Гелена Ариньш Бойкот раку. Защитите себя и своих близких! Советы врача-онколога из Великобритании




страница1/19
Дата08.07.2016
Размер2.02 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

Гелена Ариньш

Бойкот раку. Защитите себя и своих близких! Советы врача-онколога из Великобритании



«Гелена Беликова. Бойкот раку. Защитите себя и своих близких! Советы врача-онколога из Великобритании»: Издательство АСТ; Москва; 2016

ISBN 978-5-17-094058-5

Аннотация



Врач-онколог с большим опытом работы в одном из крупнейших онкологических центров Великобритании утверждает: «Более 50% всех раковых заболеваний могут не появиться при должном внимании к образу жизни!»

В этой книге вы найдете все необходимые факты о том, как значительно снизить риск развития злокачественного процесса. Ежедневные мелочи, на которые мы порой не обращаем внимания, существенно влияют на наше здоровье. Ваша осведомленность может спасти жизнь вам и вашим близким!

В книге также приведена информация о профилактическом осмотре и методах ранней диагностики для выявления заболевания на ранней стадии, когда полное излечение вполне вероятно.

Гелена Беликова

Бойкот раку. Защитите себя и своих близких! Советы врача-онколога из Великобритании

© Беликова Г. З., 2015

©  ООО «Издательство АСТ», 2016

* * *

Гелена Беликова
Родилась в Латвии. В течение 7 лет работала медсестрой, совмещая работу с учебой в Латвийской медицинской академии.

Получив диплом врача в 2002 году, работала в Латвии терапевтом и врачом в «скорой помощи», а также специалистом по интерпретации кардиограмм в Центре телемедицины. Преподавала анатомию и физиологию в медицинском училище, вела уроки здоровья для подростков в частной школе г. Риги, создав специальную программу, которая была использована в средней школе впервые.

В Великобритании сдала квалификационные экзамены по терапии, получив членство в Королевской коллегии врачей. После интенсивной практики в терапии прошла дальнейшую специализацию в онкологии.

Последние 6 лет работает врачом в одном из трех крупнейших онкологических центров Великобритании, в г. Глазго.


Нет человека, который был бы как Остров, сам по себе, каждый человек есть часть Материка, часть Суши; и если волной снесет в море береговой Утес, меньше станет Европа, и так же, если смоет край мыса или разрушит Замок твой или друга твоего; смерть каждого Человека умаляет и меня, ибо я един со всем Человечеством, а потому не спрашивай, по ком звонит колокол: он звонит по Тебе.

Английский поэт и священник XVII века Джон Донн
В комнате нечем было дышать – сплошная боль моей души и ее тела заполняла пространство. Боль ее желания жить и боль моего бессилия.

Поздно. Слишком поздно молиться об излечении или бороться…

ПОСВЯЩАЕТСЯ МОЕЙ МАМЕ

Предисловие

Уважаемый Читатель!

В этой книге вы найдете все необходимые факты о том, как значительно снизить риск развития злокачественного процесса. Ежедневные мелочи, на которые мы порой не обращаем внимание, существенно влияют на наше здоровье. Ваша осведомленность может спасти жизнь вам или кому-то из вашего окружения!

В книге также приведена информация о профилактическом осмотре и методах ранней диагностики для выявления заболевания на ранней стадии, когда полное излечeние вполне вероятно.

Пусть вас не смущает научно-популярный стиль изложения, со ссылками на источник информации, появляющимися в виде цифр в скобках. Такой формат позволит избежать голословности и даст вам уверенность, что все указанные факты являются результатом недавно проведенных научных исследований. Таким образом, эта книга будет полезна не только людям, не имеющим отношения к медицине, но и профессионалам.

Здоровья вам и всей вашей семье!



Глава 1. С чего начинается рак

Злокачественная опухоль. Чью семью или знакомых не затронуло это страшное заболевание? Таких счастливчиков все меньше, ведь заболеваемость раком с каждым годом увеличивается. На данный момент рак является второй, после сердечно-сосудистых заболеваний, самой частой причиной смерти у людей. Здоровые редко задаются вопросом, что можно сделать, чтобы серьезно не заболеть. Услышав печальную новость, что кому-то из ближайшего окружения «не повезло», многие автоматически полагают, что это «судьба».

На самом деле это далеко не всегда так. Понятно, что нельзя предотвратить неизбежное: ряд факторов, ведущих к возникновению раковых заболеваний, находится вне нашего контроля. Тем не менее многие элементы нашего образа жизни могут способствовать возникновению рака и поддаются нашему влиянию.
В мире ежегодно от рака умирают 7 миллионов человек, вопреки тому, что многие из этих случаев могли быть предотвращены. Более 50 % всех раковых заболеваний могут не появиться при должном внимании к образу жизни!
Около 60 % всех раков вызвано такими факторами, как неправильное питание, курение, ожирение и неподвижный образ жизни.

Недавние исследования показали, что наличиепозитивных факторов снижает вероятность возникновения раковых заболеваний на 35 %. Образец здорового образа жизни, включающего все позитивные факторы, таков:


1) индекс массы тела < 30 кг/м2;

2) питание, содержащее свежие фрукты и овощи;

3) физическая нагрузка >3 часов в неделю;

4) никогда не курили.
Правильным подходом к стилю жизни мы способны блокировать процесс развития рака и на ранних, и на более поздних этапах.


Индекс массы тела (ИМТ)

ИМТ – это индикатор, позволяющий рассчитать нормальный вес для человека относительно его роста и тем самым косвенно оценить, является ли масса тела недостаточной, нормальной или избыточной, вплоть до ожирения.


ИМТ = Вес (кг): Рост (м)2
Например, если вы весите 70 кг при росте 176 см, то ваш индекс расчитывается так: 1.76 (рост в метрах) возводится в квадрат: 1.76 x 1.76 = 3.0976.

Затем делите свой вес в килограммах на полученную цифру (рост в метрах возведенный в квадрат):

70 (кг): 3.0976 (м) = 22.59 (индекс массы тела).

В соответствии с рекомендациями всемирной организации здравоохранения, разработана следующая интерпретация показателей ИМТ:


 16 и менее – выраженный дефицит массы тела;

 16–17,9 – недостаточная масса тела;

 18–24,9 – нормальная масса тела;

 25–29,9 – избыточная масса тела (пред-ожирение);

 30–34,9 – ожирение 1 степени;

 35–39,9 – ожирение 2 степени;

 40 и более – ожирение 3 степени.
Почему так важно осознать вашу шкалу веса? Многие научные исследования подтвердили, что увеличение массы тела выше нормы связано с повышенным риском возникновения рака, а также с его развитием в более агрессивной форме, что ведет к плохому прогнозу по сравнению с течением болезни у тех, кто поддерживал нормальный вес.
В се больше научных работ указывают на то, что снижение потребления пищи (ограничение килокалорий) увеличивает общую продолжительность жизни. Для достижения этого эффекта нужно придерживаться правила CRON (Calorie Restriction with Optimal Nutrition ). Главная идея этого правила – снижение потребления общего количества еды до 70–80 % от количества, необходимого для поддержания нормального веса, и адекватный прием минералов, микроэлементов и других полезных веществ.
В научных моделях с экспериментами на мышах, крысах и приматах доказали увеличение продолжительности жизни у этих животных при использовании модели CRON. Наряду с продлением жизни снижалась тенденция развития хронических заболеваний, типичных в старости (87).

Анализ 14 научных исследований, дизайн которых имеет высокую статистическую значимость, показал, что ограничение употребления килокалорий приводил к снижению спонтанного развития рака на 55 % у лабораторных мышей (88). Рестрикция (ограничение) килокалорий также тормозила развитие «привитого» мышам рака (89), и его рост (90).

В Швеции проводили исследование молодых женщин с анорексией. Анорексия – это заболевание, при котором критически снижена масса тела, то есть прием килокалорий сильно урезается, а также имеется дефицит важных для здоровья веществ. Риск развития рака груди у этих женщин был сильно снижен – на 23 % у нерожавших, и на 76 % у рожавших женщин (91). У людей, страдающих анорексией, много проблем со здоровьем, так как при существенном ограничении приема пищи они лишают организм важных витаминов и микроэлементов. Однако на примере этого анализа можно увидеть еще раз, что ограничение килокалорий – это важный шаг к снижению риска развития рака, особенно, если при этом обеспечивать организм всеми полезными веществами.

Вес и рак груди в период постменопаузы

Длительные исследования, охватывающие большое количество женщин в разных странах, доказали, что риск развития рака груди во время менопаузы значительно увеличивается при наличии ожирения . Так же была доказана связь излишнего веса с более плохим прогнозом выживания после лечения рака (1).


П о подсчетам ученых, приблизительно 20 % раков груди в период менопаузы возникли именно в результате ожирения (2).
Увеличение массы тела на каждые лишние 5 кг связывают с риском увеличения развития рака груди на 1,08 (с высокой статистической достоверностью) (3). Соответственно, прибавка в весе на 15–20 кг увеличивают риск возникновения рака груди в 1,5 раза (4).

Если рассматривать уже имеющийся вес, то ожирение (по шкале индекса массы тела) увеличивало риск рака груди на 31 % по сравнению с женщинами, не имеющими избыточного веса (4).

Отклонение массы тела от нормальных показателей также было связано с более плохим прогнозом выживаемости от рака после проведенного лечения (5). Такая закономерность прослеживалась даже у женщин, страдающих раком груди на очень ранней стадии (6).

Механизмы данной закономерности не изучены полностью, но некоторые результаты дают основание полагать, что при увеличении массы тела повышается уровень гормонов в крови: эстрогенов (женский гормон) и тестостерона (мужской гормон). Обе группы гормонов увеличивают риск развития рака (в частности, рака груди у женщин и рака простаты у мужчин). Доказано, что у женщин с ожирением концентрация эстрадиола в крови на 130 % выше, чем у женщин с адекватным весом (7).

Также считается, что у людей с увеличенной массой тела наблюдается повышенное количество инсулина , который в свою очередь увеличивает уровень инсулиноподобного фактора роста и лептина. Обе субстанции в присутствии гормона эстрогена способствуют развитию рака (8–10).

Вес и рак кишечника

В Европе 11 % всех случаев рака кишечника связаны с избыточной массой тела (11). В частности у мужчин, в зависимости от показателей повышенного веса, риск рака кишечника увеличивается от 30 до 70 % в сравнении с мужским населением, имеющим нормальный вес. Недавно проведенные исследования в этой области показали, что не только у мужчин, но и у женщин, имеющих ожирение к 50-летнему рубежу, наблюдается значительное увеличение риска рака кишечника (85).


П овышенный вес у обоих полов также связан с более высоким риском осложнений во время и после хирургических вмешательств, в частности при операции по удалению рака кишечника (12–13).
Эффективность комбинированной терапии при раке кишечника, включая химиотерапию, была также слабее у людей с ожирением (14).

Такие компоненты как дислипидемия (нарушение баланса жиров в крови ), повышенное артериальное давление и инсулиновая «нечувствительность» являются независимыми факторами риска для развития рака кишечника (15). Как правило, эти компоненты являются частью так называемого метаболического синдрома.



Метаболический синдром – это нарушение обмена веществ, характеризующееся невосприимчивостью организма к инсулину (что ведет к увеличению инсулина и сахара в крови), нарушением баланса липидов (жиров) в крови, а также изменением общего состояния организма с нарушением системы реагирования на воспаление. Все эти изменения ведут к развитию диабета 2-го типа и атеросклерозу (нарушению нормальной проходимости сосудов крови).

В целом, в результате метаболического синдрома, наблюдается постоянное повышение инсулина и инсулиноподобного фактора роста (IGF – insulin-like growth factor) в крови.

Клетки организма не способны «принимать» и использовать инсулин как раньше. Именно высокие концентрации инсулина и IGF в крови во многих научных исследованиях показали свою пагубную роль в развитии различных раковых заболеваний (16,17).

Частью метаболического синдрома также является подспудное хроническое воспаление, приводящее в действие генетические механизмы, отвечающие за развитие роста раковых клеток, важнейшими из которых являются p53 и протеины, «латающие» повреждения ДНК (21).

То есть, проще говоря, наш образ жизни ведет к изменениям организма на генетическом уровне, что напрямую влияет на клеточные механизмы и ведет к развитию болезни.

Так что именно люди «кругленького» телосложения значительно увеличивают свой риск развития злокачественной опухоли.



Вес и рак почек

Шестнадцатилетние научные исследования показали, что избыточный вес у людей обоих полов увеличивает риск развития рака почек (25, 26). Риск был тем больше, чем выше был вес в соответствии со шкалой индекса массы тела.

Метаболический синдром считается независимым фактором риска в развитии почечной карциномы (27). В частности у мужчин, повышенный уровень сахара и холестерина в крови являются факторами, значительно увеличивающими риск развития ракового процесса в почке (28). Сахарный диабет 2-го типа у людей обоих полов связан с развитием более агрессивной формы почечной карциномы, снижая шансы на успешное лечение и выживаемость (30).

Причинные связи между избыточным весом и раком почки до сих пор не совсем понятны (29). Предполагается, что основными факторами, задействованными в развитии рака, являются инсулин, IGF, половые гормоны и адипокины (активные субстанции, выделяемые клетками жировой ткани) (31).



Вес и рак пищевода

Встречаемость рака пищевода значительно выросла в Европе и США за последние годы. Например, в США за последние 30 лет диагноз этой злокачественной опухоли встречается в 5 раз чаще (32). Одной из причин такого подъема заболеваемости считается увеличение количества людей с ожирением (33).

Риск рака пищевода у людей с избыточным весом увеличен в 2–3 раза (34, 35). Причем люди с ожирением имели более высокий риск по сравнению с теми, чей вес был в категории просто избыточного (37).

Изначально предполагали, что риск рака увеличивается за счет возникновения гастроэзофагеального рефлюкса («выброс» желудочной кислоты в пищевод – изжоги) у большинства тучных людей. Это приводило к развитию так называемого пищевода Барретта, являющегося предраковым состоянием. Однако при последующих исследованиях выяснилось, что даже при отсутствии симптомов гастроэзофагеального рефлюкса (изжоги) у людей с избыточным весом наблюдалась значительно более частая встречаемость рака (38, 39).

Точный механизм связи процесса развития рака пищевода и ожирения не ясен, но, похоже, главенствующую роль играет IGF и лептин (40, 41).

Еще одним фактором, имеющим сильное влияние на развитие рака пищевода, считаются половые гормоны (42–44). Однако у мужчин данное заболевание встречается в 8 раз чаще, чем у женщин. На данный момент это явление объясняется тем, что женские гормоны – эстрогены принимают активное участие в распределении жировой ткани и механизмах работы лептина (45). Обнаружено, что колебания концентрации лептина созвучны с колебаниями уровня женских гормонов во время разных фаз менструального цикла (46, 47).

У женщин с наступлением менопаузы уровень женских гормонов падает, влияя на работу лептина. В результате женщины становятся более склонными к накоплению так называемого «внутреннего» (висцерального) жира, что приводит к более частому развитию рака пищевода по сравнению с периодом до климакса (48–50).

У мужчин, за отсутствием защитного эффекта женских половых гормонов в течение всей жизни, склонность к висцеральному ожирению выражена значительно сильнее, чем, возможно, и объясняется более частая встречаемость у них злокачественной опухоли в пищеводе по сравнению с женщинами.

Несмотря на множество неизвестных факторов в данном вопросе, все же доказано, что повышенная концентрация лептина у мужчин связана с повышенным риском развития рака (51, 52).

Вес и рак матки (эндометрия)

В более чем 40 % случаев рака матки причиной является лишний вес. В зависимости от показателей веса, риск развития этого заболевания увеличивается от 2 до 5 раз (53). В основном страдают женщины, пребывающие в менопаузе, достигая пика заболеваемости на седьмом десятке (54).

Данные результаты относятся к первому типу рака матки , который появляется в 80 % всех случаев злокачественного процесса и считается гормоно-зависимым. Это так называемый эндометриоидный рак матки .

Остальные 20 % возникают, как правило, в результате возрастной атрофии внутренней выстилки матки и не имеют связи с гормональным фоном организма. Этот тип рака является более агрессивным по течению болезни и не слишком хорошо поддается лечению.

Одним из механизмов, увеличивающим риск рака матки первого типа в присутствии избыточного веса, считается снижение концентрации адипонектина (55). Эта субстанция имеет способность увеличивать чувствительность клеток к инсулину, таким образом снижая риск развития метаболического синдрома. Как уже описывалось ранее, метаболический синдром, частью которого является избыточный вес, значительно повышает риск развития многих типов рака, включая рак матки.

Детальные механизмы, связывающие избыточный вес с развитием злокачественного образования в матке, еще не совсем понятны и требуют дальнейшего изучения.



Вес и рак простаты

Исследования последнего десятилетия показали, что мужчины, имеющие индекс массы тела выше нормы, склонны к развитию агрессивной формы рака простаты, что сопряжено с более высокой смертностью относительно популяции мужчин со здоровым весом (56–59).


О бычно смертность от рака простаты не превышает 15 % (61), что «не работает» в случае ожирения, при котором риск смертности выше на 40 % (63).
Более того, мужчины с лишним весом гораздо чаще имели рецидив болезни после лечения. Риск повторной болезни увеличивался на 15–21 % при повышении индекса массы тела на каждые 5 кг/м2 (60).

Полагают, что главным фактором, предрасполагающим полных мужчин к развитию агрессивной формы рака простаты, является наличие половых гормонов (мужской – тестостерон, и увеличенная концентрация женского полового гормона эстрадиола). У мужчин с избыточным весом жировые клетки накапливаются. В них, под действием фермента ароматазы, происходит конверция тестостерона в эстрадиол (64), повышающая уровень женских гормонов.


У ровень женских гормонов тем выше, чем больше жировой ткани. Это нарушает нормальную обратную связь между гормонами гипофиза (мозг) и уровнем тестостерона, приводя к дальнейшим гормональным сдвигам (65).
Прежде упомянутые факторы, такие как увеличение концентрации инсулиноподобногофакторароста и лептина , а также снижение уровня адипонектина , также имеют значение в образовании рака простаты. Роль адипонектина в процессе канцерогенеза приобретает все большую роль, но четкий механизм связи с развитием рака не найден. В одном исследовании обнаружили, что эта субстанция способна подавлять рост и развитие кровеносных сосудов, которые очень важны для роста раковой опухоли (66), так как доставляют раковым клеткам кислород и питательные вещества, стимулируя дальнейший рост.

Дополнительным фактором риска является процесс общего воспаления в организме (62), который имеет значение и в развитии многих других болезней, помимо рака.



Вес и рак поджелудочной железы

Рак поджелудочной железы вызывает очень высокую смертность. Его развитие также существенно стимулируется ожирением. В частности, люди, имеющие диабет 2-го типа (образующийся в силу избыточного веса), имеют значительно более высокий риск развития злокачественного процесса в поджелудочной железе (67).

Более поздние исследования также нашли четкую связь между развитием этого рака и просто избыточным весом (68–70) в отсутствие диабета. Особенно четко данная связь наблюдалась у тех, кто страдал избыточным весом в юности и ранней молодости (71).
И звестно, что большинство людей, имеющих лишний вес в юности, обычно не сбрасывают его на более поздних этапах жизни. Поэтому особенно важно начинать контроль веса ребенка в семье, так как именно это даст хороший старт на будущее без болезней, связанных с ожирением.


Вес и рак печени

Первичный рак печени, включающий гепатоцеллюлярную карциному и карциному внутрипеченочных каналов , – это агрессивный злокачественный процесс, обычно обнаруживаемый на поздних стадиях и имеющий очень плохой прогноз (76).

В последнее десятилетие встречаемость рака печени значительно выросла в странах, где ранее не наблюдалась в таких больших количествах. Такая тенденция связана сo все более частым диагнозом диабета 2-го типа и неалкогольным стеатогепатозом (образование жировой ткани в печени), что является следствием эпидемии ожирения (77). Неалкогольный стеатогепатоз считается проявлением метаболического синдрома, о значении которого в развитии рака мы уже говорили.

Тип и количество употребляемых в пищу углеводов являются определяющими факторами уровня глюкозы в крови и работы инсулина (78). В исследованиях используются показатели гликемического индекса (ГИ) и гликемической нагрузки (ГН).



Гликемический индекс – это показатель воздействия пищи на уровень сахара в крови. Каждому продукту присвоен показатель от 0 до 100 в зависимости от того, как быстро он повышает уровень глюкозы в кровяном потоке (обычно называемый уровнем «сахара крови»). Глюкоза имеет ГИ равный 100, что означает, что она поступает в кровь немедленно, – это контрольная точка, с которой сравниваются другие продукты. Гликемический индекс кардинальным образом изменил все представления о здоровом питании‚ доказав‚ что, например, хлеб и картофель поднимают уровень сахара в крови почти так же‚ как чистый сахар‚ а значит‚ являются причиной возникновения ожирения, диабета и, соответственно, рака.

Гликемическая нагрузка (ГН)  – это ГИ продукта, умноженный на количество углеводов, содержащихся в конкретной порции еды.

Понятие гликемической нагрузки объясняет, почему некоторые продукты с одинаковым гликемическим индексом имеют разное влияние на способность к развитию ожирения. Например, ГИ арбуза 75, а пончика – 76. Конечно же ясно, что употребление 1 кг арбуза или 1 кг пончиков не будет иметь одинаковое влияние на организм.


Формула проста: ГН = (ГИ × углеводы, г): 100.
Посмотрите, как отличается содержание углеводов в этих продуктах.

Арбуз: ГИ – 75, углеводы – 6,8 г, ГН = (75 × 6,8) : 100 = 5,1 г.

Пончики: ГИ —76, углеводы – 38,8, ГН = (76 × 38,8) : 100 = 29,5 г.
Таким образом, становится очевидно, что с пончиками наш организм получит почти в 6 раз больше глюкозы, чем с арбузом.

Оба показателя – ГИ и ГН – имеют прямое влияние на уровень глюкозы в крови и работу инсулина, и характеризуют риск развития ракового процесса (79). Эта гипотеза подтверждается фактом, что питание продуктами с высоким содержанием ГИ и ГН ведет к развитию ожирения, диабета 2-ого типа, образованию желчнокаменной болезни, увеличению концентрации жиров в крови (гиперлипидемии), а также к развитию стеатоза печени («ожирения» печени).

Все эти состояния организма связаны с избыточным весом и увеличивают риск развития рака печени (80–85).
Продукты с высоким гликемическим индексом(ГИ = 70 или выше)



Продукты со средним гликемическим индексом (ГИ от 50 до 69)



Продукты с низким гликемическим индексом (ГИ 49 и ниже)



В нескольких исследованиях потребление продуктов с высокой ГН приводило к повышенному риску развития рака желудка (93), пищевода (94), матки (95), кишечника (96) и яичников (97). Однако следует заметить, что статистическая значимость этих проектов не была высокой.

Другие исследования обнаружили повышенный риск развития раковой опухоли кишечника (98–101), матки (102) и поджелудочной железы (103) у людей, страдающих диабетом 2-го типа. Известно, что диабет – это следствие избыточного употребления продуктов с высоким гликемическим индексом.


Практический совет

1. Гликемический индекс продукта может значительно меняться после термической обработки. Например, ГИ свежей моркови – 15, а вареной – 70!

2. Именно гликемическая нагрузка продукта, а не его гликемический индекс, определяет пользу и «безопасность» в поддержании здорового веса.


Вес и рак желчного пузыря

Данный тип рака тоже имеет высокую смертность с менее чем 10 % шансом выжить в течение 5 лет, как правило, ввиду поздней диагностики. В 2–5 раз чаще встречается у женщин.

Главным предрасполагающим фактором считается образование камней в желчном пузыре (73,74), которые обычно появляются у людей с избыточным весом. В различных исследованиях показатели увеличения риска рака желчного пузыря в зависимости от массы тела широко варьировали от 15 до 66 % (72).

Вес и другие типы злокачественного процесса

Связь излишнего веса с другими видами рака еще не до конца изучена. Начальные исследования показали, что ожирение может также иметь значение в развитии рака щитовидной железы, шейки матки, желудка и некоторых злокачественных процессах крови (например, при миеломе и хронической миелодной лейкемии).



Как снизить свой вес

Большинство людей набирают вес в течение долгого времени, даже это не осознавая. Небольшое, но регулярное переедание может существенно увеличить массу тела.


Н апример, если ежедневно переедать всего лишь 50 килокалорий (половина печенья), то в течение года вы уже наберете лишние 2,5 кг. За 5 лет вы станете на 12,5 кг полнее!
Однако этот принцип работает и на наше здоровье, если мы будем уделять ему должное внимание и начнем улучшать вес именно с «незначительных» мелочей. Для снижения веса необходимо лишь ваше твердое желание и регулярное осознание, что именно и сколько вы съедаете в течение дня.

Структурный подход к проблеме избыточного веса – это залог успеха.


1. Осознайте проблему.

Четко определите, сколько именно килограммов являются лишними. Помните, что нужно ставить целью достижение здорового веса, а не полное удаление нежелательных для вас «выпуклостей» тела (смотрите «индекс массы тела»).



2. Определите для себя реальную цель по снижению веса.

Например, снижение веса на 0,3–0,5 кг в неделю. Удержать достигнутый вес сложнее, чем просто прийти к нему. Для долгосрочного эффекта необходимо изменение образа питания навсегда. Следование диетам – это заранее проигранная битва за ваше здоровье.


Н аучные исследования давно подтвердили: люди, снижающие вес постепенно и надолго, увеличивают свою продолжительность жизни.
Однако те, кто сбрасывают вес посредством диеты, а потом снова его набирают, и так несколько раз в течение жизни, – имеют продолжительность жизни хуже, чем если бы они вообще не пытались снизить свой вес.

3. Сами определит е количество килокалорий, которое вы позволите себе съедать в течение дня. Естественно, цифра должна быть меньше, чем ваша обычная «норма». Например, если вы обычно съедаете еды на 2500 килокалорий в сутки, то реально снизить эту цифру до, например, 2000 килокалорий. Главное – это все делать постепенно, но регулярно, без резких скачков. Считать килокалории всего, съеденного за день, не так уж сложно, это дело привычки. Уже через неделю вы будете знать весь спектр калорийности той или иной пищи.

Подход с подсчетом калорий намного проще и эффективнее по сравнению с резкими переменами рациона питания. Для начала снижайте количество употребляемой пищи.



4. Постепенно меняйте свой рацион питания.

Вы не сможете долго придерживаться «правильного» питания, если не привыкли к определенному виду пищи. Менять и добавлять продукты вашего ежедневного рациона лучше постепенно.

Принцип, что «хорошо», а что «плохо» довольно прост. Все продукты, данные природой и минимально измененные человеком, наиболее полезны для здоровья.
Ч ем больше мы обрабатываем пищу, тем труднее она усваивается организмом, а самое главное – теряет свои полезные свойства.
Все знают, что овощи – это полезная еда. Однако есть огромная разница между сырой морковкой и вареной. Сырые овощи и листья самые полезные для здоровья. Сырой шпинат – это кладезь полезных веществ, но как только вы обработаете его термически, он сильно потеряет в пользе для здоровья. Конечно, для тех, кто вообще редко употребляет в пищу листья и овощи, шпинат хотя бы в качестве начинки для равиоли послужит отличным началом.
Самая полезная для организма пища

• Ягоды;


• зеленые листья;

• семена;

• сырые овощи;

• фрукты;

• бобовые;

• орехи;


• зерна (например, льняные);

• соевые продукты;

• грибы.

Эти же продукты, так или иначе обработанные человеком, теряют свои полезные свойства, но все же являются хорошим источником энергии для организма.

Любителям мяса можно посоветовать постепенно менять свои привычки, и вместо «красного» мяса (баранина, говядина, свинина) готовить больше мяса птицы (индейка, курица, утка). Затем стараться снизить общее количество съедаемого мяса. Избегайте копченостей и переработанных продуктов (сосиски, колбасы). Полезного в них ничего нет, зато имеются канцерогены (вещества, стимулирующие развитие рака).

Также постепенно старайтесь отвыкать от частого употребления мяса, заменяя его намного более полезной рыбой. Свой обычный гарнир также постепенно меняйте, например, заменяя картофель гречкой и перловкой. Потом увеличивайте количество зелени и овощей в своей порции. Спустя некоторое время ваш организм с легкостью будет насыщаться небольшой порцией рыбы или птицы с большим количеством зелени или сырых овощей в качестве гарнира.


Ничего себе не запрещайте, но старайтесь переходить на новый уровень питания – много зелени, сырых овощей, фруктов, зерен и бобовых; умеренно – рыбы, молочных продуктов, яиц; мало – мяса, хлеба; совсем мало – копченостей и солений, выпечки, соли и сахара.
Со временем вы с легкостью сможете перейти на иной уровень питания, постепенно увеличивая количество продуктов, максимально полезных для организма.

5. Приобретайте привычку пить не менее 2 литров жидкости ежедневно.

Доказано: если вы будете съедать одинаковое количество калорий каждый день, то терять вес вы будете намного быстрее в тот день, когда выпьете 2 литра жидкости. Считаются любые жидкости, кроме алкоголя.


Н е надо увлекаться кофе, так как он вызывает усиление диуреза, способствуя обезвоживанию организма.
6. Потребляйте основную часть вашей дневной нормы на завтрак.

Распространенная ошибка – это начинать день без завтрака в надежде «съесть» меньше калорий. Такая тенденция приобретает все большее распространение в обществе. В одном из исследований ученые поставили четкую задачу проследить, как меняется вес тела в зависимости от того, какую часть всего дневного рациона исследуемые съедали на завтрак. Оказалось, что люди, потребляющие 22–50 % всего дневного рациона утром, имели меньший индекс массы тела по сравнению с теми, кто не завтракал вообще или съедал на завтрак менее 10 % от общего дневного рациона. Главным выводом являлся факт, что люди, съедающие основную дневную порцию еды на завтрак, имели более низкий вес тела в зрелом возрасте (75).

Помните, что главный принцип – это начинать с маленьких перемен в приеме пищи. Именно эти незначительные полезные привычки кардинально поменяют качество вашего питания. Старайтесь практически не солить еду: вы обнаружите, что быстро начнете привыкать к более пресному варианту. Если вы добавляете сахар в чай или кофе, старайтесь снижать его количество, а потом попробуйте полностью отказаться от этой привычки. Попробуйте использовать вместо сахара мед.

Однако ничего не запрещайте себе! Наоборот, настраивайте свой мозг на установку, что вы можете есть все, что пожелаете. В моменты, когда желание кушать или желание съесть «недозволенное» вызывают дискомфорт и неотвязные мысли, не препятствуйте. Позвольте себе это, ведь ваш мозг знает, что это «можно», никаких запретов!

Не расстраивайтесь, что «сорвались», это не важно, если вы мыслите правильно: никаких запретов, но «для меня будет лучше, если я буду есть то-то и то-то или не есть так много». Постепенно ваш мозг начнет работать на вас в этом направлении: вы по-настоящему начнете любить ранее нелюбимую пищу и естественным образом перейдете на меньшее количество съеденных калорий. Срывов будет меньше, а удовлетворение от нового образа жизни кардинально поменяет к лучшему ваше настроение и способность к решению ежедневных задач дома и на работе.

Так, шаг за шагом, вы придете к желаемому результату.


Н икаких диет! Перестройка мышления и общего стиля жизни, не на месяц-два, на всю жизнь.
Помните: в целом, «живая» еда – это сырая и необработанная пища. Чем больше добавок, соли, сахара, термической и другой обработки, – тем менее полезна она становится для организма. Принцип умеренности и баланса поможет вам сохранить здоровый обмен веществ и вес тела.


Желчные кислоты и микрофлора кишечника

В ряде исследований желчные кислоты показали связь с развитием рака кишечника и других типов рака.

Первичные желчные кислоты синтезируются в печени. Затем они меняют свой состав под влиянием кишечной микрофлоры, превращаясь во вторичные желчные кислоты, которые имеют непосредственное влияние на развитие рака (18). В частности, конечная концентрация желчных кислот в фекалиях имела влияние на процесс развития раковой опухоли. Чем больше желчных кислот, тем выше риск рака кишечника (19).

У женщин, под влиянием женского гормона эстрогена, продукция желчных кислот снижена на 15 % (20). Таким образом, их концентрация меньше и, соответственно, меньше риск рака кишечника. По меньшей мере одним этим фактором можно объяснить гендерные различия, предрасполагающие мужчин к развитию рака кишечника в гораздо большей мере, нежели женщин.

Недавние исследования показали тесную взаимосвязь между микрофлорой кишечника и обменом веществ (метаболизмом). Изменение нормального баланса кишечных бактерий может приводить к хроническому воспалению и неадекватному синтезу желчных кислот, что, в свою очередь, заводит механизм развития ракового роста (22, 23).

Нарушение нормальной колонизации кишечника бактериями нередко приводит к образованию избыточного веса, что неминуемо повышает риск развития опухоли (24).



Что значит микрофлора кишечника

У каждого человека толстый кишечник наполнен огромным количеством бактерий, которые создают уникальную композицию, в зависимости от места рождения и проживания человека, его образа питания, возраста и стиля жизни. Триллионы микроорганизмов создают колонии бактерий (более 1000 подвидов) общим весом до 2 кг!


О коло 1/3 этих бактерий идентичны у большинства людей, а остальные 2/3 – уникальны для каждого отдельного человека.
Микрофлора кишечника подвергается все более тщательному изучению учеными, так как ее огромное значение в развитии множества заболеваний уже не вызывает сомнений. Недавние научные исследования показали четкую взаимосвязь между здоровым обменом веществ и наличием определенной кишечной микрофлоры.
Функция кишечных бактерий

1.  Обработка веществ, поступающих с пищей, в частности тех компонентов, которые не были «переварены» желудком и тонким кишечником.

2.  Посредничество в продукции витаминов группы В и К.

3.  Защита организма от инвазии чужеродных (вредных) организмов.

4.  Значительное участие в процессах иммунной защиты.

5.  Сбалансированный комплекс кишечной флоры является основой нормального обмена веществ.
Недавнее исследование обнаружило новую функцию кишечной микрофлоры – способность оптимизировать получение энергии от переваривания пищи и участвовать в отложении жиров (110). Таким образом, избыточный вес может быть и причиной, и следствием дисбаланса кишечных бактерий, что приводит к общему процессу воспаления. Компонент общего воспалени я при ожирении уже давно признан фактором риска для развития ракового процесс а.

Колонизация кишечника бактериями начинается с момента рождения и к 3-летнему возрасту приобретает композицию, имеющуюся у взрослого человека. В основном образ питания и проживание в конкретном месте определяют группу бактерий, заселяющих кишечник. Например, у большинства японцев имеется натуральная способность переваривать водоросли, так как естественная колонизация «морских» бактерий обосновывает наличие специфических ферментов, с легкостью обрабатывающих морские растения.



Потеря нормального баланса микрофлоры кишечника может приводить к ряду серьезных проблем: например, избыточному весу, воспалительным процессам кишечника, диабету, аллергическим и раковым заболеваниям.

Правильное соотношение типов кишечных бактерий зависит от стиля питания (109). Большое количество волокнистой пищи способствует росту полезных бактерий. В одном исследовании именно у вегетарианцев обнаружили наличие большого количества полезных бактерий по сравнению с основной популяцией (104).

Другое исследование показало, что наличие в кишечной флоре большого количества Lactobacillus и Eubacterium aerofaciens было связано со сниженным риском развития рака кишечника, тогда как такие виды бактерий, как Bacteroides – с увеличенным риском (105).

В последнее десятилетие все большее значение придается так называемым пребиотикам и пробиотикам , имеющим способность восстанавливать и поддерживать нормальный баланс кишечной микрофлоры.



Пребиотик – это функциональный неперевариваемый компонент пищи, стимулирующий активность или развитие полезных бактерий: бифидобактерий и лактобактерий. Эти компоненты кишечника считаются незаменимыми для системы пищеварения и иммунной защиты.

Пребиотиками являются такие компоненты пищи как инулин, олигофруктоза и транс-олигосахариды.


Продукты, содержащие большое количество пребиотиков:

• Ягоды;


• фрукты;

• овощи, особенно спаржа, артишоки, лук-порей, чеснок, репчатый лук и большинство зеленых листьев;

• бобовые.
Пробиотики – это живые микроорганизмы, обычно поступающие в организм посредством употребления специальной ферментированной пищи.

Ученые собрали много теоретических фактов, предполагающих, что пробиотики способны предотвращать развитие рака, особенно рака кишечника, а также тормозить рост уже существующих раковых клеток. Например, обнаружили, что у больных с поверхностным раком мочевого пузыря, принимающих пробиотик (Lactobacillus casei ), болезнь возвращалась намного медленнее по сравнению с больными, не получающими добавки в виде пробиотика (107). Одним из объяснений может быть факт, что пробиотики понижают уровень прораковых ферментов: бета-глюкуронидазы, нитроредуктазы и азоредуктазы (106).


П робиотики также способны тормозить рост бактерий, конвертирующих прораковые компоненты в канцерогены (субстанции, вызывающие раковый процесс) (113).
В частности, прием лактобактерий стимулирует работу ферментов, блокирующих процессы окислительного стресса, а значит, защищает организм от развития злокачественного роста (114–117).

Другое исследование подтвердило противораковый эффект пробиотиков, однако упоминая, что это не работает при возникновении множественных раковых образований (108). Многие другие исследования также показали позитивную роль пробиотиков в торможении развития ракового процесса (111).

Недавние работы подтвердили, что и в экспериментах на клетках (in vitro), и в исследованиях на живых организмах (in vivo), пробиотики снижали риск развития рака и его роста в кишечнике, печени, молочной железе и мочевом пузыре (112,113).

Сегодняшний рынок продажи пробиотиков весьма широк, что позволяет отдельным лицам и компаниям спекулировать неосведомленностью широких масс населения, предлагая покупателю подделку, не имеющую положительного эффекта на здоровье.

При выборе пробиотика обратите внимание на этикетку – там вы должны обнаружить следующую информацию.

• Специфическое название живого организма, содержащегося в продукте. Например, Lactobacillus rhamnosus.

• Количество микроорганизмов, содержащихся в одной дозе, и количество доз для ежедневного приема (дозы могут широко варьировать от 50 миллионов живых клеток до триллионов клеток на одну дозу).

• Информация о применении (как показали исследования).

• Информация о хранении (одни должны храниться в холодильнике, другие – при комнатной температуре).

• Информация о контактах компании-производителя.




Главные выводы первой главы



1.  При соблюдении здорового образа жизни можно избежать возникновения более чем 50 % раковых процессов.

2.  Избыточный вес, и тем более ожирение, значительно увеличивают риск развития многих типов рака, а также ухудшают общий прогноз заболевания и способность к излечению.

3.  Механизмы до конца не изучены, но основными факторами взаимосвязи ожирения с раковым процессом считаются: инсулиновая «нечувствительность», увеличение концентрации лептина и инсулиноподобного фактора роста, снижение концентрации адипонектина, изменение баланса половых гормонов и процесс хронического воспаления.

4.  Микрофлора кишечника приобретает все большее значение в изучении механизмов предотвращения ракового процесса. Известно, что правильный баланс кишечных бактерий с преобладанием Lactobacillus способен тормозить развитие и рост раковых клеток. Наш образ питания является основным фактором, влияющим на композицию микрофлоры кишечника, создавая «полезный» или «вредный» варианты.
Список литературы (глава 1)

1. AR Carmichael, Obesity as a risk factor for development and poor prognosis of breast cancer, An International Journal of Obstetrics&Gynaecology , volume 113, Issue 10, pages 1160–1166

2. La Vecchia C, Negri E, Franceschi S, Talamini R, Bruzzi P, Palli D, et al., Body mass index and post-menopausal breast cancer: an age-specific analysis, Br J Cancer 1997; 75: 441–4.

3. Petrelli JM, Calle EE, Rodriguez C, Thun MJ.,Body mass index, height, and postmenopausal breast cancer mortality in a prospective cohort of US women . Cancer Causes Control 2002; 13 : 325—32.



4.  Lahmann PH, Lissner L, Berglund G. Breast cancer risk in overweight postmenopausal women , Cancer Epidemiol Biomarkers Prev 2004 ; 13: 1414.

5.  Chlebowski RT, Aiello E, McTiernan A. “ Weight loss in breast cancer patient management” J Clin Oncol 2002;20 : 1128—43.

6.  Enger SM, Greif JM, Polikoff J, Press M. Body weight correlates with mortality in early-stage breast cancer. Arch Surg 2004; 139 : 954—8.

7.  McTiernan A, Rajan KB, Tworoger SS, Irwin M, Bernstein L, Baumgartner R, et al. Adiposity and sex hormones in postmenopausal breast cancer survivors . J Clin Oncol 2003; 21 : 1961—6.

8.  Stephenson GD, Rose DP. Breast cancer and obesity: an update . Nutr Cancer 2003;45:1–16.

9. Stoll BA. Nutrition and breast cancer risk: can an effect via insulin resistance be demonstrated? Breast Cancer Res Treat 1996; 38: 239–46.

10. Bruning PF. Endogenous estrogens and breast cancer a possible relationship between body fat distribution and estrogen availability. J Steroid Biochem 1987; 27: 487–92.

11. Bardou M, Barkun AN, Martel M. Obesity and colorectal cancer Gut 2013; 62: 6 933–947

12. Akiyoshi T, Ueno M, Fukunaga Y, et al. Effect of body mass index on short-term outcomes of patients undergoing laparoscopic resection for colorectal cancer: a single institution experience in Japan. Surg Laparosc Endosc Percutan Tech 2011; 21: 409–14.

13. Singh A, Muthukumarasamy G, Pawa N, et al. Laparoscopic colorectal cancer surgery in obese patients. Colorectal Dis 2011; 13: 878–83.

14. Simkens LH, Koopman M, Mol L, et al. Influence of body mass index on outcome in advanced colorectal cancer patients receiving chemotherapy with or without targeted therapy. Eur J Cancer 2011; 47: 2560–7.

15. Giovannucci E. Metabolic syndrome, hyperinsulinemia, and colon cancer: a review. Am J Clin Nutr 2007;86: s 836–42.

16. LeRoith D, Roberts CT Jr . The insulin-like growth factor system and cancer. Cancer Lett 2003; 195: 127–37.

17. Donohoe CL, Doyle SL, Reynolds JV. Visceral adiposity, insulin resistance and cancer risk. Diabetol Metab Syndr 2011; 3: 12.

18. Pearson JR, Gill CI, Rowland IR. Diet, fecal water, and colon cancer– development of a biomarker. Nutr Rev 2009; 67: 509–26.

19. Nagengast FM, Grubben MJ, van Munster IP. Role of bile acids in colorectal carcinogenesis . Eur J Cancer. 1995 Jul-Aug; 31A(7–8): 1067–70.

20. Everson GT, McKinley C, Kern F Jr. Mechanisms of gallstone formation in women. Effects of exogenous estrogen (Premarin) and dietary cholesterol on hepatic lipid metabolism. J Clin Invest 1991; 87: 237–46.

21. Ullman TA, Itzkowitz SH. Intestinal inflammation and cancer. Gastroenterology 2011; 140: 1807–16.

22. Cani PD, Osto M, Geurts L, et al . Involvement of gut microbiota in the development of low-grade inflammation and type 2 diabetes associated with obesity . Gut Microbes 2012; 3: 279–88.

23. DiBaise JK, Zhang H, Crowell MD, et al . Gut microbiota and its possible relationship with obesity. Mayo Clin Proc 2008; 83: 460–9.

25. Ildaphonse G, George PS, Mathew A., Obesity and kidney cancer risk in men: a meta-analysis. Asian Pac J Cancer Prev. 2009 Apr-Jun; 10(2): 279–86.

26. Bergström A1, Hsieh CC, Lindblad P, Lu CM, Cook NR, Wolk A. Obesity and renal cell cancer – a quantitative review. Br J Cancer. 2001 Sep 28;85(7):984-90.

27. Gui-Ming Zhang, Yao Zhu and Ding-Wei Ye. Metabolic syndrome and renal cell carcinoma. World J Surg Oncol. 2014 Jul 29; 12(1): 236.

28. Häggström C, Rapp K, Stocks T, Manjer J, Bjørge T, Ulmer H, Engeland A, Almqvist M, Concin H, Selmer R, Ljungberg B, Tretli S, Nagel G, Hallmans G, Jonsson H, Stattin P. Metabolic factors associated with risk of renal cell carcinoma . PLoS One. 2013;8(2):e57475.

29. Park J, Morley TS, Kim M, Clegg DJ, Scherer PE, Obesity and cancer-mechanisms underlying tumour progression and recurrence. Nat Rev Endocrinol. 2014 Aug; 10(8): 455–65.

30. Otunctemur A, Ozbek E, Sahin S, Dursun M, Besiroglu H, Koklu I, Erkoc M, Danis E, Bozkurt M, Gurbuz A. Diabetes mellitus as a risk factor for high grade renal cell carcinoma. Asian Pac J Cancer Prev. 2014; 15(9): 3993–6.

31. De Pergola G, Silvestris F. Obesity as a major risk factor for cancer. J Obes. 2013; 2013: 291546. doi: 10.1155/2013/291546. Epub 2013 Aug 29.

32. Bollschweiler E, Wolfgarten E, Gutschow C, et al. Demographic variations in the rising incidence of esophageal adenocarcinoma in white males. Cancer 2001; 92: 549–5.

33. 4. Whiteman DC, Sadeghi S, Pandeya N, et al. Combined effects of obesity, acid reflux and smoking on the risk of adenocarcinomas of the oesophagus . Gut 2008; 57: 173–80.

34. Hampel H, Abraham NS, El-Serag HB. Meta-analysis: obesity and the risk for gastroesophageal reflux disease and its complications . Ann Intern Med 2005; 143: 199–211

35. Kubo A, Corley DA. Body mass index and adenocarcinomas of the esophagus or gastric cardia: a systematic review and meta-analysis. Cancer Epidemiol Biomarkers Prev 2006; 15: 872–8

36. Lagergren J. Influence of obesity on the risk of esophageal disorders. Nat Rev Gastroenterol Hepatol 2011; 8: 340–7.

37. Jacobson BC, Somers SC, Fuchs CS, et al. Body-mass index and symptoms of gastroesophageal reflux in women. N Engl J Med 2006; 354: 2340–8.

38. Corley DA, Kubo A, Zhao W. Abdominal obesity and the risk of esophageal and gastric cardia carcinomas. Cancer Epidemiol Biomarkers Prev 2008; 17: 352–8.

39. Lindblad M, Rodríguez LA, Lagergren J. Body mass, tobacco and alcohol and risk of esophageal, gastric cardia, and gastric non-cardia adenocarcinoma among men and women in a nested case-control study. Cancer Causes Control 2005 ; 16: 285–94.

40. Ogunwobi OO, Beales IL. Leptin stimulates the proliferation of human oesophageal adenocarcinoma cells via HB-EGF and Tgfalpha mediated transactivation of the epidermal growth factor receptor . Br J Biomed Sci 2008 ; 65: 121–7.

41. Brochu-Gaudreau K, Rehfeldt C, Blouin R, et al. Adiponectin action from head to toe. Endocrine 2010; 37: 11–32.

42. Armstrong RW, Borman B. Trends in incidence rates of adenocarcinoma of the oesophagus and gastric cardia in New Zealand, 1978–1992. Int J Epidemiol 1996; 25: 941–7.

43. Lepage C, Rachet B, Jooste V, et al. Continuing rapid increase in esophageal adenocarcinoma in England and Wales . Am J Gastroenterol 2008; 103: 2694–9

44. Brown LM, Devesa SS, Chow WH. Incidence of adenocarcinoma of the esophagus among white Americans by sex, stage, and age . J Natl Cancer Inst 2008; 100: 1184–7.

45. Clegg DJ, Brown LM, Woods SC, et al. Gonadal hormones determine sensitivity to central leptin and insulin. Diabetes 2006; 55: 978–87.

46. Quinton ND, Smith RF, Clayton PE, et al. Leptin binding activity changes with age: the link between leptin and puberty . J Clin Endocrinol Metab 1999.

47. Asarian L, Geary N. Cyclic estradiol treatment normalizes body weight and restores physiological patterns of spontaneous feeding and sexual receptivity in ovariectomized rats. Horm Behav 2002; 42: 461–71.

48. Howard JM, Beddy P, Ennis D, et al. Associations between leptin and adiponectin receptor upregulation, visceral obesity and tumour stage in oesophageal and junctional adenocarcinoma. Br J Surg 2010; 97: 1020–7.

49. Quinton ND, Laird SM, Okon MA, et al. Serum leptin levels during the menstrual cycle of healthy fertile women. Br J Biomed Sci 1999; 56: 16–9.

50. Ainslie DA, Morris MJ, Wittert G, et al. Estrogen deficiency causes central leptin insensitivity and increased hypothalamic neuropeptide Y . Int J Obes Relat Metab Disord 2001; 25: 1680–8.

51. Edelstein ZR, Farrow DC, Bronner MP, et al. Central adiposity and risk of Barrett’s esophagus. Gastroenterology 2007 ; 133: 403–11.

52. Lagergren J, Nyrén O. Do sex hormones play a role in the etiology of esophageal adenocarcinoma? A new hypothesis tested in a population-based cohort of prostate cancer patients. Cancer Epidemiol Biomarkers Prev 1998; 7: 913–5.

53. Rudolf Kaaks, Annekatrin Lukanova and Mindy S. Kurzer Obesity, Endogenous Hormones and Endometrial Cancer, Cancer Epidemiol Biomarkers Prev 2002; 11: 1531–1543.

54. Frederic Amant, Philippe Moerman, Prof Patrick Neven, Dirk Timmerman, Erik Van Limbergen, Ignace Vergote. Endometrial cancer , The Lancet : volume 366, Issue 9484, 6–12 August 2005, Pages 491–505.

55. Luigino Dal Maso, Livia S. A. Augustin, Aspasia Karalis, Renato Talamini, Silvia Franceschi, Dimitrios Trichopoulos, Christos S. Mantzoros, and Carlo La Vecchia. Circulating Adiponectin and Endometrial Cancer Risk , JCEM : Volume 89 Issue 3 – March 1, 2004.

56. MacInnis RJ. Body size and composition and prostate cancer risk: systematic review and meta-regression analysis . Cancer Causes Control 2006; 17: 989–1003.

57. Rodriguez C, Freedland SJ, Deka A, Jacobs EJ, McCullough ML, Patel AV, et al. Body mass index, weight change, and risk of prostate cancer in the Cancer Prevention Study II Nutrition Cohort. Cancer Epidemiol Biomarkers Prev 2007; 16: 63–9.

58. Wright ME, Chang SC, Schatzkin A, Albanes D, Kipnis V, Mouw T, et al. Prospective study of adiposity and weight change in relation to prostate cancer incidence and mortality . Cancer 2007; 109: 675–84.

59. Gong Z, Neuhouser ML, Goodman PJ, Albanes D, Chi C, Hsing AW, et al. Obesity, diabetes, and risk of prostate cancer: results from the prostate cancer prevention trial . Cancer Epidemiol Biomarkers Prev 2006; 15: 1977–83.

60. Yin Cao1, Jing Ma2. Body Mass Index, Prostate Cancer – Specific Mortality, and Biochemical Recurrence: a Systematic Review and Meta-analysis . Cancer Prev Res April 2011 4; 486.

61. Jemal A, Siegel R, Ward E, et al. Cancer statistics , 2007. CA Cancer J Clin 2007; 57: 43–66.

62. Nelson WG, De Marzo AM, Isaacs WB. Prostate cancer . N Engl J Med 2003; 349: 366–81.

63. Andersson SO, Wolk A, Bergstrom R, et al. Body size and prostate cancer: a 20-year follow-up study among 135006 Swedish construction workers . J Natl Cancer Inst 1997; 89:385–9.

64. Calle EE, Kaaks R. Overweight, obesity and cancer: epidemiological evidence and proposed mechanisms. Nat Rev Cancer 2004; 4: 579–91.

65. Pasquali R, Casimirri F, Cantobelli S, et al. Effect of obesity and body fat distribution on sex hormones and insulin in men. Metabolism 1991; 40: 101–4.

66. Brakenhielm E, Veitonmaki N, Cao R, et al. Adiponectin-induced antiangiogenesis and antitumor activity involve caspase-mediated endothelial cell apoptosis . Proc Natl Acad Sci U S A 2004; 101: 2476–81.

67. Everhart J, Wright D. Diabetes mellitus as a risk factor for pancreatic cancer: a meta-analysis. JAMA. 1995; 273: 1605–1609.

68. Stolzenberg-Solomon RZ, Adams K, Leitzmann M, et al. Adiposity, physical activity, and pancreatic cancer in the National Institutes of Health – AARP Diet and Health Cohort. Am J Epidemiol . 2008; 167(5): 586–597.

69. Patel AV, Rodriguez C, Bernstein L, Chao A, Thun MJ, Calle EE. Obesity, recreational physical activity, and risk of pancreatic cancer in a large US cohort. Cancer Epidemiol Biomarkers Prev . 2005; 14(2): 459–466.

70. Larsson SC, Orsini N, Wolk A. Body mass index and pancreatic cancer risk: a meta-analysis of prospective studies. Int J Cancer . 2007; 120(9): 1993–1998.

71. Donghui Li, PhD; Jeffrey S. Morris, PhD; Jun Liu, MS; Manal M. Hassan, MD, PhD; R. Sue Day, PhD; Melissa L. Bondy, PhD; James L. Abbruzzese, MD. Body Mass Index and Risk, Age of Onset, and Survival in Patients With Pancreatic Cancer. JAMA. 2009; 301(24): 2553–2562.

72. S C Larsson and A Wolk. Obesity and the risk of gallbladder cancer: a meta-analysis, British Journal of Cancer (2007) 96, 1457–1461.

73. Zatonski W, La Vecchia C, Levi F, Negri E, Lucchini F. Descriptive epidemiology of gall-bladder cancer in Europe . J Cancer Res Clin Oncol 1993; 119: 165—71.

74. Zatonski WA, Lowenfels AB, Boyle P, Maisonneuve P, Bueno de Mesquita HB, Ghadirian P, Jain M, Przewozniak K, Baghurst P, Moerman CJ, Simard A, Howe GR, et al. Epidemiologic aspects of gallbladder cancer: a case-control study of the SEARCH Program of the International Agency for Research on Cancer . J Natl Cancer Inst 1997; 89: 1132—8.



75. Purslow LR, Sandhu MS, Forouhi N, et al. Energy Intake at Breakfast and Weight Change: Prospective Study of 6,764 Middle-aged Men and Women. Am J Epidemiol 2007; Dec 12

76. Jemal A, Bray F, Center MM et al. Global cancer statistics. CA Cancer J Clin 2011; 61: 69–90.

77. Vanni E, Bugianesi E, Kotronen A et al. From the metabolic syndrome to NAFLD or vice versa? Dig Liver Dis 2010; 42: 320–330.

78. Ludwig DS. The glycemic index: physiological mechanisms relating to obesity, diabetes, and cardiovascular disease . JAMA 2002 ; 287: 2414–2423.

79. Augustin LS, Franceschi S, Jenkins DJ et al. Glycemic index in chronic disease: a review. Eur J Clin Nutr 2002; 56: 1049–1071.

80. Saunders D, Seidel D, Allison M et al. Systematic review: the association between obesity and hepatocellular carcinoma – epidemiological evidence . Aliment pharmacol Ther 2010; 31: 1051–1063.

81. Larsson SC, Wolk A. Overweight, obesity and risk of liver cancer: a meta-analysis of cohort studies . Br J Cancer 2007; 97: 1005–1008.

82. WCRF/AICR. World Cancer Research Fund/American Institute for Cancer Research. Food, Nutrition, Physical Activity, and the Prevention of Cancer: A Global Perspective . Washington, DC: AICR 2007.

83. Schlesinger S, Aleksandrova K, Pischon T et al. Abdominal obesity, weight gain during adulthood and risk of liver and biliary tract cancer in a European cohort. Int J Cancer 2012; doi: 10.1002/ijc.27645.

84. Ren HB, Yu T, Liu C et al. Diabetes mellitus and increased risk of biliary tract cancer: systematic review and meta-analysis . Cancer Causes Control 2011; 22: 837–847.

85. El-Serag HB, Hampel H, Javadi F. The association between diabetes and hepatocellular carcinoma: a systematic review of epidemiologic evidence . Clin Gastroenterol Hepatol 2006; 4: 369–380.

86. Aleksandrova K, Pischon T, Buijsse B, May AM, Peeters PH, Bueno-de-Mesquita HB, Jenab M, Fedirko V, Dahm CC, Siersema PD, Freisling H, Ferrari P, Overvad K, Tjønneland A, Trichopoulou A, Lagiou P, Naska A, Pala V, Mattiello A, Ohlsson B, Jirström K, Key TJ, Khaw KT, Riboli E, Boeing H. Adult weight change and risk of colorectal cancer in the European Prospective Investigation into Cancer and Nutrition . Eur J Cancer. 2013 Nov; 49(16): 3526–36. doi: 10.1016/j.ejca.2013.06.021. Epub 2013 Jul 15.

87. Hursting SD, Lavigne JA, Berrigan D, Perkins SN, Barrett JC. Calorie restriction, aging, and cancer prevention: mechanism of action and applicability to humans. Annu Rev Med 2003, 54: 131–152.

88. Dirx MJ, Zeegers MP, Dagnelie PC, van den Bogaard T, van den Brandt PA. Energy restriction and the risk of spontaneous mammary tumours in mice: a meta-analysis. Int J Cancer 2003, 106: 766–770.

89. Harvell DM, Strecker TE, Xie B, Pennington KL, McComb RD, Shull JD. Dietary energy restriction inhibits estrogen-induced mammary, but not pituitary, tumorigenesis in the ACI rat. Carcinogenesis 2002, 23: 161–169.

90. Matsuzaki J, Yamaji R, Kiyomya K, Kurebe M, Inui H, Nakano Y. Implanted tumor growth is suppressed and survival is prolonged in sixty percent of food-restricted mice . J Nutr 2000, 130: 11–115.

91. Michels KB, Ekbom A. Caloric restriction and incidence of breast cancer . Jama 2004, 291: 1226–1230.

92. Foster-Powell K, Holt SH, Brand-Miller JC. International table of glycemic index and glycemic load values:2002. Am J Clin Nutr 2002, 76:5–56.

93. Augustin LS, Gallus S, Negri E, La Vecchia C. Glycemic index, glycemic load and risk of gastric cancer. Ann Oncol 2004 , 15:581–584.

94. Augustin LS, Gallus S, Bosetti C, Levi F, Negri E, Jenkins DJ, Kendall CW, Maso L, Talamini R, La Vecchia C. Glycemic index and load and risk of upper-aerodigestive tract neoplasm. Cancer Causes Control 2003, 14: 657–662.

95. Augustin LS, Gallus S, Bosetti C, Levi F, Negri E, Franceschi S, Dal Maso L, Jenkins DJ, Kendall CW, La Vecchia C. Glycemic index and glycemic load in endometrial cancer . Int J Cancer 2003, 105: 404–407.

96. Franceschi S, Dal Maso L, Augustin L, Negri E, Parpinel M, Boyle P, Jenkins DJ, La Vecchia C. Dietary glycemic load and colorectal cancer risk . Ann Oncol 2001, 12: 173–178.

97. Augustin LS, Polesel J, Bosetti C, Kendall CW, La Vecchia C, Parpinel M, Conti E, Montella M, Franceschi S, Jenkins DJ, Dal Maso L. Dietary glycemic index, glycemic load and ovarian cancer risk: a case-control study in Italy. Ann Oncol 2003, 14: 78–84.

98. Colangelo LA, Gapstur SM, Gann PH, Dyer AR, Liu K. Colorectal cancer mortality and factors related to the insulin resistance syndrome. Cancer Epidemiol Biomarkers Prev 2002, 11: 385–391.

99. Coughlin SS, Calle EE, Teras LR, Petrelli J, Thun MJ. Diabetes mellitus as a predictor of cancer mortality in a large cohort of US adults . Am I Epidemiol 2004, 159: 1160–1169

100. La Vecchia C, Negri E, Decarli A, Franceschi S. Diabete mellitus and colorectal cancer risk. Cancer Epidemiol Biomarkers Prev 1997, 6: 1007–1010.

101. Sandhu MS, Luben R, Khaw KT. Self reported non-unsulin dependent diabetes, family history, and risk of prevalent colorectal cancer: population based, cross sectional study . J Epidemiol Community Health 2001, 55: 804–805.

102. Anderson KE, Anderson E, Mink PJ, Hong CP, Kushi LH, Sellers TA, Lazovich D, Folsom AR. Diabetes and endometrial cancer in the Iowa women`s health study. Cancer Epidemiol Biomarkers Prev 2001, 10: 611–616.

103. Cale EE, Murphy TK, Rodriguez C, Thun MJ, Heath CW. Diabetes mellitus and pancreatic cancer mortality in a prospective cohort of United States adults . Cancer Causes Control 1998, 9: 403–410.

104. Finegold SM, Sutter VL, Sugihara PT, Elder HA, Lehmann SM, Phillips RL. Fecal microbial flora in Seventh Day Adventist Populations and control subjects . Am J Clin Nutr 1977; 30: 1781–1792.

105. Moore WE, Moore LH. Intestinal floras of populations that have a high risk of colon cancer. Appl Environ Microbiol 1995; 61: 3202–3207.

106. Goldin PR, Gorbach SL. The effect of milk and lactobacillus feeding on human intestinal bacterial enzyme activity. Am J Clin Nutr 1984; 39: 756–761.

107. Aso Y, Akazan H. Prophylactic effect of a Lactobacillus casei preparation on the recurrence of superficial bladder cancer. BLP Study Group . Urol Int 1992; 49: 125–129.

108. Aso Y, Akaza H, Kotake T, Tsukamoto T, Imai K, Naito S. Preventive effect of a Lactobacillus casei preparation on the recurrence of superficial bladder cancer in a double-blind trial. The BLP Study Group. Eur Urol 1995; 27: 104–109.

109. Flint HJ. Nutr Rev 2012; 70 Suppl1: S10–S13 (World Cancer Report 2014 ).

110. Tremaroli V, Backhed F. Nature 2012; 489: 242–249 (World Cancer Report 2014 ).

111. Commane D, Hughes R, Shortt C, Rowland I. The potential mechanisms involved in the anti-carcinogenic action of probiotics. Mutat Res /Fundam Mol Mech Mutagen 2005; 591: 276–89.

112. Kumar M, Kumar A, Nagpal R, Mohania D, Behare P, Verma V, Kumar P, Poddar D, Aggarwal P, Henry C. Cancer-preventing attributes of probiotics: an update . Int J Food Sci Nutr 2010; 61: 473–96.

113. de Moreno de LeBlanc A, Perdigon G. The application of probiotic fermented milks in cancer and intestinal inflammation. Proc Nutr Soc 2010; 69: 421–8.

114. Mohammadi R, Mortazavian AM. Review article: technological aspects of prebiotics in probiotic fermented milks. Food Rev Intl 2010; 27: 192–212.

115. Kumar M, Verna V, Nagpal R, Kumar A, Gautam SK, Behare PV, Grover CR, Aggarwal PK. Effect of probiotic fermented milk and chlorophyllin on gene expressions and genotoxicity during AFB-induced hepatocellular carcinoma . Gene 2011; 490: 54–9.

116. Karimi R, Motrazavian A, Da Cruz A. Viability of probiotic microorganisms in cheese during production and storage: a review. Dairy Sci Technol 2011; 91: 283–308.

117. Burns A, Rowland I. Anti-carcinogenicity of probiotics and prebiotics . Curr Isues Intest Microbiol , 2000; 1: 13–24.


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница