хиджра», «Аль-Джамаа аль-исламийа». Саудовская разведка имеет свои базы и развитую агентурную сеть в Ливане, Иордании, Сирии, Йемене, а также в России (в Чечне, Дагестане, Карачаево-Черкесии, Татарстане, Астраханской области и Москве).

Силы специальных операций корпуса стражей исламской революции (КСИР) Ирана содержат военизированную организацию «Аль-Кудс» (от арабского названия Иерусалима). Командование организации «Аль-Кудс» организует подготовку и осуществляет оперативное руководство действиями террористов, силой утверждающих догматы ислама. Одной из наиболее актуальных задач «Аль-Кудса» является экспорт «исламской революции» в страны СНГ. В составе «Аль-Кудса» — иранский 4-й легион партизанских сил, командир которого именует себя «командующим партизанскими силами Чечни». Командования «Аль-Кудса» уделяет сейчас особое внимание утверждению своего влияния среди чеченцев, которых продолжают рассматривать как наиболее перспективных моджахедов-добровольцев для участия в реализации планов «джихада» (священной войны).

Особая роль Ирана и его спецслужб в использовании сил и средств обусловлена тем, что эту страну — в отличие от Турции, Саудовской Аравии или Пакистана — не связывают какие-либо ограничения, накладываемые необходимостью поддержания отношений с США.

Впрочем, Запад, живущий по двойным морально-этическим стандартам, даже после терактов 11 сентября 2001 года заигрывания с исламистами не особенно смущали. Не где-то за тридевять земель, а именно в Лондоне обосновался лидер йеменских экстремистских группировок Абу Хамза, организовавший в 2000 г. в аденском порту теракт против корабля ВМС США «Коул». Другой лидер исламистов — имам Фетхуллах Гюлен, возглавляющий фундаменталистскую секту или, как ее иначе называют, общину «Нурджулар», ныне проживает в США, а не у себя на родине, в Турции, где в 2000 году против него был начат судебный процесс, который еще не завершился. Гюлена обвиняют в стремлении заменить светский строй в Турции режимом шариата и создать «всемирный тюркско-исламский союз». Представители «Нурджулар» планомерно внедряются в госструктуры Турции, особенно в полицию, службу разведки, армию. Путь к деловому сотрудничеству с органами государственной власти открывают финансовые возможности исламистов. По данным турецких СМИ, лидер «Нурджулар» и его сторонники контролируют почти половину из всего капитала исламистов в Турции, который оценивается в 50 млрд. долларов.

Со спецслужбами сотрудничают и другие исламистские партии и фонды, в которых аккумулируются денежные средства, перечисляемые «доброжелателями». Это, как правило, частные лица. Но их благотворительность не остается незамеченной для официальных властей, которые находят способы воздать должное жертвователям за их похвальную социальную ответственность и активную жизненную позицию.

Организаторы джихада вербуют своих сторонников в бедных мусульманских странах — Судане, Сомали, Эритрее, Йемене, Афганистане. Есть желающие и из таких государств, как Египет, Алжир, Ливан, Узбекистан, Пакистан, Иордания, Россия, Азербайджан, Албания, Босния. Прекрасно подходят для этой роли палестинцы. Среди этих людей рекрутируются добровольцы, готовые за деньги ехать куда угодно для утверждения столпов веры. Да и небедные саудовцы готовы отдать жизнь за веру. Из 19 террористов-самоубийц, обрушивших в сентябре 2001 года самолеты на Америку, 15 были подданными Саудовской Аравии.

До этого «борцы за истинную веру» негласно получали помощь от Запада. Об этом писал в свое время редактор осведомленного лондонского журнала «Стрэтиджик полиси» Иосиф Боданский. По-видимому, после прямого столкновения с США такая помощь значительно оскудела, хотя политика попустительства все равно продолжается там, где это оправдывается соображениями оперативной необходимости — на Балканах и на Кавказе.


Характерные черты современных геополитических концепций арабо-мусульманских стран


При наличии инвариантного ядра в геополитических концепциях различных арабо-мусульманских государств, каждое из них обладает собственной геополитической субъектностью и имеет собственные подходы к решению актуальных для них геополитических проблем. Эти подходы могут существенно различаться и приходить в острое противоречие, вплоть до  вооруженного конфликта. Так в 1980 году решал свою геополитическую проблему Ирак, претендовавший на иранскую нефтеносную провинцию Хузестан.  Позднее Ирак аналогичным образом пытался реализовать свои геополитические амбиции за счет Кувейта.

Помимо соблазнов внешней экспансии, перед Багдадом всегда стояли и острые внутренние геополитические проблемы сохранения контроля над собственной территорией   (курдская проблема на севере и шииты на юге).

На другом конце арабского мира, в Магрибе, неурегулированным остается конфликт по поводу Западной Сахары, в который втянуты Марокко, фронт ПОЛИСАРИО и стоящий за ним Алжир, а также имеющая свои интересы Мавритания. Территориальный спор, возникший после деколонизации, повлиял на сложившуюся в этом районе систему политических отношений между заинтересованными сторонами и потребовал вмешательства Организации Объединенных Наций. Особую остроту конфликту придает оспариваемое его участниками право на разработку находящихся здесь богатейших месторождений бокситов.

Сложные проблемы внутренней геополитики стоят перед Алжиром. Геополитическому единству страны угрожает воспрявшая, несмотря на годы репрессий, субъектность автохтонного берберского (кабильского) этноса. Еще более серьезная угроза исходит от исламистских претендентов на государственную власть и контроль над территорией страны.

Тенденция обособления геополитической субъектности исламистов, рассчитывающих навязать государству свои фундаменталистские подходы, характерна не только для Алжира, но и для Турции, Ливана, где активно действует поддерживаемая Ираном партия «Хезболлах».

В большинстве случаев геополитические концепции (и что не менее важно, геополитическую практику) арабо-мусульманских государств отличают следующие характерные черты:



  • гибко регулируемый баланс общемусульманского (общеарабского) инвариантного ядра геополитической теории и практики и более или менее соответствующих ему конкретных идеологических и практических подходов к решению геополитических проблем, стоящих перед данной страной;

  • в странах с неоднородным этническим и конфессиональным составом населения (а таких среди арабских и мусульманских стран большинство) геополитика обслуживает не широко понимаемые национальные интересы, а более узкие интересы этнических арабов и мусульман, относящихся к господствующему в данной стране толкованию ислама (суннитскому или шиитскому);

  • в каждой такой стране складывается ситуация множественной геополитической субъектности, однако доминирует всегда лишь один из субъектов — носитель государственности и официального ислама. В случае, если альтернативные субъекты геополитического процесса тоже относятся к мусульманской конфессии, их стремятся подавить без лишней огласки, либо объявляют вероотступниками, сектантами и подвергают репрессиям;

  • геополитические устремления исламистов порой недальновидно пытаются переориентировать на внешние объекты экспансии. В связи с этим специальные службы даже самых умеренных и респектабельных арабских и мусульманских государств активно работают с собственными экстремистскими организациями;

  • на геополитику каждой конкретной арабской (мусульманской) страны все более значительное влияние оказывает интернациональные исламистские группировки типа «Аль-Каиды», которые, по мнению директора французской контрразведки ДСТ Пьера де Буске де Флориана, представляют собой фактор «постоянной и планетарной угрозы»;

  • по самой своей сути геополитика ислама носит воинствующий, экспансионистский характер и направлена на достижение политической власти над населением контролируемой территории с помощью создаваемых для этого специфических институтов государственного управления.

Особенности структурной организации геополитического пространства ислама


Отличительной чертой геополитики ислама и структуры его пространства является преобладание духовного, идеального начала этой религии над миром материального (причем с подчинением и полномасштабным использованием его, а не с аскетическим отказом от него ради мира духовного).

Соответственно, важнейшей структурной особенностью геополитического пространства ислама является активное подавление его идеальной средой любой другой идеальной среды.

В связи с этим вспоминается указание халифа Омара (второго праведного халифа) одному из своих военачальников, захватившему Александрию и не знавшему, что делать со знаменитой Александрийской библиотекой: «Если писания греков согласуются с Кораном, то они бесполезны, и их хранить нечего; если же они не согласуются, тогда они опасны и их тем более следует уничтожить». Библиотека, собиравшаяся в течение девятисот лет, была предана огню.

Уже в наше время вооруженные формирования движения «Талибан» в Афганистане расстреливали из орудий уникальные изваяния Будды, высеченные в скалах провинции Бамиан.

Назовем некоторые другие структурные особенности геополитического пространства ислама.

Это мера консолидированности такого пространства, имеющего высшим своим структурным пределом, совершенным эталоном полную этатизацию в перспективном универсальном государстве (в понимании А.Тойнби — новом халифате). Другая структурная особенность состоит в соотношении эндемического и периферийного полей геополитического пространства ислама. Эндемическое поле имеет ярко выраженное ядро. Это родина ислама и хранительница главных мусульманских святынь — Саудовская Аравия. С ней, однако, соперничают Иран с шиитской версией ислама, Турция, сохранявшая  халифат до 3 марта 1924 г., Египет с его ведущим центром богословия — университетом аль-Азхар, Пакистан со своим ракетно-ядерным оружием. Другие страны (Иордания, Марокко) имеют не меньшие династические претензии на первородство.



Наиболее активной и инициативной силой в продвижении ислама и расширении его геополитического пространства выступают сегодня исламистские группировки, не связанные формально с тем или иным конкретным государством. Это еще более затрудняет выявление эндемического поля геополитического пространства ислама и вынуждает распространять его на все государства, покровительствующие организациям





База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница