Функциональное словообразование словообразовательный образ (концепт) dain daon шаг след, но varpié vorpo оттиск, след, vorpullio последствие




страница1/4
Дата07.07.2016
Размер0.52 Mb.
  1   2   3   4



Функциональное словообразование словообразовательный образ (концепт) dain daon шаг след, но varpié vorpo оттиск, след, vorpullio последствие
monneré n красивый предмет, часто во мн. числе: de’monnerě Ellader красоты Греции.

Er-é (o) продуктивная модель образования части целого в случае, когда в русском слово, не имеющее мн.ч. употребляется во мн.ч. например.: вода – воды (напитки) uneré n marieré n влюбленность и т.д.

Суффикс, выражающий уменьшительность и экспрессивную оценку малозначимости, как безделушка -miv-, mich-(é) vòtmiché n.

exfardon


Новая приставка fôb- fôp- выражает безграничность признака fôppiròļ бесчисленный

Частица nis хотя бы хоть бы – присоединяется к местоимениеям пост позиционно. cinnis ciinnis. Местоимения: кто что так столько?

«пост отрицание»: суффикс отмены действия -efi-é для глаголов состояния часто: safernefié – утолять жажду.

Vaļ ulirina ïaliscen pa turnona of pa muvona ericé oté.

Vaļ ulirina ïaliscen pa turnona of pa muvona ericé oté.

Инструментация временами…

Umozirsona срезала как плюс квам перфект

Категории. Типы категорий в языке, что такое вообще категория в языке? категория = парадигма. И витвящееся древо. Принцип. Так устроен язык. но психолгически категория это размытость, тон, или шум, или фильтр, который нужно добавить к картинке… в фотошопе и т.д. т.е. парадигма –как фон. Кроме ровных законченных парадигм есть иные неровные парадигмы, которые очень общие, и которые можно называть скрытыми категориями, или рассеянными парадигмами, как событийный фокус. ВАЖНО язык ОБРАЗНЫЙ, образ в языке это представление о экзистенции. Образ-категорию переживают. Грамматические тенденции

Игра в формы как образ идея представление

Событийный фокус актуальность действия,

Чем Xьше – тем Yьше mi – grass mi – omé

Zvamén é brom piroļ ļem fidj vivoļ, da mi elli jimmio grassu omé bônoliconi.

“Iteļ a vaļļ da ittaci aļļoh! – ļa tinc – é barnét cevin, averniļ moļt! fon a aļmarina!” ļa tinc здесь tinc – предикативная частица – думалось ей можно перевести, выражает здесь и сейчас включенность в речь.

Tém tém omé в русском тем более- ассоциативно появилось в аули из русского, но тут вопрос о частях речи: тем более – застыло, и местоимение не извлечь уже, чт значило и имелось ввиду, почему именно это местоимение? Ассоциация произошла по значению окончательности. Итожности. Тот так - часто служат для подведения итога, особого указания.

Человеческая приставка. Предлог gi. – к человеку. ag – суффикс человеческого поведения. ug – диструкция. Соответственно приставки gi, ga gu go, где традиционно: I изменение во внешнем мире, a свойство человека в положительную сторону, u – в отрицательную, o – метонимические констатации.

Завидовать – относиться к человеку в основе метафора смотреть и слушать – clém vaļ tag – 1) положение. Смотреть снизу вверх, и сверху вниз. Смотреть наравне, смотреть ему за спину 2) прочие параметры. Можно: снизу вверх ga – положительность, gu – отрицательность. (экстримальная значимость – отличие одного члена) Смотреть на ровне givallé приглядывать, (gavallé vt, боготворить и guvallé…нереализуются потому что выходят за область экстримальной значимости – многозначность) ЗНАЧНОСТЬ (развить).

Завидовать – tsagtagé – хотеть чужого. Tag корень-суффикс человеческого стремления к тому, что перед ним.

-iznit суффикс исполнителя чего-л, закона, воли… и т.д. несущий, обязывающий, наставляющий к чему-л.

-hin суффикс прилагательного имеющий. Gloremhin glorehin имеющий в достатке удовлетворенный (ten vur ver mor) tenglorehin довольный vurglorehin недовольный verglorehin удовлетворенный.

tenglorehin a довольный.

vurglorehin a недовольный.

verglorehin a удовлетворенный.

Три измерения языка.1. принципы, 2. Ритуалы 3. Состояния



  1. Принципы – изначальные правила языка – нет различий на грамматику и синтаксис «подача информации» принципы изложения.

  2. Ритуалы – сюжеты, или пропозиции, элементарные модели.

  3. Состояния – способы мышения. КАК подается сигнал. Как идет мысль.

В этих рамках описать язык. ГАВНОЕ: внешняя форма – это только фонетика, глубинная структура – МОРФЛОГИЯ=СИНТАКСИС, и никак иначе. Или морфология и синтаксис – это одно.

Это бок существования. Но как существование – предикат. Имя – сам язык. когда речь идет о семантике там ВСЕГДА имя, само «вещество» которое говорением есть.

Поиск глагола: проблема эллипсиса.

КАК связаны значение и отображение. Акт выражения. Мысль рождается в состоянии.

Язык - вещъ Рильке. Язык отчуждение. Мертвенность языка – отсутствие ыражения. Творчесто поэтический язык. (БОЖЭ)

zinnoļe наречие от zinn- oļe - окончание крелатива.



Глаголы движения

Самый древний, первый глагол движения был почерпнут из языкового фона (языковой фон – своего рода «первичный бульон», в котором рождались языковые игры, буквы, символы, письменности, интерес к своему языку и к другим языкам; каждый ребенок в свое время играет в язык, это тонкое наблюдение над английскими детьми сделал Толкиен, – к вопросу о возникновения языков, статья Толкиена. В естественных языках тоже присутствует языковое творчество: дети придумывают новые слова (Выготский и Овсяннико-Куликовский – конечн, не стоит лезть в глубины психологии, хотя может быть, и стоит, но речь сейчас пойдет не об этом. Так вот, языковое творчество вообще, возможно, присуще разным народам, на разных этапах их культурного развития, национальные языки развивались через языковое творчество всего народа (Гумбольт,) интересно здесь задуматься о языках-детях, языках-взрослых, и старых, истощенных языках, вообще об этой биологической концепции, модной в девятнадцатом веке и актуальной сейчас (Докинз и идеи мемов). Что же такое языковое творчество? И творчество ли это? Разумеется, творчество – когда речь идет о искусственных языках – языках, которые являются произведениями искусства (эсперанто – какова мысль! Его создания, более тонкие языки, разработанные на теории предикатов, смешные языки обучалки (всего из нескольких слов – автор учебника по Тулбоксу; но наблюдая за творчеством, мы наблюдаем за более глубинным слоем нашего сознания – мышлением. Да, языковым мышлением (Хомский), как устроено оно, как порождается, как вообще возможно, и возможно ли? Или просто человеческое сознание алгоритмично? (в какой-то степени - да). Так сказала бы бабушка-математик: нужно всегда думать «правильно», сказала бы с прищуром, на то и математик, и Пенроуза она конечно же читала. И вы спросите меня а при чем тут это? Говорили о языковом творчестве, и тут нате вам – современная математика. А потому, что языковое мышление это лишь срез, а любой язык – след мышления вообще. Мы уже подходили со стороны психологии к языку, а вернее, не к языку, а к человеку, который на этом языке говорит. Психология не даст нам уйти в механистичность – к ужасному видению, что языковое мышление, и мышление вообще, это набор алгоритмов, определенных раз и навсегда – не знаю, куда вывести пока эту мысль. Далее нужно подойти к современному когнитивизму и задать себе вопрос насколько он решает эту проблему, или по-другому, насколько мы о нем знаем, и как мы хотим к нему подойти, и насколько те методы – глубоки, а не пустышки терменов.засорение терминами современной лингвистики – говорит об мировой лингвистической истерики. Можно с ума сойти перебирая все эти термины (Лагута (почитать) – все пытается разобраться, как древний комментатор, который разбирает схоластический сор мира и никак не может найти свои «Начала») разумеется, мы еще обрядим наши труды терминами, очищая зерна от плевел, разберемся в современном когнитивизме, капнем поглубже, но не сейчас. Цель настоящей статьи не в этом. Мы не сколько хотим лезть в терминологию и обсуждать проблему научного метода, хотя, конечно, без этого нам не обойтись, и путь в изучении фантастических языков мы, безусловно, должны наметить, сколько вообще понять – представляет ли для лингвиста интерес искусственный язык? или это всего лишь игры. Я отвечу утвердительно. И тем, кто сомневается, задам вопрос: а что такое язык? на этот вопрос можно было ответить просто в ХIХ веке. Хотя и там возникали проблемы, связанные со стилистикой художественного текста: является язык Достоевского тем же самым языком, на котором говорил Тургенев, и являлся ли язык вообще литературы тем же языком, что и язык простого люда? А ведь еще век назад русский язык и за язык не признавался, а признавался за язык – французский. Толстой. Интересное наблюдение Хомского за интеллектуалами XVII столетия (уточнить). Хомский читает у Вольтера (цитата о том, что французский язык – язык мышления, строгий, греческий – для поэзии). Конечно, греческий сгодится и для поэзии, но вот в чем загвоздка: самая строгая и наиболее утонченная наука математика, которой Вольтер не мог не восхищаться в свою эпоху Разума, была придумана в Древней Александрии (Колмогоров) греками. Вольтеру возразить несложно: человеческая мысль может быть выражена на любом языке, поскольку язык взялся от мысли, а не мысль от языка… так ли это? (ритмы – биологическая концепция зарождения жизни). Это нужно нам чтобы связать триаду (мыслить «триугольниками» - сознание (жизнь) – мышление – язык) – эта триада, вобщем-то – фундаментальна. И разгадка этого «созвездия» - далеко впереди. Это наш курс. И в этой статье мы, конечно же, не дадим исчерпывающего ответа. На настоящем этапе мы только определяем границы языка с актуальной для нас целью – определить место фантастического языка, понять, стоит ли им заниматься, и если стоит – выстроить терминологию, выбрать метод. И, конечно – еще и рассказать о своем языке. все это рассматривается как эксперимент языковой (в моем случае с моим языком, эксперимент, который далеко вышел за свои рамки и стал искусством, как и эксперименты других людей),

(название может быть на моем языке, потом подназвание)

ПЛАН

Семантизируется то, что в фокусе



Эпиграф – шок – свой язык (эпиграф, абракадабра) – стихотворение про розы (вся статья как разбор стихотворения).

Введение. Постановка вопроса Триада Сознание – Мышление – Язык – определение языка.

2. Формулировка целей и задач статьи. 1. Определение языка вообще, чтобы выделить фантастический язык. ЦЕЛЬ СТАТЬИ ответить на вопрос, что такое фантастический язык



Подвопросы:

фантастический язык – что это? Отдельный ли язык, или просто игра в язык? (пример Овсяннико-Куликовского) – поэтический язык. Романтическая греза – Шиллер Рембо – Хлебников – ОБЕРИуты. Суть размышления – функции языка. к вопросу о поэтической функции языка. – все это к вопросу о границах между разными языками. Какие языки следует называть разными? - ГРАНИЦЫ языка (искусство и язык) Языковое творчество, игра, другие виды творчества (ПЕРВЫЙ – ПОЭТИЧЕСКИЙ ЭТАП разбора стихотворения)

СТРУКТУРА СТАТЬИ (ЕЕ РИСУНОК – ход логической мысли)статья построена так: на своем языке разные типы анализа как этапы. В итоге утвердительный ответ на вопрос о языке и выводы – возвращение к триаде – и огласовка перспектив.

(статья для начинающих лингвистов, коим я и являюсь)

) разумеется, из английского, поскольку в языковом фоне этот чужой язык для детского сознания был наиболее близким к русскому, более обычным (вопрос: как дети учат языки?).

Глаголы движения и перемещения – семантический критерий. Первый этап выделения: перемещение вообще.



1.

muv part наверняка, скорей всего; é oļ pa girmu muv скорей всего он к нам не придет.

muvé 1. vt мочь, уметь; 2. vi двигаться; намереваться.

muvéļn n намерение, движение.

muvio n возможность (обычно физическая, реальная).
allié vi ходить.

avefarré vt приносить, уносить (с собой).

aveterré teļ сойтись (дорогами), столкнуться, перен. сразиться.

aveterrot m спутник.

avirmat m сопровождающий, спутник

avirmé vi (Dat) сопровождать (кого-л.), следовать за (кем.л.).
ballié vi (Dat) вступать, входить (в союз, состав); включаться (в список).

baļvié vi неметь (о часи тела), становится нечувствительным.

baļvin a онемевший (о части тела), безчувственный, неподвижный, оцепенелый.
cané vi, vt танцевать.

ceit m танцор.

céļn m танец. clitié vi vt 1. приближать(ся), близить(ся) (о времени); 2. сокращать(ся) (о расстоянии), уменьшать(ся).

creallié vt проходить, миновать.

creallit m прохожий.

crefarré vt переносить, проносить.

creferiļ f лазейка.

créļé vi пролетать, проноситься.

creterré vi преходить.

crirmé vi переходить, пересекать.

crissé 1. vt возвращать, отдавать; 2. отвечать; 3. vi возражать, спорить; 4. сопротивляться; ◊ нарушить слово crissé giniu.

crissoļ a отрицательный; грамм. nerrésin crissoļ отрицательное местоимение.

crissullio n 1. отдача; 2. ответ; 3. возражение.

curé vi 1. бежать; устремляться, направляться; 2. пытаться; 3. пробывать (на вкус); испытывать, проверять.

curin a бегущий, стремительный.

curio n бег.

curirmé vi подходить, приходить.

curité vt 1. направлять; указывать (на что-л., – Dat); 2. значить, означать.

curitin a грамм. указательный; nerrésin curitin указат. местоимение.

curitio n указание, намек (на Dat. cé, do).

curnédé vt притягивать; привлекать.

curro n цель, направление.

curt m 1. путь; 2. направление.

curterré vi прибывать, приходить (о поезде)
Глаголы изменения формы, деформации

Самый ранний корень: (исконный): он отражает саму возможность изгибаться – по отношению к упругим, мягким формам. (его можно отобразить рисунком прямой, которая изгибается в руках. Силы рук пытаются ее медленно согнуть, в результате чего получается изгиб. Но из-за того, что силы перестают действовать, а потом – начинают действовать в противоположное направление, так, чтобы не дать прямой полностью согнуться. В результате получается плавная волнообразная линия. В последующем, образном, наполнении этот изгиб уже ассоциируется с изгибом дороги, излучиной реки, плавным рисунком, или плавным гибким движением, что далее рождает антропоморфные представления о гибкости, юркости, изворотливости, и уже о чертах характера: изворотливости как лживости, способности в любой момент улизнуть, или скривить (душой) – не быть искренним и не сказать всей правды. Через движения и повадки человека, как антропоморфности – рождаются представления о мире (как и в случае с излученной реки), отсюда – могут виться (см. противоположную ассоциацию ïoļļé кипеть пеной > виться; здесь движение происходит от представлениях о силах природы к физиологии человека) плющ и волосы, могут виться гибкие стволы деревьев и причудливо извиваться ветви растений (словно изворачиваться от ветра), а далее - плескаться вода, или свет на воде расходиться узором. И это отражают пластические формы линии на рисунке, или узоры в кружевах, и сложные композиции из изогнутых, волнистых линий (если эти узоры абстракты).

Как же все эти метафоры извлекаются из корня, начальный архетип (или образная структура – гештальт-структура)? Это может происходить имплицитно – в рамках дискурсов, рождающих традиции, застывающие в идиоматике – корни (а вернее уже – слова) – «потухают». Их образное наполнение выветривается, или переосмысляется, иногда настолько, что его невозможно сопоставить с первоначальным значением (так возникают «неожиданные» открытия, что слова пузырь и пузо – однокоренные! Открытия – потому что можно проследить цепочку ассоциации и восхититься старинной ее историей, и подумать, а как еще можно сконструировать ассоциацию вымышленного слова «пузырь» к другой «гештальт» структуре, скажем, к шару, ведь такая «тривиальная» ассоциация более уместна в современном, возможно, менее образном мышлении – скажем, в научном, или в поэтическом: жемчужина (роса пузырилась жемчугом света) – в которой ассоциации как нейро поезда – невероятно быстры и свободны: (каждые провода найдут своих проводниц), в последней метафоре нам бы пришлось установить ассоциативный ряд, основывающийся на случайном созвучии (на самом деле не случайном, если учесть что провода и проводницы от глагола проводить) невероятно далекий и свободный, заставляющий ответить на вопрос: зачем проводам проводницы, которых нужно найти?

pav VA v pav/n/é, pav/in/é, e/piv/n/é; s pov/o, pov/e/riļ□, pov/et/é.

Также есть заимствованный корень cun (cuné – (из куэньи «гнуть») который относительно деформации имеет значение делать похожим и переходит в суффикс –cun-. octocuné делать похожим на камень, livcuné разминать до состояния как масло (растапливать), fliguné (fligcuné) размягчать.

Этот суффикс развивается далее: вступая в субъектно-объектные отношения – 1) по типу pens – pess > cuns – cuss (в паре изменяться – изменять), что дает (уподобляться – уподоблять) pens/pess и cuns/cuss становятся синонимичными с той разницей, что в первом случае речь идет о превращении, во втором – всего лишь об уподоблении. Далее, причастия на -on с суффиксом cuns означают (перепрыгнув стадию глагола) «-образный», «-подобный» meneļcunson «космоподобный” tescunsé уподоблять богу – tescunson богоподобный

ЭМОЦИАНАЛЬНЫЕ состояния – как? Протомодели.



Образование слов эмоционального отношения
merits m дружба (близкая к уважению).

viris 1. уважение (к старшим); 2. почитание (к предкам), 3. почет; почитание героев.
is - чувство то( внутренний ассоциативный образ предельный абстракт) как абстрактное искусство. Искать абстракты )
enegl

ugègl - d

язык и абстрактное абстрактное искусство
трудности перевода с языка на язык – переложение образов

языкознание и абстрактное искусство. примитивы языка и примитивы абстракций…

ragel

-is- от существительных, обозначающих субъекта (mért друг > mért-is дружба, vir самый старший, он же – предок, и герой прошлого в мифах > viris уважение к старшим. НО: это скорее отношения между равными – почтение. Он заслужил почтения (стал равный нам). Суффикс –is- абстрактный объект (цвет, olis, etencis смысл). Этот суффикс присоединяется к существительному, или к основе существительного (как со словом etencis – tenc/tinc < tincé думать). Где префикс e, вступающий в циркумфлекс e – is означает нечто выведеное, следствие. Ср. eglentis удар.


lohlefern f полюбовные отношения, чувства (между людьми), нежная дружба
-fern- – выражает отношения более приватные, чувства («архисема», или архиобраз этого суффикса – стихийность, fern – волна) суффикс присоединяется к разным типам основ, как к глагольной (?), так и номинативной. (предмет – стихия предметов «уйма, бездна» - количественное значение, как в stifern листва, pirfern песок, отсюда – интенсивность, потому присоединение к признакам: rujfern rulpern – причем – эти слова как существительные, так и прилагательные, из-за –n в составе суффикса. От интенсивности свойства «напряженность свойства» – качество, как в olfern рама, обвод. «напряженность качества» трактуется как свойств, присущее человеческим эмоциям, отсюда gricpern уверенность, sonorpern, paunpern, nicpern упорядоченность (как присущее человеческой воле), и acripern обусловленный чьей-то волей (как чувство «буквальности», а буквальность, в общем-то, чувство), далее – собственно волна, стихия – tsafern война, parfern поколение.

В этих отношениях нет равных и неравных – это отношения как между детьми, животными, возникающие стихийно, сами по себе.


vajén m служба, услужливость, прислужливость.

mértogé vi дружить.

viragé vt почитать, глубоко уважать.

mértagé vt уважать как друга.

fonogé vi относиться (к человеку, поступку); cé ve fonogoni flésu? - a mari oté как вы относитесь к сыну? - я его люблю.

fonogio n отношение (к человеку, поступку).

Все слова имеют значения (). Каждое значение слова соответствует некой ментальной единице, которую мы называем мыслью (). Мысль включает в себя понятие () и представление (). Представление – индивидуальная составляющая мысли, у каждого человека свои представления, основанные на его личном опыте и развитии. Понятие – логическая структура, которая поясняет представление, рационализирует его, делает упорядоченным и ритуальным, включая представление в систему, которая называется мышлением (). Если представления индивидуальны, то понятия – универсальны, по крайней мере, стремятся к универсальности.

Понятия реализуются в языке через значения. Значения – минимальные элементы понятий. Понятие складывается из значений. Таким образом, комплекс значений формирует понятие, которое в свою очередь входит в комплекс понятий, называемый концептом (). Весь концепт – есть попытка описать представление (впечатление) о мире. Так, индивидуальное выражается в универсальном, что и составляет акт мышления. Конечное выражение индивидуального с помощью универсальных средств есть смысл.

tinc/ténc/tic/tec

Источник (caļw)/(coļw) - coļwin пораждающий, - coļwon поражденный – тот, кого породили следующая фаза – пораждающий =имеющий это свойство, извлекая его из себя, поражденный=имеющий это свойство навязанное кем-то. Santin белый, как активный признак – содержится в предмете, предмет его излучает, деревянный – признак, который навязан извне, данный предмету, то, что предмет не может не быть деревянным. Предмет не сам несет в себе этот признак, а влачит ярмо этого признака, навязанного свыше, не может его избежать. Прилагательные – признак признака – сам признак, которым наделено прилагательное, нуждается в определении как принцип, способ действия, признака этого прилагательного. Vizn и vizoļ одно – тонкий, другой – тот, кто не являясь тонким, имеет некое свойство, позволяющее сказать, что значение этого прилагательного связано с тонкостью. Метафорически. Утонченный – не обязательно тот, кто стал тонким, а тот, кто приобрел более

Creston –тот, чье появление обусловлено причиной. Обусловленный. Порожденный. Последующий. Последствие. Crestopan (-pan- Vb –вие- - последствие, происшедствие. Суффикс, образующий прилагательные от глагольных основ со значением событие, наводнить – наводнение (а не описание процесса, как петь – пение – суфф. –eļ-, и не сам процесс, как –éļn-)). Cresté причинить – crestopan – то, что появилось в следствие этой причины. Последствие, и перен. – наследство, а crestopanfern – наследственность.

Тот, кто

прилагательные:

1 те, которые воздействуют in

2. те которые являются причиной (объясняют) otn creston

3 функциональные – свойство свойства. Логически-грамматичекие прилагательные на oļ
vurcreston a виновный, виноватый (виновный в дурном).

tencreston a повинный в

vurcoļwoļ a

tencoļwoļ a

виновный

тот, кто обусловил

cresté причинять – crestin причастие, причиняющий – виновный – тот, кто причинил – нужно активное причастие прошедшего времени, которого в языке нет (время не играет роли для причастия, для причастия главная категория - залог). tencrestin причиняющий хорошее – виноватый в хорошем, и vurcrestin причиняющий плохое, виноватый в плохом.
coļwé пораждать – coļwin причастие, порождающий – виновный – причастие прошедшего времени, которого в языке нет.

Ver – все что сверху, священное. Veerin святой veerpiļ святой человек

Vercoļwin =tencrestin, а morcoļwin = vurcrestin но более высокий стиль. Порождающий свыше, руководствующийся высшим законом, синоним бога

morcoļwin виновный в дурном, в самом страшном, ужасном.

  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница