Г. Н. Волков, действ, чл. Рао, д-р пед наук, проф.; А. П. Оконешникова, д-р психол наук, проф


Глава 2. ЭТНОКУЛЬТУРНАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА: ИСТОРИЧЕСКИЙ ГЕНЕЗИС И КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ СОВРЕМЕННОГО РАЗВИТИЯ



страница5/23
Дата14.08.2016
Размер6.34 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23
Глава 2. ЭТНОКУЛЬТУРНАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА: ИСТОРИЧЕСКИЙ ГЕНЕЗИС И КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ СОВРЕМЕННОГО РАЗВИТИЯ

2.1. Закономерности генезиса образовательных систем при прогнозе развития этнокультурной системы образования

Европейская этнокультурология началась от Феофраста. В Римской империи знания о жизни народов систематизировались и формировались в «искусство управления народами», а в Византии — в труде императора Константина Багрянород­ного «Об управлении империей» (IX в.) — достигли совершен­ства. При этом европейское образование традиционно носило универсальный характер вследствие единой и целостной систе­мы ценностей с точки зрения религии или идеологии. Интерес к национальной специфике начал проявляться в эпоху Просвещения, в XIX в., развивавшийся параллельно с возникновением буржуазных обществ и появлением универсалистской концеп­ции в образовании. В сфере образования в качестве общего прин­ципа утвердились такие ценности, как национальные традиции и особенности.

Под воздействием политической власти и общественного мнения образование приобретало более выраженный этнический характер, укреплялись новые традиции, формировались чувство этнического самосознания, основные категории педагогической науки, в т. ч. и понятие «этнокультурный образовательный иде­ал». После Первой мировой войны полиэтнические государства — Австро-Венгрия, Турция и в какой то степени Россия — распа­лись или утратили часть своих территорий, этнизация обра­зования начала прогрессировать стремительными темпами. После Второй мировой войны казалось, что пришло время быстро сменя­ющих друг друга типов универсализма: идеалом представля­лось человечество, затем свободное сообщество свергнувших иго

83


фашизма наций, позже возобладала идея общественного устрой­ства с социалистической системой ценностей1. В середине 60-х годов XX в. пришло понимание того, что научно-технический прогресс не способен разрешить наиболее острые проблемы об­щества и личности: обнаруживается глубокое противоречие между ними. Все реальнее осознается то, что будущее определя­ется уровнем культуры, понимания и мудрости человека.

В начале XXI столетия этнокультурная самобытность вновь актуализировалась. Для индивида и общности в целом стано­вится важной этническая принадлежность, необходимая для самоутверждения и более полной самореализации. Повсемест­ный интерес к своим корням у отдельных людей и целых наро­дов проявляется в самых разных формах: от попыток реанима­ции старинных обрядов и традиций, фольклоризации культуры, поисков «загадочной народной души» до стремления создать и восстановить свою национальную государственность2. Каждая общность хранит и лелеет собственные традиции, этнокультуру, передача которых осуществляется посредством образования.

С. Т. Шацкий одним из первых в России обосновал и реали­зовал этнокультурологический подход, при котором культура стала интегративным средством, объединившим воспитание и образование.

Сэдлера выдвинул гипотезу, по которой для понимания этно­культурных систем образования важно знать исторический, социальный и культурный контексты.

Э. Тайлор и Дж. Фрезер, признавая единство мировой куль­туры, общность культурного богатства человечества, показыва­ют наличие сходных черт и принципов функционирования раз­личных культур3.

В. Г. Бабаков, В. М. Семенов, Ю. В. Бромлей, И. С. Вырост, П. И. Гнатенко, Ш. Б. Саматов подчеркивают, что культура — общечеловеческое явление во всех ее этнических формах.

Культура создает постоянно расширяющийся фонд внешних инструментов (орудия, устройства, технологии) — от палки-ко-

палки до системы Интернет — непрекращающееся развитие культуры. Среди них язык, письменность, традиции, модели поведения, зафиксированные в произведениях искусства, системы научных понятий, способы развития памяти и мышления, средства усиления двигательной способности или восприятия у чело­века и т. д. Эти культурные орудия, «продолжая» человека, рас­ширяют и усиливают его способности.

При изучении генезиса образовательного процесса активно используется цивилизационный подход. Г. Б. Корнетов счита­ет, что этот интегральный фактор в синтезе различных наук позволяет анализировать педагогические явления в сравнитель­но-сопоставительном плане, что гипотеза цивилизационного подхода «обладает значительным эвристическим потенциалом»1. Он применяется как альтернатива господствовавшему в историко-педагогических исследованиях формационному, трак­тующему каждую формацию как этап в развитии цивилизации и, исследуя педагогические явления на фоне социально-эконо­мической и общественно-политической динамики общества, пре­одолевает ограниченность последнего. При этом мерой цивили­зационного процесса объявляется возможность его саморазви­тия и самовыражения2. Цивилизационный подход позволяет осуществить переход от всеобщего через общее и особенное к единичному и обратно, что способствует строго научной клас­сификации и типологизации педагогических явлений и систем, нахождению общих точек развития всемирно-исторического процесса3.

Изначально цивилизация рассматривалась как некий социо­культурный организм, а образование — как одна из его сторон (А. Тойнби, Э. Майерс). При этом подчеркивалась выдающаяся роль образования в истории цивилизации. Сегодня предметом цивилизационного подхода становится «совокупность всех форм человеческой жизнедеятельности в их историческом развитии и преемственности». Она рассматривается «как нечто такое, что можно назвать цивилизацией в ее локальном или более широ­ком смысле — вплоть до общечеловеческого выражения»4.




1 Hobabawn E. Mass- Producing Tradition: Europe, 1870. 1914 // Eric Hobsbawm and Terence Rander (eds.). The Invention of Tradition. Cambridge: Cambridge University Press, 1983. Р. 163 — 307.

- Стефаненко Т. Г. Этнопсихология. М., 1999. С. 20.



3 Тайлор Э. Первобытная культура. М., 1989; Фрэзер Дж. Золотая ветвь. М., 1980.

84

1 Корнетов Г. Б. Цивилизационный подход к изучению всемирного    историко-педагогического процесса. М., 1994. С. 5.



2 Осадчая И. О цивилизационном подходе к анализу капитализма //
   Мировая экономика и мождунар. отношения. 1991. № 5. С. 7.

3 Беляев В. И. Современные подходы в историко-педагогических     исследованиях // Педагогика. 1999. № 6.

4 Поздняков Э. Формационный и цивилизационный подходы // Мировая
    экономика и международные отношения. 1990. № 5. С. 53.

85


Цивилизационный подход имеет общие характеристики с этнокультурологическим подходом. Цивилизация дает общую оценку социального бытия культуры. Это позволяет, как утверж­дает Г. Б. Корнетов, «вполне органично переносить цивилизационный подход на поле всемирного историко-педагогического процесса, в центре которого стоит человек, воспитывающий и воспитываемый, осваивающий культуру, созданную предшеству­ющими поколениями, и преобразующий себя и культуру в ходе этого освоения»1. Этнокультурологический подход, опираясь на приоритет общечеловеческих характеристик, открывает путь для глубокого рассмотрения явлений в их исторической ретроспек­тиве, помогает выявлять связи изучаемых явлений с настоящим и будущим и таким образом осуществить прогностическую функцию исследования. Человек действует в координатах на­циональных и общечеловеческих ценностей2. Если генетическое воспроизводство поколений предопределяется наследственностью, то основу развития духовной жизни составляет непрерывный процесс передачи из поколения в поколение опыта и знаний, материализованной формой которых выступают, в частности, духовные ценности. Культурное наследие, отражающее ценно­сти разных цивилизаций, представляет собой компонент и обя­зательное условие социально-экономического и духовного раз­вития общества.

Ценностный подход позволяет рассмотреть внутреннюю взаимосвязь личности и общества через культуру и определить личностный аспект ориентации на общечеловеческие и этни­ческие ценности, показать приоритет этнокультуротворческой функции в подготовке подрастающих поколений. /

Философские исследования определяют подходы к специ­фике и содержанию ценностей. Первый рассматривает ценность с позиций биопсихологической природы человека; его индиви­дуальные желания, потребности и интересы являются исход­ным источником ценностей, а их переживания человеком — основным способом их бытия. Человек не выбирает ценности, поскольку они трансцендентны, но признает их в качестве уста­новок для своего поведения (Р. Б. Перри, К. Ясперс).

1 Корнетов Г. Б. Цивилизационный подход к изучению всемирного исто­рико-педагогического процесса... С. 22.

- Тугаринов В. П. О ценностях жизни и культуры. Л., 1960.

86

Второй подход раскрывает специфику связи между идеаль­ным миром ценностей и реальной действительностью. Пози­ция Н. Гартмана ориентирована на то, что человек является гражданином двух миров — реального и идеального, становясь посредником между ними. Не имея влияния на сами ценности, человек пытается следовать им, реализуя их в своей жизни, что вызывает «ценностный ответ», «ценностные реакции», опреде­ляющие целевую деятельность человека и вместе с тем боль­шинство его проблем и трудностей.



М. Рокич рассматривает ценности личности как абстракт­ные идеи, положительные или отрицательные, не связанные с определенным объектом или ситуацией, выражающие человеческие убеждения о типах поведения и предпочтительных це­лях. Он считает, что все люди обладают похожими ценностями, но в разной значимости для каждого все личностные ценности организованы в системы. Ценности — это социальный предмет, передающийся из поколения в поколение посредством различ­ных социальных институтов. Ценности являются частью мировоззрения этнических общностей, способом реакции группы на различные ситуации. Т. к. ценности являются продуктом социализации в конкретной культуре, они различаются в разных обществах. М. Рокич выделяет в ценностях такие их существен­ные характеристики: а) ценности, которые представляют собой устойчивые факты сознания; б) ценности, которые представля­ют собой индивидуальные или групповые убеждения. Эти две группы ценностей важно учитывать при анализе структуры ценностей этнического самосознания1.

Понятие «ценность» большинство ученых (Л. М. Архангельский, Г. П. Выжлецов, А. Г. Здравомыслов, В. Ф. Сержантов, В. П. Тугаринов, В. А. Ядов) характеризуют через выделение признаков, свойственных всем формам общественного созна­ния, — значимость, нормативность, полезность, необходимость, целесообразность. Ценность, с одной стороны, — предметы, явле­ния, их свойства, способные удовлетворить потребности обще­ства, человека. С другой стороны, ценность — суждение, связан­ное с оценкой существующего предмета, явления, общества. Под­черкивается, что ценность — это форма проявления определен­ного рода отношения между субъектом и объектом. Осознание



1 Bjkeach M. The Nature of Human Ualues. N. У., 1973. Р. 22.

87


индивидом ценности объекта социальной действительности и его оценка формируют особый вид отношения к нему — цен­ностное отношение. «Образ жизни и система ценностей — это посредствующие звенья, которые соединяют общество с индиви­дом и поэтому оказываются главными механизмами его вклю­чения в систему глобальных общественных отношений. Цен­ность есть предмет потребностей человека, таким предметом может быть вещь или идея»1.

В исследованиях Г. П. Выжлецова отражены идеи о том, что специфика ценностей, их проявление и функционирование в обществе определяются не субъектно-объектными, а прежде всего межсубъектными отношениями. Осознание ценности личностью предполагает наличие у нее определенного способа ориентиров­ки в каком-либо виде или группе ценностей. Способ ориенти­ровки, в свою очередь, является внутренним психологическим механизмом, формирующим те или иные предпочтения лично­сти по характеру направленности, по которым можно опреде­лить и особенности ее ценностных отношений.

С точки зрения исследователей этнопсихологии (П. И. Гнатенко, Л. И. Дробижева, В. Г. Крысько, С. В. Лурье, В. В. Мавро-дин, Э. А. Саракуев, Г. В. Старовойтова и др.), ценности являют­ся основным средством сознания и самосознания для поддер­жания чувства самоуважения и собственного достоинства.

А. Н. Леонтьев отмечает, что «онтогенетическое развитие психики тесно связано с овладением кристаллизованной в предметах человеческой культуры деятельностью»2. Через процесс деятельности происходит освоение личностью ценностей куль­туры. Преломляясь через призму индивидуальной жизнедея­тельности субъекта, эти ценности входят в психологическую структуру личности в форме личностных ценностей, являющихся одним из источников мотивации ее поведения, ее отношения к миру. Личностные ценности служат связующим звеном между культурой общества и духовным миром личности, между общест­венным и индивидуальным бытием3. Ценности нельзя навя­зать; их надо сотворить самостоятельно в себе и воссоздавать каждый раз в каждой ценностной ситуации заново, преодоле­вая трудности. Ориентация личности на общечеловеческие

ценности через этническую культуру может рассматриваться как феномен, интегрирующий в себе аспекты ценностного осво­ения человеком окружающей действительности, преобразова­ния субъекта в деятельности и формировании его культуры.

Направленность личности на те или иные ценности состав­ляет ее ценностные ориентации. В концепции Т. К. Ахаян, 3. И. Васильевой, С. Ю. Гуревич, М. Г. Казакиной, Е. И. Казако­вой, А. В. Кирьяковой, Л. А. Стуценко и др. понятие «ориента­ция» рассматривается в двух аспектах. В исследованиях науч­ной школы Т. К. Ахаян отмечается, что процесс ориентации предполагает наличие трех взаимосвязанных фаз:



  1. Фаза присвоения личностью ценностей общества и своего
    народа по мере функционирования продуцирует ценностное
    отношение — ценностные ориентации и систему ценностных
    отношений.

  2. Фаза преобразования, базируясь на присвоенных лично­стью
    ценностях, обеспечивает преобразование образа «Я- реальное»
    — «Я- идеальное» — «жизненный идеал». Фаза преобразования — это центральный компонент ориентации.

  3. Фаза прогноза — завершающая, обеспечивает формирование­
    жизненной перспективы личности как критерия ориен­тации.
    По мнению Б. Г. Ананьева, ценностные ориентации лично­сти в ее общей структуре выполняют роль «стратегической» линии поведения, функции «интегратора» различных форм дея­тельности человека, из множества социальных ролей, установок, ценностных ориентации человека лишь некоторые входят в структуру личности. Ценностные ориентации — это центр ду­ховного развития личности и выступают как целостная сово­купность или система сознательных отношений личности к эт­носу, обществу, самой себе2. Ценности, ценностные ориентации подвижны применительно к обществу, истории и отдельной личности. В исследованиях П. С. Гуревич, Г. Г. Дилигенского, 3. Г. Здравомыслова, В. А. Лекторского и других отмечается, что качественный скачок становится возможным не тогда, ко­гда возникают новые идеи, а когда вызревают новые ценност­ные ориентации.


Сержантов В. Ф. Человек, его природа и смысл бытия. Л., 1990. С. 170. ; Леонтьев А. Н. Человек и культура. М., 1961. С. 30. 1 Там же. С. 112.

88

1 Ахаян Т. К., Кирьякова А. В. Ориентация и деятельность школьников. М., 1991. С. 40.



= Ананьев Б. Г. О проблемах современного человекознания. М., 1977. С. 317.

89


В. А. Ядов подчеркивает, что «ценностные ориентации так или иначе согласуются с идеалом, формируя ценностную иерар­хию жизненных целей, более отдаленных, относительно близ­ких и ближайших, а также ценностей — средств или представ­лений о нормах поведения, которые человек рассматривает в качестве эталона»1.

Согласно концепции «центральной зоны культуры», имеет­ся неизменяющийся стержень культуры — центральная куль­турная тема, вокруг которой сосредоточивается подвижная, из­менчивая культурная «периферия». Любая социальная инсти­туция (экономическая, статусная, политическая, система родства и институций, имеющая в своем основании определенные куль­турные ценности), принятая этносом, имеет в рамках централь­ной культурной темы свое место, свое значение. Культурная тема не может быть ценностной доминантой. Синкретизм этноса и его культуры, взаимообусловливающий, скрепляющий сообще­ство и предохраняющий от распада, включает в себя рациональ­ные и иррациональные элементы и состоит из истории, тради­ций, символов, значений, способов коллективного проживания, совместных планов на будущее, видения мира, внутренне напол­ненного ценностями.

Все нормативное поведение этнической общности есть функ­ция этнической картины мира (Р. Рэдфилл, А. Холлоуэл), ис­следуемой через ценности и ценностные ориентации, — матери­ал, выкристаллизовывающий этническую культуру. Выбор цен­ностной ориентации совершается членами этноса, сознание ко­торых менее социально детерминировано по сравнению с боль­шинством членов этнической культуры. Это личностный тип сознания. Потеря этносом своей центральной культурной темы всегда связано с тем, что в традиционном социуме сократилось количество носителей личностного сознания.

Функциональный внутриэтнический конфликт реализуется на базе определенной культурной темы, связанной с определен­ными ценностными доминантами, которые в ходе процесса мо­гут меняться.

Ценность культурной среды предполагает выработку единой картины мира у представителей данного этноса, общность психологических черт и форм его жизнеобеспечения.

Этнокультура — средство развития и воспитания личности, овладения ценностями окружающей социоприродной среды,

Ядов В. А. Социальный тип личности // Коммунист. 1988. № 10. С. 96—104.

90

главное условие гармонизации отношении с окружающим ми­ром и самим собой посредством присвоения социально-исто­рического опыта, фиксированного в форме исторически сложив­шихся предметов культуры, воплощенного в отобранных этно­сом духовно-нравственные идеях — ценностях и осваиваемого в деятельности. Такие ценности, как национальные традиции и особенности, должны утвердиться в качестве общего принципа в сфере образования.



По мнению Э. А. Баллера и Ш. Б. Саматова, этническая куль­тура воплощает в себе интересы, цели и реальные возможности народа и личности. Культура как система субъектных смыслов и ценностных ориентации и одновременно как духовный по­тенциал предопределяет вектор и границы «поведения» субъек­тов (в т. ч. и отдельных этносов) в обществе. Этническая куль­тура способствует преобразованию личности.

Проблемы возрождения духовности, развития гуманистиче­ского мировоззрения и ценностных ориентации личности, вклю­чения ее в этносоциальный опыт приобретают актуальность. Это требует обновления содержания учебно-воспитательного процесса в школе: обоснование новых мировоззренческих идей, понятий, категорий личностного их восприятия учащимся и обеспечение реальных возможностей для гуманистического мировоззрения личности, ориентированной на исторические и этнокультурные ценности народа, на утверждение в сознании и поведении учащихся идеалов гражданственности и гуманизма.

Природа возникновения системы общечеловеческих ценно­стей лежит в плоскости формирования и удовлетворения по­требностей личности — движущей силы, источника и причин активности человека. Потребность первоначально выступает как предпосылка, но с началом деятельности субъекта происходит ее трансформация; предпосылка побуждает к достижению ре­зультата. Потребности обращены в будущее, программируют образцы будущей жизнедеятельности, побуждающие человека преодолевать условия своего бытия, созидать новые формы жизни (Т. К. Ахаян, А. В. Кирьякова, Г. П. Выжлецов, А. Г. Здраво-мыслов, М. Г. Казакина, В. П. Тугаринов). Основными функци­ями выбора в возвышении потребностей являются осознание личностью значимости ценности и ситуативный выбор в про­цессе восхождения к общечеловеческим и национальным цен­ностям. Удовлетворение потребностей есть процесс разрешения

91

противоречий между субъектом и объективными условиями; обеспечивается саморазвитие, формируются и изменяются личностные структуры субъекта. Человек посредством адаптации использует среду обитания для продуктивного удовлетворения своих потребностей.



Любой этнос может принять любую ценностную ориентацию. Ценностные предпочтения во многом определяются историче­ской судьбой и культурной традицией. Так, каждый отдельный человек теоретически может принять любые ценности, хотя на практике выбор их в значительной мере определяется характе­ром его воспитания и образования, а также жизненным опы­том. Этот выбор не детерминирован для человека генетически. Что касается этноса, то культурная традиция сбпоставляется с воспитанием и образованием, а история — с жизненным опы­том человека. И для отдельного человека, и для этноса роль внешнего окружения в выборе ценностной ориентации огром­на. Она легко заимствуется и встраивается в какую-либо из модификаций этнической картины мира, что приводит к воз­никновению новой интерпретации культурной темы. Это пери­одически переживает каждый этнос. На протяжении истории развития этноса меняются ценностные доминанты (результат свободного выбора людей), но не этнические константы, единые для всех его членов. Этнокультура не имеет лишних и беспо­лезных элементов; она является инструментальным механиз­мом, с помощью которого человек может лучше справляться с теми специфическими проблемами, которые ставит перед ним окружающая его среда в ходе удовлетворения им своих потреб­ностей.

Одни и те же этнические константы могут формировать раз­личные этнические картины мира. Этническая картина мира — единая когнитивная ориентация, являющаяся невербализован­ным выражением понимания членами этнической общности «правил жизни», диктуемых социальными природными сила­ми. Их различие внутри этноса обусловлено адаптационными потребностями и различиями в ценностной ориентации суб­этносов. В основании этнических процессов лежит взаимодей­ствие субэтносов (функциональный внутриэтнический конфликт), представляющее собой синхронное параллельное развитие суб­этносов. Этнос имеет основную культурную тему, идеологему, имеющую некоторые вариации и связанную с исповедуемой религией. Стабильность

этнической картине мира придают носите­ли личностного сознания. Они поддерживают интерпретацию культурной темы, помогают возвращению этнической системы в нормальное состояние, способствуют смене культурной темы этноса и его спонтанному самоструктурированию, приводят к тому, что этнос действует вопреки своей сиюминутной прагма­тической выгоде. Нехватка в обществе таких лиц приводит к тому, что этнос не может ни пережить функциональную смуту, ни воспринять новую культурную тему.

Этнос функционирует благодаря тому, что вырабатывает определенную систему социализации своих членов, в рамках которой происходят воспроизводство и передача культуры моло­дому поколению. При этом социум формирует личность по сво­ему «образу и подобию». Основные способы трансляции этносоциального опыта следующие: семейные и народные бытовые обычаи, религиозные обряды, образцы народного художествен­ного творчества, образовательные институты, материальная куль­тура. В рамках этноса, поддерживающего взаимный обмен ре­сурсами и оказываемыми услугами, обеспечивалась и обеспечи­вается выживаемость отдельной семьи. Этнос заинтересован в сохранении имеющихся знаний и передаче их новым поколе­ниям, т. к. для общего блага не имеет значения, какая конкрет­ная семья ими владеет. Образование, кроме социально экономи­ческой обусловленности, во многом зависит от этнокультуры, духовности, нравственных качеств, вбирает в себя традиции на­рода во всех сферах его деятельности, реагирует на природную среду обитания этноса.

Этносоциокультурные источники содержат в себе програм­мно-целевые установки в сфере образования, господствующие в данном сообществе в тот или иной конкретно-исторический период, которые дают этносу реальную возможность определить актуальные для него в данное время ценностные ориентации. Каждый этап в развитии общества стимулирует систему образования на поиск новой системы ценностей, которая концентрируется вокруг образовательного идеала. Для нормального функционирования этноса нужна воспроизводящаяся и посто­янно обновляемая система ценностных ориентации, которая бы была способна корректировать образовательную систему. При всех модификациях и переменах в этнообразовательном идеале актуальным и неизменным остается изначально заложенное в них ядро — ориентированность на человека.

93

Наша задача — обнаружить в культуре, психологии калмыц­кого этноса неизменные блоки — этнические константы, кото­рые проявляются в разных «одеждах», прикрытые ценностны­ми обоснованиями в различных модификациях этнической куль­туры. Универсального алгоритма, высчитывающего этнические константы, пока нет. Области, в которых они проявляются наи­более отчетливо, у каждого этноса различны. Поэтому подходы к изучению этнических констант различных этносов в зависи­мости от особенностей этнической истории различны. В нашем случае — это анализ идеологических текстов, являющихся квинт­эссенцией определенной ценностной системы, отражающей цен­ностные доминанты, формирующие идеологию развития этноса. Ценностная ориентация задает цель (возрождение народа, иде­альный образ совершенной личности), включает в себя арсенал средств действия (что должно, позволено), дает представление о добре и зле, об образе мира (включающем космологические, социологические, культурные и антропологические составля­ющие), исследование передающихся из поколения в поколение представлений об истории и политике, о том, какие события явля­ются наиболее существенными, факторы — наиболее значимы­ми, ситуации — наиболее типичными.



Этот «фольклор» концентрирует в себе пережитый народом исторический опыт и выражает устойчивые представления о себе и своей исторической судьбе. Обязателен метод эмпатии, сочувствия, проникновения во внутреннюю логику других лю­дей, «эмпатическое понимание заключается в проникновении в чужой мир, умении релевантно войти в феноменологическое поле другого человека, внутрь его личного мира значений»1. Каждая культура имеет свой собственный уникальный путь развития. Анализ опыта социоэтнокультурной модернизации калмыцко­го этноса позволит выделить факторы, обусловливающие типо­логию процессов этнического развития, обстоятельства утверж­дения определенной модели развития этнического в полиэтни­ческом государстве. Трактовка культуры как этносоциоисторической категории переводит ее в русло конкретно-историче­ских реалий и проблем образования, а в контексте социокуль­турных характеристик, на широком фоне культурной жизни позволяет выявить и проследить тенденции развития.

1 Роджерс К. К науке о личности // История зарубежной психологии. М., 1986. С. 209.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница